Актуальность проблемы исполнения приговора (148830)

Посмотреть архив целиком

13



ПЛАН.


Введение.

  1. Новый УПК – новая идеология уголовного процесса.

  2. Принципы кассации по новому УПК.

Выводы.

Литература


ВВОДНАЯ ЧАСТЬ


В адрес нового УПК РФ высказано уже немало самых разных нареканий, обоснованных и не очень. Но положительного в новом законе гораздо больше, имеющиеся же в нем недо­статки, те, которые окажутся действительными, а не мнимыми, будут, надо полагать, исправлены.

Автор реферата рассмотрит некоторые актуальные проблемы УПК РФ, в частности проблемы связанные с исполнением приговора.

Для этого автор реферата проанализирует несколько статей посвященных этой проблеме:

  • «Новый УПК - новая идеология уголовного процесса» автор Н. Подольный, заведующий кафедрой Мордовского госуниверситета, кандидат юридических наук, статья опубликована в журнале «Российская юстиция» №11 2002 г. ;

  • «Форма и содержание кассационного определения» автор С. Ворожцов, судья Верховного Суда РФ, кандидат юридических наук, статья опубликована в журнале «Российская юстиция» №12 2002 г. ;

  • «Принципы кассации по новому УПК» автор С. Ворожцов, судья Верховного Суда РФ, кандидат юридических наук, статья опубликована в журнале «Российская юстиция» № 6 2002 г.

  1. НОВЫЙ УПК – НОВАЯ ИДЕОЛОГИЯ УГОЛОВНОГО ПРОЦЕССА.

Как неоспоримое достоинство нового УПК авторы статей отмечают то, что он ознаменовал собой смену идеологии всей правоохранительной системы. Одним из подтверждений того является отсутствие в нем нормы аналогичной той, которая была в УПК 1960 года, провозглашавшей задачами уголовного судопроизводства "быстрое и полное раскрытие преступлений, изобличение виновных" (ст. 2). Отказ от этой нормы означает отказ от обвинительного ук­лона в правосудии. Иными словами, отныне право­судие не отождествляется с выявлением и раскры­тием преступления.

Тем самым принцип публичности в уголовном процессе приобретает несколько иное содержание. По УПК РФ публичный интерес уже не противопо­ставляется интересам частных лиц. Даже, более того, права человека ставятся выше публичного интереса. При этом от данного принципа УПК РФ не отказы­вается, поскольку в соответствии с его ст. 21 уголов­ное преследование от имени государства по уголов­ным делам публичного и частно-публичного обви­нения осуществляют прокурор, а также следователь и дознаватель. Но в настоящее время данный прин­цип предполагает защиту не только публичного ин­тереса, но и частного. Так, уголовное преследование, как указано в статье, осуществляется не только в связи с совершением преступлений, от которых по­страдали государство и общество, но и отдельные граждане. Не случайно в ст. 6 УПК РФ сказано, что уголовное судопроизводство имеет своим назначе­нием защиту прав и законных интересов лиц и ор­ганизаций, потерпевших от преступлений.

Авторы статей останавливают наше внимание на том, что принцип состязательности сторон является одним из узловых моментов новой идеологии уго­ловного процесса. Причем это следует не только из того, что названный принцип закреплен в ст. 15 УПК РФ. Все нормы Кодекса, регулирующие судопрои­зводство, построены с его учетом. Так, в новом за­коне четко определено, кто оглашает в судебном за­седании обвинение. В ст. 273 УПК РФ сказано: "Су­дебное следствие начинается с изложения государ­ственным обвинителем предъявленного подсудимо­му обвинения, а по уголовным делам частного обви­нения — с изложения заявления частным обвините­лем". Прежний порядок, допускавший провозгла­шение обвинительного заключения судьей, способ­ствовал тому, что у него формировалась обвинительная установка. Механизм формирования этой установки был достаточно прост: читая обвинитель­ное заключение, судья невольно ставил себя на место обвинителя, благодаря чему он не всегда осо­знанно воспринимал те клише, которые обвинитель предложил для восприятия

В новом УПК нет принципа всестороннего, пол­ного и объективного исследования обстоятельств дела, который был закреплен в ст. 20 УПК РСФСР Отсутствие данного принципа в новом законе, воз­можно, вызывает у многих следователей, прокуро­ров и судей замешательство. Как же надо рассмат­ривать и расследовать уголовные дела — невсесто­ронне, необъективно и неполно? Безусловно, отсут­ствие этого принципа в нормах нового УПК не яв­ляется основанием для столь крайних выводов. Рас­следовать преступления необходимо качественно, но без того чрезмерного, вредящего делу рвения, в ре­зультате которого осужденным может оказаться и невиновный. Права и свободы человека ставятся те­перь выше галочки о раскрытии преступления. Все­сторонность, объективность и полнота исследования обстоятельств дела является теперь следствием дей­ствия принципа состязательности сторон. Ведь в споре рождается истина. В уголовном процессе ис­тина может родиться лишь в том споре, который протекает в условиях состязания, когда стороны на­делены равными правами, имеют равные возмож­ности по отстаиванию своих позиций. Поэтому уже само утверждение принципа состязательности сто­рон является признанием того, что обстоятельства дела должны исследоваться всесторонне, полно и объективно. Восстановление картины подлинных прошлых событий, а не конструирование их подменяющей модели, — вот цель, которая должна стоять перед правосудием. Следователь, дознаватель, про­курор, суд должны быть беспристрастными иссле­дователями, а не активными фальсификаторами, ко­торые в погоне за показателями отчетности могут забыть про необходимость установления истины по делу. Это является причиной того, почему законода­тель отказался от прямого декларирования принци­па всестороннего, полного и объективного исследо­вания обстоятельств дела. И это следует признать важной новацией в идеологии уголовного процесса.

Еще одним важным элементом, свидетельствую­щим об изменении идеологии уголовного процесса, является внесение нового основания для отмены или изменения приговора суда первой инстанции. Таким основанием в ст. 383 УПК называется несправедли­вость приговора. Это позволяет говорить о том, что справедливость впервые становится категорией не только этики, но и уголовного процесса. В ст. 6 УК РФ сформулирован принцип справедливости. УПК РСФСР такой категории не знал. Можно утверж­дать, что в уголовном процессе появился новый принцип, который вполне сообразуется с другими принципами уголовного процесса, образуя вместе с ними единую основу демократического правосудия.


2. ПРИНЦИПЫ КАССАЦИИ ПО НОВОМУ УПК.

Одной из задач уголовного судопроизводства, как отмечает С. Ворожцов явля­ется возможность проверки законности и обоснован­ности судебных решений, так как в ч. 3 ст. 50 Консти­туции РФ записано: "Каждый осужденный за преступ­ление имеет право на пересмотр приговора вышестоя­щим судом в порядке, установленном федеральным за­коном..."

В настоящее время установлены два вида проверки законности, обоснованности и справедливости судеб­ных решений по уголовным делам — апелляционный порядок и пересмотр дела в кассационном порядке.

Ранее действовавший УПК содержал указания на 4 принципа (основные черты) кассации: свободу обжа­лования приговора, сочетание проверки судом касса­ционной инстанции соблюдения судом первой инстан­ции требований закона с проверкой ею же правиль­ности установления судом фактических обстоятельств дела (одновременная проверка существа и формы при­говора), ревизионный порядок рассмотрения дела и обеспечение прав сторон в кассационном порядке, включая право сторон предоставлять в кассационную инстанцию дополнительные материалы.

Три из четырех названных принципов в УПК РФ также закреплены. В частности, его ст. 355 содержит указание на то, что кассационные жалобы и представ­ления могут быть поданы на приговоры или иные ре­шения судов первой инстанции всех уровней, рассмот­ревших дело по существу. В том числе могут быть об­жалованы и приговоры Верховного Суда РФ. Ранее действовавший УПК возможность обжалования реше­ний высшего суда государства длительное время не предусматривал, и только на конечном этапе его дей­ствия в результате принятия Конституционным Судом РФ постановления о неконституционности положений ст. 325 УПК РСФСР в УПК РСФСР были внесены из­менения, предоставляющие возможность обжалования приговоров Верховного Суда РФ (первый принцип).

В соответствии со ст. 354 УПК РФ право обжалова­ния судебного решения принадлежит осужденному, оправданному, их защитникам и законным представи­телям, государственному обвинителю, потерпевшему и его представителю. Гражданский истец, гражданский от­ветчик или их представители вправе обжаловать судебное решение в части касающейся гражданского иска.

Принцип свободы обжалования судебного решения по УПК РФ предполагает возможность обжаловать приговор в объеме, необходимом и достаточном для за­щиты своих прав и законных интересов или прав и за­конных интересов представляемых лиц.

Но если УПК РСФСР в обеспечение реализации этого принципа предоставлял возможность составлять жалобу, вне каких-либо формальных требований, то УПК РФ содержит обязательные необходимые призна­ки формы кассационной (апелляционной) жалобы. В ст. 375 УПК РФ записано, что кассационные жалоба и представление должны содержать 6 обязательных ус­ловий: наименование суда кассационной инстанции, в который подаются жалоба или представление; данные о лице, подавшем их; указание на приговор или иное решение, которое обжалуется, наименование суда, его постановившего; доводы лица, подавшего жалобу или представление, с указанием оснований, предусмотрен­ных ст. 379 УПК РФ; перечень прилагаемых к жалобе или представлению материалов; подпись лица, подав­шего жалобу или представление.

При невыполнении этих требований жалоба или представление возвращаются их авторам для пересо­ставления. Закон гласит, что невыполнение этих тре­бований является препятствием для рассмотрения дела в кассационном порядке.

Почему же законодатель ввел такие правила в новый УПК? На мой взгляд, доминирующим здесь является указание на обязательность приведения доводов лица, подавшего жалобу. Дело в том, что практика по приме­нению норм УПК РСФСР обнажила негативные сторо­ны возможности обжалования судебных решений вне каких-либо формальных рамок. Зачастую стороны, не утруждая себя, свои требования об отмене или изме­нении судебных решений излагали в так называемых "кратких" жалобах. Некоторыми адвокатами даже были разработаны специальные бланки, которые они именовали "краткими жалобами".

Подобным подходом довольно часто грешили проку­роры, принося на судебные решения "предваритель­ные" или "краткие" протесты.

Впоследствии по истечении порою довольно дли­тельного времени в суды поступали "дополнительные" жалобы или протесты, которые по существу являлись основными, так как в них и содержались все доводы несогласия с судебным решением. Эта практика при­водила к длительному нахождению дела в суде первой инстанции и отодвигала на неопределенный срок при­нятие окончательного решения по делу судом второй 3 инстанции.

Думается, что внесение в УПК нормы, предусматри­вающей обязательную форму кассационной (апелля­ционной) жалобы, намного ускорит процесс кассаци­онного производства. Однако такое нововведение не препятствует подаче сторонами дополнительных кас­сационных жалоб и представлений, которые, на мой взгляд, могут лишь незначительно увеличивать объем со­держащихся в первоначальной жалобе доводов, притом тех, которые практически не будут затрагивать интересы другой стороны или других участников процесса.

В ст. 358 УПК РФ записано, что суд, постановивший приговор или вынесший иное судебное решение, изве­щает о принесенной жалобе или представлении и на­правляет их копии другим участникам процесса, если жалоба или представление затрагивают их интересы. При этом другие участники процесса имеют право принести на них свои возражения.

В тех случаях, когда в дополнительных жалобах, ко­торые подаются непосредственно в суде кассационной инстанции до начала судебного заседания, содержатся доводы, непосредственно затрагивающие интересы другой стороны, а также других осужденных по делу, которые приговор не обжаловали и в судебном заседа­нии суда второй инстанции не находятся, суд не может рассмотреть дело, не предоставив возможности заин­тересованным лицам ознакомиться с содержанием до­полнительных жалоб, затрагивающих их интересы.

Несовершенство закона не только затрагивает инте­ресы участников процесса, которые отсутствуют в су­дебном заседании, но и сказывается на качестве рас­смотрения дела судом кассационной инстанции. Как известно, дело в суде кассационной инстанции изучается по доводам кассационных жалоб или представле­ний. Если в них содержатся новые существенные до­воды, на проверку которых необходимо время, суд не может без дополнительного изучения этих доводов и материалов дела принять правильное и законное реше­ние. Иногда суд вынужден откладывать рассмотрение дела и назначать его рассмотрение на более позднее время. Участники процесса, прибывшие для участия в кассационном рассмотрении, вынуждены возвращать­ся домой и прибывать в суд повторно.

Таким образом, высказанные автором статьи предложения о совершенствовании УПК РФ в этой части будут больше соответствовать интересам участников процесса. При этом никакого нарушения прав и законных интересов сторон допущено не будет. Не нарушается и принцип свободы кассационного обжалования судебного реше­ния, так как право на подачу дополнительных жалоб и представлений остается.

УПК РФ увеличил срок на подачу кассационной жа­лобы или протеста с 7 до 10 суток. Думается, это сде­лано именно с целью предоставления большего време­ни на составление полных и обоснованных кассацион­ных жалоб и представлений, и судебная практика по­казывает, что такой срок вполне достаточен для того, чтобы после "основной" никаких дополнительных жалоб уже не подавалось.

Руководствуясь требованиями ст. 373 УПК РФ, касса­ционная инстанция проверяет приговор как со стороны соблюдения всех требований закона при разрешении дела, так и правильности разрешения дела по существу.

Процедура пересмотра приговоров в кассационной инстанции не позволяет вышестоящему суду ограни­чиваться проверкой правильности применения норм права, а обязывает изучать, сопоставлять и оценивать факты и доказательства которые оспариваются в кас­сационных жалобах или представлениях. Справедливость — это новелла в числе требований, предъявляемых к приговору, и она впервые появилась в законе (ст. 297 УПК РФ), а ранее была сформулиро­вана только в уголовно-процессуальной теории (третий принцип). Впрочем, данное требование всегда учиты­валось судами при постановлении приговора.

На выполнение этого требования нацеливал и Вер­ховный Суд РФ в постановлении Пленума от 29 апреля 1996 г. "О судебном приговоре", где в п. 12 говорилось, что "суды не должны назначать виновным наказания, которое по своему размеру является явно несправед­ливым как вследствие мягкости, так и вследствие суро­вости. При назначении наказания суд должен учиты­вать характер и степень общественной опасности со­вершенного преступления,, личность виновного и об­стоятельства, смягчающие и отягчающие его ответст­венность" (четвертый принцип).

Одной из наиболее значимых проблем стадии касса­ционного производства, не до конца и не в полной мере разрешенной новым УПК, является третий принцип кассации — ревизионный порядок рассмотрения дела. Положения прежнего УПК (ст. 332 УПК РСФСР) пред­писывали кассационной инстанции обязательность проверки приговора в целом, а не только в той части в которой он был обжалован или опротестован.

В определенной ситуации интересы осужденных оказываются диаметрально противоположными. Если, например, один из осужденных, обжаловавший приго­вор, будет перекладывать вину за содеянное на другого, не обжаловавшего это судебное решение, вмешиваться в приговор суду второй инстанции не позволяют тре­бования УПК, запрещающие в кассации поворот к худ­шему без кассационного повода.

Еще одна норма закона позволяет сомневаться в ис­ключении ревизионного принципа при рассмотрении уголовного дела в кассационном порядке. Статья 381 УПК РФ предусматривает обязательность отмены или изменения судебного решения в 11 случаях нарушения УПК — несоблюдения процедуры судопроизводства или иным путем повлияли или могли повлиять на по­становление законного, обоснованного и справедливо­го приговора.

Как быть в тех ситуациях, когда судебное решение, не подписанное судьей или вынесенное незаконным составом суда, обжаловали не все осужденные по делу, причем ни в одной из жалоб на это нарушение закона никто не указывает. К тому же одно лицо по настоя­щему приговору оправдано по всем преступлениям, вмененным ему. Представляется, что в этом случае об­винительный приговор подлежит отмене независимо от того, что данное нарушение сторонами не обжалуется. Важно, что имеются кассационные поводы для провер­ки судебного решения.

Имеется ли при этом ревизионный порядок провер­ки приговора? Наверное, да. Так как в этом случае дело проверяется под углом зрения не только указанных, но и других оснований.

В поддержку такой точки зрения о возможности признавать приговор незаконным в случае нарушений норм УПК можно сказать, что, поскольку приговор в случае таких нарушений вообще отсутствует, какого-либо юридического значения он не имеет. Однако предложенное вроде бы не в полной мере согласуется с положениями закона о том, что оправдательный при­говор может быть отменен не иначе как по представ­лению прокурора или жалобе потерпевшего (ст. 385 УПК РФ). Представляется, что названное требование закона применимо лишь к тем случаям, когда не име­ется каких-либо существенных нарушений, позволяю­щих считать приговор ничтожным.

В противном же случае никаких препятствий не име­ется и для отмены оправдательного приговора, несмотря на отсутствие кассационной жалобы потерпевшего или представления прокурора, если дело все-таки принято к кассационному производству по другим основаниям.

Представляется, что в целях не допустить разночте­ния закона в него необходимо внести изменения и до­полнения, устраняющие подобные противоречия.

В законе должно быть указано на возможность (именно на возможность, а не на обязательность, как было прежде) вмешиваться в приговор не только в той части, в которой он обжалован, но и в других его час­тях, которых касаются кассационные жалоба и пред­ставление, а также и в случаях, когда по делу были су­щественно нарушены требования УПК РФ (в случаях, перечисленных в ч. 2 ст. 381).

Автор статьи предлагает начальную фразу ч. 2 ст. 381 УПК РФ сфор­мулировать так: "Основаниями отмены или изменения судебного решения в любом случае являются перечис­ленные в данной статье положения, при этом они же являются основаниями для отмены судебного решения в любом случае независимо от просьбы об этом в кас­сационных жалобах или представлениях".

Часть 2 ст. 360 УПК РФ предлагаю сформулировать в следующей редакции: "Суд, рассматривающий уго­ловное дело в апелляционном и кассационном порядке, проверяет законность, обоснованность, справедливость судебного решения лишь в той части, в которой оно обжаловано, и в отношении тех лиц, которых касаются жалоба или представление.

В случае, если приговор изменяется или отменяется в отношении лица, подавшего жалобу, и при этом по­добное решение нельзя принять, не затронув интересы других лиц, не обжаловавших приговор, он может быть изменен или отменен и в отношении этих лиц, если их положение не ухудшается».






ВЫВОДЫ.

На основании проведенных исследований можно сделать заключение, что новый УПК имеет свои недостатки, свои актуальные проблемы, в частности отношении исполнения приговора.

Авторы статей считают, что следуя строго букве закона, суд кассационной ин­станции должен отложить разбирательство дела, из­вестить о принесенных дополнительных жалобах или представлениях указанных в ст. 358 УПК РФ лиц, на­править им копии жалоб, предоставить время на при­несение возражений и только потом начать рассматри­вать дело по существу.

Но как отмечают авторы, никто не даст гарантий, что через полтора-два месяца кто-то из участников процесса опять не при­несет дополнительных жалоб, в которых могут содер­жаться доводы, в которых будут затрагиваться интере­сы других заинтересованных лиц. Так может продол­жаться до бесконечности.

Вероятно, законодатель должен обратить внимание на эти несоответствия в законе и изменить редакцию ч. 4 ст. 359 УПК РФ. Автор убедительно доказывает необходимость до­полнить содержащееся в законе указание ограничени­ем срока, после которого дополнительные жалобы или представление не могут быть поданы. С учетом требо­ваний ст. 358 УПК РФ начало ч. 4 ст. 359 УПК РФ может быть изложено в следующей редакции: "Лицо, подав­шее жалобу или представление не позднее чем за 14 суток до начала судебного заседания, вправе изме­нить их или дополнить новыми доводами..."








ЛИТЕРАТУРА.


        1. Комментарий к Уголовно – процессуальному кодексу Российской

Федерации. / Под общ. Ред. В. И. Радченко. – М., 2003.

  1. Подольный Н. Новый УПК - новая идеология уголовного процесса. // Российская юстиция - №11. 2002 г.

  2. Ворожцов С. Форма и содержание кассационного определения //Российская юстиция. - №12. 2002 г.

  3. Ворожцов С. Принципы кассации по новому УПК. //Российская юстиция. - № 6. 2002 г.









Случайные файлы

Файл
1487-1.rtf
14548.rtf
4205.rtf
102308.rtf
145117.doc