Вальтер Гропиус - архитектор и дизайнер (144704)

Посмотреть архив целиком

Вальтер Гропиус (1883—1969) родился в Берлине в семье потомственных архитекторов. С 1903 по 1907 г. он изучал архитектуру сначала в Высшей технической школе в Берлине, а затем в Мюнхене. В 1908—1910 гг.

После завершения учебы Гропиуса приняли на работу в архитектурное бюро Петера Беренса. Вокруг этого мастера в те годы группировались начинающие талантливые архитекторы, носители прославленных впоследствии имен: достаточно назвать Ле Корбюзье (Le Corbusier) и Мис ван дер Роэ (Mies Van Der Rohe).

Годы работы подмастерьем у Петера Беренса оказались исключительно важными для становления творческой личности Вальтера Гропиуса.

Здесь же, в бюро Петера Беренса, Гропиус впервые познакомился с зарождавшимся в то время промышленным дизайном. Многие специалисты считают Беренса первым архитектором, сосредоточившимся на оформлении промышленных товаров серийного выпуска.

Став одним из ближайших помощников Беренса, Гропиус тоже занялся промышленным дизайном. Он вошел в общество «Веркбунд» (Deutsches Werkbund), объединявшее архитекторов, ремесленников, мастеров прикладного искусства и промышленников. Целью «Веркбунда» было добиться более высокого качества и более эстетичного вида серийных промышленных товаров.

Три года проработав в ателье Петера Беренса, в 1910 (1916) году Гропиус открыл собственное архитектурное бюро. Первым крупным заказом, полученным им, стал проект здания обувной фабрики «Фагус» - «Fagus-Werke» в Альфельд-на-Лайне, который он выполнил вместе с Адольфом Майером. Это фабричное здание может считаться отправной точкой в его дальнейшей деятельности по развитию архитектуры из стекла и стали, позже названной «архитектурой модерна», а в 1920-е гг. объединявшейся под общими понятиями «Новое строительство» (Neues Bauen) и «Новая вещественность» (Neue Sachlichkeit).В начале ХХ века в архитектуре только начали применять железо, бетон и стекло. Эти новые материалы сильно расширили технические возможности строительства. Гропиус полностью отказался от классической торжественности своего учителя и ясно продемонстрировал новые цели, стоящие перед архитектурой. В этом здании Гропиус использовал достижения прошедших пятнадцати лет. Проявилась тенденция к ликвидации разрыва между мышлением и восприятием, который был органической болезнью европейской архитектуры. Американский историк архитектуры Генри-Рассел Хичкок вряд ли ошибся, когда назвал это здание «наиболее прогрессивным произведением архитектуры, созданным до войны». Исчез намек на театральность, характерный для работ Беренса. Новые возможности стали, стекла и бетона, более четкая трактовка стены, организованное освещение интерьера — все это приведено в продуманное до конца равновесие. Здесь впервые была воплощена мысль об архитектуре, вырастающей на основе целесообразной организации функциональных процессов и ясно выявленных особенностей конструктивной структуры сооружения из железобетона, стали и стекла. Впервые получила свою специфическую форму наружная стена, подвешенная к внутреннему каркасу и превращенная в легкое ограждение. Углы, не имеющие опор, прорезанные непрерывными лентами окон, выявляют ее конструктивный характер. Особенностью этого строения являются круглые застеклённые башни лестниц, которые позднее стали популярным художественным элементом 1920-х гг. у Эриха Мендельсона в его универсальных магазинах.

Гропиус продолжал развивать новый стиль и в своих последующих проектах. Он считал, что внешний вид здания должен зависеть от его функционального назначения. Первая мировая война прервала развитие нового архитектурного стиля. Вальтер Гропиус был призван на военную службу и отправлен на западный фронт. После тяжелого ранения он много месяцев провел в госпитале. Этот период стал для него временем осмысления пройденного пути. После окончания войны Гропиус получил приглашение возглавить Высшие школы изобразительного и прикладного искусства в Веймаре. В 1919 году он слил воедино два учебных заведения, и новое учреждение получило название «Государственный Баухаус»( Государственный дом строительства). Здание асимметрично, разные его части выполнены из разных материалов, что соответствует назначению тех или иных помещений. Декор практически отсутствует, обнажена конструктивная основа сооружения. Смелое асимметричное построение масс отражало организацию функциональных процессов. В контрастах горизонталей и вертикалей ощутимо влияние экспериментов советского архитектора и художника Эль Лисицкого(см.«проуны Эль Лисицкого»). Здание Баухауса в Дессау было вершиной творческого пути Гропиуса. Постройка отразила и ограниченность функционализма — ее материальная структура создавала пространства, точно соответствовавшие определенной системе функциональных процессов. Рационализм Гропиуса здесь был «одномоментен», он исключал учет возможностей развития, взгляд в будущее.

Программа «Баухауса» (Bauhaus) во многом совпадала с идеями «Веркбунда» (Deutsches Werkbund), и предшествовавшего ему движения «Искусства и ремесла» (Arts and Crafts). Гропиус утверждал, что не машина виновата в том, что труд удешевляется, а товары теряют в качестве, - виноваты люди, не умеющие использовать машины во благо. В трактовке Гропиуса станки – не враг, а наиболее совершенный инструмент в руках мастера. Гропиус собрал в «Баухаусе» яркий преподавательский состав из единомышленников, разделявших его идею единства искусства, ремесла и техники. Здесь работали такие знаменитые авангардисты, как Пауль Клее и Василий Кандинский. Одним из первых учеников Bauhaus, а затем шеф-архитектором и помощником Гропиуса становится Эрнст Нойферт (Ernst Neufert) – создатель знаменитого архитектурно-строительного справочника «Строительное проектирование» - Bauentwurfslehre. Гропиус осуществлял общее наблюдение за занятиями, но при этом оставлял преподавателям значительную свободу действий. «Баухауз» провозгласил идею воссоединения искусства, техники и науки, как это было в Средние века, но на новой основе, и стал разрабатывать свою систему обучения. Студенты упражнялись в лепке, рисунке, живописи, изучали особенности обработки самых разных материалов. Занятия шли одновременно в производственной и творческой мастерских. «Эта идея о сочетании двух разных групп преподавателей была необходимостью, поскольку ни художников, обладающих достаточным техническим знанием, ни мастеров, обладающих достаточным воображением для решения художественных проблем, которые могли бы самостоятельно вести мастерские, найти было нельзя... Впоследствии „Баухаузу" удалось на место руководителей мастерских поставить бывших студентов, которые к тому времени обладали таким техническим и художественным опытом, что разделение на преподавателей формы и преподавателей технологии стало излишним», — писал Гропиус в книге «Круг тотальной архитектуры» (1955 г.).

«Баухауз» объединил мастеров различных художественных направлений, таких, как швейцарец Пауль Клее, русский Василий Кандинский, голландец Тео ван Дусбург, и многих других.

В 1925 г. училище переместилось из Веймара в небольшой промышленный город Дессау. По проекту Гропиуса и фон Мейера здесь был построен комплекс зданий для «Баухауза» (1925—1926 гг.). Всё внутреннее оформление выполнено силами студентов.

Гропиус настаивал на упрочении связей с промышленностью. Учебные мастерские «Баухауза» стали проектно-экспериментальными. Там создавали недорогие, доступные массовому потребителю высококачественные предметы быта. Например, мебельные мастерские начали производить стулья и столы с использованием стальных труб — удобные, легко моющиеся, дешёвые. За эстетическим новаторством «Баухауза», приверженностью к типовому массовому строительству и серийному производству стояло не что иное, как желание участвовать в решении насущных социальных проблем. Вот почему реакционные политики требовали закрыть «Баухауз» и изгнать из Германии либерально настроенных преподавателей-эмигрантов. В 1933 г., с приходом к власти нацистов, «Баухауз» был закрыт, а его здание передано партийной молодежной организации. В 1928 году Гропиус оставил Баухаус и переехал в Берлин с тем, чтобы всецело посвятить себя работе в области массового жилищного строительства. Он пытался осуществить свою мечту об архитектуре, способной улучшить условия жизни народа, построить дома, которые при минимальной стоимости позволяют рационально организовать быт и обеспечить необходимый человеку уровень комфорта и гигиенических условий. Чтобы все квартиры получили максимум солнечного света и воздуха и вместе с тем, чтобы выразить идею равноценности жилищ. Гропиус разработал приём «строчной застройки», при которой стандартные корпуса домов располагаются параллельными рядами (за что ему огромная благодарность от жителей советских «хрущёб»). В 1927—1928 годах Гропиус применил этот прием в поселке Даммершток близ Карлсруэ, а в 1929 году — в большом жилом комплексе Сименсштадт на окраине Берлина. В Сименсштадте Гропиус и возглавлявшийся им коллектив архитекторов создали прообразы небольших экономичных квартир, во многом определившие основные направления массового жилищного строительства в последующие десятилетия. «Баухаус» был назван «церковью марксизма», а его участники – группой «еврейско-большевистских» архитекторов. Что было не совсем безосновательно. Действительно, архитектурное влияние СССР в стиле конструктивизма, функционализма и рационализма имело в 1920-30-х годах огромный вес. СССР многими европейскими интеллектуалами воспринимался как совершенно новая формация, очистившаяся от груза «старых представлений». Советские архитекторы и теоретики архитектуры, такие как Константин Мельников и Эль Лисицкий постоянно участвовали в архитектурной жизни Европы. Опасаясь за свою жизнь, Вальтер Гропиус эмигрировал в Англию.


Случайные файлы

Файл
26029.doc
149947.rtf
580.doc
158200.rtf
81306.rtf




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.