Правовые презумпции (kursov_text)

Посмотреть архив целиком

30



1. ОПРЕДЕЛЕНИЕ ПОНЯТИЯ «ПРАВОВАЯ ПРЕЗУМПЦИЯ»

1Презумпция (лат. presumption - предположение) – заключение о наличии каких-либо положений, фактов, прав субъекта на основе доказанности других положений, фактов, прав субъекта. П. в указанном смысле имеются в различных отраслях права.

В добуржуазном и буржуазном праве П. отводилось и отводится весьма большое место, причём на ряду с П. законными допускаются т. н. П. «общечеловеческие», или П., не предписанные законом, применение которых зависит от того, найдёт ли судья правильным применение подобных не предписанных законом П. в данном рассматриваемом им случае.

Естественно, что само допущение не предусмотренных законом П. расширяет сферу усмотрения буржуазного судьи и облегчает обход закона или произвольное применение его в интересах буржуазии. Законные П. в буржуазном праве делятся на условные, т. е. такие П., когда факты, положения или права субъекта предполагаются установленными, пока не доказано обратное, и безусловные, т. е. такие П., когда факты, положения или права субъекта предполагаются установленными, без допущения показывания обратного.

О классовой сущности и роли П. в буржуазном праве можно судить уже по таким характерным для него П., как: всякий частный владелец какого – либо движимого имущества считается частным собственником этого имущества, пока не будет доказано обратное; всякий договор предполагается возмездным; всякий долг – процентным и т. д. Любая из подобных П. открыто выражает защиту интересов частных собственников. Однако не все П. в буржуазном праве носят столь открыто классовый характер; в большинстве случаев классовая сущность П. в буржуазном праве завуалирована.

В ходе классовой борьбы в буржуазных странах ряд юридических П., из числа наиболее откровенно выражающих классовую сущность, был под давлением требований масс отменён (напр., установленная в своё время Кодексом Наполеона. П., в силу которой в делах по договорам о найме рабочей силы утверждение нанимателя об уплате заработной платы предполагалось доказанным без какой-либо проверки.) Ряд юридических П., провозглашённых в своё время буржуазией в ходе борьбы против феодалов, носил относительно прогрессивный характер (напр., П. невиновности, согласно которой обвиняемый предполагается невиновным, пока не будет доказана его вина). В эпоху империализма, когда буржуазия поворачивает от буржуазной «демократии» к реакции, от собственной, т. е. фальшивой буржуазной и урезанной законности, к открытому произволу, подобного рода П. либо отменяются, либо, формально сохраняясь, фактически не применяются и заменяются на деле П. реакционного порядка. Так, в современных США П. невиновности отброшена и заменена П. виновности.

В советском социалистическом праве П. применяются только в тех случаях, когда это предписано законом. Советское право не признаёт безусловных П., ему известны лишь условные П. (напр., всякое бесхозяйное спорное имущество предполагается государственной собственностью, пока не будет доказано обратное; по ст. Г.К. при доказанности факта причинения вреда суд обязан сделать заключение о виновности причинителя, пока не доказано обратное; по ст. ГПК имущество, находящееся в помещении должника, считается его собственностью, пока не доказано обратное). Естественно, что П. в советском социалистическом праве принципиально иные по своей сущности и роли, чем П. в буржуазном праве. В советском праве нет, и не может быть П., которые бы не были установлены в интересах трудящихся масс и их социалистического государства. И в тех случаях, когда известные советскому праву П. внешне сходны с той или иной П. буржуазном праве, сущность и роли их глубоко различны. Так, П. невиновности в буржуазном праве там, где она ещё формально сохранена в законодательстве, является одним из средств маскировки фактически угнетательской деятельности буржуазного суда.

В наше время презумпция не потеряла своего значения, т.е. правовая презумпция – предположение (в сфере права либо только в связи с правом) о наличии или отсутствии определённых фактов, основанных на связи между предполагаемыми фактами и фактами наличными и подтверждённое предшествующим опытом.

Существенным признаком презумпции является её предположительный характер. Презумпции – это обобщения недостоверные, а вероятные. Однако степень их вероятности очень велика и основывается она на связи между предметом и явлениями объективного мира и повторяемости жизненных повседневных процессов.

Роль презумпций в праве велика, и было бы неправильным видеть в них только средство юридической техники. Некоторые общеправовые презумпции приобрели значимость правовых принципов: презумпция знания закона, презумпция добропорядочности гражданина, презумпция не виновности обвиняемого и др. К средствам законодательной техники можно отнести только неопровержимые презумпции. По своему характеру они также имеют вероятный характер и, в принципе, могли быть опровергнуты, но закон вопрос об их опровержении исключает.

2. ПРАВОВАЯ ПРЕЗУМПЦИЯ В «Уголовном праве РФ»



Так, в соответствии со ст. 20 УК РФ уголовной ответственности подлежат лица, достигшие ко времени совершения преступления шестнадцатилетнего возраста, а за некоторые виды преступлений (тяжкие и особо тяжкие и некоторые другие) – с четырнадцатилетнего возраста.

В основе этой нормы лежит презумпция непонимания общественной опасности своего деяния лицом, не достигшим к моменту совершения преступления возраста, по достижению которого возможна уголовная ответственность. Неопровержима эта презумпция с точки зрения её юридической значимости. Это означает, что если даже в силу каких – то причин (раннего психического развития, например) малолетний правонарушитель и сознавал общественную опасность своего деяния, он все равно не будет привлечён к уголовной ответственности, поскольку закон не устанавливает такой возможности. Презумпция в данном случае опровергаться не будет, её опровержение не имеет совершенно никакого юридического значения и смысла. Этой презумпцией руководствуется следователь или дознаватель ОВД, возбуждая уголовное дело или ведя по нему производство. Аналогична, как технико-юридический приём, презумпция не дееспособного лица, не достигшего определённого законом возраста, в гражданском праве.

2.1. ПРЕЗУМПЦИЯ НЕВИНОВНОСТИ, ЕЕ СУЩНОСТЬ И НАЗНАЧЕНИЕ. Представление о презумпции невиновности как одном из принципов уголовного судопроизводства сложилось давно. В принятой в период французской буржуазной революции Декларации прав человека и гражданина (1789 г.) это понятие было выражено следующим образом: "Так как каждый человек предполагается невиновным, пока его не объявят виновным (по суду), то в случае необходимости его ареста всякая строгость, которая не является необходимой для обеспечения (за судом) его личности, должна сурово караться законом" (ст.9).2

Примерно такие же формулировки встречаются и в теоретических работах дореволюционной России. "Наряду со всеми, являющимися и вызываемыми на суд, - писал М. В. Духовский, - в особое положение ставится подсудимый. В прежнем процессе это бесправный объект исследования. Теперь это, доколь его виновность не доказана, прежде всего, полноправный гражданин страны. Поэтому если необходимость и должна заставить применить к нему на предварительном следствии меры стеснения, то они должны быть ограничены пределами крайней необходимости"1 "Praesumptio juris идет в пользу подсудимого, он предполагается невиновным, доколь не доказано противное", - писал Л. Е. Владимиров». "Современный процесс исходит из предположения невиновности (praesumptio boni viri)", - утверждал И. Я. Фойницкий3.

Проблема презумпции невиновности постоянно находилась в поле зрения и представителей науки советского уголовного процесса. В течение долгого времени она не переставала быть предметом дискуссии. "Нелепость этой формулы (имеется в виду формула презумпции невиновности –Д.Е.), - писал в эти годы активный противник презумпции невиновности К. А. Мокичев, - совершенно очевидна. В самом деле, ведь по этой формуле следует, что прокурор, следователь, лицо, производящее дознание, да и суд, пока судебный приговор не вступил в законную силу, имеют дело с лицом невиновным...". Бесспорно, нет большей вины перед человеком, чем необоснованное привлечение его к уголовной ответственности и незаконное его осуждение. И сегодня, анализируя судебную практику, приходишь к единственному выводу - необходимо с нарастающей активностью добиваться строгого соблюдения в деятельности правоохранительных органов принципа презумпции невиновности, точного следования всем другим демократическим началам судопроизводств. С началом перестройки Верховный Суд СССР стал уделять значительно большее внимание жалобам не незаконное осуждение за особо опасные государственные преступления в 30 - 40-х годах. С 1986 по 1989 год Верховный Суд СССР реабилитировал по этим делам около 400 человек. Бесспорно, в последние годы суды стали более требовательно относится к оценке материалов предварительного следствия, фактов нарушений и судебных ошибок стало меньше, следовательно, стоит задача минимизировать их для этой цели необходимо, в первую очередь, правильно трактовать презумпцию невиновности, самое главное, закрепить ее в законодательных актах в точной формулировке. Только после этого мы сможем требовать от правоохранительных органов точного соблюдения принципа презумпции невиновности, а в случае игнорирования ее - привлекать к ответственности лиц, пренебрегающих презумпцией невиновности. Конституцией СССР 1977 г. впервые было закреплено основное положение принципа презумпции невиновности: "Никто не может быть признан виновным в совершении преступления, а также подвергнут уголовному наказанию иначе, как по приговору суда и в соответствии с законом" (ст.160).После принятия Конституции СССР 1977 г. вопрос о презумпции невиновности привлек к себе пристальное внимание.

В политико-правовом комментарии Конституции СССР отмечалось, что ст.160 предусматривается "важное демократическое положение о презумпции невиновности". Законодательное закрепление формулировки презумпции невиновности всегда было настоятельной необходимостью. Уточнение формулировки презумпции невиновности и ее закрепление в соответствующем законодательстве становится необходимой особенно после принятия Конституции Российской Федерации 1993 года, то есть появления в ней ст.49. Однако в законодательстве нужно закрепить столь совершенную, полную и исчерпывающую формулировку презумпции невиновности, которая, охватывая все элементы данного принципа, исключала бы разночтения.

Понятие принципа презумпции невиновности формулируется в признаваемых РФ авторитетных международных документах. Во Всеобщей декларации прав человека, принятой Генеральной Ассамблеей ООН 10 декабря 1948 г., презумпция невиновности сформулирована следующим образом: "Каждый человек, обвиняемый в совершении преступления, имеет право считаться невиновным до тех пор, пока его виновность не будет установлена законным порядком путем гласного судебного разбирательства, при котором ему обеспечиваются все возможности для защиты" (п.2 ст.11).

В Международном пакте о гражданских и политических правах, принятом Генеральной Ассамблеей ООН 18 декабря 1966 г. и ратифицированном СССР 18 сентября 1973 г., записано: "Каждый обвиняемый в совершении уголовного преступления имеет право считаться невиновным до тех пор, пока его виновность не будет доказана согласно закону" (п.2 ст.14).Здесь возникает ряд вопросов.

Во-первых, зачем нужна в уголовном процессе подобная презумпция? Почему нельзя ограничится требованием, чтобы органы следствия и суд устанавливали в каждом конкретном случае обстоятельства дела так, как они имели место в действительности, отказываясь от всех презумпций, от всякой предвзятости и соблюдать полную объективность при расследовании и рассмотрении уголовных дел?

Во-вторых, кто же согласно презумпции невиновности, считается невиновным? Если иметь в виду человека вообще, то кажется чем-то само собой разумеющимся, что вину в совершении преступления надо доказывать, и, конечно же, пока вина не доказана, нельзя утверждать, что человек виновен. Если же иметь в виду не человека вообще, а именно то лицо, в отношении которого собраны достаточные доказательства, дающие основания для предъявления обвинения в совершении преступления, то кажется нелепым и противозаконным привлекать к уголовной ответственности того, кого считают невиновным.

В-третьих, не вступает ли презумпция невиновности в противоречие с жизнью, с действительностью, имея в виду, что презумпция невиновности обвиняемого, который, скорее всего, виновен и в большинстве случаев судом признается виновным, не подтверждается, а опровергается практикой? А если это так, то зачем нужна такая презумпция, которая в отличие от других типичных презумпций представляется фикцией?

В-четвертых, если в соответствии с презумпцией невиновности обвиняемый считается невиновным, то не столь уж нелогичен вывод, что "видеть в обвиняемом возможного преступника - значит руководствоваться не презумпцией невиновности, а именно презумпцией виновности, что, конечно, не может не наложить известного отпечатка на отношения следователя и судей к обвиняемому...". Но разве не противоречит принципам законности и охраны прав граждан привлечение к уголовной ответственности человека, в котором ни следователь, ни судья не видят "возможного" преступника? Перечисленные, как и некоторые другие трудности и сомнения вызвали в недалеком прошлом резкие расхождения и серьезные колебания среди процессуалистов в вопросе об их отношении к презумпции невиновности.

Если попытаться как-то классифицировать высказанные в литературе взгляды о презумпции невиновности, то можно выделить следующие четыре группы:

1) Наиболее крайнюю позицию занимают те, по мнению которых презумпция невиновности должна быть отвергнута на том основании, что "... без вины именно данного конкретного лица по данному конкретному факту не может быть ни следствия, ни дознания, ни судебного разбирательства".7 Другими словами, обвиняемый виновен, иначе он не привлекался бы к уголовной ответственности. Здесь идет речь уже не о презумпции виновности, а о безусловной виновности каждого привлекаемого к уголовной ответственности лица. Эта точка зрения находится в явном противоречии с гарантиями интересов личности в уголовном судопроизводстве и единодушно была подвергнута резкой критике в юридической печати.

2) Авторы второй точки зрения выступают против презумпции невиновности, исходя не из того, что без вины нет следствия, а из того, что обвиняемый должен доказать свою невиновность также, как общество и государство доказывают его виновность. Другими словами, лицо, привлекаемое к уголовной ответственности, презумпируется виновным, и поэтому на него возлагается бремя доказывания своей невиновности.

3) Сторонники третьей точки зрения полагают, что необходимо отказаться от всяческой предвзятости в отношении привлеченного к уголовной ответственности, исходя из того, что "... обвиняемый в процессе не презумпируется ни виновным, ни невиновным".

Такие гарантии интересов обвиняемого, как обязанность суда вынести случае не доказанности обвинения, по мнению сторонников указанной точки зрения, необязательно выводить из презумпции невиновности, поскольку "их с таким же успехом можно (и должно) вывести из задач уголовного судопроизводства..." Точно так же возлагать на обвиняемого обязанность доказывать свою виновность недопустимо "не потому, что это вытекает из презумпции невиновности, а просто потому, что таково прямое требование закона...". Это, конечно, не решение вопроса: "просто потому, что таково прямое требование закона" не объясняет, а почему оно таково, а не иное. А таким это требование является именно потому, что законодатель исходит из принципа презумпции невиновности.

4) Сторонники четвертой точки зрения исходят при решении вопроса о значении презумпции невиновности в уголовном судопроизводстве из специфики судебного исследования в отличие от научного процесса познания. Это отличие состоит не в том, что судебное исследование является ненаучным, а в том, что научное исследование может быть завершено познавательным результатом, либо (во всяком случае, на данном этапе) безрезультатно. Судебное же исследование никогда не завершается без юридического результата и в той части, в которой обвинение не удалось ни подтвердить, ни опровергнуть. Коль скоро основание процесса породило вопрос об уголовной ответственности, то цель процесса состоит в том, чтобы (кроме случаев прекращения дела за отсутствием предпосылки процесса) дать на этот вопрос положительный или отрицательный ответ. С этой задачей можно справится, если удастся положительно установить либо виновность, либо невиновность привлекаемого к уголовной ответственности лица. Но, к сожалению, условия судебной и следственной практики таковы, что в отдельных случаях не удается с достоверностью установить ни виновность, ни невиновность обвиняемого. В таких ситуациях, когда виновность обвиняемого лишь вероятна (или даже максимально вероятна), когда остаются неустранимые сомнения в виновности обвиняемого, следователь и суд не могут вопрос о виновности оставить открытым, заявив обвиняемому: мы не установили, что Вы виновны, но мы не уверены и в том, что Вы невиновны. Факт Вашей виновности остается под вопросом. И в таких случаях органы следствия и суд обязаны дать ясный, недвусмысленный ответ: да, виновен! Или - нет, невиновен!. А дать такой ответ при указанных условиях они могут исходя из того, что либо обвиняемый считается невиновным, пока его вина не будет доказана (презумпция невиновности), либо обвиняемый считается виновным, пока не будет доказана его невиновность (презумпция виновности). И законодатель со всей определенностью высказался в пользу гуманного принципа презумпции невиновности.

Серьезной теоретической разработке подвергнута проблематика презумпции невиновности и вытекающего из него правила о толковании сомнений в пользу подсудимого в работах В. П. Нажимова. Автор обоснованно возражает против понимания правила о толковании сомнений в пользу обвиняемого в том смысле, что "при наличии у суда сомнений в том или ином факте суд не должен исходить из этого факта как несомненного" (такой вывод вытекает из принципа объективной истины). Суть этого правила автор усматривает в том, что если "установленные факты (имеющиеся доказательства) позволяют сделать не один, а несколько вытекающих их них выводов, следует делать только тот вывод, который более благоприятен обвиняемому". По мнению В. П. Нажимова, презумпция невиновности "вытекает из ст.13 УПК, устанавливает, что признание вины в совершении преступления... может иметь место не иначе, как по приговору суда" (с.30). Этот вывод вытекает также из принципа объективной истины, согласно которому утверждать можно лишь то, что доказано. Значит, пока суд не установил доказанности виновности, лицо виновным быть признано не может. Что же касается норм действующего уголовно-процессуального закона, в которых наиболее отчетливо выражено действие презумпции невиновности, то следует, прежде всего, выделить норму, устанавливающую, что обвинительный приговор постановляется при условии, если в ходе судебного разбирательства виновность подсудимого в совершении преступления доказана, а приговор суда может быть обвинительным или оправдательным (ст.30 УПК РСФСР; в дальнейшем - УПК). Суть этой нормы заключается не в том очевидном факте, что если вина подсудимого доказана, его необходимо осудить, а если подтвердится его невиновность, то он подлежит оправданию. Из приведенных статей закона следует другое, а именно то, что нашему процессу неизвестен институт оставления подсудимого в подозрении, так как за не доказанностью вины выносится оправдательный, полностью реабилитирующий подсудимого приговор. А в этом, прежде всего и заключается принцип презумпции невиновности и вытекающее из него правило о толковании сомнений в пользу подсудимого. Для уяснения сущности и значения презумпции невиновности весьма важно точно определить, кто считается невиновным - обвиняемый (подсудимый), подозреваемый или всякий гражданин. Ряд авторов, подразумевая под термином "обвиняемый" только лицо, привлеченное к уголовной ответственности в качестве обвиняемого, полагает, что в определение презумпции невиновности необходимо включить не только обвиняемого, но и подозреваемого. (Петрухин И. Л, Касумов Ч. С.)

Думается, что сферу действия данного института не следует ограничивать указанием конкретной процессуальной фигуры (обвиняемый, подсудимый, подозреваемый). И с учетом сказанного представляется целесообразным, чтобы основная часть формулы презумпции невиновности включала в себя следующее содержание: "Каждый человек, обвиняемый в совершении уголовного преступления, имеет право считаться невиновным до тех пор, пока его виновность не будет доказана согласно закону при обеспечении ему всех возможностей для защиты". Итак, презумпция невиновности - один из важнейших принципов демократического уголовного процесса, имеющий самостоятельное назначение и выполняющий особую, лишь ему отведенную служебную роль.

2.2. О СООТНОШЕНИИ ПРИНЦИПОВ

ПРЕЗУМПЦИИ НЕВИНОВНОСТИ И ОБЪЕКТИВНОЙ

ИСТИНЫ

Презумпция невиновности в ее объективной трактовке является

важным регулятором уголовно-процессуальных отношений, определяющих процессуальное положение обвиняемого, права и обязанности органов, ведущих борьбу с преступностью. В такой трактовке презумпция невиновности означает "не субъективное мнение участника процесса о виновности обвиняемого, а объективное правовое положение: закон считает обвиняемого невиновным, пока те, кто считает обвиняемого виновным, не докажут, что он действительно виновен". Действительно, закон бы ничего не гарантировал, если бы он предписал следователю или судье видеть или не видеть в обвиняемом возможного преступника, думать о нем так или иначе, предполагать то или иное, и наоборот, важным регулятором уголовно-процессуальных отношений становится закон, когда он указывает, как, каким образом должны поступать органы следствия и суд и тогда, когда они считают, например, что собраны достаточные доказательства, дающие основание для предъявления обвинения в совершении преступления, и в случае, когда они придут к выводу, что участие подсудимого в совершении преступления не доказано. Но субъективистская трактовка принципа презумпции невиновности - не единственная слабая сторона в позиции сторонников принципа презумпции невиновности. Противники этого принципа нередко используют трактовку сторонниками презумпции невиновности вопроса о соотношении категорий презумпции невиновности и объективной истины. Так, М. С. Строгович отмечал: "Презумпция невиновности означает требование безусловной истинности утверждения о виновности: обвиняемый может быть признан виновным только при несомненной доказанности его виновности. Именно презумпция невиновности исключает правомерность обвинительного приговора, основанного на соображениях вероятной виновности обвиняемого, на чем угодно, кроме безусловной и несомненной достоверности того, что обвиняемый виновен в совершении инкриминируемого ему обвинения".15, Но если сказанное означает принцип презумпции невиновности, то, что же остается на долю принципа объективной истины? А ведь именно из принципа объективной истины, по мнению самого М. С. Строговича, следует тезис: "что не доказано, того нельзя утверждать". По этим же основаниям нельзя согласится и с точкой зрения Н. Н. Полянского, отстаивавшего принцип презумпции невиновности со следующих позиций. "Что можно, - спрашивает автор противопоставить требованию, чтобы суд, постановляя приговор, руководствовался презумпцией невиновности? Только утверждение, что обвинительный приговор может быть постановлен и при сомнении в виновности обвиняемого". Но утверждение, что "обвинительный приговор может быть постановлен и при сомнении в виновности обвиняемого" противоречит принципу объективной истины в уголовном процессе. И если бы речь шла об опровержении только этого утверждения, то для этой цели вполне достаточно принципа объективной истины и незачем вводить еще принцип презумпции невиновности. Возражая В. И. Каминской, которая значение презумпции невиновности свела "к тому, чтобы подтолкнуть мысль и деятельность лица, исследующего судебное дело, на всестороннее рассмотрение дела, исчерпывающее разрешение всех его гипотетических решений", С. А. Голунский не без основания замечает: "Но если так, то не проще ли говорить не о презумпции невиновности, а о всесторонности расследования дела?" Как видим, попытка сторонников презумпции невиновности приписать ей задачи, которые выполняются другими принципами процесса и, в частности, принципом объективной истины используется ее противниками для того, чтобы поставить под сомнение само право этого принципа на существование. Каково же действительное соотношение принципов объективной истины и презумпции невинности? Принцип объективной истины означает, как известно, требование, чтобы выводы следователя и суда полностью соответствовали действительности, то есть фактическим обстоятельствам дела. Согласно же принципу презумпции невиновности обвиняемый считается невиновным, пока его виновность не будет доказана в установленном законом порядке. Из сказанного следует, что между принципом объективной истины и принципом презумпции невиновности имеется определенная связь. Достоверность, полная доказанность виновности как необходимое условие обвинительного приговора - это общий вывод, который действительно вытекает из обоих принципов.

Наряду с этим, однако, каждый из упомянутых принципов имеет свое особое целевое назначение, содержит ответ на совершенно различные вопросы, являются противоположностью различных принципов процесса (принципа формальной истины и принципа презумпции невиновности). Именно поэтому нельзя обойтись в уголовном процессе одним лишь принципом объективной истины. Так, одно требование установления объективной истины логически не исключает возможности оставления подсудимого в подозрении в случаях, когда его виновность представляется лишь вероятной, но недостоверной. Зато вынесение оправдательного приговора с полной реабилитацией подсудимого за недостаточностью улик для его обвинения неизбежно вытекает из принципа презумпции невиновности: раз обвиняемый считается невиновным, пока не будет установлено обратное, то значит, пока это обратное не доказано теми, кто на этом настаивает, обвиняемый ни в чем не виновен. Следовательно, недостаточность улик для обвинения подсудимого есть основание именно для оправдательного приговора с полной реабилитацией подсудимого ("считается невиновным"), а не для оставления подсудимого в подозрении. Далее, из принципа объективной истины следует, что все сомнительное, недостоверное не может быть признано в приговоре установленным. Но из этого принципа вовсе не следует, что всякое сомнение должно быть истолковано именно в пользу обвиняемого. Требование, чтобы выводы следствия и суда соответствовали действительности, само по себе логически вовсе не исключает постановки вопроса о том, чтобы сомнительные обстоятельства не были судом установленными, независимо от того, в пользу или не в пользу обвиняемого окажется подобное толкование сомнений. Зато положение "всякое неустранимое сомнение толкуется в пользу обвиняемого" неизбежно вытекает именно из принципа презумпции невиновности: раз обвиняемый считается невиновным, пока обратное не будет установлено с несомненностью, то, действительно, всякое сомнение относительно уличающих обстоятельств, выдвинутых обвинением, или оправдывающих обстоятельств, выдвинутых обвиняемым в опровержение обвинения должно быть истолковано именно в пользу обвиняемого. Наконец, из принципа объективной истины вовсе не следует с неизбежностью то или иное распределение бремени доказывания. И наоборот, коль скоро обвиняемый считается невиновным, значит он не только не обязан (под страхом ответственности) доказывать свою невиновность или меньшую виновность; он не несет бремени доказывания своей невиновности. Бремя доказывания виновности обвиняемого лежит на обвинителе в том смысле, что, если обвинение не будет доказано (безотносительно к тому, усилиями ли прокурора или суда), цель обвинения не будет достигнута, обвинительная версия будет опровергнута, обвиняемый будет реабилитирован. Для оправдания же обвиняемого вовсе необязательно, чтобы была положительно доказана его невиновность. Так как в пользу обвиняемого говорит презумпция его невиновности, то он несет последствия того, что им совершено и по делу доказано, а не того, что он не смог или не сумел доказать свою невиновность. Именно в этом смысл ст. 49 Конституции РФ, запрещающей перелагать обязанность доказывания на обвиняемого. После сказанного можно определить, в каких пределах принципы презумпции невиновности и объективной истины дополняют друг друга и в каких они диктуют различные ответы на одни и те же вопросы. Вывод о том, что обвинительный приговор не может быть вынесен при отсутствии достоверных данных о виновности лица на основе ее вероятности (даже максимальной), вытекает из обоих указанных принципов. Возложение обязанности доказывания на органы, наделенные властными полномочиями и освобождение от этой обязанности обвиняемого является следствием презумпции невиновности, но, поскольку оно тем самым активизирует деятельность органов, ведущих борьбу с преступностью, оно в этом смысле обеспечивает осуществление принципа объективной истины. Но, как указывалось выше, о совпадении выводов, вытекающих из этих принципов, не может быть речи в целом ряде случаев. Когда подсудимый оправдывается ввиду положительной доказанности его невиновности, приговор выносится в соответствии с принципом объективной истины. Но когда тот же подсудимый, в такой же мере полностью реабилитируется, полностью оправдывается ввиду неустранимых сомнений его виновности, приговор выносится в соответствии не с принципом объективной истины, а принципом презумпции невиновности. Положение о том, что недоказанная виновность равнозначна доказанной невиновности, а недоказанная невиновность не равнозначна не только доказанной виновности, но даже подозрению в виновности, имеет свое основание в презумпции невиновности, но вовсе не следует из принципа объективной истины. Правда, в литературе высказан взгляд, согласно которому "любой законный и обоснованный приговор: обвинительный и оправдательный, является истинным, устанавливает истину". Но если бы дело обстояло именно так, что любой оправдательный приговор, (точно также, как и обвинительный) устанавливает истину, то почему же закон установил для постановления обвинительного приговора одно условие (доказанная виновность при отсутствии сомнений в ней), а для постановления оправдательного приговора - два условия: доказанная невиновность (при отсутствии сомнений в невиновности) или недоказанная виновность (при наличии неустранимых, но истолкованных в пользу подсудимого сомнений в невиновности)? В той части, в какой суд в соответствии с принципом презумпции невиновности оправдывает подсудимого за не доказанностью обвинения или признает установленными обстоятельства в пользу подсудимого, основываясь не на доказательствах, достоверно подтверждающих вывод суда, а на толковании не преодоленных сомнений в интересах подсудимого, речь должна идти не о применении принципа объективной истины, а об исключении из данного принципа.

3. ПРАВОВЫЕ ПРЕЗУМПЦИИ, КАК РАЗНОВИДНОСТЬ ОБЩИХ ПРЕЗУМПЦИЙ

Правовые презумпции – разновидность общих презумпций. Они отражают обычный порядок связей между предметами и явлениями только в сфере права либо только в связи с правом. Правовые презумпции прямо или косвенно закрепляются в нормах права.

По факту правового закрепления презумпции бывают фактическими и законными. Фактические презумпции в законе не выражены и поэтому не имеют юридического значения. Однако они широко применяются в правоохранительной деятельности органов внутренних дел. Фактические презумпции как глубокие житейские сведения кладутся в обоснование версий по любому уголовному делу, формируя внутреннее убеждение следователя или дознавателя. Законные презумпции - предположения, прямо или косвенно закреплённые в законодательстве. Такова, например, презумпция отцовства, закреплённая в ст. ст. 48-51 Семейного Кодекса РФ.3

Законные презумпции широко используются в процессуальной деятельности органов внутренних дел, значительно сокращая процесс доказывания по делу, перераспределяя бремя доказывания между участниками процесса. Одним из видов правовых презумпций является презумпция невиновности. Впервые презумпция невиновности была сформулирована в ст. 9 Декларации прав человека и гражданина 1798 г. Провозглашение презумпции невиновности означало отказ от принципов средневекового инквизиционного процесса.

В отечественной юриспруденции презумпция невиновности имела сложную судьбу. Если в дореволюционный России действие презумпции невиновности безоговорочно признавалось, то в советский период в ряде случаев отрицалась необходимость презумпции невиновности или придавалась ей ограничительная трактовка. Высказывалось мнение, о сохранении в советском праве презумпции невиновности как гарантии от необоснованного привлечения к ответственности. В целом же презумпция невиновности получила признание в советский период.

Презумпция невиновности – по российскому уголовному процессу это есть предположение, согласно которому обвиняемый считается невиновным, пока его виновность будет доказана в установленном законном порядке. Смысл и значение П. н. состоит в требовании полной и несомненной доказанности твёрдо установленными фактами обвинения как основания выводов предварительного следствия в обвинительном заключении и суда в обвинительном приговоре.

При не доказанности обвинения, при недостаточности доказательств виновности обвиняемого дело подлежит прекращению или по нему должен быть вынесен оправдательный приговор. Из П. н. вытекает также правило, согласно которому всякое сомнение толкуется в пользу обвиняемого. Это значит что если при расследовании и разрешении уголовного дела по поводу, какого- либо факта, на котором основано обвинение, возникло сомнение и это сомнение не могло быть рассеяно дальнейшим расследованием, данный факт должен быть исключён из обвинения.

С П. н. неразрывно связанно вытекающее из неё правило о бремени показывания, правило, согласно которому обязанность доказать виновность обвиняемого лежит на обвинителе, а на обвиняемом не лежит обязанности доказать свою невиновность.

Указанные выше положения неуклонно применяются в российской судебной практике, а отдельные случаи их нарушения влекут отмену приговора. Так, по одному делу, по которому суд признал обвинения обвиняемого, отрицавшего свою вину, неосновательными потому, что обвиняемый не доказал правильности своего объяснения, Верховный суд РФ отменил приговор суда первой инстанции и определения вышестоящих судов, указав в постановлении Пленума Верховного Суда РФ по этому делу, что это положение не только не основано на законе, но находится в глубоком противоречии с основными принципами российского уголовного процесса, согласно которым всякий обвиняемый считается невиновным, пока его виновность не будет доказана в установленном порядке. В постановлении указывается, что по содержанию и духу российского закона не обвиняемый должен доказывать свою невиновность, а орган обвинения должен доказать правильность предъявляемого обвинения.

В буржуазном уголовном процессе постоянно декларируется П. и., но там она представляет собой лишь фикцию, призванную маскировать реакционную, классово- угнетательскую деятельность буржуазной юстиции. В отношении привлечённых к уголовной ответственности рабочих, прогрессивных деятелей, борцов за освобождение трудящихся от капиталистического рабства в буржуазном уголовном процессе действует не П. н., а противоположная ей презумпция виновности. Обвиняемый считается виновным на основании лишь того, что он привлечён органами полиции и юстиции, на него фактически возлагается обязанность доказать свою невиновность и в то же время его лишают возможности защищаться, опровергать обвинение.

Юридические презумпции - это предположения о наличии обстоятельств, имеющих силу юридических фактов.

Потребность юридической практики в презумпциях вызывается невозможностью в определённых случаях доказать наличие обстоятельств, от которых зависит существование правоотношений.

3. ЮРИДИЧЕСКАЯ ПРЕЗУМПЦИЯ (ЕЕ КЛАССИФИКАЦИЯ)

Презумпции можно классифицировать по следующим основаниям:

По форме существования различают:

легальные презумпции – предположения, которые закреплены нормами права. Например, отцом ребёнка признаётся лицо, состоящее в браке с матерью ребёнка;

фактические презумпции – предположения, основанные на разумных основаниях и житейском опыте. Например, положение, согласно которому при отсутствии доказательств необычные факты признаются несуществующими.

По сфере действия презумпции делятся:5

Общеправовые, которые действуют во всех отраслях права (презумпция знания закона);

Отраслевые – исполняют роль юридических фактов в пределах одной отрасли (презумпция невиновности уголовно- процессуальном праве).

По юридической силе различают:

Опровергаемые презумпции – положения, которые допустимо оспаривать (например, презумпция отцовства);

Не опровергаемые презумпции – положения, которые являются принципами права (презумпция невиновности).

- 4. ПРАВОВЫЕ ПРЕЗУМПЦИИ В «ГРАЖДАНСКОМ ПРАВЕ РФ»

Доказывание вины и действие презумпции невиновности в соответствии с п. 2 ст. 401 ГК РФ отсутствие вины доказывается лицом, нарушившим обязательство. Это означает, что в гражданском праве, в отличие от уголовного, действует презумпция виновности правонарушителя. Последний считается виновным до тех пор, пока он не докажет свою невиновность. Лицо признается невиновным, если при той степени заботливости и осмотрительности, какая от него требовалась по характеру обязательства и условиям оборота, оно приняло все меры для надлежащего исполнения обязательства (п. 1 ст. 401 ГК РФ). Обусловлено это тем, что гражданское право имеет дело не с аномальными явлениями, а с нормальным развитием гражданского оборота. Если один из участников гражданского оборота своим противоправным поведением нарушает нормальное течение гражданского оборота и причиняет убытки другому его участнику, то о том, что такие убытки возникли, и что они вызваны противоправным поведением правонарушителя, знает, в первую очередь, потерпевший. Поэтому на него и возлагается бремя доказывания факта совершенного против него правонарушения, наличия у него убытков и причинной связи между противоправным поведением нарушителями, образовавшимися убытками.

Однако потерпевший не знает о том, какую степень заботливости и осмотрительности проявил правонарушитель, какие меры он принял для надлежащего исполнения обязательства и какие психические процессы при этом происходили в его сознании. В то же время правонарушителю, в отличие от потерпевшего, все эти данные хорошо известны. Располагая этими данными, ему легче доказать свою невиновность, чем потерпевшему, не располагающему этими данными, доказывать его виновность. Поэтому правонарушитель в гражданском праве считается виновным до тех пор, пока не будет доказана его невиновность. Вместе с тем закрепленная в гражданском законе презумпция виновности правонарушителя не исключает для потерпевшего возможности представлять суду доказательства виновности правонарушителя.

Наряду с рядовыми субъектами гражданского оборота, в нем участвуют и предприниматели, которые, в принципе, должны быть профессионалами в сфере товарно-денежных отношений и осуществлять предпринимательскую деятельность на свой риск. В соответствии с этим гражданско-правовая ответственность при осуществлении предпринимательской деятельности строится на началах риска. Пункт 3 ст. 401 ГК РФ устанавливает, что если иное не предусмотрено законом или договором, лицо, не исполнившее или ненадлежащим образом исполнившее обязательство при осуществлении предпринимательской деятельности, несет ответственность, если не докажет, что надлежащее исполнение оказалось невозможным вследствие непреодолимой силы, то есть чрезвычайных и непредотвратимых при данных условиях обстоятельств. К таким обстоятельствам не относятся, в частности, нарушение обязанностей со стороны контрагентов должника, отсутствие на рынке нужных для исполнения товаров, отсутствие у должника необходимых денежных средств и т. п.

Таким образом, предприниматель при неисполнении или ненадлежащем исполнении обязательства при осуществлении предпринимательской деятельности несет повышенную ответственность. Он отвечает даже за случайное (невиновное) неисполнение или ненадлежащее исполнение обязательства при осуществлении предпринимательской деятельности. Так, поставщик несет ответственность за просрочку в поставке товара и тогда, когда просрочка вызвана неподачей перевозчиком транспортных средств для перевозки товара покупателю. Однако в тех случаях, когда предприниматель участвует в обязательствах, не связанных с его предпринимательской деятельностью, его ответственность строится на началах вины, а не на началах риска. Так, по договору предпринимателя с медицинским учреждением на медицинское обслуживание работников предпринимателя, последний несет ответственность только при наличии его вины. Вместе с тем ответственность предпринимателя даже в обязательстве по осуществлению предпринимательской деятельности не является беспредельной. Предприниматель и в этих случаях освобождается от ответственности, если докажет, что надлежащее исполнение обязательства оказалось невозможным вследствие непреодолимой силы.

6. ПРАВОВЫЕ ПРЕЗУМПЦИИ В «АДМИНИСТРАТИВНОМ ПРАВЕ РФ».

Существует также такое понятие, как «Презумпция законности правового акта» под этим подразумевается, что все правовые акты должны быть законными как по содержанию, так по форме и процедуре их принятия. Для нормативных актов различного уровня их законность выражается в соответствии актам более высокого уровня, в конечном счете, – Конституции РФ и общепризнанным принципам и нормам международного права и международным договорам Российской Федерации (ст.15 Конституции РФ). Презумпция характерная также для административной деятельности милиции.

Правовая презумпция законности правового акта — общеотраслевое правило, требующее конституционного закрепления. В силу ее правовой акт признается законным (а, следовательно, способным влечь юридические последствия), пока иное не будет установлено решением компетентного субъекта. При этом под правовыми актами (от лат. actum — документ, actus — действие) понимаются формально определенные результаты правотворческой и правоприменительной деятельности органов государственной власти, органов местного самоуправления, организаций, общественных объединений и их должностных лиц, а также сами юридически властные действия данных субъектов, направленные на реализацию принятых ими правоприменительных решений. Полная реализация потенциала презумпции законности правового акта в сфере административной деятельности милиции требует некоторой коррекции Закона Российской Федерации «О милиции» и КоАП РСФСР.

Теоретически обосновано существование двух самостоятельных подходов к исследованию презумпции — философского и юридического. На основе этого произведено разграничение между правовыми и фактическими презумпциями. Сформулированы критерии правовой презумпции, охарактеризованы ее юридические свойства. Выделены правовые презумпции, функционирующие в сфере административной деятельности милиции. Дан анализ их современного состояния.

Презумпция — категория юридическая, представляющая собой самостоятельное средство регулирования общественных отношений. Правовая презумпция — есть непосредственно закрепленная в норме права 7юридическая обязанность признать определенный (презюмируемый) факт при наличии факта исходного, пока иное не будет установлено правоприменительным решением компетентного субъекта. Правовая презумпция формулируется законодателем и действует как нормативное предписание. Степень вероятности презюмируемого факта является важным фактором решения вопроса о необходимости и обоснованности введения той или иной правовой презумпции. Однако в отличие от фактической презумпции, рассматриваемая категория может и не отражать обычный, естественный порядок вещей и отношений (например, правовая презумпция невиновности). В настоящее время в сфере административной деятельности милиции Российской Федерации можно выделить три правовые презумпции: презумпцию знания закона, презумпцию законности правового акта, презумпцию невиновности. Иные презумпции, действующие в рассматриваемой сфере (например, презумпция добропорядочности, презумпция правосубъектности лиц и организаций, презумпция вменяемости лица, совершившего административный проступок, и др.), правовыми не являются в силу своего фактического характера.

Правовая презумпция знания закона — общеотраслевое правило, требующее конституционного закрепления. Благодаря данной категории каждый субъект, нарушивший норму права, признается знающим действующее законодательство. Презумпция носит неопровержимый характер. Правило «незнание закона не освобождает от ответственности» является выводом из неопровержимой правовой презумпции знания закона и имеет особенности своего применения в случаях, когда законом прямо установлен специальный порядок ознакомления субъекта с нормами права.5

Правовая презумпция невиновности в административном праве пока не нашла необходимого нормативного закрепления, но, несомненно, должна использоваться в общем и особом производстве по делам об административных правонарушениях. Исключением следует считать лишь упрощенное производство, где рассматриваемая категория не может применяться. В связи с этим требуется, во-первых, прямое закрепление правовой презумпции невиновности в КоАП РСФСР, а во-вторых, внесение соответствующих изменений и дополнений в иные нормы кодекса.









1 Юридический Словарь – Москва 1953 г. стр.507



2 Строгович М. С. Право обвиняемого на защиту и презумпция

невиновности., М., 1984, с.110.



3 Бабаев В. К. Презумпция в советском праве, Горький, 1974, с. 119.



54 А.Н. Головистиков; Ю. А. Дмитриев Теория Государства и Права; М., 2001., с. 128


7

5 Д.И. Щекин; Юридические презумпции в налоговом праве; М.,2002 с., 104



30