Формальная социология (143538)

Посмотреть архив целиком

Размещено на http://www.allbest.ru/

Содержание


Ф. Теннис о предмете и структуре социологии

Чистая (теоретическая) социология Тенниса

Прикладная социология Тенниса

Эмпирическая социология, или социография Тенниса. Особенности ее метода и предмета

Теоретическое значение работы тенниса «Общность и общество»

Понятия «общность» как форма социальных связей, «общество»; дихотомия «общности» и «общества» как двух типов социальности; обычай как регулятор социальных связей в «общности»

Политические взгляды Тенниса. Социально-критическая, антикапиталистическая направленность концепции Тенниса. Влияние идей Маркса на творчество Тенниса

Социологическая концепция тенниса и политика социальных реформ

Работы Зиммеля: «О социальной дифференциации», «Философия денег»

Философские и методологические предпосылки социологической концепции Г. Зиммеля

Г. Зиммель о природе социального факта. Понятие «чистый факт социации»

Типология форм социации господства и подчинения, иерархии, корпорации, конкуренции, брака и др.

Список литературы


Ф. Теннис о предмете и структуре социологии

эмпирический социология теннис

Ф. Теннис развивает проблематику формальной социологии, но исходит из установки, что «национальный дух» (общее творчество) имеет генетический приоритет над индивидуальным: первым звеном в общественной жизни является сообщество, а не индивид. Главное внимание он уделяет социальной группе как целому (гельштат), чья сила определяется взаимосвязью частей (отдельных членов). Чем сильнее гельштат, тем больше положение и поведение его членов зависит от внутригрупповых отношений. Так, в примитивных обществах, где родственные связи очень сильны, разрыв с группой ведет к смерти. Теннис особо подчеркивает, что кардинальным пунктом его теории является субъективное обоснование взаимодействий в обществе: человеческий дух как воля и разум формирует исторические процессы. Образующиеся в ходе межличностных взаимодействий «социальные сущности», которые непосредственно переживаются, носят социально-психологический характер.

По Теннису, предмет социологии образуют все виды социальности, общности и общество; их основу составляют взаимодействия людей, движимых волей.

Концепция социологии Тенниса опирается на различно ориентированные методологии при решении конкретных задач, а предложенная им модель предопределила не потерявшие своей актуальности и в наши дни дискуссии о структуре социологии.

Теннис подразделяет социологию на общую и специальную.

Общая социология, по мысли Тенниса, должна рассматривать все формы существования людей (включающие и взаимоотрицания), включая биоантропологические, демографические и др. аспекты, в том числе и общие с формами социальной жизни животных. Однако подробно он ее не рассматривает.

Специальная социология имеет только ей присущий предмет – социальное, которое образуется за счет взаимодействия людей. Специальная социология подразделяется на «чистую» (теоретическую), «прикладную» и «эмпирическую» (социографию).


Чистая (теоретическая) социология Тенниса


Как целое, общество и общность представляют собой формы, которые не зависят от конкретных субъектов, составляющих преходящую материю (содержание) формы. В этом качестве общность и общество являются предметом чистой социологии.

Основу историко-социальной концепции Тенниса составляет установка, что в ходе развития культуры противостоят друг другу две эпохи: эпоха общества приходит на смену эпохи общности.

Чистая (теоретическая) социология разрабатывает формализованную систему внеисторических – «чистых» категорий, с помощью которых контролируется линия развития «общности» и «общества».

У Тенниса чистая социология – это абстрактная, теоретическая дисциплина, которая в понимании социального мира ослабляет историзм (немецкую историческую школу) в пользу рационального мышления – абстрактно-дедуктивных методов. Он выстраивает разветвленную систему «чистых» – внеисторических (идеальная конструкция) социологических понятий, с помощью которых конструирует схему социальной эволюции. Понятиям «общности» и «общества» он придал базисный характер (статус) и с их помощью типологизировал традиционную, интимную, «лицом к лицу» групповую организацию деревни и «эмансипированную», неличную групповую организацию города.

Данная проблематика разработана Теннисом в основной работе «Общность и общество» (1887), в которую во втором издании (1912) был внесен подзаголовок «Основные понятия чистой социологии». Сама работа над «чистыми понятиями» вошла разделом «Операционализация понятий»: значение любого понятия определяется операциями, применяемыми для его измерения. Если же таких операций нет, то понятие не имеет смысла.

Разработанную систему «чистых» понятий Теннис переносит в прикладную и эмпирическую социологию в качестве общих установок.

Социология Тенниса – один из первых опытов построения системы формальных, «чистых» категорий социологии, позволяющих анализировать любые социальные явления в прошлом и настоящем, а также тенденции социальных изменений.


Прикладная социология Тенниса


Прикладная социология, близкая по идее философии истории, в которой дедуктивным путем истолковываются процессы исторических изменений, социального развития.

Назначением прикладной социологии Теннис считал анализ динамики исторического развития, в ходе которого он наполняет «чистое» понятие (форма) фактическим материалом (конкретное содержание). В прикладной социологии демонстрируется процесс исторических изменений как вытеснение общности (народности и культуры) нарастающей социальностью – обществом (цивилизацией и государственностью). Он рассматривает как воля и разум в конкретных исторических мирах движут исторические процессы (семья, нравы, право, хозяйствование, общественное мнение и др.) в сторону возрастающей рациональности, соотнося ее с договором. Данная идея противоречит распространенным основным установкам философии жизни.

В прикладной социологии важным аспектом выступает вопрос минимизации роли традиций при формировании общества, где все как бы создается заново и имеет место максимализация роли рациональности. В социальной мысли XIX века имеет место склонность трактовать термин «традиция» как означающий традиции феодального общества: сословность, натуральное хозяйство, социальная иерархия, отсутствие социальной мобильности. Отсюда и вытекает видение прогресса как процесса детрадиционализации, а в качестве разрушителя традиций предстает капитализм. Не избежал ее и Теннис.


Эмпирическая социология, или социография Тенниса. Особенности ее метода и предмета


Эмпирическая социология (социография), представляет собой наблюдение и изучение социальной жизни в определенной стране (районе страны) с применением статистических методов.

Данная модель социологии носит электрический и полупозитивистский характер, что усложняет ее понимание, но не умаляет новационные тенденции. В частности, Теннис является одним из первых, кто пытался соединить теоретическую и прикладную социологию, а также придать ей эмпирический характер, отграничивающий социологию от философии. Он был одним из пионеров эмпирических исседований социально-экономических условий жизни гамбургских портовых рабочих, состояния преступности, тенденций в области самоубийств. Его эмпирическая социология выступает как описательная наука, ориентированная на позитивистский идеал объективности и свободы от ценностных влияний, а также независимости от практической социальной деятельности – политики. Теннис считает, что ученый не может исходить из желаемого научного результата, он хочет только знать (быть беспристрастным). Практик же, наоборот, начинает с желания чего-то конкретного. Вместе с тем, разделяя науку и социальную практику, он видит задачу первой в том, чтобы наука была полезной для практической – политической – деятельности.


Теоретическое значение работы тенниса «Общность и общество»


В классической работе западной социологии «Общность и общество» Теннис определил содержание понятий, вынесенных в заголовок, и по существу придал им статус базисных категорий социологической науки.

Работа Тенниса «Общность и общество» составила основание его социологической концепции.

Теннис уделил большое внимание исследованию природы социальных групп и сущности процессов, способствующих организации и функционированию человеческих сообществ.

Согласно концепции Тенниса, исторический процесс в целом складывается из двух противостоящих эпох современной жизни людей – общности и общества.

По мысли Тенниса, различные объединения людей отражают разнообразные проявления двух доминирующих типов общественных связей: связей общности и связей общества.

Одним из важных моментов социологии Тенниса стал подход к пониманию и анализу социальных явлений как отражению межличностных связей. Это было шагом вперед, поскольку тем самым подчеркивалась неразрывность связей личности с социальной средой.

Главным, что оставил Теннис современной социологии Запада, стала идея выделения двух типов социальных связей и отношений, воплощенных в понятиях общины и общества. Эта идея была подхвачена Э. Дюркгеймом, выделившим общество с «органической» и «механической» солидарностью. В соответствующим образом переработанном виде эта типология применялась и продолжает применяться ныне многими западными социологами, философами и историками для объяснения основного конфликта исторического развития современности.

Понятия «общность» как форма социальных связей, «общество»; дихотомия «общности» и «общества» как двух типов социальности; обычай как регулятор социальных связей в «общности»

Теннис разделяет идею разграничения «культуры» (присущей общности) и «цивилизации» (присущей обществу). В рамках данной дихотомии общество подавляет (вытесняет) общность: первое есть вырождение второго, а общность есть «анти-общество». В основу дихотомии двух типологических общественных устройств он положил характер господствующих в них общественных (межличностных отношений).

Категория «общность» у Тенниса подчеркивает исторический тип отношений, характерный для людей «органической» общности и тем отличается от понятия «община», подчеркивающего исторический прообраз этого типа отношений – древнюю общину.

Общность – это сообщество (единство), которое порождается естественной волей. Она является исторически первичным образованием и существует в семье, соседстве, дружбе и народе. Для общности характерны обычаи, религия, согласие, которые лежат в основе эмоционально-органических отношений. Связи общности базируются на чувстве близости и отличаются стабильностью контактов, длительностью и поддержкой традиций и стремлением людей к сохранению собственной самотождественности. Они способствуют сохранению собственной самотождественности.

Общность также способна включать в себя и другие, меньшие органические единства или, соотносясь с равными себе единствами, конституировать целое (гештальт).

Социальные отношения в обществе как бы получаются в наследство: в них вступают в момент рождения, их не выбирают, а получают от предков. В этом проявляется их консерватизм – традиционализм.

Общество – это искусственное (вторичное) образование, порождаемое рассудочной волей. Для него характерна разделенность, обуславливающая ситуацию обмена и создающая фиктивное единство. В обществе люди взаимодействуют в расчете на выгоду. При этом для удовлетворения своеволия, эгоизма и улаживания раздоров используются такие средства, как договор, политика, общественное мнение, которые лежат в основе рационально-избирательных отношений. Договорно-обменные связи основываются на рациональных целях и отличаются целесообразностью, расчетом, ограниченные участием, договоренностью и относительным постоянством.

Социальные отношения в обществе создаются каждый раз как бы заново – рационалистическое общество общественного договора. В этом проявляется антитрадиционализм: в общество вступают «как на чужую землю». Само же видение нового общества было у Тенниса крайне абстрактным. Он лишь прочеркивает линию социальной эволюции как процесса рационализации социальных отношений: из культуры народности (общность) – в цивилизацию государственности (общество), которая в пределе должна вырасти в «мировое государство», являющееся делом торгового класса. При этом будут преображаться духовная жизнь и способ мышления, когда религия, опирающаяся на глубины народной жизни, уступит место науке, опирающейся на разум и рациональность. Именно данный путь «естественного развития» как смены культуры цивилизаций вызывал алармистские настроения и критику существующего статус-кво.

Трактуя историю как необходимый процесс развития человеческого духа (воли), Теннис утверждал, что взаимодействие людей и их сообществ обуславливается волевыми факторами. Согласно его учению, в истории реализуются два основных типа воли: воля естественная, инстинктивная, и воля рассудочная.

В естественной (инстинктивной) воле, по Теннису, обнаруживаются унаследованные от предшествующих поколений бессознательные мотивы, способы мышления и восприятия, проявляющиеся во взглядах, нравах и совести, а в воле рассудочной – только рациональные и осознанные компоненты. Эта воля целенаправленно выбирает средства для достижения определенной цели.

Теннис считал, что естественная воля порождает общность, рассудочная – общество. С течением времени инстинктивная воля все более уступает место воле рассудочной, поскольку «воля к существованию несет в себе условия для общения, в то время как воля к выбору создает общество».

Дихотомия общности и общества открывает Теннису возможность привлекать в систему чистой социологии политико-правовые и экономико-правовые формальные категории как досовременной, так и современной эпохи.


Политические взгляды Тенниса. Социально-критическая, антикапиталистическая направленность концепции тенниса. Влияние идей Маркса на творчество Тенниса


Следует отметить, что Теннис был хорошо знаком с трудами Маркса, посвященными анализу капиталистического способа производства. Более того, его интерес к марксизму носил устойчивый и постоянный характер. По его собственному признанию, интерес к проблематике «кризиса культуры» был разбужен в нем не в последнюю очередь чтением «достойной восхищения работы Карла Маркса» (имеется в виду первый том «Капитала»), хотя, как добавляет Теннис, марксизм не оказал прямого влияния на выработку его собственных идей.

Действительно, не только принципиальные выводы, но и сама марксистская постановка проблем оказалась чужда Теннису.

Теннис пришел к оценке марксизма как «безусловно, ложного учения».

Несмотря на некоторое увлечение Марксом, он в своей концепции игнорирует учение общественных формаций, основанное на определяющей роли в их смене форм собственности на орудие и средства производства. Конструируя свою линию социальной эволюции не с точки зрения экономических структур, а с позиции «общности» и «общества», возвышающихся над ними, Теннис сближает капитализм и социализм и, напротив, отграничивает феодализм и капитализм. Поэтому он считает, что переломным моментом всемирной истории является переход от феодализма (традиции) к капитализму (современность), а не от капитализма к социализму и к идее социалистической революции относится негативно.

Проводя критику негативных сторон капитализма, Теннис способствует формированию социально-критической функции социологии, которая во второй половине XX века оформилась в направление критической социологии.

Теннис рассматривает гражданское (буржуазное) общество как институт равных эгоистических индивидов, стремящихся к выгоде и переменам. Данное общество нуждается в государственной воле, опирающейся на естественное право – закон, которое является продуктом политики.

Проблема дихотомии «гражданское общество – политическое государство», связанная с вопросами взаимодействия неполитической и политической сфер социальной жизни, обрела острую актуальность в реформируемом российском обществе. В нем отсутствуют традиции гражданского общества (добровольная самореализация «снизу») и укоренились традиции государственной принудительной организации жизни общества «сверху».

Соответствующее данному праву общественное (политическое) государство выступает как машина упорядочения социальных отношений рациональных расчетливых индивидов.

В работе «Введение в социологию» (1931) Теннис усложнил схему анализа в прикладной социологии, выделив три типа форм социальной жизни: социальные отношения, группы (совокупности) и корпорации (ассоциации). Соответственно, он включил в нее такие типы связи, как общинно-товарищеские (господства и подчинения), душевные и социальные, союз, различающиеся по количеству участников, плотности, характеру и др.

Состояние договорно-обменных отношений в гражданском обществе отвечает потребностям всемирного рынка. Следовательно, соответствующее ему политическое государство должно быть «мировым государством».

Необходимо также отметить, что культурно-пессимистические идеи не вызывали у Тенниса паники, боязни неведомого будущего, что нес в себе XX век, но заставляли его анализировать, думать и искать. Честный анализ социальной данности, демократические установки обусловливали отстаивание Теннисом антифашисткой правды в условиях пикового проявления фашизма в Германии.

Ф.Теннис был одним из наиболее ярких представителей рационалистической ориентации, признававшей естественные права человека и самовластие народа, его право на установление разумных законов и разумного общественного устройства, соответствующего человеческой природе.


Социологическая концепция тенниса и политика социальных реформ


Свобода науки в позитивистском ее понимании предполагала свободу от политики. Вопрос о взаимоотношении социологии и политики вообще ставился Теннисом предельно широко: как вопрос о соотношении социальной теории и социальной практики. Избегание ценностных сведений не есть, по Теннису, отказ от исследования социальных ценностей, наоборот, только социологическое, научное, объективное изучение ценностей может дать политике надежное основание и выработать научно обоснованные формы политической деятельности.

Политика как раз и есть одно из таких ремесел, использующих данные, добываемые науками. Различие их в том, что наука делает ценности предметами исследования, а политика — основанием деятельности.

Тезис свободы науки от политики также был направлен против политической философии романтизма, сознательно и целенаправленно ориентированной на оправдание политических акций реакционных режимов Европы.

Но, отделяя науку от политики, Теннис, однако, не ставил целью отделить политику от науки. Он стремился «научить» политику, а не желал возводить непроходимую стену между этими двумя родами деятельности. Описание Теннисом познавательных позиций ученого и практического деятеля есть фактически описание двух различных познавательных установок, практикуемых одним и тем же человеком, который выступает то как политик, то как социолог. Такая форма описания не случайна, и описание это легко может быть отнесено к самому Теннису, который, по свидетельствам его современников, соединял в себе черты бесстрастного ученого со страстью политика-конституционалиста, социал-реформиста и демократа.

Практическая деятельность Тенниса как политика, избираемые им направления, цели и средства социальной работы действительно соответствовали основным положениям его социологического учения.

Сформулированное в рамках прикладной социологии положение о возрастании рациональности в ходе общественного развития естественным образом вело к необходимости борьбы за демократизацию, против сословных и феодальных предрассудков. Считая просвещение пролетариата этапом, необходимо следующим за буржуазным просвещением XVII—XVIII вв., Теннис активно участвовал в социал-демократическом и рабочем движении, отстаивал свободу слова и права на образование профессиональных союзов, выступал на стороне бастующих во время знаменитой Кильской стачки 1896—1897 гг.


Работы Зиммеля: «О социальной дифференциации», «Философия денег»


В работе «Социальная дифференциация» Зиммель описывает взаимодействие на основе релятивизма как набор альтернатив (форм) по типу «если…, то…». «Все находится со всем в каком-либо взаимодействии, что существуют силы и переходящие туда и обратно отношения между каждой точкой и каждой иной точкой мира…». Динамическое взаимодействие частей (эмпирических атомов) является основанием, которое придает сочленение и единство обществу. В этом смысле общество – это продукт взаимодействующих единичных атомов.

По Зиммелю, границы социального существа проявляются в различных формах взаимодействия личностей. Оно заключает в себе не только их субъективные состояния или поступки, но и объективные образования, которые обладают известной независимостью от отдельных участвующих во взаимодействии личностей. Поэтому основную задачу социологии он видит в описании форм современного бытия людей и нахождении правил, лежащих в основании взаимодействия как индивидов, которые также являются членами группы, так и групп между собой.

Размер группы прямо пропорционален степени свободы, которой пользуются ее члены: чем меньше группа, тем сплоченнее она должна выступать, тем теснее держать своих членов с целью защиты собственной целостности от враждебных воздействий внешней среды.

Зиммель отмечал, что по мере количественного роста группы возрастает степень индивидуальной свободы. Развитие индивидуальности членов группы сопровождается уменьшением ее сплоченности и единства. По мере роста численности групп члены ее становятся все менее похожи друг на друга. По Зиммелю, исторический процесс развивается в сторону усиления индивидуальности за счет утраты индивидами их уникальных социальных характеристик.

Расширение группы приводит к реализации пространственного аспекта обобществления, в свою очередь ведущего к появлению способности абстрагирования; увеличение численности индивидов в группе, сопровождающееся дифференциацией ее элементов, порождает способность к ассоциациям. Так рождается интеллект, способность сознания.

Так, большая патриархальная семья сменяется самостоятельными и полноправными индивидами и нуклеарной семьей; цеховая и кровнородственная организация – гражданским обществом с характерной для него высокой индивидуальной ответственностью.

В основе зиммелевской концепции социальной дифференциации лежит идея Спенсера о механизме природной и социальной эволюции, заключающейся в структурной дифференциации, при одновременной интеграции дифференцированных и гетерогенных элементов. Зиммель рассматривал социальную дифференциацию как способ разрешения конфликтов и экономии энергии индивидов, составляющих общественные образования. В работе решалась глобальная социальная проблема – интеграция индивидов в единое целое.

В работе «Философия денег» Зиммель развивает идею, что каждое взаимодействие выступает у людей в форме обмена, являющегося изначальной функцией межиндивидуальной жизни, где прибылью является также возможность отдавать.

В книге «Философия денег» Зиммель дал новый анализ дифференциации, продемонстрировав ее негативное воздействие на свободу и самоопределение индивида. В «философии денег» Зиммель на основе абстрактного анализа социальной дифференциации и более или менее абстрактного анализа чистых форм обобществления пришел к содержательной концепции современного общественного развития.

Развитие интеллекта идет одновременно с возникновением и развитием денежного хозяйства. Появление денег как универсального средства обмена также обусловлено пространственным расширением и неизбежной дифференциацией хозяйственных единиц. Деньги, как и интеллект, развиваются параллельно росту свободы и нарастающей (благодаря разделению труда) индивидуализации членов социальных групп.

Возникновение сознания и появление денег знаменуют вступление общества в его «исторический» период. История общества есть, по Зиммелю, история нарастающей интеллектуализации социальной жизни и углубления влияния принципов денежного хозяйства. Другими словами, история общества отождествляется Зиммелем с историей становления современного капитализма, в которой наиболее полно выразились характерные общие черты денег и интеллекта.

Интеллектуализм и денежное хозяйство – основные понятия историко-социологической концепции Зиммеля. Одновременно они рассматриваются как абстрактнейшие из форм обобществления. Анализу этих форм Зиммель посвятил заключительную главу своей «Философии денег», представляющей собою феноменологию капиталистического образа жизни.

Деньги «в себе и для себя есть чистое отображение ценностных отношений вещей, они равно доступны любой стороне, в денежных делах все люди равноценны, но не потому, что ценен каждый, а потому, что ни один не обладает ценностью, а только деньгами».

Зиммель исследует социальную функцию денег и логического сознания во всех их многообразных и тончайших опосредованиях и проявлениях. Во всех областях и сферах совместного человеческого существования он открывает «стилевое единство» современного общества, обусловленное природой этих двух руководящих ею факторов.


Философские и методологические предпосылки социологической концепции Г. Зиммеля


Зиммель считал, что социология должна утверждать свое право на существование не посредством выбора особого, «незанятого» другими науками предмета, а как метод. Социология, по Зиммелю, не является наукой, обладающей собственным содержанием, так как она не находит себе объекта, который не изучался бы какой-либо общественной наукой. Социология исследует не содержание, а формы общественной (социальной) жизни, то общее, что свойственно всем социальным явлениям.

Социология, по мнению Зиммеля, не изучает содержание общественных явлений, а исследует общую для них социальную форму, возникающую в процессе их взаимодействия.

Методологический принцип Зиммеля иллюстрирует некоторые его рассуждения, которые в известной степени проясняют смысл подхода и того, что связано с термином «формальная социология». По Зиммелю, в любом обществе можно отделить форму от содержания, а общество, как таковое, представляет собой взаимодействие индивидов. Само же взаимодействие всегда складывается вследствие определенных влечений и ради определенных целей. В результате взаимных взаимодействий на основе индивидуальных побудительных импульсов и целей образуется единство, которое он и называет «обществом».

Различают три этапа духовной эволюции Зиммеля.

Первый этап – натуралистический – связан с воздействием на Зиммеля прагматизма, социал-дарвинизма и спенсеровского эволюционизма с характерным для него принципом дифференциации, применявшимся в качестве универсального орудия при анализе развития в любой сфере природы, общества и культуры.

Второй этап – неокантианский, отличающийся отнесением ценностей и культуры к сфере, лежащей по ту сторону природной казуальности, и пониманием деятельности гуманитария как «трансцендентального формотворчества». Источник творчества – личность с ее априорно заданным способом видения. В соответствии с формами видения возникают различные «миры» культуры: религия, философия, наука, искусство и др. – каждый со своеобразной внутренней организацией, собственной уникальной «логикой».

Третий этап определяется разработкой идеи жизни. Жизнь реализуется в самоограничении посредством ею же самою созидаемых форм. На витальном уровне эта форма и граница – смерть; смерть не приходит извне, жизнь несет ее в себе. На «трансвитальном» уровне жизнь превозмогает собственную самоограниченность, образуя «более-жизнь» и «более-чем-жизнь» – относительно устойчивые образования, порожденные жизнью и противостоящие ей в ее вечной текучести и изменчивости. «Более-жизнь» и «более-чем-жизнь» представляют собой формы культуры. На этом пути философия жизни превращается в философию культуры. Зиммель дает общую схему развития культуры: бесконечное порождение жизнью новых культурных форм, которые окостеневают, становясь тормозом ее (жизни) дальнейшего развития, а потому «сносятся» ею и заменяются новыми формами, обреченными пережить ту же судьбу. В этом движении воплощается целый ряд конфликтов: содержания и формы, «души» и «духа», «субъективной» и «объективной» культур. В осознании неизбывности этих конфликтов состоит «трагедия культуры».

Г. Зиммель о природе социального факта. Понятие «чистый факт социации»

Представители Формальной Школы предложили многочисленные сложные классификации формальных структур взаимодействия: господство, подчинение, соперничество, разделение труда и др. Образцы исследования подобных форм представлены в книге Зиммеля "Социология". Формальный анализ рассматривался им как исследование "грамматики" общественной жизни. Критики "формального метода", понимания социологии как науки о "чистых формах социации", отмечали утопичность просто сведения всего богатства содержания общественной жизни к ее "грамматике". Понимал это и Зиммель, для которого формальная социология была лишь частью его социологической концепции.

Зиммель выявил в совокупном предмете социальных наук чистые формы "социации" или общения. Социация является главным предметом изучения социологии. Социации – это формы, благодаря которым индивиды на основании разных интересов образуют общность для реализации этих интересов. Затем их необходимо систематизировать, обосновать психологически, описать в их историческом развитии. Чистая форма – это отношения индивидов, социальные отношения, изолированные от конкретных мотивов и других психологических актов.

Зиммель ввел понятие «социации», утверждая, что в ней заключена сущность социальных явлений: это то, что существует в индивидах, группах в форме влечения, цели, склонности, психического состояния, движения души – все, что имеет (или опосредует) воздействие на других или воспринимает таковое действие.

Многие идеи, рассмотренные Зиммелем в рамках чистых форм социации, были положены в основание социологии религии, конфликта, культуры, города, экологии и др.

Наряду с "чистой социологией", Зиммель разработал "социологическую теорию познания'', то есть учение о природе социальных фактов, "социальную метафизику", представляющую собой по существу философию истории и культуры.

Зиммель писал о двоякого рода границах, пролегающих там, где конкретно-научное мышление переходит в философское. Одна из этих границ обнаруживается тогда, когда встает вопрос о предпосылках познания.

Применительно к социологии проблема философского обоснования ставилась Зиммелем как проблема разработки социологической теории познания и создания социальной философии или, как говорил сам Зиммель, социальной метафизики.

Специфической теорией познания социальных явлений Зиммель считал теорию исторического понимания. Теория эта рассматривалась Зиммелем как философская методология познания, служащая руководством по применению в ходе социологического анализа общенаучных методов. Сами по себе эти методы, согласно Зиммелю, не позволяют выяснить смысл социально-исторических явлений. Требуется выяснение того, как связано исследуемое явление с интересами самого исследователя или социальной группы, которую он представляет.

В результате явление оказывается осмысленным, понятым с точки зрения социальной реальности, жизни. Понимание, таким образом, выступает как метод, характеризующий только и исключительно социальное познание, ибо на место формальных общенаучных критериев адекватности выдвигается новый, содержательный, социальный по самой своей природе критерий.

Понимание служило соединительным звеном между чистой, или формальной, социологией и социальной философией, будучи средством исторического осмысления данных, доставляемых формальной социологией.

Зиммелевская теория понимания давала, таким образом, возможность сознательного и последовательного включения в самый процесс социального исследования социально-практического, ценностного интереса, тенденции.

Идеи Зиммеля о природе социального познания легче понять, рассмотрев их в свете общих теоретико-познавательных суждений («метафизики познания»), сформулированных им в рамках философии жизни.


Типология форм социации господства и подчинения, иерархии, корпорации, конкуренции, брака и др.


Зиммель пытался показать важность функций, выполняемых в обществе посредством участия людей в малых группах, выявив характерные признаки, влияющие на процесс образования групп, их сплоченность, дифференциацию, иерархию, уровень индивидуализации личности в группе и др. Эти формы выделялись путем абстрагирования основанного на анализе реальных социальных явлений и базировались на большом эмпирическом материале.

Формы независимы от специальных намерений и в которых последние только и могут существовать. И наоборот, одинаковый по своему содержанию интерес может принимать различные социальные формы. К таким формам Зиммель, к примеру, относил господство, подчинение, разделение труда, солидарность, образование партии, подразделение, образование социальных классов и кругов, возникновение и роль иерархий, роль взаимной враждебности (конфликта) для сплоченности группы. Все эти формы воспроизводятся и наполняются соответствующим содержанием в различного рода группах и социальных организациях: в государстве, религиозном обществе, экономическом объединении и др.

Множество социальных форм Зиммель классифицирует на основе отделения некоторых аспектов (фрагментов) социальной жизни от их «живой» реальности: социальные процессы, социальные типы и модели развития. В результате у него складываются многоуровневые структуры социальных форм.

Примером зиммелевского анализа социального процесса как формы обобществления может служить его исследование моды. Мода, пишет Зиммель, одновременно предполагает и подражание, и индивидуализацию. Невозможность моды без стремления к индивидуализации Зиммель доказывает тем, что в примитивных обществах, характеризующихся максимальной социальной однородностью и отсутствием стремления выделиться из общей массы, отсутствует и мода.

Вторая категория социальных форм – социальный тип. Человек, включенный в определенного рода отношения, обретает некоторые характерные качества, которые являются для него сущностными, т. е. проявляющимися постоянно вне зависимости от природы того или иного конкретного взаимодействия.

Примером социальных форм, относящихся к третьей группе, именуемой моделью развития, может служить универсальный процесс взаимосвязи расширения группы с усиление индивидуальности.

Приведенная трехзвенная (социальные процессы – социальные типы – модели развития) классификация социальных форм весьма несовершенна. Более содержательной может стать классификация социальных форм пол степени их удаленности от непосредственного потока жизни. Ближе всего к жизни, считает Зиммель, такие спонтанные формы, как экономические и прочие формальные организации.

И наконец, наибольшую дистанцию от непосредственности социальной жизни сохраняют формы обобществления, распределяющие между собой не мыслительную абстракцию, а реально существующие (точнее, реально встречающиеся) игровые формы. Они «чисты», ибо содержание, когда-то их «наполнявшее», исчезло.

Зиммель считал, что чистые формальные понятия имеют ограниченную ценность, а сам проект формальной социологии лишь тогда может быть реализован, когда эти выявленные чистые формы социальной жизни будут наполнены историческим содержанием, т. е. Будет ясно, как возникла та или иная форма, как она развивалась, какие изменения она претерпела в зависимости от социальных объектов, которые наполняли эту форму.

Зиммель, структурируя (выделяя) различные социальные формы, таким образом выполнял важнейшую методологическую задачу, связанную с созданием системы понятий, которая направлена на познание окружающей действительности. Именно через создание системы научно обоснованных понятий он видел путь к утверждению социологии как самостоятельной науки.


Список литературы


  1. Капитонов Э.А. История и теория социологии. Учебное пособие для вузов – М.: «Издательство ПРИОР», 2000. – 368 с.

  2. Современная западная социология: Словарь. – М.: Политиздит, 1990. – 432 с. Составители: доктор философских наук, профессор Давыдов Ю.Н. (руководитель), Ковалева М.С., кандидат философских наук Филиппов А.Ф.

  3. История социологии: Учеб. пособие / А.Н. Елсуков, Г.Н. Соколова, Т.Г. Румянцева, А.А. Грицанов; Под общ. ред. А.Н. Елсукова и др. – 2-е изд., перераб. и доп. – Минск: Выш. Шк., 1997. – 381 с.

  4. Воронцов А.В., Громов И.А. История социологии XIX – начало XX века: в 2 ч. Ч. 1. Западная социология: учеб. Пособие для студентов вузов. – М.: Гуманитар. изд. центр ВЛАДОС, 2005. – 423 с.

Размещено на Allbest.ru