Лекции по истории (ещё одни) (Лекция 06(1))

Посмотреть архив целиком

Александр I
http://www.peoples.ru/state/king/russia/alexandr_1/



Александр I

Четырнадцатый по счету российский император Александр I, или, как его называли в народе, Александр Благословенный, - одна из самых загадочных и противоречивых фигур в истории нашего государства.

  • История


Источник информации: "История России в портретах". В 2-х тт. Т.1. с.7-27.

Первенец наследника престола Павла родился 12 декабря 1777 г. Вдовствовующая императрица Екатерина II нарекла его в честь Александра Невского - покровителя Санкт-Петербурга. Он был любимым внуком Екатерины, которая лично руководила его воспитанием, видя в мальчике не только будущего самодержца, но и продолжателя дела, начатого Петром Великим. Властная и волевая государыня была сентиментальной и нежной бабкой, находившей величайшее удовольствие и в стирке замаранной одежки юного Александра, и в его образовании (сама писала для него учебники), и в потакании его детским шалостям и капризам.

Будучи еще ребенком, Александр отличался веселым нравом, послушанием, редким артистическим даром. Екатерина II писала, что в 14 лет ее воспитанник "овладел сердцами всех". Он проявил завидную способность к языкам. Например, по-английски начал говорить раньше, чем по-русски. Безусловно, в этом немалую роль сыграли наставники будущего царя.

С юных лет Александра I воспитывали искушенный в традициях двора, умный и капризный граф Николай Салтыков и суровый и прямолинейный генерал Протасов.

Но главным воспитателем был специально приглашенный для этого Екатериной II в Россию швейцарец Ф. Лагарп. Якобинец по убеждениям, он воспитывал Александра с пятилетнего возраста на протяжении одиннадцати лет, искренне и доходчиво передавая своему подопечному идеи французских мыслителей Ж.Ж. Руссо, Г. Мабли, английского историка Э. Гиббона. Он не знал Россию, не ведал ее прошлого и воспитывал будущего царя на близких своему сердцу примерах просвещенной Европы. Человек честный и порядочный, Лагарп сохранял к Александру искреннюю привязанность и бескорыстную дружбу многие годы.

Екатерина Алексеевна желала передать престол своему старшему внуку, а не Павлу, сетуя на тяжелый нрав сына и его неспособность управлять страной. Но имевший на нее влияние граф В.А.Мусин-Пушкин сумел убедить императрицу отсрочить это решение. Десятилетний Александр, не по-детски проявив изворотливость и дальновидность, сам рассказал отцу об этих планах и присягнул ему как императору.

Противоречивость характера еще в юности была свойственна Александру. С одной стороны, он испытывал искреннее отвращение к власти, с другой - стремился к ней, руководимый благими порывами переустройства российского государства на европейский лад.

Это последнее желание в конце концов возобладало. 11 марта 1801 г. император Павел I был убит заговорщиками. Александр знал о заговоре и даже принимал участие в его подготовке. Многие историки считают, что цесаревич не желал смерти отца. Он хотел лишь отстранить его от управления государством, чтобы пресечь деспотизм и самодурство в России. Гибель отца потрясла наследника, а угрызения совести с годами преследовали его все больше и больше.

К моменту своего восшествия на престол 24-летний Александр I был уже сложившейся личностью. Внешне красивый, подтянутый, он всегда был подчеркнуто скромен, элегантен. Его любовь к порядку, симметрии порой доходила до абсурда и была поводом для добрых шуток в первые годы пребывания у власти и для злословия в последние годы жизни.

Многие современники, с детства знавшие будущего царя, отмечали противоречивость его характера; человек умный и образованный, он в то же время боялся государственных забот, казавшихся ему непосильными. Не случайно А. И. Герцен называл его "коронованным Гамлетом". Это определение было очень метким, если иметь в виду духовную жизнь царя, его нравственные переживания. Но, в отличие от принца датского, он умел проявлять в политике твердость, гибкость, а порой, используя свой артистический талант, и хитрость. Наполеон, уже находясь на острове Святой Елены, писал: "Александр умен, приятен, образован. Но ему нельзя доверять. Он неискренен. Это - истинный византиец, тонкий притворщик, хитрец".

Историки отмечали, что в хитрости царя было что-то женское. Недаром шведский посол в Париже Лагербиельне говорил о нем: "...Тонок, как кончик булавки, остер, как бритва, и фальшив, как пена морская". Александр I как-то чудно совмещал в себе проницательный ум, большие разносторонние способности, великолепное остроумие с ленью, стремлением к праздности, увеселениям. Он умел быть одновременно патриотом России, другом либерального графа П. А. Строганова и в то же время мог не замечать ничего человеческого в крестьянах - точно так же, как ближайший его помощник, исполнитель всех неприглядных затей царя, жестокий и по-своему неглупый служака А. А. Аракчеев.

Душевная двойственность императора была не признаком слабоволия, а скорее следствием личных сомнений в том, что он имеет право на власть. Примеров тому множество. Отправив после многолетних праведных трудов в ссылку видного реформатора М. М. Сперанского, царь печалился по этому поводу, называя того "способным и полезным" человеком. Он открыто заявлял, что очень виноват перед этим политическим деятелем, что не упускает ни одной оказии, чтобы передать М. М. Сперанскому дружеский поклон. Позже, узнав об этом, Михаил Михайлович, вдоволь "насладившийся" своим пребыванием в Нижнем Новгороде и Перми, говорил, что никаких угрызений совести царь не испытывал, да и поклоны передавались ему редко...

Не менее двуличен был Александр Павлович и по отношению к А.С.Пушкину. Как-то И.А. Васильчиков передал государю переписанное от руки стихотворение "Деревня". Александр I с пониманием воспринял стихи, попросил поблагодарить поэта за добрые чувства к людям труда и... стихотворение удалось опубликовать только после смерти Благословенного.

Не украшала царя, а скорее доставляла ему массу страданий его мнительность. Мнительность и подозрительность порой граничили с психическим расстройством. Как-то раз генералы Киселев, Кутузов и граф Орлов, находясь во дворце государя, развлекались рассказыванием друг другу анекдотов. Проходивший неподалеку Александр I обратил внимание на их веселый смех. Через несколько минут он вызвал к себе Киселева. Тот застал царя тщательно рассматривающим себя в зеркале. Больших трудов стоило генералу объяснить, что поводом для веселья были байки, а не что-то в облике императора...

Александра Павловича постоянно одолевал комплекс неполноценности. Он пытался избавиться от этого, самоутверждаясь то как политик, то как военачальник. Особенно трудно было ему сопоставлять себя с личностью Наполеона. Тем радостней были победы в походах против гениального полководца. Даже после сражения при Бриенне в январе 1814 г., где врагу все же удалось одержать верх, Александр I, проезжая мимо приветствовавших его воинов, бросил генералу А. П. Ермолову такую фразу:"В России все почитают меня весьма ограниченным и неспособным человеком; теперь они узнают, что у меня в голове есть что-нибудь". Эти слова он повторил русскому генералу спустя два месяца, когда армия-победительница вступила в Париж.

В решительные минуты истории российский император умел быть честным и благородным, не любил присваивать себе чужой славы. После поражения под Аустерлицем (1805 г.) царь, находившийся в тот момент возле сражавшихся войск, не стал винить в поражении М. И. Кутузова, хотя именно тот руководил боевыми действиями, Александр I основную тяжесть вины взял на себя. Позже он так оценивал эти события: "Я был молод и неопытен. Кутузов говорил мне, что нам надо было действовать иначе, но ему следовало быть в своих мнениях настойчивее". Через несколько лет, во время Отечественной войны, когда французские войска оставили Москву и успех дальнейших действий был предрешен, Михаил Илларионович приглашал государя возглавить военные действия. У Александра I хватило благородства удержаться от соблазна. Он ответил отказом, сославшись на то, что не желает пожинать лавры, не им заслуженные.

Не все просто складывалось в личной жизни царя. Он никогда не считал себя человеком безнравственным по отношению к женщине, и это во многом было справедливо. Имея неограниченные возможности, власть, обладая прекрасной внешностью, манерами, он поневоле влюблял в себя многих дам и молоденьких женщин. Они влюблялись в него даже тогда, когда ему, человеку близорукому и постепенно терявшему слух, было под пятьдесят. Но сам он чаще всего оставался к ним безразличным, ограничивая свои отношения вежливым общением.

Правда, бытовало мнение, что в юности он был повесой. Об этом, в частности, сохранились воспоминания генерала Протасова, который писал о молодом наследнике престола: "...замечаются в Александре Павловиче сильные физические желания как в разговорах, так и по сонным грезам, которые умножаются по мере частых бесед с хорошенькими женщинами".

Екатерина II, зная о "сильных физических желаниях" внука, пригласила в Петербург из Бадена юную принцессу Луизу - умницу, красавицу, очаровавшую в октябре 1792 г. не только наследника, но и, казалось, всех мужчин столицы. Была намечена свадьба. Заботливая и искушенная в подобных вопросах бабка наследника поручила одной из придворных дам практически подготовить жениха к брачному ложу, научив его тайнам "тех восторгов, кои рождаются от сладострастия".

23 сентября 1793 г. состоялось бракосочетание пятнадцатилетней Луизы, нареченной в России Елизаветой, с шестнадцатилетним Александром. Елизавета безумно была влюблена в своего молодого супруга. С годами эта любовь ослабела. Пытаясь возродить утраченную остроту чувств, Александр воспылал к очаровательной Марье Антоновне Нарышкиной, польке по происхождению. В конце концов этот светский роман закончился расставанием, одной из главных причин которого была неверность любвеобильной М. А. Нарышкиной. Александр Павлович не стремился сводить счеты ни с ней, ни с ее многочисленными поклонниками. Он часто бывал в ее доме на Фонтанке. Но цель его визитов была уже иная: государь приезжал повидаться с их общей дочерью Софьей, которую любил нежно и трогательно. Когда Софья в восемнадцатилетнем возрасте умерла от чахотки, несчастнее человека, чем Александр, потерявший единственного ребенка, казалось, не было во всей России.

Осталась лишь память о любимой дочери, об утраченной любви к женщине, которая и в сорок лет восхищала окружающих своей красотой. "Глубокая ясность осенних закатов, душистая зрелость осенних плодов", - писал о ней позже Д. Мережковский.

Вот такому непростому и противоречивому по своему внутреннему миру человеку суждено было стать главой государства.

Намекая на факт отцеубийства, русские сатирики так прокомментировали этот момент: "После мирной кончины Павла Первого на престол взошел Александр Первый".

Новый император выгодно отличался от своего предшественника. Это проявлялось во всем: в помыслах, устремлениях, в первых указах и даже в повседневных поступках. В. О. Ключевский отмечал, что с первых дней пребывания у власти Александр I стал предметом всеобщего внимания и восторженного обожания. Все в нем удивляло простотой, доступностью и, казалось, неподдельной искренностью. Впервые жители Петербурга увидели императора не проезжающим в золоченой карете в окружении нарядной многочисленной свиты, а скромно гуляющим в одиночестве по городу пешком и приветливо отвечающим на поклоны прохожих. Такая простота в отношениях с горожанами не могла не покорить население столицы и других городов. А. П. Ермолов, тогда еще молодой офицер, проходивший службу в Вильно, вспоминал, что многие, находившиеся при Павле I в опале, наслаждались "кротким царствованием Александра I", все благословляли его имя и любви к нему не было предела.

В лубочно-идеалистическом издании, посвященном 300-летию династии Романовых, авторы книги писали об этом времени: "Император Александр Павлович пользовался в народе большой любовью. Замечательно красивый, ласковый и приветливый, он одарен был редкой способностью очаровывать всякого, кто имел счастье его видеть или с ним говорить. Забота о благе народа, о его богатстве и просвещении была с детских лет его заветной мечтою".

Такая оценка Александра I была поверхностным, парадно-официальным взглядом на его личность. Более приземленным и близким к объективности было мнение, высказанное историком В. О. Ключевским: "...он принес на престол больше благих желаний, чем практических средств для их осуществления". Московский профессор обосновывал свою позицию в оценке персоны государя тем, что царь не знал ни прошлого, ни настоящего страны, за управление которой брался; кроме того, "он не имел достаточно наблюдений и соображений, чтобы по ним составить целесообразный и удобоисполнительный план преобразований". Кроме того, Ключевский считал, что молодой монарх легковесно подходил к оценке механизма осуществления предполагаемых реформ. В частности, он не задумывался о подборе тех исполнителей, которые могли бы понять и практически осуществить его идеи. Многие задачи, не получавшие, как сказали бы мы теперь, научного обоснования, оказывались декларативными заявлениями. Уже в первый день пребывания у власти, 12 марта 1801 г., Александр I подготовил манифест, в котором обещал управлять народом "по законам и по сердцу своей премудрой бабки". На место личного произвола, по его убеждению, должна была прийти законность.

По своим политическим убеждениям молодой император был, как ни странно, республиканцем. Он всем сердцем поддерживал французскую революцию, считая ее знамением нового времени и символом прогресса. Ему была по душе освободительная борьба Польши с Россией, он восхищался добродетелью польского национального героя Тадеуша Костюшко, пребывавшего в петербургском плену - в одной из комнат Мраморного дворца.

15 сентября 1801 г. в Москве прошла коронация Александра I. Во время нее он, либерал, якобинец по убеждениям, мучался и страдал от чуждых ему роскоши и почестей. Все мысли его были устремлены к переустройству Российского государства на манер цивилизованной Европы.

Уже в мае 1801 г. по предложению своего близкого друга П. А. Строганова Александр I дал согласие на создание так называемого Негласного комитета, в котором предполагалось обсуждать планы государственных преобразований. В комитет, кроме царя и П. А. Строганова, вошли В. П. Кочубей, Н. Н. Новосильцев, а также польский князь Адам Чарторыйский, влюбленный в царицу Елизавету. Самым молодым в этой "шайке якобинцев", как называли комитет вельможи, властвовавшие во дворце еще со времен Екатерины I, был государь. Эта организация просуществовала немногим больше года и никакого серьезного конституционного проекта не выработала.

Вместе с тем Негласный комитет форсировал подготовку ряда царских указов либерального характера. Благодаря им вскоре опустели казематы Петропавловской крепости, примерно двенадцать тысяч опальных при Павле I дворян получили свои прежние права; исчезли виселицы с приколоченными к ним дощечками, на которых писались имена казненных. Было разрешено привозить из-за границы книги; заработали закрытые прежде типографии; неудобная военная форма прусского образца была заменена на более удобную - мундиры с чрезмерно высокими и твердыми воротничками.

Видя в религии форму просвещения народа, император не мог мириться с унизительным в то время положением духовенства. Служителей церкви по действовавшим тогда законам имели право прилюдно сечь кнутами на площади. 22 мая 1801 г. государь издал манифест, запрещавший применять по отношению к священникам и дьяконам телесные наказания. Кстати, именно во время царствования Александра Павловича были окончательно отменены в России пытки при судебном разбирательстве.

Но с более значительными реформами дела подвигались медленно. Основная причина такой медлительности состояла в том, что члены Негласного комитета не были профессиональными политиками, экономистами, юристами. В государственных делах они не могли отделить второстепенное от главного. Сам царь поначалу даже не знал о том, что помещики имеют право продавать своих крепостных, отрывая их от земли, разлучая с семьями. Но уже в 1803 г. им был издан указ о вольных хлебопашцах. Поводом для этого послужила просьба графа Румянцева, пожелавшего отпустить на волю своих крестьян, наделив их предварительно землей. Справедливости ради следует заметить, что этот указ не сыграл сколько-нибудь заметной роли в раскрепощении крестьян. За все годы правления Александра I свободными стали лишь около 50 тысяч земледельцев, тогда как аграрную Россию в то время населяло 40 миллионов человек.

Одним из главных достижений Александра Павловича как реформатора было создание в 1802 г. восьми министерств: иностранных дел, военно-сухопутных сил, морских сил, внутренних дел, юстиции, финансов, коммерции, народного просвещения. Сменив коллегии, выполнявшие до этого подобные функции, министерства способствовали централизации управления деятельностью государства, давали возможность установить не коллегиальную, а персональную ответственность высокопоставленных чинов за осуществление возложенных на них обязанностей.

Многое было сделано и для развития просвещения в России. По указу царя были образованы Харьковский и Казанский университеты, педагогический институт в Петербурге. Для подготовки служителей Отечеству из высших слоев общества были открыты три лицея. Первый из них - в Царском Селе - находился под покровительством самого государя императора. Лицей в Ярославле был построен и действовал на средства промышленника П. Г. Демидова, а в Нежине - на средства графа И. А. Безбородко.

Молодой государь вскоре после восшествия на престол обратил внимание на работу одаренного чиновника генерал-прокурорской канцелярии, демократа по убеждениям, М. М. Сперанского. Ему было поручено облекать в юридически обоснованные документы расплывчатые по сути прожекты Александра I. Талантливому реформатору это часто удавалось. Но даже он в 1803 г. в поданной царю записке, в которой подробно рассматривались вопросы государственной реформы, советовал сохранить абсолютную монархию. Новизна его предложений состояла в том, что он рекомендовал создать такие учреждения, которые готовили бы умы к будущей реформе страны. Это были попытки осуществить юношескую мечту Александра Павловича о даровании России конституции. По оценке историка Г. И. Чулкова, эти благие намерения словно попадали в заколдованный круг: конституция была немыслима в условиях крепостничества, а освобождение крестьян было невозможным при столь жестком самодержавном порядке.

Радикальные реформы запаздывали: одни не могли быть осуществлены в силу самого государственного устройства России, другие, менее значительные, наоборот, вводились спешно, без согласованности друг с другом. Многие указы принимались не в силу целесообразности, с учетом российской специфики, а с оглядкой на страны Западной Европы, по принципу: чтобы все было как у других, у просвещенных народов.

Несмотря на вялый ход осуществления реформ, а в последующем и отказ Александра I от их проведения, в годы его правления было сделано много для укрепления российской государственности. Победой завершились войны с Турцией (1806- 1812 гг.) и Швецией (1808-1809 гг.), к империи были присоединены Грузия (1801 г.), Финляндия (1809 г.), Бессарабия (1812 г.), Азербайджан (1813 г.).

Постепенно менялся духовный мир Александра Павловича. Он с уважением, но без особого почтения относился к церкви, придерживаясь мнения, что у каждого человека должна быть своя, "внутренняя церковь", а уж каким путем человек придет к Богу, в каком храме, православном, католическом или ином, он будет ему молиться - вопрос менее существенный. Такой "либерализм" в вере был порожден не только влиянием новых идей того времени, но и отсутствием у императора каких-либо систематических религиозных знаний, прочных убеждений. Западно-европейское религиозное воспитание в условиях российской действительности породило в его сознании сумбурное представление о религии. Часто оно дополнялось различными сектантскими идеями, что заставляло Александра время от времени отдавать предпочтение тем или иным воззрениям.

В 1803 г. царя посетил известный масон Бебер. Он изложил Александру сущность учения и просил об отмене в России запрещения, наложенного на масонские ложи. Историки до сих пор не могут точно сказать, стал ли российский государь масоном. Носами масоны видели в нем не чуждого им человека. Известно, что портреты Александра стояли в ложах на почетных местах. Многие близкие государю люди были масонами, а одна из литовских лож упоминала о нем в переписке как о члене своей организации.

По воцарении Александра Павловича на российском престоле главной его заботой стала попытка внутреннего переустройства страны. Он не был одержим планами вмешательства в западно-европейские дела. Но активная захватническая политика некогда симпатичного ему Наполеона, быстро переродившегося из республиканца в императора, во многом изменила стратегические замыслы Александра I. На примере деятельности Бонапарта он увидел иные, не замеченные им прежде, стороны революции...

В марте 1804 г. по приказу Наполеона был расстрелян герцог Энгиенский, последний потомок Кон-де - французского аристократического рода, являвшегося боковой ветвью Бурбонов. По этому поводу российский император послал в Париж ноту протеста. Вскоре на нее был получен ответ, в котором обращалось внимание на то, что подобные действия - внутреннее дело Франции. В документе говорилось, что три года назад, когда в России был безнаказанно убит Павел I, Франция с подобными протестами не выступала.

Это был прямой намек на отцеубийство Александра, и молодой царь запомнил его. Объективно складывавшееся единоборство двух держав усугублялось еще и личными неприязненными отношениями монархов. От имени Святейшего Синода России Наполеон официально приравнивался к антихристу, а борьба с ним объявлялась религиозным подвигом.

Россия, как и ряд других государств Европы, пыталась отстоять свои интересы в войне с Францией в 1806 - 1807 гг. Франции удалось выйти из войны победительницей. Летом 1807 г. был заключен Тильзитский мир: состоялось подписание договоров между Францией и Россией, Францией и Пруссией.

В Тильзите состоялись короткие переговоры Наполеона и Александра. Они напоминали блестящий спектакль, разыгранный двумя талантливыми актерами. При встрече императоры обнялись. Называя друг друга братьями, они клялись в вечной любви и дружбе. Правда, когда Александр I пытался замолвить слово за короля Пруссии Фридриха Вильгельма, армия которого была разбита Наполеоном, последний отверг это ходатайство, сказав: "Я часто спал вдвоем, но никогда втроем".

После заключения мира, пользуясь относительным спадом внешнеполитической напряженности, царь Александр попытался вновь вплотную заняться внутригосударственными делами. Он напряженно сотрудничал с М. М. Сперанским, который, как никто другой, умел распознавать смысл и развивать в четких документах реформаторские идеи государя.

К концу 1809 г. по указаниям Александра I был составлен план коренного преобразования российского государства "сверху донизу". Но, одобрив проект, царь не решился его осуществить: побоялся широты и новизны предложений. Тем не менее и внутриполитические, и внешнеполитические шаги были прямо или косвенно нацелены на упрочение государства, на его подготовку к предстоящим военным баталиям.

Как уже отмечалось, в 1809 году к России была присоединена Финляндия. Любопытно сравнить две точки зрения на факт присоединения и отношения к нему российского самодержца. Историки начала XX века писали: "Император Александр отнесся к новозавоеванному краю со всей свойственной ему добротой и снисходительностью". В. И. Ленин видел иные мотивы этого присоединения: "Желая привлечь на свою сторону финляндцев, бывших подданных шведского короля, Александр I решил признать и утвердить старую финляндскую конституцию".

Представляется, что Ленин точнее сформулировал отношение государя к завоеванию Финляндии: присоединение к России новых земель, нахождение новых союзников среди населения этих территории - шаг разумный и политически дальновидный. Достаточно вспомнить, во что обернулось для России участие многих тысяч поляков в Отечественной войне 1812 г. на стороне Франции...

Отношения с Наполеоном резко ухудшались. Ситуацию усугубило еще и то, что в начале 1810 г. Бонапарту было отказано в руке сестры русского императора - великой княгини Анны Павловны.

К тому времени в политических взглядах Александра Павловича произошли значительные изменения. Из якобинца, сторонника радикальных реформ, романтика, мечтавшего об "общем благе", он превратился в умудренного опытом самодержца, познавшего реальную политику. Он стал с меньшим доверием относиться к своему ближайшему помощнику М. М. Сперанскому, работавшему по-прежнему над подготовкой проекта первой конституции России. Приближался 1812 год. Императору докладывали, что М. М. Сперанский, открыто заявивший о своей симпатии к Наполеону, ведет двойную игру. Весной 1812 г. царь лично допросил Михаила Михайловича. После этого великий реформатор отбыл в ссылку. Вероятно, свою роль тут сыграли не только сложные отношения бывших единомышленников. Предстоящая война на долгие годы отодвигала планы реформирования страны. Тем более что "наполеоновский вариант" развития революции во Франции заставил серьезно задуматься над возможностью подобной ситуации в России.

О том, как проявил себя российский император в начале Отечественной войны, есть разные мнения. Видный академик, литературный критик и выдающийся поэт князь П. А. Вяземский утверждал, что "было проявление сознательного сочувствия между государем и народом". То же повторил и панегирик, написанный к 300-летию дома Романовых: "Красноречивые манифесты императора Александра, призывавшего весь народ к борьбе с врагом, дерзнувшим вступить на Русскую землю, находили живой отклик во всех сердцах".

Совсем по-иному виделась личность государя в этот момент Г. И. Чулкову:"... Бонапарт был гений, и его безумной и величавой мечте о всемирной империи надо было что-то противопоставить. У Александра к началу войны 1812 г. не было в душе ничего равного по значительности наполеоновской идее. Ему пришлось войти на подмостки истории, худо зная свою роль. Впрочем, иные думали, что у него был тогда хороший суфлер - русский народ".

Пожалуй, все эти точки зрения излишне эмоциональны и упрощают как ту сложную военную пору, так и морально-психологическое состояние государя. На самом деле он не был застигнут врасплох этой войной, но понимал, как сложно вести вооруженную борьбу со столь талантливым и популярным врагом.

Ставший уже опытным политиком, вполне образованным военным и сохранив с детских лет хорошие актерские качества, выручавшие его в дипломатической работе, Александр I умел где надо проявить выдержку и терпение, не мешая действовать более одаренным полководцам. Он мог приложить недюжинные усилия, чтобы укрепить пошатнувшуюся популярность как среди дворян, так и среди крестьянства. Неслучайно современники отмечали в нем то неожиданно появившуюся набожность, то стремление подобно деревенским мужикам отрастить бороду и есть картофель. Это была не только поза. Иногда царь сам переставал отличать, где игра, а где его истинное лицо.

Ему хватило ума, не унизив, не оскорбив чувства собственного достоинства героев войны 1812 г., умело обратить внимание всей Европы на свою персону как на главного победителя в войне. Вступив с войсками в 1814 г. в Париж, заигрывая с жителями европейских городов, представляя себя, словно в памятном 1801 г., простодушным интеллигентом, император безразлично относился к тысячам раненых русских воинов, умиравших вдалеке от дома от голода, бесхозности, отсутствия элементарной человеческой заботы, не говоря уже о медицинской помощи. Он сумел настоять на том, чтобы новый король Франции Людовик XVIII даровал своему народу конституцию. Он сам даровал ее польскому народу, точнее, польской шляхте, но по отношению к россиянам он становился все более консервативен, считая их не созревшими для серьезных реформ. Дух самодержца в нем продолжал укрепляться.

После победоносной войны сфера политических интересов российского императора значительно изменилась. Все силы он отдавал "борьбе с революцией в Европе", став лидером так называемого Священного союза - союза ведущих европейских держав. Он чувствовал себя вершителем судеб Европы, тогда как Россия, страна-победительница, продолжала влачить жалкое существование; Многие месяцы он проводил на международных политических конгрессах, ведя сложные политические дискуссии. Например, осенью 1818 г. Александр I на конгрессе Священного союза не боялся показаться смешным, выступив ярым защитником негров и потребовав самых радикальных мер по прекращению торговли ими, в то время как в его собственной стране в это время продолжалась торговля рабами - крепостными крестьянами...

Занимаясь такого рода самолюбованием, он все чаще сам начинал верить то в свой политический дар, то в свой полководческий талант. Однажды, присутствуя на военных маневрах войск, участвовавших в разгроме Наполеона, он строго заметил руководителю учений графу М. С. Воронцову: "Следовало бы ускорить шаг!". На это Воронцов спокойно и с достоинством ему ответил: "Государь! Мы этим шагом пришли в Париж".

Время от времени Александр I вспоминал свои увлечения молодости и любил вновь ощутить себя либералом. Он, к обоюдному удовольствию, встречался с английскими квакерами, в том числе и с участником коммунистического предприятия Оуэна - Вильямом Аленом. Подолгу беседовал с немецкими религиозными сектантами. Увлекался новой политической, экономической и военной литературой.

В одной из французских книг он прочитал об идее создания военных поселений из крестьян. Идея понравилась, тем более что в России был уже опыт создания так называемой ландсмилиции. С 1816 г. началось спешное создание таких поселений в стране. Первым "опытным полем" стала одна из волостей в Новгородской губернии, а вскоре только на Украине из воинов-поселенцев было укомплектовано 36 батальонов пехоты и 249 эскадронов кавалерии. Эти поселения с их внешней опрятностью и армейским порядком были милы сердцу царя. Не о таком ли порядке на военный лад в государственном масштабе теперь все больше ему мечталось?

Летом 1822 г. произошло событие, во многом изменившее внутренний мир царя и, соответственно, его практические дела. 5 июня он встретился с монахом отцом Фотием - энергичным радетелем "истинной веры". О том, какое огромное влияние он оказал на Александра, говорит хотя бы то, что вскоре митрополит петербургский Серафим во время службы в Петропавловском соборе возложил на Фотия алмазный крест. Через некоторое время монах стал настоятелем Юрьевского монастыря, что в Новгородской губернии. Под его влиянием царь окончательно отказался от своих прежних либеральных взглядов: он отдал распоряжение прекратить существование тайных организаций в России, в том числе и масонских.

В последние месяцы жизни государь чувствовал себя особенно несчастным, замученным совестью, запутавшимся в жизненных противоречиях человеком. Ему, не желавшему престола в юности, довелось ощутить себя европейским освободителем, но в то же время он не сумел освободить от крепостничества Россию, да и сам не освободился от тяготившей его власти. Он все чаще мечтал о тихой жизни с женой где-нибудь на берегах Рейна "в обществе друзей и в изучении природы". Хотелось наладить давно ставшие холодными взаимоотношения с Елизаветой Алексеевной. Нередко в присутствии близких он заговаривал о своих планах сложить с себя бремя власти.

Тяжело болевшая императрица отказывалась ехать лечиться за границу. Вместе с Александром Павловичем они решили выехать на лечение и отдых в Таганрог. Первым в начале сентября 1825 г. туда прибыл царь, а спустя несколько дней - его супруга. Казалось, многое менялось к лучшему: их отношения стали теплее, здоровье шло на поправку. Но в конце октября государь простудился, а 14 ноября, ослабнув к тому времени окончательно, слег в постель.

Утром 19 ноября, не приходя в сознание, он скончался. Вскоре, несмотря на имевшиеся официальные акты вскрытия, бюллетени о ходе болезни, появились вдруг слухи о том, что Александр I не умер, а ушел с посохом в Сибирь, а вместо него якобы похоронили другого человека. Эти слухи много раз опровергались, в том числе и видным историком великим князем Николаем Михайловичем. Опровергались и появлялись вновь. Публикации о "старце Федоре Кузьмиче" встречались в литературе очень долго, даже в публикациях 1992 г.

Легенды рождаются и умирают. Но остается история. История российского государя Александра I, мечтавшего преобразовать, просветить Русь. Попытка эта практически ему не удалась. Мечтая в юности с помощью реформ и тайных организаций совершить радикальные перемены в стране, последнее распоряжение в своей жизни он отдал об аресте выявленных членов тайной организации... Жизненный круг замкнулся. Жизнь государства Российского продолжалась.


Случайные файлы

Файл
57048.rtf
17086.rtf
23950.rtf
11554-1.rtf
46715.rtf




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.