Семинары (Техника как социокультурное явление)

Посмотреть архив целиком

Техника как социокультурное явление


1.Что такое техника?

Пожалуй, ничто из явлений, окружающих человека на рубеже XX века, не вызывает такого противоречивого к себе отношения, как техника. Эту противоречивость люди заметили сравнительно недавно. До второй мировой войны судьбы техники волновали больше художников и поэтов, чем философов и социологов. Не­прерывный технический прогресс со времен промышленной рево­люции, как казалось всем, подтверждал идею рационалистов о господстве человека над природой и оптимизм века Просвещения. Укреплялись надежды на культурный, экономический, моральный прогресс с помощью науки и техники. Сегодня этой убежденности брошен вызов. Растут беспокойство и нападки на технику. Из спасительницы она для многих стала виновницей всех бед нашего времени.

С чем же связано осознание этой опасности? Во-первых, воз­росла непредсказуемость последствий для природы и человека, которые несет с собой все усложняющаяся техника. Необходимость "предвидеть непредвиденное" требует надежности техники, особен­но тогда, когда ее сложность превосходит контролирующие возмож­ности человека. И наконец, масштабы развития техники привели к возникновению особого технического мира. Законы этого техномира могут как бы "мстить" людям за их незнание и пренебре­жение к ним.

Сегодня существует огромное количество определений техники: "прикладное естествознание", "способ (средство) подчинения природы", "способ упорядоченности природы и ее открытия, осво­ения, самосохранения человека", "средство производства излиш­ков", "средство освобождения ограничений природы", "создание искусственной

среды", "опредмечивание человеческой деятельнос­ти" и др.

Вдумавшись в эти определения, нетрудно обнаружить, что не­которые из них выходят за пределы сугубо технико-технологических характеристик, на основе которых можно утверждать, что термин "техника" употребляется в узком и широком смысле слова.

В узком смысле слово "техника" — это инструментальные сред­ства, используемые человеком в своей деятельности по преобразо­ванию природы, это некоторые "объекты" (артефакты), созданные человеком, имеющие свою внутреннюю природу и логику действия (работы), которая изучается техническими науками, а их создание и использование связано со специфическим видом человеческой деятельности — инженерией.

В широком смысле термин "техника" имеет как бы и внетехнологический смысл — социальный, ценностный, историко-цивилизационный, ее понимают как продукт человеческой цивилизации. В широком смысле она есть инструментальное средство, техничес­кое знание, часть общественного прогресса, социальной динамики. При этом нередко "внетехнический", точнее "внетехнологический", смысл техники рассматривают как дополнение к инструментальности, как смысл, находящийся за пределами самой техники. Мы полагаем, однако, что он составляет содержательное, внутренне присущее самой технике проблемное поле.

2. В чем специфика культурологического изучения техники?

Из многочисленных определений видно, что техника предстает как многогранное, многоаспектное явление. Можно выделить пять важнейших аспектов техники, изучаемых различными науками.

1. Инструментально-технологическое измерение, составляющее предмет изучения технических наук, когда во внимание берется онтологическая природа технического объекта, его внутренняя технологическая "логика".

2. Естественное (природное) измерение, которое акцентирует внимание на взаимоотношении "техника — природа", которое является прежде всего предметом изучения естествознания и инже­нерной экологии.

3. Индивидуальное человеческое измерение, которое сосредо­точивается на предметной области "техника — человек" (индивид, личность) и изучается такими науками, как антропология, психология, физиология, эстетика, эргономика и др.

4. Социальное измерение в рамках отношения "техника — социальное бытие", предметная область которого есть взаимоотно­шение техники и общества, техники и мирового цивилизационного процесса. Этот аспект изучается социологией, экономическими науками, политологической наукой и, конечно, культурологией.

5. Наконец, культурное измерение в рамках отношения "техника— социокультурный мир", изучаемое культурологией.

Если в первом аспекте техника изучена довольно основательно, второй аспект вызывает озабоченность в связи с экологическим кризисом, переживаемым человечеством, и поэтому интенсивно разрабатывается в настоящее время; в исследовании третьего аспек­та сделаны первые шаги, особенно в связи с актуализацией проб­лемы человеко-машинных систем, искусственного интеллекта, роботизации и других. Последняя проблема — социокультурное измерение техники — только начинает разрабатываться и далеко не всеми еще осознается как проблема.

Как особая область философского знания исследование техники оформляется в Германии в последней трети XIX столетия в работе немецкого исследователя Э. Каппа "Основы философии техники" (1877). Приблизительно через 20 лет формируется общая теория техники, начало которой было положено в исследованиях Эспинаса.

Капп сосредоточил свое внимание на поиске антропологических оснований возникновения и существования техники. Затем Ф. Дессауэр поставил проблему возникновения, существования, особен­ностей технической науки как специфической области знания в системе наук. М. Хайдеггер, К. Ясперс, X. Ортега-и-Гассет развили экзистенциалистскую интерпретацию техники о ее роли в динамике культурного пространства. А. Гелен, Г. Плесснер осуществили анализ техники с позиций философско-социальной антропологии. С социологической точки зрения рассматривает технику Ж. Эллюлъ, видя в ней историческую судьбу современной цивилизации. Отметим вклад в социологическое осмысление техники К. Маркса, показавшего разрушительное воздействие машинного производства на рабочего. В 70 — 80-х годах XX столетия особое внимание было уделено этическим проблемам техники (например, американским философом Л. Мэмфордом).

В России в начале XX века одним из первых поставили вопрос о теоретическом осмыслении техники инженер-механик П.К. Энгельмейер и философ Н.А. Бердяев. Но после 1917 года философия техники была объявлена идеалистической областью исследования, изучение возобновилось лишь в начале 60-х годов (работы В.Г. Го­рохова, В.И. Белозерцева, В. Чешева, Г. Шеменева и др.).

В 80 — 90-х годах XX века акцентировалось внимание на эко­логических последствиях научно-технического прогресса. Сегодня приоритетным становится культурологический анализ техники как сложного, многомерного явления культуры.

Традиция культурологического подхода к технике была заложена в США и Германии, во-первых, в связи с проблемой управления в индустриальном, постиндустриальном, информационном общест­ве, так как остро встал вопрос о технике и существующих ценностях. Другая культурологическая проблема — оценка техники, ее критерии, идеалы, ее человеческое измерение. И наконец, огромное значение имеет вопрос о роли техники в бытии человека и челове­чества, ее воздействия на социокультурную динамику. Социокультурный анализ техники сопряжен еще и с выяснением того типа отношения человека к миру (природе), которое формируется под воздействием и на основе техники.

3. Каковы социокультурные смыслы техники?

Одной из фундаментальных социокультурных черт техники является то, что она есть средство преобразования среды, природы и самого человека. Эта черта нашла отражение еще в мифотвор­честве. Вспомним миф о Прометее, научившем людей техническим навыкам; миф о Дедале и его сыне Икаре, решавших задачу полета с помощью крыльев; миф о строительстве Вавилонской башни и его неудаче и др. Именно как средство преобразования среды техника была осмыслена и заложена в основу инженерной практики.

Другой фундаментальной характеристикой техники является то, что она выступает посредником между человеком и природой, зада­ющим тип отношения между ними. Такова, например, христианская концепция природы как пассивного объекта использования и воз­действия.

Абсолютизация отношения к природе, в основе которого лежит стремление и способность человека господствовать над ней, подчинять себе, постепенно формировала агрессивный тип взаимо­действия человека с природой, что и вызвало глобальную проблему экологии.


Еще одна важнейшая социокультурная характеристика техники состоит в том, что она есть средство, изменяющее самого человека и задающее проблему человека в мире техники. Осмысление этой характеристики породило множество вопросов: о месте техники в сообществе людей; о мере влияния ее на характер социума; о включении техники в систему социальных, политических, в том числе международных, отношений; о воздействии на психическую, интеллектуальную, духовную жизнь; об устранении негативных последствий техники; о необходимости особого этоса (системы нравственных норм) жизни в техническом мире и т.п.

Чтобы ответить на вопрос — каковы же социокультурные смыс­лы техники? — обратимся к принятому в данном курсе пониманию культуры, которая предстает перед нами в трех ликах: 1) культура как результаты деятельности человечества, выступающие как ценности; 2) культура как степень совершенствования способов дея­тельности; 3) культура как степень развитости духовной составля­ющей личности.

Безусловно, техника как явление культуры имеет все эти изме­рения. Рассмотрим подробнее, в чем это проявляется.

Как определенного рода социокультурная ценность техника может рассматриваться, по крайней мере, в трех аспектах:

1) как объект — это приборы, инструменты, машины, имеющие определенную значимость для жизнедеятельности человека, сбере­гающие его ресурсы;

2) как знание (техническое) — умения, правила, теории;

3) как процесс изобретения, проектирования, изготовления, использования, результатом которого является увеличение предмет­ного, вещного мира. По сути, техника как процесс составляет основу искусственной среды, создаваемой человеком, основу ноосферы.

Социокультурный смысл техники как степени совершенства способа деятельности состоит в том, что она представляет собой "искусность ", "мастерство "(и этот смысл заложен в слове «1есппе» изначально), и при этом мастерство не только собственно инже­нерной деятельности, но и любой другой (техника чтения, техника приготовления пищи, техника осуществления власти и т.д.). В этом плане техника представляет собой технологию (способ) деятель­ности, а ее социокультурный смысл заключен в технологическом совершенстве.

Социокультурный смысл техники как степени развития челове­ка (личности) состоит в том, что, во-первых, техника расширяет человеческие возможности, создает условия для развития его спо­собностей, а во-вторых, служит средством реализации природных задатков.

Подчеркнем, что эти социокультурные смыслы техники не лежат на поверхности, они есть рефлексия вписанности техники в куль­турное пространство, но без осознания этих смыслов дальнейшая техническая деятельность человечества может оказаться губитель­ной.


4. Каковы антропологические и социокультурные основы

возникновения и развития техники?

В объяснении происхождения техники сложилось несколько подходов.

Натуралистический подход в его различных вариантах выделяет естественно-природные основания возникновения техники. Со­гласно этой точке зрения человек, как существо слабое перед лицом природы, вынужден производить технические артефакты, чтобы защититься от враждебных природных сил. Инженерия представ­ляет собой, с этой точки зрения, один из инстинктов человека. Поэтому инженерный импульс обнаруживается в самых ранних культурах. При этом подходе внимание сосредоточивается на нерациональных детерминантах технических действий, однако не объясняет появления современной техники, основанной на науке.

С точки зрения волевого подхода, техника только частично определяется природой. Другим фактором, обусловившим ее происхождение, является воля. Эта воля мирового вселенского порядка, являющаяся источником всех фундаментальных ценнос­тей западной цивилизации. Существует также так называемое инфернальное объяснение технической власти, которая якобы явля­ется дьявольской силой, требующей безграничного поклонения.

Третий подход к проблеме происхождения техники условно называют рациональным. Техника и техническая деятельность понимаются как сознательно проектируемое действие. Отсюда вы­текают два варианта объяснения. Один из них связан с сущностью технического знания и объясняется технико-научной рациональ­ностью. В другом варианте рациональность выводится из божест­венного веления. Однако в отличие от натуралистического подхода источником технического развития является не природа, а интел­лект.

И натуралистический подход (первый), и рациональный (третий) являются, как правило, основой оптимистического взгляда на будущее человечества в технизированной среде. Оптимизм этих подходов покоится на представлении о том, что историческая эволюция природы и га1ю, а также интеллект как божественное веление содержат в себе гарантии положительного конечного результата технического развития и технизированной цивилизации. Объяснение техники через волевой подход — основа пес­симистического взгляда.

В современных представлениях об истоках возникновения техники, обобщающих названные подходы, можно выделить пред­посылки двух видов.

Один из них связан с антропологическими истоками техники и основывается на том, что человек — существо не только разумное, мыслящее — homo sapiens, но и преобразующее — homo faber. Свой мысленный проект (идею) человек материализует в труде, в действии над природным материалом, придавая последнему другие,
нужные ему свойства. Постепенно формирующаяся способность сравнивать изготовленные им предметы, оценивать свое действие, наблюдать его эффективность лежит в основе изменения идей и замыслов, а, следовательно, и развития, совершенствования самой техники.

К антропологическим предпосылкам относится и инфор­мационно-коммуникативная способность человека вырабатывать информационно-языковые средства.

Каждое изделие есть система знаков, несущая всем членам общества информацию, как об идее, так и об ее материализованной форме, которая лежит в основе выработки навыков технической деятельности. Технику можно рассматривать как знаковое средство хранения и передачи технической культуры. Особенность ее в том, что техника "наглядна", "очевидна" для всех. При этом долгое время казалось, что доступно все содержание технической деятельности. Вот почему в течение долгого времени царило представление об однозначной "полезности" техники. И лишь со временем стали все больше обнаруживать, что техника и техническая деятельность остаются в значительной степени тайной для человечества. Оказы­вается, что техника как форма культурно-языкового общения не только совершенствует процесс передачи информации, но и видоизменяет технический процесс, формирует некоторую тайну techne.

Например, мысля и реализуя технико-инженерные замыслы, человек не осознает, а чаще и не задается вопросом о том, где истоки его творческого технического дарования. И в древности и сегодня человек видел и видит огромную, "нечеловеческую" силу орудий, но не видит за ними самого себя. Эту "силу" человек не связывал с самим человеком, его способностями и приписывал ее каким-то внешним источникам.

Другой фактор, который порождает таинственность техники, состоит в том, что если исторически первоначально орудия изго­тавливались коллективно, то со временем изготовителем становится один человек, на которого смотрят как на хитреца изобретателя, соприкасающегося с тайной, внечеловеческой (трансцендентной) силой. Именно так возникает подозрительное отношение и к технике, и к самому изобретателю, которое впоследствии вылилось в двойственное к ней отношение.

Этому в какой-то степени способствовало то, что механизм воплощения мысли и замысел не совпадают абсолютно. Замысел есть "канва", "наметка", в нем всегда есть нечто большее, чем в материализованном результате. Мышление более расковано, чем действие, и менее детерминировано, менее ограничено предпи­саниями, жесткими правилами. А кроме того, сам предмет или орудие может использоваться не только для поставленной изобре­тателем, изготовителем цели, но и для других целей.

Эти противоречия, рождающие "тайну" техники, возникли давно и усиливались по мере усложнения самой техники. Именно тогда, когда они обнаружились, и стала формироваться особая область знания о технике, которая в середине XX века стала основой философии техники.

Кроме антропологических истоков происхождения техники сов­ременные исследователи выделяют социокулътурные предпосылки ее возникновения. Они кроются в том, что техника возникает на фоне общего социокультурного развития, как результат, обусловленный наличием общих представлений о мире, уровнем развития научных и религиозных взглядов, искусства, морали и других проявлений культуры.

5. Каково взаимодействие техники с другими социокультурными элементами?

Мы рассматриваем технику как явление культуры, так как потребности в ней выходят далеко за рамки элементарных биологических потребностей. В этом качестве она находится в многообразных связях с другими явлениями культуры: наукой, моралью, экономикой, политикой, искусством и др. Но характер этих связей техники с различными элементами культуры не одинаков.

В частности, техника и наука имеют взаимообусловливающий характер. Однако и само это взаимоотношение и его понимание претерпели историческую эволюцию.

Так, в античную эпоху греки полагали, что техника имитирует природу и действует аналогично естественным процессам, но кон­статируется человеческим мышлением. Поэтому техника рас­сматривалась как часть теоретического знания самого высокого рода.

С другой стороны, греки, связывая технику с природой, отмечали, что техника способна созидать то, чего природа достичь не может. Для греков функция техники, совершенствующая природу, есть искусство, точнее "искусность", мастерство делания techne. Для всех поэтов и прозаиков античной Греции неслучаен оживленный, даже "веселый" интерес, с которым они рас­сматривают и описывают, изображают в камне, рисунке, словесно сам технологический процесс. Например, у Гомера мы находим подробное воспроизведение того, как Гефест выковывает щит для Ахиллеса или описание строительства Одиссеем корабля.

Геродот с радостью, с каким-то изумлением повествует о тво­рениях технического искусства — канала-рва на Афонском пере­шейке, моста через Гелеспонт, водопровода на Самосе. Эсхил с особым энтузиазмом изображает передачу сигнала огнем, который так быстро принес новость о победе из Трои в Аргос. А в "Прометее" Эсхил высказывает мысль о том, что огонь не только ведет человека от первобытного состояния к цивилизованному, но и делает его свободным. Любопытно и то, что Эсхил в те далекие времена уловил противоречивую значимость техники для человека: именно он изобразил и демоническое начало техники: принести огонь Проме­тей смог, только совершив преступление — украв его из очага богов.

В Средние века между техникой и наукой возникла некоторая напряженность. Техника рассматривала в большей степени как практическое мастерство строителя, изобретателя, т.е. как ремесло. Между техникой и наукой возникает спор, состязание за выработку лучших средств в получении результата. Так как теория обнаружила недостатки традиционного знания для решения новых проблем (например, при строительстве Миланского собора в 1386 г.), акцент смещается на одобрение и развитие практически ориентированной теории и практического изобретательства.

В эпоху Ренессанса с Леонардо да Винчи и Никколо Тартальи начинается возрождение авторитета теоретической науки и возникает новый тип отношения науки и техники.

В отличие от древних греков, которые рассматривали технику как составную часть теоретической науки, как ее вершину, у представителей эпохи Возрождения, в частности у Леонардо да Винчи, техника в большей степени рассматривается как продолжение природы: то, что может быть сконструировано, — это границы возможностей самой природы. Поэтому познание природы (естествознание) стало иден­тичным экспериментальному и дедуктивному конструированию.

Вплоть до конца XIX в. науки развивались в какой-то мере в стороне от техники, но оставались все-таки технически ориен­тированными, затем снова стали приходить в тесное сопри­косновение, теперь на производственно-промышленной основе (телеграф, электричество). Эта связь была еще несистематической. Новый уровень взаимодействия науки и техники в XX столетии не только привел к тому, что новая техника возникает как побочный продукт фундаментальных исследований, но и обусловил формирование разнообразных технических теорий.

В культуре существуют отношения между внетехническими областями, сферами культуры, которые, тем не менее, связаны с техникой. Скажем взаимоотношение техники с нравственностью проявляется в возникновении определенных личностных качеств, таких как предприимчивость, организованность, дисциплини­рованность, ответственность, собранность, но также и холодная расчетливость и меркантильность, стандартизация поведения и мышления.

Любопытны в этом отношении рассуждения X. Ортеги-и-Гассета о влиянии техники на формирование типа личности джентель-Мена, главной чертой которого является обостренное чувство Жизненной свободы, основанной на переизбытке власти над обсто­ятельствами. Техника, по мнению Ортеги-и-Гассета, как раз и дает возможность человеку утвердить свое господство над обстоятельст­вами.

Обеспечивая огромное богатство, мощь экономики, она формирует у человека уверенность и обеспеченность, "власть над низшими уровнями существования", дает возможность "стать в высшей степени индивидуальным, сосредоточиться на себе и под­держивать собственные силы ощущением полной независимости", выработать стремление жить в подлинном мире, в суровых земных условиях, при всей тяжести реальной действительности максималь­но насыщенной жизнью, что составляет основу игрового джентельменского поведения. Причем в правилах джентельменского поведения это игра по правилам, fair play, исключающая обман и фальсификацию, ложь и провокацию, где царят справедливость и искренность, самообладание, основанные на ясном понимании своих собственных прав по отношению к другим и прав других по отношению к себе, а значит, на ясном понимании своих собствен­ных обязанностей. Эти рассуждения Ортеги-и-Гассета подтвержда­ют, что техника, диктуя определенный способ бытия человеку, не только опосредованно связана с нравственностью, но и формирует особые этические нормы как достижения и культурные ценности. Не случайно формирование и господство джентельменства в Англии он соотносит с бурным развитием ее технического и экономичес­кого могущества, а упадок джентельменства — со снижением уров­ня техники, присущего британцам.

И даже в таком феномене, как внешняя политика, можно обна­ружить опосредованное воздействие техники. Так, американский исследователь X. Брук, выступая на IX Международном симпозиуме "Discoveries", высказал идею, что существующая ориентация на изоляцию национальных стратегий развития техники и науки ведет человечество к краху. По его мнению, уже сегодня постепенно осознается необходимость формирования глобальной научной и технической политики.

6. Какие существуют модели динамики техники?

Динамика, развитие техники обусловливается общим социокультурным контекстом. Это значит, что развитие техники имеет не только присущие ей внутренние факторы, но и внешние де­терминанты.

Между тем и сегодня достаточно распространенное узкое понимание техники как инструментальных средств рождает ограниченную модель технического развития, обусловленного якобы только внутренней логикой самого технического процесса. Модель эту называют технологическим детерминизмом. Сторонники этой модели основными аргументами в пользу утверждения, что эволюция техники не зависит от социальных политических систем и других социокулътурных оснований, приводят то обстоятельство, что ни одна социальная группа, ни один человек никогда не хотели, чтобы техника стала тем, что она есть сегодня.

Другая модель развития техники — модель ценностного де­терминизма связана с широким пониманием техники как сопиокультурного феномена. Согласно этой модели, техника и ее развитие вписываются в общий социальный и культурный контекст, в систему социокультурных ценностей. Техническое развитие, с этой точки зрения, опирается на свободный выбор ценностей, определяющих процессы технического действия и всецело опреде­ляется внешними обстоятельствами.

Нетрудно заметить, что технические изменения — это изме­нения искусственной среды, искусственного мира, созданного че­ловеком, который живет по собственным законам и сформированной им шкале ценностей (ценностного ядра) и не полностью подчиняется физическому миру. Но, с другой стороны, ссылки на свободный выбор людьми ценностей, определяющих технические действия, — также не полностью убеждают, так как сами технические действия людей, их выбор на самом деле зависит не только от социальных, политических и других, но и от технических обстоятельств, от уровня развития техники. Очевидно, что обе позиции "сходятся", когда лишаются абсолютизации. Таким образом, процесс развития техники имеет как внутренние де­терминанты, лежащие в основании технологической логики, так и внешние, связанные с логикой социокультурной динамики. Итак, как социокулътурное явление техника не может быть выхвачена из общего контекста культуры человечества.

Сегодня получает распространение мысль о том, что техника не только включена в культуру, но и приоритетна в современных цивилизациях, что приводит к господству технической рациональ­ности. Собственно в этом и состоит сущность техногенной цивилизации. И требуется, по мнению Г. Маркузе, предельная напряженность человеческого общества, чтобы оно осознало катас­трофу господства технических ориентации и сделало новый выбор приоритетов в шкале социокультурных ценностей.

7. Каковы проявления взаимоотношений Человек — Техника?

Общепризнано, что техника обогащает человеческое существо­вание, что она есть средство, с помошью которого человек приспо­сабливает среду к себе, сберегает свои усилия, изменяет обстоятельства, облегчает жизнь. Вместе с тем, во взаимоотношении "человек — техника" появились новые аспекты, среди которых выделим два важнейших: 1) граница между человеком и машиной, проблема искусственного и естественного интеллекта; 2) образ жизни человека в техномире.

Проблема соотношения естественного и искусственного интел­лекта требует ответа на три существенных вопроса. Во-первых, каковы природа искусственного интеллекта и степень его тождест­венности с естественным интеллектом, с человеком. Здесь сформировались различные точки зрения. Так, бихевиористская концепция (представленная, например, американским исследова­телем К.Т. Сэйром) основана на том, что между компьютером и мышлением человека очевидна полная аналогия.

Существует и другое мнение (например, американский ученый Гандерсон), что есть существенное различие между прог­раммируемыми разумными способностями мозга и непро­граммируемой чувственной, иррациональной сферой. При этом полагают, что в будущем последняя в принципе будет доступна биоимитациям.

Обратим внимание на то, что с социокультурной точки зрения проблема "мозг и машина" — это проблема сохранения человеком личностной идентичности, свободы, индивидуальности и уникаль­ности. Поэтому рассмотрение компьютера в качестве абсолютной модели человека, их отождествление расценивается многими специалистами как угроза человеческому существованию.

Второй вопрос — какова природа и суть творчества, может ли оно быть имитируемо компьютером? Представим две взаимоисклю­чающие позиции: согласно первой творческо-эвристические осо­бенности мыслительного процесса человека всегда ускользают от моделирования на компьютере. Согласно другой позиции — и се­годняшние результаты "мыслительных" операций машины казались когда-то недостижимыми. Поэтому имитация компьютером рациональных способностей человека — дело времени.

И, наконец, третий вопрос проблемы "мозг и машина" — это логика человеческого мозга, основанная на конструировании обра­зов, и "логика" машины, основанная на распознавании образов.

Машина "схватывает" объект в статике и характеризует его по принципу "да" или "нет", "либо — либо", "если то — то...". Чело­век способен схватить противоречивую природу объекта по принципу "и да и нет", "и то и другое", выразить и охарактеризовать любой объект в его динамике, как процесс, как его становление. Таким образом, это вопрос о творческой природе культуры, то есть, с одной стороны, о технике как результате творения человека, а с другой — о потенциале техники, усиливающем его творческие воз­можности и способности.

Другой аспект проблемы "техника — человек" — это проблема существования, образа жизни человека в созданном им самим техномире, с социокультурной точки зрения — о месте и роли искусственного техномира в жизни человека.

Одно из предназначений техники — освобождение человека от "объятий" природы, обретение им свободы и некоторой независимости от природы. Но, освободившись от жесткой природ­ной необходимости, человек на ее место, в общем-то, незаметно для себя, поставил жесткую техническую необходимость, оказавшись в плену непредусмотренных побочных последствий технической среды, таких как ухудшение состояния окружающей среды, нехватка ресурсов и др. Мы вынуждены приспосабливаться к законам функционирования технических устройств, связанных, например, с разделением труда, нормированием, пунктуальностью, сменной работой, мириться с экологическими последствиями их воз­действия. Достижения техники, особенно современной, требуют неизбежной расплаты за них.

Техника, заменяя рабочую силу человека и приводящая к повы­шению производительности труда, рождает проблему организации досуга и безработицу. За жилищный комфорт мы расплачиваемся разобщенностью людей. Достигнутая с помощью личного транс­порта мобильность покупается ценой шумовой нагрузки, неуют­ностью городов и загубленной природой. Медицинская техника, существенно увеличивая продолжительность жизни, ставит развивающиеся страны перед проблемой демографического взрыва.

Техника, обеспечивающая возможность вмешательства в на­следственную природу, создает угрозу человеческой индивидуаль­ности, достоинству человека и неповторимости личности. Оказывая воздействие на интеллектуально-духовную жизнь личности (и общества), современная компьютеризация интенсифицирует умст­венный труд, повышает "разрешающую силу" человеческого мозга. Но возрастание рационализации труда, производства и всей жизни человека с помощью современной техники чревато монополизацией компьютерного рационализма, который выражается в прогрессировании внешней рациональности жизни за счет внутренней, за счет понижения автономности и глубины человеческого интел­лекта, за счет разрыва между рассудком и разумом. "Алгебраизация", "алгоритмизация" стиля мышления, основанная на формально-логических методах формирования понятий, на кото­рых покоится действие современного компьютера, обеспечивается превращением разума в кибернетический, прагматически ориентированный рассудок, утрачивающий образную, эмоциональ­ную окрашенность мышления и общения.

Как следствие этого, нарастает деформация духовной ком­муникации, духовных связей: духовные ценности в большей степени превращаются в голую анонимную информацию, рассчитанную на усредненного потребителя и нивелирующую личностно-индивидуальное восприятие.

Глобальная компьютеризация таит в себе опасность утраты диалогичности в общении с другими людьми, порождая "дефицит человечности", появление раннего психологического старения общества и человеческого одиночества и даже снижения физичес­кого здоровья.

Нет никакого сомнения, что компьютерная техника играет существенную роль в профессиональном развитии человека, ока­зывает большое влияние на общекультурное развитие личности: способствует росту творчества в труде и познании, развивает инициативность, нравственную ответственность, умножает интел­лектуальное богатство личности, обостряет понимание людьми смысла своей жизни и назначения человека в обществе и в универ­сальном мире. Но верно также и то, что она несет в себе угрозу духовной односторонности, выражающейся в формировании тех­нократического типа личности.

Очевидно, что эта обусловленная техникой неизбежность может быть смягчена, но она не может быть принципиально устранена. Потеря естественного образа жизни с его органическими ритмами, которому мы подвластны как природные существа, приводит к отчуждению от наших природных истоков. Но даже тогда, когда загнанный в перенасыщенный технический мир человек вспоминает о них и вырывается на "природу", он уже не в состоянии не только слышать, но и слушать голоса, звуки и шорохи леса, и поэтому образ гуляющего в лесу человека с наушниками сегодня уже не удивляет.

Таким образом, техника не только устанавливает и диктует определенные нормы жизни, нравственные правила, требования к экономике и политике, но в значительной мере оказывает влияние на способ, каким мы понимаем мир.

Контрольные вопросы и вопросы для самопроверки

1. Что такое техника? Какова ее природа и истоки?

2. Каковы фундаментальные черты техники как материального феномена? Как социального? Как культурного явления?

3. В чем проявляется социокультурная обусловленность развития техники?

4. Как связана техника с другими феноменами культуры (наукой, искусством, моралью, политикой и др.)?

5. В чем несостоятельность концепции "инструментального
разума"?

6. Каковы формы и пределы воздействия техники на человечес­кое бытие?

7. Раскройте инженерное творчество как самореализацию чело­века, его духовное самоутверждение.

8. С чем связана амбивалентность отношений человека к технике: с одной стороны — любви, надежды, уверенности, а с другой — тревоги и страха перед ней?

9. Почему в XX столетии взаимоотношение естественной и искусственной технической среды превратилось в глобальную проб­лему?

10. Каковы новые проблемы и ситуации в культуре XX рубежа XXI века порождает современная техника?

11. Как вы представляете проблему инженерной культуры?

Темы рефератов и творческих заданий

1. Биоантропологические и социокультурные основы происхож­дения техники и инженерии.

2. Социокультурные доминанты развития техники и инженерии.

3. Техника и наука: эволюция взаимоотношений.

4. Этос техники и инженерии.

5. Техника и искусство.

6. Техника и личность.

7. Оценочные критерии и идеалы техники.

8. Современная и будущая техника: могущество или угроза.

9. Техногенная цивилизация: есть ли будущее?

10. Техника и проблема исторической ответственности инженера.








Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.