Принципы разделения властей в РФ (0016)

Посмотреть архив целиком

23



ОГЛАВЛЕНИЕ












  1. ВВЕДЕНИЕ 3

  2. НЕОБХОДИМОСТЬ РАЗДЕЛЕНИЯ ВЛАСТЕЙ 5

  3. ВЛАСТЬ ПОРТИТ ЛЮДЕЙ, БЕСКОНТРОЛЬНАЯ ЖЕ ВЛАСТЬ

ПОРТИТ ВДВОЙНЕ 7

  1. ПРИНЦИП РАЗДЕЛЕНИЯ ВЛАСТЕЙ В РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ 10

  2. ПРЕЗИДЕНТ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ 15

  3. НУЖЕН ЛИ РОССИИ ПЕРЕДЕЛ ПОЛНОМОЧИЙ? 19

  4. заключение 22

  5. список использованной литературы 23





  1. ВВЕДЕНИЕ


"Ожидать прихода к власти добросовестных, поря­дочных, честных и умных людей современности - столь же недостижимая цель, сколь и не соответству­ющая самой сути государственной власти"1.

Более трех тысяч лет человечество бьется над проблемой реше­ния извечной общечеловеческой проблемы - как обе­зопасить человека от произвола самолюбивых госу­дарственных чиновников.

Впервые над этой проблемой задумались еще на за­ре становления государственности. Каждая страна, до­бившаяся впоследствии устойчивой государственной системы, решала ее по-своему, внося свою лепту в эту извечно возникавшую проблему. По моему мнению, именно доктрина разделения властей, где власть судебная наконец-то займет полагающееся ей равноправное положение с исполнительной и законо­дательной, гарантирует стабильное положение государства на современном этапе его развития.

В современной политико - правовой доктрине правовым государством признается демократическое государство, в котором обеспечивается верховенство закона, последовательно проводится принцип разделения властей, а также признаются и гарантируются права и свободы каждого человека.

Другим непременным признаком правового государства является последовательное разделение властей на законодательную, исполнительную и судебную. Все три ветви власти действуют самостоятельно и независимо друг от друга таким образом, чтобы не позволять ни одной из них доминировать над другими либо сосредоточить власть в руках одного должностного лица


В связи с концепцией разделения властей вста­ет и другая проблема. В юридической литературе отмеча­лось, что традиционная триада, предложенная в условиях ХУП-ХУШ вв. (Локк и Монтескье), не исчерпывает всего многообразия разновидностей государственной власти. В политологической и особенно социологической литературе называет­ся до дюжины различных властей. Правда, дале­ко не все из них являются ветвями государствен­ной власти, нередко встречается путаница, под­мена понятий. Однако в некоторых конституциях в дополнение к трем названы и другие ветви власти, представляющие государственную власть. В основных законах Колумбии, Никарагуа, дру­гих стран говорится об избирательной власти, ко­торая принадлежит в конечном счете корпусу из­бирателей и организационно представлена изби­рательными трибуналами, в некоторых странах, например, в Бразилии, вплоть до Высшего изби­рательного трибунала. В единичных конституци­ях говорилось о политической власти, считалось, что эта, по своему характеру государственная власть, принадлежит единственной разрешенной в стране правящей политической партии (напри­мер, в прошлом Алжир). В некоторых докумен­тах говорится также об учредительной (она обычно связывается с принятием конституции) и контрольной власти. Во многих странах сущест­вует система специальных органов государствен­ного контроля, которые, как гласят конституции и законы Испании, Перу.


  1. НЕОБХОДИМОСТЬ РАЗДЕЛЕНИЯ ВЛАСТЕЙ


Необходимость разделения властей яв­ляется прямым следствием разделения и противостояния индивидуального и соци­ального интереса, чаяний в жизни малых, так или иначе спаянных (например, объединенных проживанием на одной небольшой территории) групп населения и крупных социальных образований. Наличие двух фундаментов и равная опора на них, т.е. ба­ланс и разделение общественных свобод (часто называемых общественными обязан­ностями) и свобод индивидуальных, баланс и разделение законов, баланс ветвей влас­ти и их функций - вот основной принцип, согласно которому должно строиться здание общественной жизни. Только в таком случае это здание может устоять во времена потрясений, выдержать губительный для любой жесткой социальной конструкции напор технологических новшеств, изменений среды обитания, честолюбивых замыслов отдельных представителей политической и интеллектуальной элиты, конкуренции этнических и региональных групп.

Термины «соединение» и «разделение» властей обо­значают принципы организации и механизм реализации государственной власти. Последняя по своей сути едина и дробиться на части не может. У нее единый первоис­точник — общность, класс, народ. А вот организуется и осуществляется государственная власть по-разному. Исторически первой была такая организация государст­венной власти, при которой вся ее полнота сосредото­чивалась в руках одного органа, обычно монарха. Прав­да, полновластными могут быть и выборные органы (таковыми, например, считались Советы народных депу­татов СССР).

Принцип соединения законодательной, исполнитель­ной и отчасти судебной власти оказался весьма живучим, поскольку подобное соединение обладает рядом досто­инств:

а) обеспечивает оперативное решение любых вопросов;

б) исключает возможность перелагать ответ­ственность и вину за ошибки на другие органы:

в) «ос­вобождает» от борьбы с другими органами за объем властных полномочий и т.д.

Этот принцип находил под­держку у видных мыслителей. Гегель, например, писал: «Государственная власть должна быть сосредоточена в одном центре, который принимает необходимые реше­ния и в качестве правительства следит за проведением их в жизнь»2.

И все же сосредоточение всей полноты власти в од­ном органе чревато неустранимыми недостатками и по­роками. Всевластные органы становятся совершенно бесконтрольными, они могут выйти и из-под контроля властвующего субъекта (первоисточника власти). При такой организации государственной власти открывается простор для установления и функционирования дикта­торских и тиранических режимов.

Принцип разделения властей — это рациональная организация государственной власти в демократичес­ком государстве, при которой осуществляются гибкий взаимоконтроль и взаимодействие высших органов государства как частей единой власти через систему сдержек и противовесов.


  1. Власть портит людей, бесконтрольная же власть портит вдвойне


Пожалуй, самый трудный вопрос за­ключается в том, как обеспечить контроль за деятель­ностью высших органов государства, ибо над ними невозможно учредить какую-то контролирующую ин­станцию, не ущемив их статуса и престижа. В против­ном случае они автоматически утратят качество выс­ших, превратятся в подконтрольные органы. Ответ на этот вопрос дал принцип разделения властей, над разра­боткой которого трудились многие ученые, но особая заслуга здесь принадлежит Ш. Монтескье.

Суть данного принципа состоит в том, что единая государственная власть организационно и институцио­нально подразделяется на три относительно самостоятель­ные ветви — законодательную, исполнительную и судеб­ную. В соответствии с этим и создаются высшие органы государства, которые взаимодействуют на началах сдержек и противовесов, осуществляя постоянно действую­щий контроль друг за другом. Как писал Ш. Монтескье, «чтобы не было возможности злоупотреблять властью, необходим такой порядок вещей, при котором различ­ные власти могли бы взаимно сдерживать друг друга»3. Не могу не привести еще одну выдержку из работы Ш. Монтескье: «Если,— писал он,— власть законодатель­ная и исполнительная будут соединены в одном лице или учреждении, то свободы не будет, так как можно опасаться, что этот монарх или сенат станет создавать тиранические законы для того, чтобы также тираничес­ки применять их. Не будет свободы и в том случае, если судебная власть не отделена от власти законодательной и исполнительной. Если она соединена с законодатель­ной властью, то жизнь и свобода граждан окажутся во власти произвола, ибо судья будет законодателем. Если судебная власть соединена с исполнительной, то судья получит возможность стать угнетателем»4.

Высшие органы государства, действующие на основе указанного принципа, обладают самостоятельностью. Но среди них все же должен быть лидирующий орган, иначе между ними возникает борьба за лидерство, кото­рая может ослабить каждую из ветвей власти и государ­ственную власть в целом. Создатели учения о разделе­нии властей полагали, что лидирующая роль должна принадлежать законодательным (представительным) ор­ганам. И это совершенно правильно, так как в правовом государстве власть должна быть основана на законе. Подчинение закону и его неукоснительное исполнение – главный залог стабильной общественной и политической жизни в государстве. К этому, однако, необходимо добавить, что хотя и говорят: «Закон плох, но это закон!», законодательная власть в государстве должна обеспечивать принятие таких законов, которые будут органично вписываться в реальную жизнь общества, стоять на страже прав и законных интересов граждан и организаций.

Исполнительная же власть, олицетворяемая президен­том и правительством, должна быть подзаконной. Ее главное предназначение — исполнение законов, их реа­лизация. В подчинении исполнительной власти нахо­дится большая сила — чиновничий аппарат, «силовые» министерства и ведомства, которые составляют так называемый «аппарат принуждения». Все это является объектив­ной предпосылкой для возможной узурпации всей полноты государственной власти как раз органами исполнитель­ной власти.

Самой высокой степенью независимости призвана обладать судебная власть (органы правосудия). Особая роль суда обусловлена тем, что он — арбитр в спорах о праве.

Принцип разделения властей в той или иной мере проводится в жизнь во всех демократических странах. Его плодотворность определяется многими факторами.

Во-первых, реализация этого принципа неизбежно при­водит к разделению труда между органами государства, в результате чего обеспечивается повышение эффектив­ности их деятельности (поскольку каждый орган специ­ализируется на «своей» работе), создаются условия для роста профессионализма их работников.

Во-вторых, дан­ный принцип позволяет решить сложнейшую проблему — создать непрерывно действующий конституционный вза­имоконтроль высших органов государства, чем преду­преждаются сосредоточение власти в руках одного из органов и установление диктатуры.

Наконец, в-третьих, умелое использование принципа разделения властей взаимоусиливает высшие органы государства и повыша­ет их авторитет в обществе.

Вместе с тем рассматриваемый принцип открывает немалые возможности для негативных последствий. Не­редко законодательные и исполнительные органы стре­мятся переложить друг на друга ответственность за неудачи и ошибки в работе, между ними возникают острые противоречия и др.


  1. ПРИНЦИП РАЗДЕЛЕНИЯ ВЛАСТЕЙ В РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Государственная власть в Российской Федерации осуществляется на основе разделения на законодательную, исполнительную и судебную. Органы законодательной, исполнительной и судебной власти самостоятельны (Статья 10 Конституции Российской Федерации).

В данной статье закрепляется фундаментальный принцип организации власти в Российской Федерации - принцип разделения властей.

Этот принцип был выработан мировой практикой развития демократических государств. Суть его в том, что демократический политический режим может быть установлен в государстве при условии разделения функций государственной власти между самостоятельными государственными органами. Поскольку существуют три основные функции государственной власти - законодательная, исполнительная и судебная, каждая из этих функций должна исполняться самостоятельно соответствующим органом государственной власти. Напротив, соединение законодательных, исполнительных и судебных функций в деятельности одного органа государственной власти приводит к чрезмерной концентрации власти у этого органа, что создает возможность установления в стране диктаторского политического режима. Особенно это опасно в России, так как у нас совершенно отсутствует опыт демократического правления, ограничения власти законом.

Реализация принципа разделения властей в российской Конституции не означает многовластия. Власть изначально едина, так как ее единственным источником, согласно статьи 3 Конституции Российской Федерации, является многонациональный народ Российской Федерации. То, что главам, посвященным трем ветвям власти, в Конституции предшествует глава 4 "Президент Российской Федерации", объясняется важностью единства государственной власти. С этой главы начинается изложение в Конституции системы государственных органов Российской Федерации, что, помимо прочего, объясняется также особым значением Президента в организации государственной власти Российской Федерации.

Конституция исходит из того, что никакой государственный орган не может претендовать на суверенное осуществление всей полноты государственной власти в стране. Сама государственная власть не делится между органами - она едина. Можно говорить лишь о практической необходимости разграничения функций между органами, осуществляющими соответственно законодательную, исполнительную и судебную власть. Осуществление государственной власти связано с разделением функций между органами законодательной, исполнительной и судебной власти. Эти органы самостоятельны лишь в осуществлении закрепленных за ними Конституцией и законами функций государственной власти.

Каждый государственный орган, осуществляющий одну из трех функций государственной власти, взаимодействует с другими государственными органами. В этом взаимодействии они ограничивают друг друга. Такая схема взаимоотношений называется системой сдержек и противовесов. Она представляет единственно возможную схему организации государственной власти в демократическом государстве.

На федеральном уровне организации государственной власти в Российской Федерации система сдержек и противовесов, согласно Конституции, выглядит следующим образом.

  • Законодательный орган - Федеральное Собрание - принимает законы, определяет нормативную базу деятельности всех органов государственной власти, влияет парламентскими способами на деятельность исполнительной власти (самый серьезный инструмент влияния - возможность постановки вопроса о доверии Правительству), в той либо иной форме участвует в формировании Правительства, судебных органов Российской Федерации. Участие Государственной Думы в процессе формирования Правительства Российской Федерации является важнейшим проявлением взаимодействия законодательной и исполнительной властей на федеральном уровне, что вытекает из принципа разделения властей, установленного статьей 10 Конституции Российской Федерации. Данный принцип предполагает наряду с разграничением функций законодательной, исполнительной и судебной власти их взаимодействие (включающее взаимное влияние, контроль). Согласие Государственной Думы на назначение Председателя Правительства Российской Федерации является основной позитивной формой воздействия законодательной власти на формирование власти исполнительной. При решении вопроса о согласии на назначение Президентом Российской Федерации главы Правительства Государственная Дума не только оценивает личные качества кандидата, названного Президентом, а по сути дает согласие на проведение Правительством определенного политического курса. Согласно статьи 37 Регламента Государственной Думы кандидат на должность Председателя Правительства Российской Федерации докладывает Государственной Думе программу основных направлений деятельности будущего Правительства. Предусмотренная в статье 117 Конституции Российской Федерации возможность вынесения Государственной Думой вотума недоверия Правительству есть проявление реального действия механизма "сдержек и противовесов" в системе разделения властей, что представляет собой стабилизирующий фактор во взаимоотношениях Президента и Государственной Думы при решении вопроса о судьбе Правительства.

  • Правительство Российской Федерации осуществляет исполнительную власть: организует исполнение законов, различными способами влияет на законодательный процесс (право законодательной инициативы, обязательность заключения Правительства на законопроекты, требующие привлечения дополнительных федеральных средств). Возможность выражения недоверия Правительству сбалансирована возможностью роспуска законодательного органа главой государства.

  • Используемый Конституцией термин "судебная власть" представляет собой краткое выражение политико - правовой доктрины, вытекающей из концепции разделения властей в правовом государстве и устанавливающей место органов правосудия в системе государственного механизма.

Основу судебной власти составляет совокупность судебных органов различной компетенции, действующих независимо от органов представительной и исполнительной власти. Одновременно законодатель наделяет органы судебной власти некоторыми полномочиями по контролю за законностью выполнения отдельных функций субъектами иных ветвей власти. Сказанное не означает, что особое положение судебных органов в правоохранительной системе Российской Федерации исключает взаимодействие ветвей власти по ряду направлений.

Конституционный, Верховный и Высший Арбитражный Суды Российской Федерации имеют право законодательной инициативы по вопросам их ведения (статья 104 Конституции Российской Федерации). Эти суды в пределах своей компетенции рассматривают конкретные дела, сторонами которых являются другие федеральные органы государственной власти. В системе разделения властей на федеральном уровне особое место принадлежит Конституционному Суду Российской Федерации. Это проявляется в следующих полномочиях, закрепленных за ним Конституцией: разрешение дел о соответствии Конституции федеральных законов, нормативных актов Президента, палат Федерального Собрания и Правительства Российской Федерации, разрешение споров о компетенции между федеральными органами государственной власти, толкование Конституции.

Положение статьи 10 Конституции Российской Федерации относится не только к организации государственной власти на федеральном уровне, но и к системе органов государственной власти субъектов Российской Федерации.

Установление общих принципов организации системы органов государственной власти в субъектах Российской Федерации отнесено Конституцией (пункт "н" части 1 статьи 72 Конституции Российской Федерации) к совместному ведению Российской Федерации и ее субъектов.

Применительно к системе органов государственной власти субъектов Российской Федерации принцип разделения властей будет раскрыт в Федеральном законе об общих принципах организации представительных и исполнительных органов государственной власти. Конкретная система сдержек и противовесов на уровне субъектов Российской Федерации будет устанавливаться ими самостоятельно в соответствии со статьей 10 Конституции Российской Федерации и данным федеральным законом.

Поскольку в статье 10 Конституции Российской Федерации говорится о принципе разделения властей как о принципе организации государственной власти, он не может рассматриваться как принцип организации местного самоуправления в Российской Федерации. Согласно статье 12 Конституции Российской Федерации органы местного самоуправления не входят в систему органов государственной власти.



  1. ПРЕЗИДЕНТ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ


Являясь главой государства, Президент Российской Федерации не относится ни к одной из трех ветвей власти. Выполняя задачи, возложенные на него Конституцией, Президент Российской Федерации обеспечивает необходимое согласование деятельности различных ветвей власти - законодательной, исполнительной и судебной, позволяющее бесперебойно действовать всему государственному механизму. Президент Российской Федерации занимает в системе федеральных государственных органов особое положение. Конституция возлагает на него задачу обеспечения единства государственной власти, осуществляемой законодательными, исполнительными и судебными органами. Именно Президент обеспечивает согласованное функционирование и взаимодействие органов государственной власти, хотя сам он непосредственно не принадлежит ни к одной из трех ветвей власти. В этом, в частности, смысл содержащегося в Конституции положения: "Президент Российской Федерации является гарантом Конституции Российской Федерации, прав и свобод человека и гражданина", а также того, что Президент устанавливает основные направления политики государства.

Важно отметить, что, обеспечивая и направляя деятельность всех государственных органов Российской Федерации и выполняя функцию по их координации, Президент действует только в пределах, установленных Конституцией Российской Федерации, точно так же, как и все остальные федеральные органы государственной власти: Федеральное Собрание, Правительство, суды. Они самостоятельно осуществляют свои конституционные функции.

Правовое положение Президента характеризуется прежде всего тем, что он является главой государства, из чего следует, что он - первый среди государственных должностных лиц, единственный, кто избирается всем избирательным корпусом Российской Федерации. Он представляет Российскую Федерацию внутри страны и в международных отношениях. Исходя из сложившейся международной практики, это означает, что его заявления и акции не нуждаются в каком-либо удостоверении, в каких-то специальных полномочиях.

Президент всегда действует ex officio, т.е. на основании факта, что именно он является главой суверенного государства.

Именно как глава государства Президент наделен правом обращаться с посланиями к федеральному законодательному органу, правом законодательной инициативы и отлагательного вето. Президент в случае несогласия с законом может его отклонить и направить на новое рассмотрение в палаты Федерального Собрания. Однако право отклонения законов неприменимо к федеральным конституционным законам, которые принимаются квалифицированным большинством голосов в обеих палатах Федерального Собрания, а также к тем федеральным законам, которые повторно одобрены в ранее принятой редакции 2/3 голосов от общего числа членов Совета Федерации и депутатов Государственной Думы.

Важнейшие функции Президента связаны с исполнительной властью. Часть из них осуществляется им лично (руководство внешней политикой, реализация функций Главнокомандующего Вооруженными Силами Российской Федерации и т.д.) либо относится к исполнительной власти. Так, Президент оказывает решающее влияние на формирование и отставку Правительства, вправе председательствовать на заседаниях Правительства и т.п.

Очевидно, что в той мере, в какой Президент лично реализует функции исполнительной власти и определяет содержание деятельности Правительства, которому принадлежит исполнительная власть в Российской Федерации, на него должен распространяться принцип разделения властей. При этом надо учитывать сложность переплетения сфер деятельности и полномочий Президента и Правительства.

Президент с согласия Государственной Думы назначает Председателя Правительства, а по предложению последнего - и персональный состав Правительства. Кроме того, Президент имеет возможность ограждать Правительство от необоснованного, по его мнению, ограничения законодательной властью свободы действий власти исполнительной. Так, Президент может не согласиться с выраженным Государственной Думой недоверием Правительству и в предусмотренных Конституцией случаях и порядке распустить Государственную Думу.

Концепция президентской власти, принятая в действующей Конституции Российской Федерации, существенно отличается от проводившейся в прежней Конституции. Суть изменений состоит прежде всего в том, что Президент перестал быть главой исполнительной власти. Согласно статье 110 Конституции Российской Федерации исполнительная власть осуществляется теперь Правительством Российской Федерации. Заметим, что именно Председатель Правительства, а не Президент определяет основные направления деятельности Правительства и организует его работу.

По совокупности и значимости функций и полномочий, закрепленных за Президентом Конституцией, он, бесспорно, занимает ведущее место в системе органов Российской Федерации, осуществляющих государственную власть. Такое положение Президента не ограничивает самостоятельность деятельности основных государственных органов Российской Федерации, поскольку полномочия Президента направлены прежде всего на обеспечение согласованного взаимодействия всех ветвей власти Российской Федерации, строгое соблюдение Конституции Российской Федерации, защиту прав и свобод человека и гражданина, охрану государственного суверенитета.

Однако в соответствии с частью 3 статьи 92 Конституции Российской Федерации исполняющий обязанности Президента Российской Федерации несколько ограничен в выполнении президентских функций. Он не имеет права распускать Государственную Думу, назначать референдум, а также вносить предложения о поправках и пересмотре Конституции Российской Федерации. Указанные выше ограничения прав исполняющего обязанности Президента обусловлены рядом обстоятельств. Предоставление права распускать Государственную Думу противоречило бы принципу разделения властей, закрепленному в статье 10 Конституции Российской Федерации, поскольку Председатель Правительства возглавляет орган исполнительной власти, а Государственная Дума относится к власти законодательной, а они разделены.



  1. НУЖЕН ЛИ РОССИИ ПЕРЕДЕЛ ПОЛНОМОЧИЙ ?


При внимательном рассмотрении полномочий органов государственной власти Российской Федерации явно видно их несбалансированность и перекос в сторону полномочий Президента. На мой взгляд расширение полномочий Государственной Думы и наделение ее правом давать согласие на назначение не только Председателя федерального Правительства, но и его заместителей, а также министров обороны, внутренних дел, иностранных дел, руководителей федеральных служб безопасности, внешней разведки и контрразведки было бы существенным сдерживающим фактором для Правительства и Президента.

Однако не это главное. По-моему, при разработке Конституции совершенно несправедливо “обидели” Совет Федерации.

Пятилетний опыт существования Совета Федерации Федеративного Собрания сначала как избранного, а затем как сформированного на основе представительства от Совета Федерации показывает необходимость трех коренных изменений в его деятельности.

Во-первых, должно резко возрасти влияние верхней палаты парламента на законотворческий процесс. Сейчас Совет Федерации выступает в роли статиста, одобряя или отклоняя подготовленные Думой законы. Я думаю, необходимо изменить процедуру подготовки и утверждения законопроектов. После внесения в Федеральное Собрание разработанного правительством законопроекта первым его должен рассматривать Совет Федерации, а не Государственная Дума. Важная задача верхней палаты вообще состоит в том, чтобы рассматривать и обсуждать правильные законопроекты. Собранный богатый опыт и те выводы, к которым приходят субъекты Федерации в процессе выполнения ими законов, должны поступать через «первый канал» в федеральное законодательство. Это должна быть важнейшая контрольная функция Совета Федерации в структуре Федерации. Проект закона, позиция Совета Федерации и контраргументы правительства передаются затем в Государственную Думу на рассмотрение. Все принятые Думой законы направляются снова Совету Федерации. Верхняя палата проверяет, была ли учтена позиция первого тура и не внесла ли Государственная Дума других изменений. В случае если Совет Федерации не согласен с формулировкой принятого Государственной Думой закона, он может отправить его в согласительную комиссию. Предлагаемая выше процедура успешно функционирует в Германии и, думаю, могла бы с учетом специфики нашего парламента быть применена в России.

Во-вторых, в серьезной корректировке нуждается статья 106 Конституции России, в которой дан перечень федеральных законопроектов, обязательных к рассмотрению Советом Федерации. Его необходимо наделить разными полномочиями в отношении внесенных законопроектов. Законы, которые в особой степени затрагивают интересы субъектов Федерации, должны приниматься только при одобрении Совета Федерации. К такого рода законам предлагается отнести следующие: законы, изменяющие Конституцию; законы, касающиеся финансовых поступлений земель (прежде всего законы о налогах); законы, вторгающиеся в административный суверенитет субъектов Федерации (регламентация полномочий, сроки, административные сборы, способы передачи документов по инстанции и пр.). Во всех остальных случаях Совет Федерации не должен иметь права вето, т.е. права снять закон с обсуждения, но может одобрить или не одобрить закон.

В-третьих, Совет Федерации мог бы также взять на себя некоторые «горизонтальные функции» и роль арбитра в спорах между субъектами Федерации. Речь идет о следующем. Поскольку в стране перестала существовать вертикаль представительных органов власти, Совет Федерации мог бы заняться подготовкой модельных законов для субъектов Федерации, приведением в соответствие с Конституцией Российской Федерации и федеральным законодательством конституций (уставов) субъектов Федерации. Это можно было бы делать в рамках совещания председателей законодательных собраний субъектов Федерации.

Кроме того, необходимы «горизонтальные структуры» исполнительных органов власти субъектов РФ: совещания глав исполнительной власти, конференции министров образования и т.д., на которых субъекты Федерации напрямую, без участия федерального центра согласовывали бы и координировали вопросы, находящиеся в их компетенции. Так, министры образования субъектов Федерации в канун нового учебного года могли бы согласовывать учебные программы, с тем чтобы гражданин России, переехав из одного субъекта Федерации в другой, мог свободно учиться в школе или институте. Министры финансов в преддверии нового финансового года могли бы определять механизм финансового выравнивания регионов.

В большинстве федеративных государств успешно функционируют такие «горизонтальные структуры» на уровне как законодательной, так и представительной властей. Совет федерации мог бы также взять на себя следующие «арбитражные» функции: одобрение договоров о разграничении предметов ведения и полномочий между федеральными органами власти и органами власти субъектов Федерации; разрешение споров между субъектами Федерации по территориальным, национальным и иным проблемам.


  1. ЗАКЛЮЧЕНИЕ


Власть в го­сударстве может олицетворять один человек (монарх, диктатор, харизматический лидер), она может принадле­жать группе лиц (хунте, верхушке партийно-политичес­кой бюрократии). В данном случае для властвующих неважно, каким путем она им досталась (революция, гражданская война, переворот, по наследству и т. п.). Но для правового государства характерным является демо­кратический способ приобретения власти, наделение ею только в соответствии с правом, законом.

Традиционная концепция разделения властей на за­конодательную, исполнительную и судебную примени­тельно к современным государствам должна пониматься не как дележ власти, а как создание системы сдержек и противовесов, способствующих беспрепятственному осу­ществлению всеми ветвями власти своих функций. Законодательная власть (верховная), избранная всена­родно, отражает суверенитет государства. Исполнитель­ная власть (производная от законодательной), назначае­мая представительным органом власти, занимается реа­лизацией законов и оперативно-хозяйственной деятель­ностью. Судебная власть выступает гарантом восстанов­ления нарушенных прав, справедливого наказания ви­новных.

В России гражданское общество складывается медленно, и пока еще нельзя говорить, что оно сложилось. Не сформировались у нас демократические традиции и мощные политические партии, представляющие интересы различных групп населения. В таких условиях чрезвычайно важно найти оптимальный баланс разделения властей, не допускающий возникновения авторитарного режима.



  1. СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ


  1. Конституция Российской Федерации от 12.12.93 г.

  2. Бельский К.С. О функциях исполнительной власти. // Государство и право, 1997, № 3, с.15.

  3. В.Е. Чиркин Президентская власть // Государство и право № 5, 1997.

  4. Котлевская И.В. Современный парламент // Государство и право № 3, 1997.

  5. Переломов А.С. “Конфуций и доктрина разделения властей” (размышления по прочтении книги Петра Баренбойма “3000 лет доктрины разделения властей. Суд Сьютера”) // Государство и право № 3, 1997.

  6. Дмитриев Ю.А., Черемных Г.Г. Суд в механизме разделения властей и защита прав и свобод человека. – М.: 1997.



1 Баренбойм П. 3000 лет доктрины разделения властей. Суд Сьтера. – М.: 1996.


2 Гегель Г. В. Политические произведения. – М.: 1978, с. 82.

3 Монтескье Ш. Избранные произведения. – М.: 1995, с. 289.

4 Монтескье Ш. Избранные произведения. – М.: 1995, с. 300.


Случайные файлы

Файл
41676.rtf
71207.rtf
71837-1.rtf
136642.rtf
176717.rtf