Принцип разделения властей в организации и функционировании государственной власти (1)

Посмотреть архив целиком

48



ЮЖНО-РОССИЙСКИЙ ИНСТИТУТ МЕЖДУНАРОДНЫХ ОТНОШЕНИЙ

Юридический факультет















КУРСОВАЯ РАБОТА



по дисциплине: «Теория государства и права» на тему:

«Принцип разделения властей в организации и функционировании государственной власти»









Выполнил:

студент III-го курса ОДО В. Е. Резников







Принял:

к. ю. н. А. В. Бошук





г. Краснодар, 1999г.

Содержание

Введение 3

I. Историко–правовые корни принципа разделения властей 5

II. Ветви власти как единый механизм взаимодействия в структуре государства. 12

1. Законодательная власть и ее органы. 14

1.1. Понятие парламента и его структура 14

1.2. Полномочия парламента 17

2. Исполнительная власть и ее органы 21

2.1. Понятие исполнительной власти 21

2.2. Глава государства 23

2.3. Правительство 28

3. Судебная власть и ее органы 30

3.1. Понятие судебной власти 31

3.2. Осуществление судебной власти 33

IV. Реальное осуществление принципа разделения властей. 36

Заключение 45

Список использованной литературы 48



Введение


Тема “Принцип разделения властей” в истории государства и права является достаточно актуальной на современном этапе, особенно для Российского государства. Связано это в первую очередь с тем, что в советское время, на протяжении длительного исторического периода данная тема не находила отражения в отечественной правовой концепции, более того сам факт разделения властей отрицался как идеологически несоответствующий общей стратегической цели социалистического государства. С коренной реконструкцией государства и соответствующих государственных структур, начавшийся на рубеже 80–90-х годов ХХ века в России, с выдвижением, в связи с этим, общегосударственной цели — создания правового государства, вопрос места и роли принципа разделения властей в правовом государстве, его проблематика, приобретает пристальное внимание со стороны отечественных теоретиков права. К настоящему моменту мы уже можем говорить об определённых результатах в изучении данного вопроса, как в теоретическом, так и в практическом плане. Исходя из этого, в изучении принципа разделения властей в теории государства и права можно выделить следующий круг вопросов:

Каковы исторические корни принципа разделения властей?

Как осуществляется данный принцип на практике в различных государствах мира, в России?

Как принципа разделения властей разрешается в теоретических трудах мыслителей прошлого и настоящего времени, как зарубежных, так и российских?

Каково содержание принципа разделения властей?

Для выяснения ответов на эти вопросы использовались нормативные акты, научно–учебные пособия: М.Н. Марченко “Теория государства и права”, В.Н. Хропанюка “Теория государства и права”, М.В. Баглая, Б.Н. Габричидзе “Конституционное право Российской Федерации”, З.М. Черниловского “Всеобщая история государства и права”; научные работы: И.А. Исаева, М.Н. Золотухиной “История политических и правовых учений России”, М. Валуева “Исторические типы философии”; энциклопедические издания, а также материалы периодических изданий.

В целом данные источники отражают современные точки зрения в правовой науке на принцип разделения властей. Так, например, в работах И.А. Исаева, Н.М. Золотухиной, М. Валуева показаны различные взгляды на роль и значение принципа разделения властей в государстве теоретиков права прошлого. В научно–учебных пособиях З.М. Черниловского, М.В. Баглая, Б.Н. Габричидзе, помимо общетеоретической трактовки содержания данного принципа представлен анализ его практического осуществления в различных государствах мира, в том числе и Российской Федерации. Нормативные акты, в частности Конституция Российской Федерации, помогут уяснить механизм действия принципа разделения властей.

Основными методами, используемыми в данной работе, являлись исследование научного материала по заданной теме, его позитивный и критический анализ.

I. Историко–правовые корни принципа разделения властей



Разделение власти — одно из принципиальных условий и основной механизм функционирования всех видов политической и неполитической власти.

Разделение власти возникает из свойства власти быть отношениями между субъектами (первым, или активным), от которого исходит волевой импульс, побуждение к действию, и субъектом (вторым, или пассивным), который воспринимает этот импульс и осуществляет побуждение, становится носителем власти, её исполнителем. Эта простейшая структура разделения и передачи власти обычно усложняется, особенно в институциональном политическом (а также неполитическом — экономическом, правовом, идеологическом) процессе, когда второй субъект передаёт волевой импульс следующему субъекту и т.д. вплоть до конечного исполнителя (процесс, получивший наименование командования, или распоряжения и составляющий сущность власти)”1.

Таким образом, понятие “разделение власти” достаточно широкое и не отделимо от понятия “власти” и принимает при этом самые различные формы выражения. В связи с этим представляется целесообразным проследить исторический путь развития разделения власти к моменту его современного восприятия в правовом государстве в качестве одного из основополагающих принципов.

Разделение власти исторически сложилось на самых ранних этапах формирования государства и вылилось в специализацию власти разных лиц и институтов, в которой рано обнаружились две устойчивые тенденции: концентрация власти в одних руках или в одном институте и потребность разделить власть, труд и ответственность. Отсюда и два следствия, вытекающие из этого двойственного отношения к власти: борьба за власть уже разделённых институтов и против её разделения, с одной стороны и стремление упорядочить отношения разделённых властей и избавить общество от столкновений между ними с другой. Отсюда же и характерное для политической истории общества совмещение функций на её ранних этапах: вождя и военачальника (король–воин, князь–предводитель дружины, епископ–рыцарь, глава ордена и т.п.)

Первое крупное разделение власти развело политическую и религиозную власти, власть государства и церкви. Оно же сопровождалось и длительной борьбой за унификацию власти, преобладание светской власти над религиозной, или господство церкви в светской жизни общества. Соперничество между ними продолжалось многие столетия, всё средневековье и начало Нового времени как в России, так и на Западе. Оно далеко не завершено для многих государств и обществ и поныне, при этом исход его далеко не однозначен в разных регионах мира. Западная, преимущественно христианская его часть решила спор о власти в пользу светской, государственной, восточная во многих случаях (в некоторых мусульманских странах, например, Иран) — в пользу значительного политического влияния религиозных начал жизни общества, его политико–правовой системы и культурного уклада.

Наряду с этим, в самом светском государстве рано началось разделение профессиональных функций власти. Уже Аристотель отмечал существование в нём законодательного органа — магистратуры (исполнительного учреждения) и судебного органа. Происходило разделение власти между центральным и местным управлением (самоуправление), формировалась всё более сложная политическая система общества, властей разных уровней и с разными функциями. Развитое разделение власти стало в конце конов одной из организационных основ государства Нового времени, которое функционирует как система функционально разграниченных, но и связанных между собой учреждений, аппаратов и органов власти. Феодальная организация власти с объединёнными в лице властелина законодательных, исполнительных и судебных функций включая функциональное и территориальное разделение власти между монархическим центром и провинциальными (городскими) парламентами, местным самоуправлением, с сословным представительством частично избранных, частично включённых в него “по праву” из числа именитых горожан. Децентрализованное феодальное средневековое государство допускало заметное упрочение местных парламентов, которые особенно укрепились в Западной Европе в XIII–XIV веках и, в последствии, стали структурной и социальной основой возникновения парламентов и в государственных центрах абсолютистских монархий. Другой основой разделения власти стали различные королевские советы, обычно очень замкнутые и узкие, нередко олигархического типа, несмотря на их совещательные функции, как это имело место в Верховном тайном совете в России послепетровского периода, когда из восьми членов совета (“верховников”) шестеро представляли две знатнейшие фамилии — Долгоруких и Голицыных. Помимо того, существовали и эпизодические сборы (ассамблеи) правящих феодальных верхов, феодальные союзы (лиги), такие, как Земские соборы в России, также готовившие в будущем более совершенные формы разделения власти. Решающий этап институционального и функционального разделения государственной власти наступил в начальный период Нового времени (XVII в.). В этот период феодальное децентрализованное государство уступило место централизованным абсолютистским монархиям в большинстве стран Западной Европы. Центральная власть теперь нуждалась в более развитом и эффективном аппарате управления и обороны, который неизбежно должен был быть специализирован и разделён. Развивающаяся в то же время торговая и промышленная буржуазия поддержала на первых порах абсолютистской монархический центр и способствовала его укреплению, но при этом получила и доступ к власти, которая оказалась до известной меры разделённой и между сословиями и классами, и доступ этот был открыт, прежде всего, в нарождавшиеся центральные парламентские (законодательные и представительные) структуры.

Дальнейшее развитие разделённых властей шло несколькими параллельными путями:

  • происходила централизация парламентских структур, смещение парламентаризма в центр со всей идеологией и техникой формирования представительной власти (её выборностью, принципами организации и т.п.);

  • укреплялась и совершенствовалась центральная правительственная исполнительная власть и особенно её аппаратов, кадров государственных служащих;

  • завершилось формирование возникшей в феодальном средневековье системы надзора и отправления правосудия, передачи судебных функций от властвующей (сеньориальной) верхушки — специализированным судебным органам”.1

Этот объективный процесс получил теоретическое обоснование в политико-философской теории разделения властей и сопровождался проектами гражданского общества и правового государства, и конституционного строя, реализация которых была необходимым условием эффективного разделения власти и в свою очередь зависела от разделения её на три относительно автономные, взаимосвязанные и контролирующие друг друга власти.

Сама идея разделения законодательной, исполнительной и судебной властей сопровождает поиск человечеством идеального государства на протяжении многих веков. В зачаточном состоянии она присутствовала уже во взглядах древнегреческих философов (Аристотель, Полибий). Однако, как основополагающий принцип составного учения о демократическом государстве он был сформулирован Д. Локком и развит впоследствии Ш. Монтескье. При этом теоретическая база была подготовлена всем объективным ходом истории (о котором говорилось выше), а толчком к её оформлению послужили буржуазны революции в Англии (1640–1648гг.) и в последствии во Франции (1789–1794гг.).

В основании политической философии Локка (1632–1704гг.) и либерализма лежит идея собственности (“Трактаты о правительстве”). “Государство и гражданское общество покоятся на собственности (имелась в виду частная и личная собственность). В естественном состоянии, говорит Локк, люди, может быть, и живут благополучно, но им явно недостаёт многого для сохранения собственности. На основе общественного договора учреждается государство — социальный институт для охраны собственности и разрешения связанных с собственностью недоразумений…. Но и в государственном состоянии собственность не вполне оберегаема, например, от произвола абсолютной монархии. Для того чтобы охрана собственности не зависела исключительно от воли властей, люди создают законы и законодательство …. Но и в обществе законов вероятно беззаконие, поскольку всегда остаётся значительная свобода для толкования и применения законов …. Когда, например, судьями являются сами правители, они склонны судить, руководствуясь теми же целями, что и в процессе правления. А это чревато волюнтаризмом судопроизводства, фактическим беззаконием … . Д. Локк предлагает систему сдержек и противовесов — разделение властей на законодательную, исполнительную и судебную с передачей каждой особому кругу лиц. Тогда, например, в правовом монархическом государстве законодательной властью может быть аристократический парламент, высшей исполнительной — король, а судебную имеет смысл пропорционально поделить между аристократическим и демократическим сословиями”1.

В России идея разделения властей как принципа либерализма впервые в наиболее чёткой форме была выражена М.М. Сперанским (1772–1839гг.) в “Проектах и записках”. В своих проектах государственных преобразований Сперанский мечтал о конституционной монархии, которая управляла бы на “непременном законе”. Законность форм осуществления власти Сперанский прежде всего связывал с необходимостью разделения властей. “Законодательная власть должна быть вручена двухпалатной Думе, которая обсуждает и принимает законы, для чего собирается сессионно, один раз в год, начиная свою работу 19 сентября. Глава исполнительной власти — монарх участвует в деятельности Думы, но “никакой новый закон не может быть издан без уважения Думы. Установление новых податей, налогов и повинностей уважаются в Думе”. Мнение Думы свободно, и поэтому монарх не может “ни уничтожить законов, ни обезобразить их”, так как в своих действиях исполнительная власть подконтрольна представительному органу. Судебная власть реализуется судебной системой, включающей суд присяжных и завершающийся высшим судебным органом — Сенатом. Три власти управляют государством подобно тому, как человек своим организмом: обращаясь к закону, воле и исполнению. Сперанский предусмотрел и возможность объединения этих властей для согласного их действия в Государственном совете, состоящем частично из лиц, назначаемых монархом, а частично избранных по избирательному праву. Государственный совет заседает под председательством царя, он обладает правом законодательной инициативы, но законы, “коим вводится какая–либо перемена в отношении сил государственных или в отношении частных лиц между собой”, утверждаются непременно и исключительно Государственной Думой”2

Порядок в устроенном таким образом государстве охраняется законом. Нетрудно заметить, что проект Сперанского не только осуществлял принцип разделения властей, с учётом определённых сдерживающих факторов, но, и это очень важно, предусматривал механизм их согласованного действия, дабы избежать возможного противостояния трёх ветвей власти. Сперанский брал во внимание обстоятельство, чётко высказанное противником разделения власти Н.М. Карамзиным: “Две власти в одной державе суть два грозные льва в одной клетке, готовые терзать друг друга”.1 Рассмотренные выше проекты механизма разделения властей Д. Локка и М.М. Сперанского подразумевали наличие монархии. Проект П.И. Пестеля (1793–1826гг.) — “Русская Правда” — в качестве формы государственного правления предусматривал республику — наиболее распространенную в настоящее время, и потому чрезвычайно интересен. Законодательная власть по проекту Пестеля, сосредоточена в Народном вече — “однопалатном органе, который избирается сроком на пять лет, с ежегодным переизбранием одной пятой его части, при этом “тот же самый может быть опять избран”2. “Никто не может распустить Народной вечи. Оно представляет волю в государстве, душу народа”.3 Исполнительная власть — державная Дума — состоит из пяти человек, избираемых сроком на пять лет. “Ежегодно из Думы выходит один и заменяется другим выбором … . Все министры и вообще все правительствующие места состоят под ведомством и начальством державной Думы”4. Блюстительная власть — Верховный собор состоит из 120 человек, которые назначаются на всю жизнь и не участвуют ни в законодательной, ни в исполнительной власти. Кандидатов назначают губернии, а Народное вече замещает ими “выбылые места”. Каждый закон направляется на утверждение в Верховный собор, который не входит в его рассмотрение по существу, но тщательно проверяет соблюдение всех необходимых формальностей, и только после утверждения Верховным собором законопроект получает юридическую силу. В теории разделения властей, предложенной Пестелем, “принимается правило определённости круга действий”, то есть, чётко устанавливаются компетенции законодательной, исполнительной и блюстительной власти. Более того, Пестель настаивал на том, чтобы каждому государственному органу “были присвоены точные и неизменные функции”. Собор имеет серьёзные контрольные функции и на местах, так как назначает по одному из своих членов в каждое министерство и в каждую область. Главнокомандующие действующих армий также назначаются Верховным собором. — “Собор удерживает в пределах законности Народную вечу и державную Думу. Собор имеет право отдавать под суд чиновника любого уровня за злоупотребления. Механизм действия законодательной и исполнительной власти, а также государственное устройство определяется Конституцией”1. В последствии серьёзный вклад в развитие отечественной теории разделения властей внёс НМ. Коркунов (XIX в.) — (“Указ и закон”). Однако в России осуществление этого принципа стало возможным только в конце XX века.

Таким образом, можно сделать следующие выводы:

1) Принцип разделения властей может быть присущ только демократическому государству, — ни в рабовладельческом, ни в феодальном государстве он невозможен, так как сам принцип подразумевает наличие экономически свободного собственника — основного представителя общества, обладающего и политическими правами.

2) Для фактического осуществления этого принципа необходимы определённые объективные условия — достаточная степень развития производительных сил и отношений, а также субъективные — уровень политического сознания общества.

3) Теория права предлагает разные варианты механизма действия принципа разделения властей.



II. Ветви власти как единый механизм взаимодействия в структуре государства.



Теория разделения властей отнюдь не предполагает создание “ки­тай­ской стены” между различными ветвями власти. Да это и невозможно, поскольку речь идет о едином институте, единой государственной власти. В государстве не может быть несколько различных по своей сущности властей: это исключается концепцией государственного суверенитета1. В условиях редкого в истории и кратковременного двоевластия, по существу, имело место переплетение разных по своей сущности властей – политической и государственной. Единство государственной власти при необходимом разграничении ее ветвей порождает переплетение некоторых эле­ментов, их взаимодействие, взаимозависимость, взаимопроникновение. На пример, акты с названием “законы” вправе принимать за редким исключением только представительный орган народа – парламент, олицетворяющий законодательную власть. Но, во-первых, в ряде стран понятие парламента является более широким, наряду с избираемой нижней палатой парламент включает не избираемую прямыми выборами верхнюю палату и главу государства, без подписи которого закон не имеет юридической силы. Подписывая законы, обладая правом вето (от лат. “ветаре” – запрещать), что выражается в праве главы государства возвратить закон в палату на новое рассмотрение, глава государства участвует в осуществлении законодательной власти. Во-вторых, не только в чрезвычайных, но и в обычных условиях возможно так называемое делегированное законодательство или принятие органами исполнительной власти актов, имеющих законную силу (на основе конституционных норм регламентации власти).

В сферу законодательной власти вмешиваются, также и суды – верховные и конституционные суды, конституционные советы. Они вправе объявлять законы неконституционными и тем самым лишать их юридической силы.

В свою очередь парламент тоже может осуществлять отдельные исполнительные и судебные функции. Так, парламент иногда подменяет исполнительную власть, обладает некоторыми судебными функциями: в одних странах он наделен полномочием на принятие обвинительного заключения и предания суду высших должностных лиц, в других рассматривает дело в порядке импичмента по правилам судебного процесса.

Здесь хотелось бы сделать дополнение и сказать, что в научных кругах иногда говорят и пишут о четвертой ветви власти – средствах массовой информации. Однако, это образное выражение. Средства массовой информации не являются носителем какой-либо официальной власти. Таковыми их называют в силу того, что они оказывают очень сильное, не редко решающее влияние на массы. Они играют исключительно важную роль в формировании общественного мнения, в создании положительного или, наоборот, отрицательного образа правящей элиты или отдельных лиц.1

В связи с отмеченным взаимопроникновением ветвей власти концепция разделения властей получила еще два важных дополнения: положения о необходимости баланса властей и о системе сдержек и противовесов. Обе проблемы решались еще при принятии конституции США, но их окончательное правовое регулирование сложилось позже – в практике Верховного суда США при толковании конституции. Создатели конституции США стремились к уравновешиванию ветвей власти, с тем чтобы ни одна из них не была такой, которая могла бы возвысится над другой, подавлять другую или другие. Их скоординированность получила название баланса властей.

Те же цели, хотя и в несколько ином выражении, имеет система сдержек и противовесов: каждая ветвь власти не только уравновешивает, но и ограничивает другую (другие). Президенты некоторых стран не могут распустить конгресс (парламент), но и конгресс не может сместить президента и руководимых им министров (кроме случаев импичмента); президент мог задержать закон конгресса путем отлагательного вето, но конгресс преодолевал его 2/3 голосов и т.д. В отличие от президентской республики в парламентарной республике или парламентарной монархии система сдержек и противовесов имеет другие механизмы действия. Там, например, можно уволить правительство, выразив ему вотум недоверия, однако глава государства имеет выбор: уволить правительство или распустить парламент с назначением новых выборов.

Единство власти не исключает различий в способах осуществления государственной власти теми или иными органами государства, не отменяет возможных конфликтов властей на правовой основе (различия, а следовательно, противоречия при решении конкретных государственных задач неизбежны уже в силу самого факта существования нескольких ветвей власти), но состязание на правовом поле требует не доводить разногласия до борьбы. По принципиальным вопросам государственной политики все ветви власти должны действовать согласованно, иначе невозможно управлять обществом – альтернативой этому являются анархия и распад. Такое развитие событий, когда противоречия властей доводится до стадии борьбы, как показывает опыт отдельных постсоциалистических государств и развивающихся стран, имеет только разрушительный характер.

Выше речь шла о горизонтальном разделении властей на уровне государства как целого, без учета особенностей его территориально-политического устройства. Вместе с тем в федерациях, унитарных государствах, имеющих автономные образования политического характера, основные законы (Конституции) решают вопрос о вертикальном разделении властей (государственной власти федерации и государственной власти ее субъектов), а в связи с концепциями публичной власти территориального дальнейшее деление государственной власти и власти местного самоуправления. Первая проблема решается на основе разграничения полномочий (предметов ведения) между федерацией и ее субъектами путем установления исключительных полномочий федерации, принципа верховенства федерального закона в сфере совместных полномочий и верховенства закона субъекта федерации в сфере полномочий, отнесенных к его ведению. С автономией дело обстоит несколько иначе: в конституциях и иных законах четко перечисляются вопросы, по которым органы политической автономии могут принимать местные законы.



1. Законодательная власть и ее органы.



1.1. Понятие парламента и его структура

В соответствии с концепцией разделения властей первое место среди ветвей государственной власти принадлежит законодательной. Исполнительна и судебная ветви власти хотя и имеют свою сферу деятельности, но действуют от имени и во исполнение закона.

Законодательная власть осуществляется прежде всего общегосударственным представительным органом, а в субъектах федерации, в автономиях политического характера – также местными законодательными органами. Общегосударственный представительный орган может иметь различные названия (национальное или народное собрание, конгресс, меджлис и т.д.), но за ним утвердилось обобщенное название “пар­ламент”. Во многих странах парламент не является единственным общегосударственным законодательным органом: законы могут издавать и другие органы. Кроме того, акты, имеющие, по существу, силу закона, издаются органами исполнительной власти на основе делегирования им соответствующих полномочий парламентом или на основе принадлежащей им по конституции регламентарной власти. Акты, имеющие силу закона, издают военные или революционные советы после военных переворотов.

Понятие парламента. Термин “парламент” происходит от французского “парле” – говорить (французский язык широко использовался аристократией в средневековой Англии, считающейся родиной парламента). Хотя предшественником парламента были представительные органы в Древней Греции и в Древнем Риме, сословно-представительные учреждения в начале Средних веков в Европе, происхождение современного парламента связывает с событиями XIII – XIV вв. в Англии, когда власть короля была ограничена собранием крупных феодалов, высшего духовенства, представителей городов и сельской местности.

Современный парламент – это высший орган народного представительства, выражающий суверенную волю народа, призванный регулировать важнейшие общественные отношения главным образом путем принятия законов, осуществляющий контроль за деятельностью органов исполнительной власти и высших должностных лиц. Наряду с этим, парламент обладает и многими другими функциями. Он формирует другие высшие органы государства, например, в некоторых странах избирает президента, образует правительство, назначает конституционный суд, ратифицирует международные договоры, заключенные правительством, объявляет амнистию и др.

Значение парламента в современном обществе огромно. Он является выразителем интересов различных политических сил, ареной поиска компромиссов. Хотя, в ряде случаев, в парламентской деятельности доминируют мелкие интересы, личные амбиции, как это бывает в некоторых странах СНГ.

Структура парламента. Под парламентом обычно понимают однопалатное представительное учреждение или нижнюю палату двухпалатного парламента, хотя с юридической позиции это понятие гораздо сложнее. В англосаксонском праве парламент – это триединое учреждение, включающее главу государства (монарх Великобритании, президент Индии), верхнюю и нижнюю палаты (при этом закон, как правило, может быть принят при согласии всех этих трех составных частей). В некоторых странах с влиянием англосаксонского права, где главой государства является президент и существует одна палата, парламент рассматривается как двуединое учреждение, состоящее из главы государства и палаты парламента. В Германии, Франции, а также некоторых других странах, под парламентом понимаются две его палаты, глава же государства не является составной частью парламента. Наконец, в некоторых странах, таких как Египет, глава государства рассматривается как часть однопалатного парламента.

Палаты парламента имеют разные названия (нередко – палата депутатов и сенат), но для обобщения их принято называть верхней и нижней. Верхняя палата в большинстве случаев имеет историческое значение и, как правило, обладает меньшими полномочиями, чем нижняя.

Верхняя палата может быть либо “слабой”, когда она в состоянии отсрочить принятие решения нижней палатой парламента, но не воспрепятствовать ему, поскольку ее вето может быть преодолено последней, либо “сильной”, когда без ее решения закон не может быть принят.

Глава государства является участником законодательной власти независимо от того, охватывается ли он понятием “парламент”, поскольку утверждает принятый закон своей подписью. Лишь в тех странах, где глава государства не подписывает законы, не обладает правом вето, он фактически не участвует в законодательстве. Но таких стран гораздо меньше, чем первых и, как правило, законы принимаются парламентом, а издаются главой государства (в связи с этим ниже мы рассмотрим институт промульгации законов).



1.2. Полномочия парламента

В зависимости от полномочий различают три вида парламентов:

  • с неограниченными полномочиями;

  • с ограниченными полномочиями;

  • консультативные.

Считается, что в связи с концепцией верховенства парламента парламенты с неограниченными полномочиями существуют в большинстве стран. Такой парламент может принять решение по любому вопросу, однако и в таких случаях есть прерогатива главы государства. В тех странах, где принято жесткое разделение властей, а также там, где есть органы конституционного контроля, обладающие правом объявлять законы неконституционными, концепция верховенства парламента подвергается определенным ограничениям.

Парламенты с ограниченными полномочиями существуют во Франции и некоторых франкоязычных странах. Конституции таких стран перечисляют вопросы, по которым парламент может издавать законы – законы-рамки, устанавливающие основы правового регулирования (более детальное регулирование вправе осуществлять исполнительная власть), и “исчерпывающие законы”, т.е. издаваемые по вопросам, которые могут регулироваться только парламентом. Все остальные вопросы составляют так называемую сферу регламентарной власти. По ним издаются нормативные акты президента, правительства, министров, парламент же в эту сферу не должен вмешиваться.

Консультативные парламенты существуют в некоторых мусульманских странах. Иногда они принимают законы с одобрения монарха, иногда вообще не могут издавать законы. Функции их носят чисто консультативный характер, и выражает мнение народа данного государства по конкретному вопросу, хотя это мнение никакого решающего значения не имеет.

Главная задача парламента – принятие законов. Среди них важнейшее значение имеют основные законы – конституции (в некоторых странах они принимаются парламентом), поправки к ним, органические законы, а также ежегодно принимаемые законы о государственном бюджете. Все они принимаются по особой процедуре, правда, неодинаковой для разных видов законов.

Парламент избирает, назначает, образует другие высшие органы государства, формируя их целиком или в части (другую часть может назначать президент). Делает он это самостоятельно или утверждая, давая согласие на их кандидатуры, предлагаемые другим высшим органом государства. Во многих странах парламент образует весь состав правительства путем голосования по программе правительства выражает ему доверие, после чего правительство назначается актом главы государства. Парламент или одна из его палат формирует конституционный суд (или назначает часть его членов), верховный суд (или назначает его председателя), назначает генерального прокурора, некоторых других должностных лиц.

В области внешней политики парламент ратифицирует (утверждает) международные договоры или дает согласие президенту на их ратификацию (при ратификации нельзя вносить поправки в договор, можно лишь утвердить его в целом или отказаться сделать это), решает вопрос об использовании вооруженных сил за пределами страны. Он обладает некоторыми квазисудебными полномочиями: решает вопросы об импичменте (отрешении от должности) президента и некоторых других должностных лиц, выносит решение о предании министров суду и т.п. Парламент наделен правом решать вопросы, относящиеся к основам правового положения группы лиц: только он может объявлять амнистию (прекращать наказание осужденных по определенным статьям уголовного кодекса).

Особое значение имеют финансовые полномочия парламента. В большинстве стран только он вправе устанавливать материальные обременения государства (в частности, принимать решения о государственных займах, займах у других государств и международных организаций), устанавливать налоги, принимать государственный бюджет в виде единого закона о доходах и расходах государства сроком на один год или в виде совокупности бюджетных (финансовых) законов. Вопросы государственной казны традиционно относятся к важнейшим полномочиям парламента.

Как уже отмечалось выше, в связи с системой сдержек и противовесов парламент вправе осуществлять контроль за деятельностью исполнительной власти и других высших органов государства. Формы такого контроля в государствах различны. Однако, парламент, будучи высшим органом народного представительства всегда обладает такими функциями. Этот контроль может носить как юридический характер (сюда можно отнести деятельность созданных парламентских комиссий), так и политический (например, выражение недоверия министру). Чаще всего используются формы контроля за деятельностью исполнительной власти, особенно правительства, министров, подчиненных им структур, хотя контроль парламента может осуществляться и в отношении других органов.

Формы контроля парламента:

Вопросы к правительству (во многих парламентах отводится особое время специально для вопросов к премьер-министру, министрам, другим высшим должностным лицам на пленарном заседании парламента (палаты), по интересующим парламент вопросам);

Дебаты (проводятся по заранее определенным вопросам и общей политике правительства. Их тему, как правило, предлагает оппозиция, но такие предложения могут исходить и от правительства, стремящегося обеспечить себе поддержку в общественном мнении);

Интерпелляция (используется только в парламентских республиках и монархиях, а также в некоторых полупрезидентских республиках. Она предусматривает постановку какого-либо важного, общественно значимого вопроса на пленарном заседании, за которой следует объяснение министра (главы правительства), обсуждение и принятие решения путем голосования. Неудовлетворительная оценка ответа, выражение недоверия, порицание действий могут повлечь за собой отставку министра или правительства в целом, либо последнее может, действуя через главу государства, распустить парламент с назначением даты новых выборов. Подача интерпелляции существенно затруднена. Обычно требуется большое число подписей, установлены жесткие сроки их подачи и т.п.);

Постановка вопроса о вотуме недоверия или внесение резолюции порицания правительству (решается голосованием). Внесение вопроса о вотуме недоверия, как и интерпелляции, затруднено и подчиняется строгим правилам. Обычно этот вопрос ставит оппозиция, пытающаяся “свалить” правительство. Однако и правительство часто прибегает к такой мере, связывая требование принять какой-либо закон с выражением недоверия правительству и угрожая в противном случае отставкой (отставка не всегда бывает выгодна части членов оппозиции). Вотум недоверия практически невозможен в дуалистической монархии и президентской республике, где правительство формируется главой государства по собственному усмотрению. В одних полупрезидентских республиках такая мера возможна, в других нет, но она всегда крайне затруднена. При вотуме недоверия даже одному министру ответственность может быть коллективной: в отставку уходит все правительство;

Доклады и отчеты правительства и министров о своей деятельности на пленарных заседаниях палат. Действенность этой меры зависит от формы правления. В парламентарных республиках и монархиях при неудовлетворительной оценке работы исполнительной власти встает вопрос об отставке правительства и министров, но, поскольку правительство опирается на парламентское большинство, этого, как правило, не бывает, да и отчеты практически не заслушиваются “своим” же парламентом (правда формой таких отчетов могут стать дебаты по политике правительства). При других формах правления доклады и отчеты превращаются, по существу, в информацию. Иногда на такие заседания, особенно в некоторых постсоциалистических странах, приглашаются не только парламентарии, но и представителе других государственных органов, что придает происходящему известную парадность.

Парламентские слушания. Эта форма активно используется в президентских и полупрезидентских республиках и крайне редко – в парламентарных государствах. Они организуются какой-либо постоянной комиссией парламента с целью привлечь внимание общественности, государственных органов к вопросам большой значимости. На слушания приглашаются представители исполнительной власти, известные общественные деятели, ученые, эксперты, другие лица. Какие-либо обязывающие решения на слушаниях не принимаются.

Парламентские расследования. Для этой цели парламент или его палаты создают специальные комиссии, которые имеют доступ ко всем документам, включая секретные; все должностные лица и граждане должны являться по вызову этих комиссий и давать показания, отказ грозит обвинением в неуважении к парламенту и наказанием;

Деятельность парламентских органов. Выше уже упоминалось о счетных палатах, задачей которых является проверка исполнения бюджета, принятого парламентом и других финансовых законов; об уполномоченных по правам человека, о генеральных контролерах. В ряде стран существуют комиссары по контролю за законностью в вооруженных силах, по экологии, равенству языков и др. Они не имеют распорядительных полномочий, но делают ежегодные доклады парламенту о состоянии законности, о недостатках в организации управления в соответствующей области, могут обратиться в органы юстиции с требованием возбудить дело в случаях грубых нарушений закона должностными лицами, а в некоторых странах и сами могут возбуждать такие дела. Иногда они даже обязаны следить за соблюдением этики поведения должностными лицами;

Созыв специальных заседаний парламента для контроля за действиями органов исполнительной власти в особых ситуациях (при введении чрезвычайного положения и т.п.);

Импичмент по отношению к высшим должностным лицам, когда парламент (нижняя палата) предъявляет обвинение в порядке квазисудебного процесса, верхняя палата решает вопрос об отрешении от должности. В некоторых странах парламент только формирует обвинение, а дело рассматривает специальный суд.

Контроль за делегированным законодательством – актами исполнительной власти, изданными по поручению парламента и имеющими силу закона. Такие акты представляются в парламент и иногда подлежат утверждению им в установленный срок (в противном случае они теряют силу).



2. Исполнительная власть и ее органы



2.1. Понятие исполнительной власти

Создатели концепции разделения властей полагали, что ограниченный монарх, будучи главой государства, одновременно будет осуществлять исполнительную власть через подчиненных ему министров. В соответствии с этими представлениями создавались многие ранние конституции в монархических государствах, а от части и в тех, где наследственного монарха заменял выборный президент и ему были подчинены министры.

В современных условиях по конституциям различных стран исполнительная власть принадлежит либо главе государства и правительству, либо только главе государства, либо только правительству. Ими исполнительная власть делегируется органам и должностным лицам низшего ранга. На деле такая градация может и не соблюдаться. В о многих странах глава государства (монарх или президент) лишь формально обладает исполнительной властью, в парламентарных республиках и парламентарных монархиях ее осуществляет правительство (совет, кабинет министров), по “совету” которого, а на деле по указанию президент издает правовые акты. В полупрезидентских республиках правительство, напротив, подотчетно президенту, в руках которого сосредоточено общее руководство исполнительной деятельностью, хотя по конституции исполнительная власть может принадлежать лишь правительству.

Органы исполнительной власти не ограничиваются только исполнением законов. Они занимаются также распорядительной деятельностью, что необходимо для осуществления исполнительских задач, издают нормативные акты во исполнение законов. Наконец, органы исполнительной власти обладают самостоятельными нормотворческими полномочиями, выходят за границы исполнительно-распорядительной деятельности по применению законов. На основе делегированных парламентом полномочий, обладая самостоятельной регламентарной властью, президент, правительство, министры издают множество нормативных актов, регулирующих важнейшие сферы жизни. Нередко такие акты имеют н меньшее, а большее, чем закон, значение.

Однако во многих странах монарх лишен конституцией полномочий исполнительной власти или утратил их на практике, оставаясь главой государства, как правило, в виде безвластного символа единства нации. Что же касается президентов, то в последние десятилетия стала прослеживаться тенденция отдаления главы государства от исполнительной власти в парламентарных и особенно в полупрезидентских республиках (в юридическом, а не фактическом отношении)1. В последних стали выдвигаться идеи особой президентской власти, арбитражных функций президента по отношению к другим институтам государственной власти. Эта идея и норма французской конституции 1958 года оказала влияние на многие другие основные законы, особенно постсоциалистических стран.

В президентских и полупрезидентских республиках создаются особые должности премьер-министров, советы министров, которых нет в традиционных президентских республиках (Бразилия, Мексика, США и др.). Должность премьер-министра обособляется от должности президента, юридически многие функции исполнительной власти изымаются из ведения президента, хотя фактически он остается главным руководителем правительства, а премьер-министр нередко является лишь административным премьером. Это относится и к ситуации и в некоторых постсоциалистических государствах, где президент непосредственно руководит деятельностью некоторых ключевых министров (обороны, внутренних дел, иностранных дел и др.), которые не подчиняются премьер-министру или, как считается, находятся в двойном подчинении: правительству как коллегии (фактически премьер-министру) и президенту.

На местах исполнительную власть осуществляют главы субъектов федерации (губернаторы и др.), формируемые парламентом местные правительства, избранные или назначенные губернаторы областей, начальники районов, префекты и другие представители президента и правительства. Им подчинен местный государственный аппарат, иной, чем аппарат органов местного самоуправления.

В отличие от судебных и представительных органов система органов исполнительной власти представляет собой единую вертикаль: нижестоящие должностные лица и органы подчинены вышестоящим, обязаны исполнять не только закон, но и указания вышестоящих органов и должностных лиц, акты нижестоящих органов могут быть отменены вышестоящими.



2.2. Глава государства

Глава государства – это конституционный орган и одновременно высшее должностное лицо государства, представляющее государство вовне и внутри страны, символ государственности народа2.

В разных странах глава государства рассматривается как неотъемлемая составная часть парламента, т.е. законодательной власти, поскольку без его подписи закон не действителен, либо как глава исполнительной власти и одновременно глава государства, либо как лицо, являющееся только главой государства и не входящее в какую-либо ветвь власти. Он может быть символом государственности, как монарх в Японии, властным арбитром по отношению к другим институтам государства, как президент Франции или единоличным властителем (Оман, Саудовская Аравия).

Глава государства бывает единоличным и коллегиальным. В первом случае это монарх или президент, во втором – постоянно действующий орган парламента, им избираемый. В настоящее время подобным органом является Государственный совет на Кубе, где нет президента. В Китае главой государства является избираемый парламентом председатель республики, но многие функции главы государства он выполняет совместно с Постоянным комитетом парламента, а некоторые такие функции осуществляет сам Постоянный комитет. В Швейцарии функции главы государства осуществляет правительство, а президент избирается парламентом на один год и существенных полномочий не имеет.

Глава государства, независимо от его разновидности, имеет некоторые общие для всех стран полномочия. В отношении парламента это созыв его сессий, опубликование законов, право роспуска, иногда – право вето. Глава государства формирует правительство (порой лишь формально его утверждает), обладает правом увольнять министров и правительство в отставку, назначать судей, предоставлять гражданство и право убежища, заключать и ратифицировать определенного рода международные соглашения, назначать дипломатических представителей, награждать, помиловать осужденных и др., но осуществление этих полномочий на практике зависит от формы правления, от реального положения главы государства. Кроме того, при любой форме правления одни полномочия глава государства может реализовывать самостоятельно, а для осуществления других требуется согласие или утверждение парламента (например, для назначения послов в США) или даже правительства (в условиях парламентарной республики). Кроме того, в парламентарных республике и монархии, а иногда и в полупрезидентских республиках, для того чтобы некоторые акты президента или монарха действовали, премьер-министр должен скрепить их подписью (так называемый принцип контрассигнатуры). Реже это может быть наряду с подписью премьера также подпись министра, ответственного за выполнение данного акта президента или монарха.

Монарх. Как правило, монарх (король, султан и др.) является главой государства и одновременно главой исполнительной власти. На деле, однако, вся полнота власти ему принадлежит только в абсолютной монархии. Реально полномочиями главы государства и главы исполнительной власти он пользуется в дуалистической монархии, в парламентарной же монархии акты главы государства и главы исполнительной власти он совершает обычно по указанию правительства.

Как известно, монарх получает и передает свой пост по наследству. Существуют несколько систем наследования:

салическая, когда престол наследуют только мужчины (прежде всего старший сын), а женщины, в том числе дочери, исключаются из числа наследников престола (Бельгия, Норвегия, Япония и др.);

кастильская, когда женщины (дочери) наследуют престол, ели у покойного монарха нет сыновей. Если же есть младший сын и старшая сестра, то сын имеет преимущество (Великобритания, Дания с 1953г., Испания, Нидерланды и др.);

шведская, в соответствии с которой по закону 1980 г. женщины наследуют престол на равных основаниях с мужчинами. В настоящее время 22-летняя дочь короля Швеции, у которого есть еще и младший сын, является претендентом на трон и действует как заместитель короля во время его отъездов из страны;

австрийская, когда женщины могут наследовать трон при условии, что во всех поколениях данной династии нет мужчин (сейчас не существует);

мусульманская, когда трон наследует, по существу не определенное лицо, а “благородная” правящая семья (часть династии), которая сама уже решает, кто именно из ближайших родственников покойного монарха (не обязательно сын) займет освободившийся трон (Катар, Кувейт, Саудовская Аравия и др.). Эта же семья при участии высших священнослужителей и мусульманских ученых (улемов) смещает короля и ставит на его место другого члена семьи;

племенная, когда король рассматривается как главный вождь племени, а его наследника определяет племенной совет из числа многочисленных сыновей покойного (в Свазиленде это делает племенной совет во главе с королевой-матерью, в чем складываются пережитки матриархата. Последний раз он избирал короля в 1982 г. из числа более чем 150 сыновей покойного.

Правовое положение монарха. Монарх – лицо неприкосновенное. Он не может быть привлечен к административной, уголовной ответственности, против него не может быть обращен гражданский иск. За действия монарха по управлению государственными делами политическую ответственность несут его министры. Он имеет право на особый титул – король, султан и др., на особое обращение “Ваше Величество”. Монарх обладает государственными регалиями (трон, корона, скипетр и др.), имеет свой двор – лиц, занятых обслуживанием его самого и семьи, но оплачиваемых из государственного бюджета. Часто монарх наделяется правом вето по отношению к законам (в отличие от президента он может обладать правом абсолютного вето, которое парламент не может преодолеть), хотя использует его не часто.

В соответствии с конституцией монарх назначает правительство, но на деле в парламентарных монархиях он только подписывает соответствующий документ, состав же правительства обуславливается соотношением различных сил в парламенте и определяется партией, обладающей парламентским большинством. В дуалистических монархиях монарх сам подбирает и назначает министров, возглавляя правительство (правда всегда имеется пост премьер-министра). В абсолютных монархиях он имеет неограниченную власть, хотя тоже обычно есть должность премьер-министра и ее занимает, как правило, один из ближайших родственников монарха.

Фактическая роль монарха в разных странах различна. В дуалистической и особенно в абсолютной монархиях он имеет реальную власть, в парламентской – царствует, но не правит. В последнем случае его влияние на политическую жизнь невелико, а иногда даже ничтожно; он подписывает (и не может отказаться от этого) все акты, которые ему передают парламент и правительство. В то же время у монарха есть резервные, “спящие” полномочия, королевская прерогатива, которая может быть использована в определенных ситуациях. В 1981 г., используя свои полномочия, испанский король активно выступил в защиту демократии, против попытки группы офицеров восстановить реакционные франкистские порядки (в принципе не имеет значения, какими личными мотивами король руководствовался при этом), но возможны и противоположные акции: по тексту конституций в парламентарных, а на деле в дуалистических монархиях (в Марокко, Непале и др.) монархи нередко выступают с крайне антидемократических позиций.

Президентура. Президент может занимать различное положение в системе государственной власти:

быть только главой государства;

одновременно главой государства и исполнительной власти;

главой государства и фактическим руководителем правительства при наличии определенной должности премьер-министра.

Президент избирается на определенный срок, но бывали случаи и пожизненной президентуры, а также президенты занимавшие свои посты иными путями, чем выборы. Нередко президентами провозглашает своих руководителей военная хунта, захватившая власть. В 1994 – 1995 гг. в большинстве азиатских постсоциалистических стран (Туркменистан, Узбекистан и др.) вместо выборов были проведены референдумы о продлении срока действующего президента до 2000 г.1.

Согласно многим конституциям, президент пользуется неприкосновенностью, его нельзя привлечь к административной ответственности, уголовное наказание возможно только после отрешения президента от должности. Однако, во многих странах к президенту может быть предъявлен гражданский иск. Гражданские иски к государству также могут быть обращены к президенту как представителю государства. Он имеет определенные привилегии: свою резиденцию, особый транспорт, охрану, свой штандарт – флаг являющийся символом президентской власти. Денежное содержание президенту устанавливается парламентом и обычно является наиболее высоким среди должностных лиц.

Президент обладает целым рядом полномочий, которые сформулированы в конституции или ином нормативном акте. Хотя, эти полномочия сформулированы однотипно в президентской, полупрезидентской, парламентской республике, но на самом деле в их осуществлении существует огромная разница, связанная с особенностями формы правления. Здесь приводятся только сформулированные полномочия президента:

Полномочия по представительству государства вовне и внутри страны;

Полномочия в отношении парламента и осуществлении им законодательной власти;

Полномочия по формированию других высших органов государства;

В сфере нормотворческой деятельности президент издает нормативные акты, отменяет акты органов исполнительной власти;

Полномочия по урегулированию чрезвычайных ситуаций;

Полномочия по распоряжению вооруженными силами (является, как правило, верховным главнокомандующим):

Как высшее должностное лицо президент назначает государственных служащих определенного ранга;

Полномочия в сфере правового статуса личности.

Конституции предусматривают обязанности президента и содержат определенные запреты. Президенту запрещается любое совмещение должностей и мандатов, иные виды работ, участие в руководстве акционерных компаний, приобретение государственного имущества, иногда не разрешается получать вознаграждение за научную, художественную и литературную деятельность, если он занимается ею. В некоторых странах президенты на период избрания прекращают членство в политической партии, другие продолжают свою партийную деятельность. Нередко президент может покидать страну только с разрешения парламента.

В отличие от монарха президент несет ответственность за свои действия. Он отвечает за государственную измену, взяточничество, совершение других тяжких преступлений. Формы, процедуры и условия этой ответственности особые: уголовная ответственность наступает лишь после отрешения президента от должности.



2.3. Правительство

Правительство – это коллегиальный орган исполнительной власти, обладающий общей компетенцией осуществляющей руководство государственным управлением. Оно имеет разные названия: совет министров, кабинет, кабинет министров, государственный совет (Китай), административный совет (КНДР), федеральное правительство (Германия) и др. Правительство возглавляет административную, т. е. исполнительно-распорядительную, деятельность в стране. Под его руководством находятся государственный аппарат, вооруженные силы, финансы государства, иностранные дела.

С точки зрения перечня должностных лиц состав правительства в разных странах различен. В его состав входит возглавляющий правительство премьер-министр, который может иметь другие официальные названия. Под руководством премьера работают министры (или его заместители, государственные секретари и др.). В состав правительства часто включаются министры без портфеля – лица, которые не руководят каким-либо ведомством, но на заседаниях правительства имеют право решающего голоса. Иногда они выполняют отдельные поручения премьер-министра, координируют работу группы министерств.

Нередко в составе правительства создаются более узкие структуры, которые могут выполнять некоторые (порой довольно важные) полномочия правительства.

Особую роль в правительстве играет премьер-министр (председатель правительства). От него зависит подбор кандидатур в состав правительства. Нередко парламент избирает или назначает только премьер-министра, остальных министров он назначает и смещает сам. В последние десятилетия роль премьера в коллегии правительства во всех странах значительно возросла. Он уже не просто первый среди равных, а лицо, определяющее политику правительства, да и голосование на заседаниях правительства бывает все реже, решающее слово принадлежит премьер-министру.

Способ образования правительства зависит от формы правления. В полупрезидентской республике партийный состав парламента учитывается при образовании правительства, поскольку для назначения премьер-министра обычно требуется согласие парламента. Это частично парламентский способ формирования правительства, поскольку для назначения других министров согласия парламента не требуется (в редких случаях такое согласие необходимо для назначения некоторых ключевых министров). После выборов президента, даже если он избирается на второй срок своего правления, правительство формируется заново.

В парламентарных республиках и парламентарных монархиях применяется парламентский способ формирования правительства, основанный на выборах в парламент. После каждых выборов правительство формируется заново, даже если у власти сохранилась та же партия, но выборы нового президента не влекут за собой создания нового правительства. Правительство при данном способе формирования считается созданным, если оно получает доверие парламента, но юридически оно создается следующим за этим указом (декретом) главы государства.

В большинстве конституций полномочия правительства определены самым общим образом. Лишь в единичных случаях содержаться указания на вопросы, которые правительство должно решать коллегиально. Это, как правило, наиболее важные вопросы в компетенции правительства. На практике вопросы, входящие в компетенцию правительства, часто решают президиум, комитеты в правительстве, премьер-министр.

Ответственность правительства и его членов зависит от того, совершены ли ими те или иные правонарушения при исполнении служебных обязанностей или в качестве частных лиц. В последнем случае в ряде стран они отвечают наравне с другими гражданами, но в некоторых странах предусмотрен министерский иммунитет, министр придается суду по постановлению парламента и судит его особый суд.

Ответственность при исполнении служебных обязанностей возможна за нарушение закона, за уголовные преступления (государственную измену и др.), за нарушение служебных обязанностей. Она может быть политической, уголовной, гражданской и дисциплинарной.

Министерства и ведомства. Министерства и ведомства являются отраслевыми органами исполнительной власти, имеющими специальную компетенцию в определенных сферах государственного управления.

В различных странах существуют разные по профилю министерства, но типовыми из них являются: министерство обороны, иностранных дел, труда, финансов, сельского хозяйства, здравоохранения, образования и др. Наряду с министерствами действуют ведомства (комитеты, департаменты, управления). Руководители правительственных ведомств утверждаются парламентом или назначаются президентом, имеют ранг министра и входят в состав правительства. Управление министерствами и ведомствами осуществляется по принципу единоначалия. Министр всегда имеет помощников, личных сотрудников, которые и составляют штат министерства, но не входят в состав правительства.

Внутри министерств создаются дирекции, управления, департаменты, отделы. Ими руководят назначаемые министром начальники. Группы управлений и отделов курируют заместители министра. В странах континентального права особое значение имеет генеральный секретариат министерства. Это своего рода министерский штаб.



3. Судебная власть и ее органы



3.1. Понятие судебной власти

В любой стране существуют различные юридические учреждения: органы дознания и расследования, прокуратура, нотариат, адвокатура и т.п. Особое место среди них занимает суд, являющийся носителем особой ветви государственной власти – судебной. Другие юридические органы такой властью не обладают.

В отличие от законодательной власти суд не создает общих правил поведения, не занимается исполнительно-распорядительной деятельностью, хотя в судебных учреждениях есть должности судебных исполнителей. Государственная власть суда имеет конкретный характер. Суд рассматривает и решает конкретные дела и споры, возникающие вследствие различных конфликтов в обществе (уголовные дела, имущественные притязания, трудовые споры, споры политического характера, жалобы граждан на действия чиновников). Эти вопросы рассматриваются судом в ходе судебного процесса, т.е. в особой процессуальной форме, установленной законом. Ее соблюдение при осуществлении судебной власти имеет принципиальное значение: если нарушена форма процесса, решение суда, даже правильное по существу, отменяется вышестоящим судом и дело направляется на новое рассмотрение.

Суд рассматривает и решает те или иные конфликты в обществе, возникшие между его членами – юридическим и физическими лицами, - в соответствии с законом и правосознанием членов судейской коллегии, рассматривающей дело, и внутренним убеждением судей. Правосознание, внутреннее убеждение, сложившееся на базе жизненного опыта и в ходе рассмотрения конкретного дела имеет огромное значение при осуществлении судебной власти. Ее реализация – приговор по уголовному делу, решение по гражданскому иску – представляет собой акт государственного принуждения, совершаемый в особых формах.

Особенности судебной власти как независимой ветви предполагает судейское самоуправление­ – наличие высших квалификационных судейских коллегий. Только они могут решить вопрос об отстранении судей от работы, о наложении на них взысканий, повышении их в должности и т.п. Органы законодательной и исполнительной власти, как правило решать эти вопросы не вправе, хотя они могут избирать или назначать судей (с согласия кандидатов на судебные должности).

В отличие от законодательной власти, которая теснейшим образом связана с политикой, в отличие от исполнительной власти, которая тоже участвует в политике и поддается политическому давлению со стороны партий, при осуществлении судебной власти политическое давление должно быть исключено, равно, как и любое другое давление с целью повлиять на решение суда. Для этого существует ряд привилегий, которыми располагают судьи (статус судьи).

Важнейшим положением статуса судей является принцип несменяемости. Это означает, что судья не может быть смещен с должности досрочно, до наступления установленного законом предельного возраста, за исключением случаев, когда он совершил преступление или недостойно вел себя, но он может уйти в отставку и по собственному желанию. Несменяемость означает также, что смена партии у власти не влияет на положение судей.

Судьи независимы и подчиняются только закону. Признаются принципы их деполитизации и департизации. Как правило, судьи не могут состоять в политических партиях, участвовать в политических акциях, забастовках и т.п. На судей распространяется принцип несовместимости должностей: они не могут заниматься другой оплачиваемой работой, торговой или промышленной деятельностью. В судебных учреждениях исключаются родственные связи. Закон устанавливает, что вознаграждение судей не может быть уменьшено во время пребывания их в должности.

Положение ветви судебной власти в определенной степени противоречиво. С одной стороны, это очень сильная власть, так как только она может осуществлять такие меры, которые не вправе предпринимать ни законодательная, ни исполнительная власть. С другой стороны, это сравнительно слабая власть, потому что она не опирается на прямую поддержку избирателей, как власть законодательная. Судебная власть не имеет силовых механизмов, как исполнительная (ее судебные исполнители – крайне слабый аппарат). Сила этой власти коренится в неуклонном исполнении закона, в уважении судебного решения, его непререкаемости. Такое отношение к судебной власти со стороны других государственных органов, граждан, их объединений, юридических лиц сложилось, однако, не во всех государствах. Оно воспитывается долго и существует, прежде всего, в странах с длительными демократическими традициями, там, где укоренился принцип господства права.

Обращение в суд, как правило, является для сторон платным. Судебный процесс стоит дорого, поэтому во всех странах стоит вопрос о доступности суда для бедных. Обычно, в некоторых случаях предусматривается бесплатная юридическая помощь (бесплатное оказание адвокатских услуг и др.), некоторые виды исков не подлежат обложению судебной пошлиной, например, дела об алиментах, трудовые споры.

Другая проблема – длительность судебного процесса. Иногда решение дела занимает годы. Это снижает эффективность судебной власти. Наконец, во многих странах остро стоит проблема исполнения судебных решений: решения судов иногда игнорируется исполнительной властью, а сами суды не достаточно авторитетны, их материальное оснащение бедно. Поэтому роль суда в разных странах не одинакова. Особенно это характерно для стран Востока, где предпочитают улаживать споры традиционными методами, часто с помощью племенных вождей, старейшин, нередко путем выкупа как возмещения за совершенные преступления, а иногда путем кровной мести.



3.2. Осуществление судебной власти

Судебная власть осуществляется единолично судьей или судебной коллегией, действующих в особом судебном процессе. Вне судебного процесса судья может обладать лишь другими полномочиями. Деятельность суда закрепляется принципами, закрепленными в конституциях. Одни из них имеют общий характер, другие распространяются преимущественно на уголовный процесс, где особенно важна защита прав личности.

К числу общих конституционных принципов относятся:

Осуществление правосудия только судом, другие должностные лица и органы государства не вправе присваивать себе функции правосудия;

Независимость судей и подчинение их только закону. Ни один государственный орган, должностное или иное лицо не вправе указывать суду, как ему следует решить то или иное дело; судьи решают дело на основе закона и личного убеждения. Если вышестоящий суд отменяет судебное решение, то он опять-таки не указывает, как именно следует решить дело, а направляет его в иной состав судебной коллегии, и уже она решает дело;

Свобода доступа к суду. Нельзя отказывать в приеме дела по причинам отсутствия закона или его неясности. Суд обязан принять и рассмотреть иск (он может отклонить рассмотрение только по причине неподведомственности или неподсудности дела);

Коллективное отправление правосудия. Мировой судья единолично может рассматривать только мелкие правонарушения;

Ведение судебного процесса на языке, понимаемом сторонами, или с обеспечением им переводчика за счет государства;

Гласность, т.е. открытый, публичный суд. Закрытые заседания проводятся если в процессе затрагиваются вопросы государственной тайны, интимные отношения сторон;

Возможность обжалования и пересмотра судебного решения путем апелляции (повторное рассмотрение дела по существу по процедуре первой инстанции), кассации (проверка выполнения закона судом), ревизий, которая сочетает черты апелляции и кассации;

Ответственность государства за судебную ошибку. Государство возмещает физическому или юридическому лицу ущерб, который причинен ему ошибочным судебным решением, неправильным осуществлением правосудия.

Конституция закрепляет некоторые особые принципы в сфере уголовного процесса – гарантии правосудия, поскольку именно в уголовном процессе судебное, т.е. государственное принуждение проявляется особенно жестоко. К их числу относятся: право обвиняемого на рассмотрение дела в присутствии присяжных заседателей, которые решают вопрос о его виновности или невиновности; право пользоваться помощью адвоката с момента задержания или ареста; право на бесплатную юридическую помощь в установленных законом случаях; презумпция невиновности (каждый обвиняемый в совершении преступления считается невиновным, пока его виновность не будет доказана и установлена вступившим в законную силу приговором суда; ни кто не может быть осужден повторно за одно и тоже преступление; при осуществлении правосудия не допускается использование доказательств, полученных с нарушением закона; закон устанавливающий и отягчающий ответственность обратной силы не имеет. Некоторые из названных принципов относятся, прежде всего, к уголовному процессу, но распространяются и на гражданские дела.

Также, во всех государствах, существуют различные органы и должностные лица, одна из задач которых состоит в содействии судебной власти. Это прокуроры, следователи, адвокаты, нотариусы, судебная полиция, судебные исполнители.





IV. Реальное осуществление принципа разделения властей.



Первые же конституции — США 1787 г., Франции 1789 г. — закрепили, хотя и в разных вариантах разделение властей.

Законодательную власть конституция 1787 г. (США) вверяла конгрессу, состоящему из двух палат: палаты представителей избирающейся (как в то время, так и теперь) населением штатов и сенатам, членов которого избирали (вплоть до 1913 г.) парламенты штатов. Из этого видно, что сенат с самого начала был замыслен как палата консервативная по составу, не зависящая от избирателей, тормоз по отношению к палате представителей. “Джон Адамс, будущий президент страны, так прямо и заявлял: сенат должен налагать узду на палату представителей. Другой из “отцов” конституции — Медисон — писал, что сенат необходим на случай если нижняя палата использует “во зло” свою власть”.1

Палата представителей и сенат получали равные права в том, что касалось законодательной инициативы и принятия законов. Главой государства и правительства конституция называла президента США. Он избирался выборщиками по штатам. Они подавали голоса с помощью бюллетеней. Проходил тот, за которого было подано большинство голосов выборщиков. Многие члены учредительного конгресса предлагали, чтобы президента избрал сам конгресс — так надёжнее. Против этого были выставлены возражения, основанные на историческом опыте. Ссылались в частности на интриги, на борьбу группировок, которые сопровождали избрание польских королей сеймом. После многих колебаний должность президента решили сделать временной. Его полномочия были ограничены четырьмя годами, но было намеренно отпущено право переизбрания президента на новый срок. Президент США наделён значительной властью. Он объединяет в своём лице главу государства и премьер–министра правительства. Ему принадлежит верховное командование армией. Следуя принципу разделения властей, конституция лишила президента законодательной инициативы в строгом смысле слова (права представлять палатам готовый законопроект); его вето на законопроект, принятый обеими палатами, может быть “опрокинуто” квалифицированным большинством обеих палат. В тоже время президент не зависел от того, как будет принята проводимая им политика в палате представителей или сенате. Так же и министры. Они не являются членами конгресса и не зависят от его решения. “Но так обстояло больше в теории, чем на практике. На самом деле конгресс обладал (и обладает) значительными возможностями давления на президента, равно как и президент не лишён возможности давления на конгресс”.1 Назначения на все высшие посты президент производит с согласия сената, на менее важные — палаты представителей. Но увольнять своих чиновников президент может по собственному усмотрению: считается, что нельзя иметь послушных исполнителей, если нет права их уволить.

Третьей властью США конституция называет суд. Уже в конституанте (учредительном конгрессе) было высказано мнение, в общем принятое, что Верховный федеральный суд — высшая судебная инстанция США — должен получить право пересмотра законов принятых конгрессом при их несоответствии конституции. Имелось в виду, что это право Верховный суд будет осуществлять не вообще (как надзорная инстанция), а в связи с определённым делом — уголовным или гражданским, находившемся в его производстве. В этом именно смысле были сформулированы правомочия Верховного суда США в Законе о судоустройстве 1789 г., принятого первым конгрессом США (ст. 25). Вопрос о неконституционности всего закона в целом или его части может быть поставлен не иначе как частным лицом (организацией) на том основании, что этим законом нарушается какая либо гарантия, установленная конституцией для личности, чести, имущества или иных прав истца. После соответствующего решения Верховного суда никто не может ссылаться на отвергнутый закон или быть привлечённым к ответственности на его основании. Так осуществлялся (и осуществляется) принцип разделения властей в США.

В 1789 г. Декларация прав человека и гражданина, принятая во Франции (и являющаяся частью нынешней Французской Конституции) в статье 16 также закрепила этот важнейший принцип: “Всякое общество, в котором не обеспечено пользование правами и не проведено разделение властей, не имеет конституции”.2

На протяжении XIX–ХХ веков разделение властей завоевало все более широкие позиции, превратившись со временем в общепризнанный принцип цивилизации и демократии.

В президентской республике разделение властей проводится наиболее последовательно. Об этом, в частности, свидетельствует опыт США, рассматриваемый выше, где этот принцип был существенно дополнен системой “сдержек и противовесов”, которые позволили не только разделить три власти, но и конструктивно уравновесить их. В сущности, США за всю свою историю не знали глубоких конституционных кризисов, хотя столкновения властей, особенно законодательной и исполнительной, периодически всё же происходили.

Существенные особенности свойственны системе разделения властей в государствах с парламентской формой правления: парламентских республиках и парламентарных монархиях. Здесь, как и в любом конституционно–правовом государстве, обеспечивается относительная самостоятельность и независимость законодательной, исполнительной и судебной власти, но баланс между ними поддерживается при помощи специфических средств. Так, баланс законодательной и исполнительной власти обеспечивается, в частности, тем, что парламент может выразить недоверие правительству, а глава государства может распустить парламент.

Есть свои особенности и в полупрезидентских республиках. Согласно Французской доктрине, например, применение принципа разделения властей отнюдь не равнозначно раздроблению и ослаблению власти, а напротив, должно служить сотрудничеству и кооперации всех её ветвей. Только такая, сильная, власть может служить интересам человека и общества, в чём и состоит высшее предназначение государства. В современной Франции президент обладает широкими полномочиями, благодаря которым он является в определённой мере носителем исполнительной власти, при осуществлении которой он, однако, не несёт ответственности перед парламентом. В то же время президент делит исполнительную власть с правительством, которое в свою очередь, должно опираться на поддержку парламентского большинства. Принятию резолюции порицания правительству может быть противопоставлен досрочный роспуск Национального собрания, хотя и здесь есть определённые ограничения. Двухпалатный парламент остаётся высшим законодательным органом страны, но его полномочия, равно как и сфера применения закона, строго ограничены конституцией. Столкновения по вопросам компетенции трёх властей должны разрешаться в основном Конституционным Советом.

В Российской Федерации принцип разделения властей впервые закреплён в Декларации о государственном суверенитете РСФСР. Конституция Российской Федерации 1993 г. фиксирует этот принцип как одну из основ конституционного строя. В статье 10 говориться: “Государственная власть в Российской Федерации осуществляется на основе разделения на законодательную, исполнительную и судебную. Органы законодательной, исполнительной и судебной власти самостоятельны”.1 Конституционные нормы, определяющие механизм государственной власти закреплены в главах “Президент Российской Федерации”, “Федеральное Собрание”, “Правительство Российской Федерации”, “Судебная власть”. Все эти высшие государственные органы власти в равной степени выражают целостную концепцию народного суверенитета. Разделение властей есть разделение полномочий государственных органов при сохранении конституционного принципа единства государственной власти.

Поэтому представляется целесообразным остановиться на анализе положения данных высших органов государственной власти, чтобы лучше уяснить механизм действия принципа разделения власти в Российской Федерации.

Пост Президента был учреждён в Российской Федерации общенародным референдумом в апреле 1991 г. По Конституции РФ 1993 г. “Президент РФ является главой государства” (п. 1, ст. 80, Конституции РФ). В прежней Конституции его функция была определена через термины “высшее должностное лицо” и “глава исполнительной власти”. Изменение конституционной формулы не означает сужения функций Президента РФ или его “отлучения” от исполнительной власти. Термин “глава государства” более точно отражает и то, и другое, но не свидетельствует о появлении четвёртой основной ветви власти. Когда, тем не менее, употребляют термин “президентская власть”, то это может означать только особый статус Президента в системе трёх властей, наличие у него некоторых собственных полномочий и комплексный характер его разнообразных прав и обязанностей во взаимодействии с двумя другими властями, но в основном — с исполнительной властью. “Президент не вправе вмешиваться в полномочия Федерального Собрания или судебных органов — Конституция строго разделяет их полномочия. Разногласия между властями он может регулировать только с помощью согласительных процедур или путём передачи спора в суд. В то же время многие статьи Конституции указывают на то, что фактически Президент признаётся главой исполнительной власти (право назначать Правительство, право председательствовать на заседаниях Правительства и т.д.)”.1 Полномочия Президента, вытекающие из различия конституционных функций главы государства и парламента, в основном и главном не конкурируют с полномочиями представительного органа.

Конституция проводит чёткое различие их полномочий, исходя из принципа разделения властей. В то же время полномочия Президента в сфере взаимоотношений с парламентом позволяют рассматривать главу государства как непременного участника законодательного процесса. Президенту принадлежит право назначать выборы Государственной Думы, в то время как выборы Президента назначаются Советом Федерации. Таким образом, назначение выборов этих органов государственной власти происходит не на взаимной основе, чтобы избежать взаимозависимости.

После выборов Государственная Дума собирается на тридцатый день самостоятельно, но Президент может созвать заседание Думы ранее этого срока. Президент имеет право законодательной инициативы, то есть, внесение законопроектов в Государственную Думу, он обладает правом вето на законопроекты, принятые Федеральным Собранием. Это вето именуемое в теории как относительное, может быть преодолено при повторном принятии законопроекта двумя палатами Федерального Собрания при раздельном обсуждении большинством в две трети каждой палаты — в этом случае Президент обязан подписать закон в течение семи дней. Законопроект становится законом и вводится в действие только после его подписания и обнародования Президентом. На рассмотрение отводится 14 дней, после чего закон должен быть или отклонён, или входит в силу. Президент обращается к Федеральному Собранию с ежегодными посланиями о положении в стране, об основных направлениях внутренней и внешней политики государства, но обращение с этими посланиями не означает, что он нуждается в утверждении своих идей.

Президент назначает референдум в порядке, установленном федеральным конституционным законом. Президент вправе распускать Государственную Думу, но не предусмотрено его право распускать Совет Федерации. Роспуск Думы возможен в случае трёхкратного отклонения ею представленных кандидатур Председателя Правительства (ч.4, ст.111, Конституции РФ), при двукратном вынесении недоверия Правительству в течение 3-х месяцев (ч.3, ст.117) и при отказе Думы в доверии Правительству (ч.4, ст.117). В случае роспуска Государственной Думы Президент назначает новые выборы с тем, чтобы новая Дума собралась не позднее чем через 4 месяца после роспуска. Государственная Дума не может быть распущена Президентом: “1) в течении года после её избрания; 2) с момента выдвижения ею обвинения против Президента до принятия соответствующего решения Советом Федерации; 3) в период действия на всей территории РФ военного или чрезвычайного положения; 4) в течение 6-ти месяцев до окончания срока полномочий Президента РФ.”1 Строгое обусловливание роспуска Думы и ограничения прав Президента в этой области свидетельствует о том, что роспуск Думы рассматривается как явление экстраординарное и не желательное. При всех случаях роспуска Государственной Думы Совет Федерации продолжает свою деятельность, обеспечивая непрерывность представительной власти.

В соответствии с принципом разделения властей и независимости судов Президент не вправе вмешиваться в деятельность судебных органов. Однако он участвует в формировании органов судебной власти. Так, только Президенту предоставлено право выдвижения кандидатур для назначения Советом Федерации на должности судей Конституционного Суда, Верховного Суда, Высшего Арбитражного Суда. Президент также назначает судей других федеральных судов. Никто не в праве требовать от Президента выдвинуть ту или иную кандидатуру — это было бы нарушением принципа разделения властей. В соответствии с Федеральным Законом Президент предлагает Совету Федерации кандидатуру на эту должность и он же вносит предложение об освобождении от должности Генерального Прокурора РФ.

При характеристике Российского парламента в свете принципа разделения властей можно выделить три момента: “а) применение к нему термина “парламент” означает официальное принятие категории парламентаризма с учётом Российских условий и особенностей, а также мирового цивилизованного опыта; б) специфическим свойством является определение его как общенационального представительного органа; в) Федеральное Собрание — законодательный орган Российской Федерации”. Однако Конституция 1993 г. не исходит из принципа верховенства парламента над исполнительной властью. Вопрос о недоверии Правительству, выраженном Государственной Думой, окончательно решается Президентом РФ.

Конституция Российской Федерации главой 7 выделяет и третью самостоятельную ветвь власти — Судебную. Судебная власть и органы её осуществляющие, обладают значительной спецификой, это отражено в ч.2 ст. 118 Конституции РФ, где сказано, что судебная власть осуществляется посредством конституционного, гражданского, административного и уголовного судопроизводства. Конституция Российской Федерации чётко определяет, что правосудие в России осуществляется только судами РФ. При этом подчеркивается независимость судов. Конституцией Российской Федерации предусмотрены: а) Конституционный Суд РФ; б) Верховный Суд РФ; в) Высший Арбитражный Суд РФ. Согласно Конституции РФ действуют другие федеральные суды.

Особенно ярко действие принципа разделения властей в отношении судебной власти можно обнаружить по роли Конституционного Суда РФ. Согласно статьи 125 Конституции Российской Федерации, п.2 “Конституционный Суд РФ по запросам Президента РФ, Совета Федерации, Государственной Думы, одной пятой членов Совета Федерации, или депутатов Государственной Думы, Правительства РФ, Верховного Суда РФ и Высшего Арбитражного Суда РФ, органов законодательной и исполнительной властей субъектов РФ разрешает дело о соответствии Конституции РФ: а) федеральных законов, нормативных актов Президента РФ, Совета Федерации, Государственной Думы, Правительства РФ; б) Конституций республик, уставов, а также законов и иных нормативных актов субъектов РФ, изданных по вопросам, относящимся к ведению органов государственной власти РФ и совместному ведению органов государственной власти РФ и органов государственной власти субъектов РФ; в)договоров между органами государственной власти РФ и органами государственной власти субъектов Российской Федерации, договоров между органами государственной власти субъектов РФ; г) не вступивших в силу международных договоров РФ”.1 Конституционный Суд РФ разрешает споры о компетенции: а) между федеральными органами государственной власти; б) между органами государственной власти РФ и органов государственной власти субъектов РФ; в) между высшими государственными органами субъектов РФ. Конституционный Суд РФ по жалобам на нарушение конституционных прав и свобод граждан и по запросам судов проверяет конституционность закона, применённого или подлежащего применению в конкретном деле, порядке установленном федеральным законом. Конституционный Суд РФ даёт толкование Конституции РФ. Акты или их отдельные положения, признанные неконституционными, утрачивают силу.

Чтобы лучше понять масштабность, роль, значимость Конституционного Суда РФ в действии принципа разделения властей можно использовать следующий пример из судебной практики: “Правительство РФ в нарушении требований ст. 168 и 169 ГК РФ отсрочило без достаточных оснований исполнение своих договорных обязательств в одностороннем порядке изменило их условия. Оно необоснованно предоставило преимущества подчинённым ему органам, на которые возлагалось исполнение обязательств по отовариванию чеков на легковые автомобили. В период действия отсрочки Президент РФ издал Указ “О мерах по либерализации цен” от 3.12.1991 г., которым со 2.01.1992 г. отменено государственное регулирование цен на многие товары, в том числе и на автомобили. Убытки выразились в многократном обесценении стоимости целевых вкладов и невозможности получения автомобилей по целевым чекам по первоначальной цене, являющейся существенным условием договорного обязательства государства перед гражданами. Частичная индексация целевых вкладов и целевых чеков (Постановление Правительства РФ от 24.01.92) по мнению Конституционного Суда не отвечала требованиям Закона РСФСР об индексации доходов и сбережений граждан от 24.10.91 г. Конституционный Суд РФ признал: “Правительство действовало противоправно… нарушив имущественные права и интересы граждан оно вышло за предмет своей компетенции, предусмотренной Конституцией РФ.”1 Таким образом, в данном случае судебная власть в лице Конституционного Суда РФ, исходя из принципа разделения властей, чётко определила степень компетенции Правительства РФ, на основании Конституции РФ, не допустив её превышения.

Из всего сказанного можно сделать следующий вывод. Принцип разделения властей существует не только в теории государства и права, он реально осуществляется на практике в различных государствах мира, причём имеет место в различных формах, вариантах, не теряя при этом своего содержания. В Российской Федерации государственная власть также строится на основе этого принципа, хотя при этом имеет свои специфические особенности.

Заключение



Какими бы ни были разными варианты механизма действия принципа разделения властей теория в основе определяет следующее его содержание:

Законодательная власть обладает верховенством, поскольку она устанавливает правовые начала государственной и общественной жизни, основные направления внутренней и внешней политики страны, а, следовательно, определяет, в конечном счете, правовую организацию и формы деятельности исполнительной и судебной властей. Главенствующее положение законодательных органов в механизме правового государства обуславливает высшую юридическую силу принимаемых ими законов, придаёт общеобязательный характер нормам права, выраженных в них. Однако верховенство законодательной власти не носит абсолютного характера. Пределы её действия ограничены принципами права, естественными правами человека, идеями свободы и справедливости. Она находится под контролем народа и специальных конституционных органов, с помощью которых обеспечивается соответствие законов действующей конституции.

Исполнительная власть в лице своих органов занимается непосредственной реализацией правовых норм, принятых законодателем. Её деятельность должна быть основана на законе, осуществляться в рамках закона. Исполнительные органы и государственные должностные лица не имеют права издавать общеобязательные акты, устанавливающие новые, не предусмотренные законом права или обязанности граждан и организаций. Исполнительная власть носит правовой характер лишь в том случае, если она является подзаконной властью, действует на началах законности. Сдерживание исполнительной власти достигается также посредством её подотчётности и ответственности перед представительными органами государственной власти. В правовом государстве каждый гражданин может обжаловать любые незаконные действия исполнительных органов и должностных лиц в судебном порядке.

Судебная власть призвана охранять право, правовые устои государственной и общественной жизни от любых нарушений, кто бы их не совершал. Правосудие в правовом государстве осуществляется только судебными органами. Никто не может присвоить себе функции суда. В своей правоохранительной деятельности суд руководствуется только законом, правом и не зависит от субъективных влияний законодательной или исполнительной власти. Независимость и законность правосудия являются важнейшей гарантией прав и свобод граждан, правовой государственности в целом. С одной стороны, суд не может присваивать себе функции законодательной или исполнительной власти, с другой стороны его важнейшей задачей является организационно–правовой контроль за нормативными актами этих властей. Судебная власть, таким образом, выступает сдерживающим фактором, предупреждающим нарушение правовых установлений, и прежде всего конституционных, как со стороны законодательных, так и исполнительных органов государственной власти, обеспечивая тем самым реальное разделение властей”.1

Таким образом, разграничение единой государственной власти на три относительно самостоятельные и независимые отрасли предотвращает возможные злоупотребления властью и возникновение тоталитарного управления государством, не связанного правом. Каждая из этих властей занимает своё место в общей системе государственной власти и выполняет свойственные только ей задачи и функции. Равновесие властей поддерживается специальными организационно–правовыми мерами, которые обеспечивают не только взаимодействие, но и взаимоограничение полномочий в установленных пределах. В то же время они гарантируют независимость одной власти от другой в пределах тех же полномочий. Следует отметить, что принцип разделения властей является одним из принципов правового государства и эффективно действовать может только в связке с ними, важнейшими из которых являются принцип законности, взаимная ответственность государства и личности, реальность прав личности.



Тематика принципа разделения властей показывает, насколько важна теоретическая правовая база как подготовительная ступень для реального осуществления на практике — в государственно-правовом строительстве. Правильно выведенное содержание, анализ и чётко определённый круг необходимых критериев объективных и субъективных факторов, предложение различных вариантов с сохранением основной конструкции в теории помогут избежать болезненных “опытов” на практике, ломающих порой судьбы поколений и отдельных людей. Естественно при создании правового государства, в котором принцип разделения властей занимает важнейшее место, “творцам” надо учитывать как богатый теоретический, так и практический опыт.

Список использованной литературы



  1. Конституция Российской Федерации// М., “Юридическая литература”, 1993 г.

  2. Политология. Энциклопедический словарь// М., 1993 г.

  3. Бойцова В. В., Бойцова Л. В. “Интерпретация принципа ответственности государства за ущерб, причинённый гражданам в практике Конституционного Суда РФ”// “Государство и право”, №4, 1996 г., стр. 52.

  4. Баглай М. В., Габричидзе Б. Н. “Конституционное право Российской Федерации”// М., “Инфра”, 1996 г.

  5. Валуев М. “Исторические типы философии”// М., “Знания” 1992г.

  6. Исаев И. А., Золотухина М. Н. “История политических и правовых учений России”// М., “Юрист”, 1995 г.

  7. Марченко М. Н. “Общая теория государства и права”// М.: “Зерцало”, 1998г., в 2-х томах.

  8. Хропанюк В. Н. “Теория государства и права”// М., “ДТД”, 1996г.

  9. Черниловский З. М. “Всеобщая история государства и права”// М., “Юрист”, 1996 г.

  10. Чиркин В. Е. “Конституционное право зарубежных стран”// М.: “Юристъ”, 1997г.

1 Политология. Энциклопедический словарь. М., 1993 г. стр. 329.


1 Политология. Энциклопедический словарь. М., 1993 г стр. 330.

1 М.Валуев. «Исторические типы философии», М., 1992 г., стр. 36–37.

2 И.А. Исаев, М.Н. Золотухина «История политических и правовых учений России». М., «Юрист», 1995 г.,

1И.А. Исаев, М.Н. Золотухина «История политических и правовых учений России». М., «Юрист», 1995 г., стр. 209.

2 И.А. Исаев, М.Н. Золотухина «История политических и правовых учений России». М., «Юрист», 1995 г стр. 220.

3 И.А. Исаев, М.Н. Золотухина «История политических и правовых учений России». М., «Юрист», 1995 г стр. 220.

4 И.А. Исаев, М.Н. Золотухина «История политических и правовых учений России». М., «Юрист», 1995 г стр. 221

1 И.А. Исаев, М.Н. Золотухина «История политических и правовых учений России». М., «Юрист», 1995 г стр.221.

1 В. Е. Чиркин. Конституционное право зарубежных стран // М.: Юрист, 1997г., стр. 130.

1 Марченко М. Н. Общая теория государства и права. Академический курс в 2-х томах.// М.: Зерцало, 1998г., стр. 162.

1 Чиркин В. Е. Конституционное право зарубежных стран. – М.: Юристъ, 1997г., стр. 267.

2 Чиркин В. Е. Конституционное право зарубежных стран. – М.: Юристъ, 1997г. стр. 268.

1 Чиркин В. Е. Конституционное право зарубежных стран // М.: Юристъ, 1997г., стр. 275.

1 З.М. Черниловский «Всеобщая история государства и права», М., «Юрист», 1996 г., стр. 272.

1 «Всеобщая история государства и права», стр. 272.

2 М.В. Баглай, Б.Н. Габричидзе «Конституционное право Российской Федерации», М., «Инфра», 1996 г., стр. 129.

1 Конституция РФ. М., «Юридическая литература», 1993 г., стр. 7, ст. 10.

1 «Конституционное право Российской Федерации», стр. 129.

1 «Конституционное право Российской Федерации», стр. 344–345.

1 Конституция РФ., стр. 53–54, ст. 125

1 В.В. Бойцова, Л.В. Бойцова «Интерпретация принципа ответственности государства за ущерб причинённый гражданам в практике Конституционного Суда РФ». «Государство и право», №4, 1996 г., стр. 52.

1 В.Н. Хропанюк «Теория государства и права», М., «ДТД», 1996 г. стр. 84–85.


Случайные файлы

Файл
166107.rtf
13710-1.rtf
12950-1.rtf
179126.rtf
151604.rtf