Социальная мобильность, понятие маргинальности личности, социальных общностей и групп (143523)

Посмотреть архив целиком


Социальная мобильность, понятие маргинальности личности, социальных общностей и групп


Социальные изменения характеризуются в первую очередь социальными процессами (от лат. processus - прохождение, продвижение) - последовательными сменами состояний общества или его различных систем. Процесс выступает как движение во времени ряда событий, субъектами которых являются люди и различные формы их объединения. К основным социальным процессам относятся социальная мобильность, социальное воспроизводство.

Научное первенство изучения вопросов социальной мобильности соотносят в современном социологическом знании с именем Сорокина П.А., который определил, что " под социальной мобильностью понимается любой переход индивида или социального объекта (ценности), то есть всего того, что создано или модифицировано человеческой деятельностью, из одной социальной позиции в другую"[1].

Для обозначения социальной позиции в современном социологическом знании употребляется термин социальный статус, характеризующее положение личности, общности в иерархии общественных отношений.

По Сорокину П.А. существует два основных типа социальной мобильности: горизонтальная и вертикальная. Под горизонтальной социальной мобильностью (перемещением) подразумевается переход индивида, общности людей или социального объекта из одной социальной позиции в другую, расположенную на одном и том же уровне, то есть без изменения основных характеристик социального статуса. При этом он приводит следующие примеры: "Перемещение некого индивида из баптистской в методистскую религиозную группу, из одного гражданство в другое, из одной семьи (как мужа так и жены) в другую при разводе или повторном браке, с одной фабрики на другую, при сохранении при этом своего профессионального статуса - все это примеры горизонтальной социальной мобильности. Ими же являются перемещения социальных объектов (радио, автомобиля, моды, идеи коммунизма, теории Дарвина) в рамках одного социального пласта, подобно перемещению из Айовы до Калифорнии или с некого места до любого другого. Во всех этих случаях "перемещение" может происходить без каких-либо заметных изменений социального положения индивида или социального объекта в вертикальном направлении".[2]

Таким образом:

Во-первых, под вертикальной социальной мобильностью он понимает перемещение индивида, социальной группы или объекта с изменением объема прав и привилегий, ответственности и обязанности, наличия или отсутствия социальных ценностей, власти и влияния среди членов того или иного общества, то есть с изменением основных характеристик своего социального статуса.

Во-вторых, Сорокин П.А. выделяет социальную мобильность самих людей и мобильность социальных объектов, то есть продуктов человеческой деятельности как материальных, так и идеальных (рис.1).




Рис.1. Основные формы социальной мобильности


Вертикальная социальная мобильность может быть восходящая и нисходящая, то есть социальный подъем и социальный спуск. Сорокин П.А. отмечает, что "в соответствии с природой социальной стратификации есть нисходящие и восходящие течения экономической, политической и профессиональной мобильности, не говоря уж о других менее важных типах. Восходящие течения существуют в двух основных формах: проникновение индивида из нижнего пласта в существующий более высокий пласт, или создание такими индивидами новой группы и проникновение всей группы в более высокий пласт на уровень с уже существующими группами этого пласта. Соответственно, и нисходящие течения так же имеют две формы:

первая заключается в падении индивида с более высокой социальной позиции на более низкую, не разрушая при этом исходной группы, к которой он ранее принадлежал;

другая форма проявляется в деградации социальной группы в целом, в понижении ее ранга на фоне других групп или разрушении ее социального единства. В первом случае "падение" напоминает нам человека, упавшего с корабля, во втором - погружение в воду самого судна со всеми пассажирами на борту или крушение корабля, когда он разбивается вдребезги"(3)

Отмечая, что случаи индивидуального проникновения в более высокие пласты или случаи падения с высокого социального уровня на низкий привычны и понятны, Сорокин П.А. приводит следующие исторические примеры вертикальной групповой социальной мобильности.

Историки кастового общества Индии сообщают нам, что каста брахманов не всегда находилась в позиции неоспоримого превосходства, которую она занимает последние два тысячелетия. В далеком прошлом касты воинов, правителей и кшатриев не располагались ниже брахманов, а, как оказывается, они стали высшей кастой только после долгой борьбы. Если эта гипотеза верна, то продвижение ранга касты брахманов через все другие этажи является примером второго типа социального восхождения. Возвысилась вся группа в целом, и все ее члены в полном составе заняли то же положение.

До принятия христианства Константином Великим статусы христианского епископа или христианского служителя культа были невысокими среди других социальных рангов Римской империи. В последующие несколько веков социальная позиция и ранг христианской церкви в целом поднялись. Вследствие этого возвышения представители духовенства и, особенно, высшие церковные сановники также поднялись до самых высоких страт средневекового общества. И наоборот, падение авторитета христианской церкви в последние два столетия привело к относительному понижению социальных рангов высшего духовенства среди прочих рангов современного общества. Престиж папы или кардинала еще высок, но он несомненно ниже, чем был в средние века.

Другой пример - группа легистов во Франции. Появившись в XII веке, эта группа быстро росла по своему социальному значению и положению, Очень скоро в форме судейской аристократии они вышли на позицию дворянства, В XYII веке группа в целом начала "опускаться" и, наконец, вовсе исчезла в пожарище Великой французской революции. То же происходило и в процессе восхождения аграрной буржуазии в средние века, привилегированного Шестого корпуса, купеческих гильдий, аристократии многих королевских дворов. Занимать высокое положение при дворе Романовых, Габсбургов или Гогенцоллернов до революции означало иметь самый высокий социальный ранг. "Падение" династий привело к "социальному падению" связанных с ними рангов. Большевики в России до революции не имели какого-либо особо признанного высокого положения. Во время революции эта группа преодолела огромную социальную дистанцию и заняла самое высокое положение в русском обществе. В результате все ее члены в целом были подняты до статуса, занимаемого ранее царской аристократией.

Подобные явления наблюдаются и в ракурсе чистой экономической стратификации. Так до наступления эры "нефти" ил "автомобиля" быть известным промышленником в этих областях не означало быть промышленным и финансовым магнатом. Широкое распространение отраслей сделало их самыми важными промышленными сферами. Соответственно, быть ведущим промышленником - нефтяником или автомобилистом - значит быть одним из самых влиятельных лидеров промышленности и финансов. Все эти примеры иллюстрируют вторую коллективную форму восходящих и нисходящих течений в социальной мобильности.[4]

То есть по Сорокину П.А. сущность социального статуса личности или социальной группы заключается в распределении прав и привилегий, ответственности и обязанности, наличии или отсутствии социальных ценностей, власти и влияния среди членов того или иного общества.

Маргинальность (от лат. marginalis - находящийся на краю)- пограничное состояние индивида, социальной общности или социального объекта при осуществлении социальной мобильности, когда перемещение состоялось, а окончательной организации и институализации возникших новых отношений еще не произошло или не происходит вообще.

Мигранты из населенного пункта в другой, из одной страны в другую приводят к образованию маргинальной группы населения, не имеющей полноправного статуса гражданина страны, жителя конкретного города и т.д. (понятие "лимита" в наших столичных городах, статус мигрантов в США и т.п.).

Потеря рабочего приводит к образованию маргинальной страты безработных - безработный, потеряв свою работу, через некоторое время может вернуться к исполнению своей прежней или, переквалифицировавшись, новой работы.

Нарушение сложившихся в обществе законов и норм приводит к существованию маргинальных слоев, которые изолируются от остальных членов общества по признаку нарушения законов - заключенные, по несоответствию уровня психического и умственного развития и опасности - психические больные. После отбывания срока наказания или если наказание сыграло свою положительную роль - заключенный возвращается к нормальной жизни в обществе, больной после излечения.

Внутри класса (слоя, страты) военнослужащих к маргинальному слою можно отнести военнослужащих срочной службы (по призыву), как имеющих достаточно выраженные признаки, которые после исполнения воинской обязанности возвращаются в свои старые или переходят в новые социальные ячейки.

Социальные группы, обучающихся в системе профессионального образования (студенты, курсанты и т.д.), которые имеют конкретные цели по достижению конкретных социальных статусов и, осуществляя их достижение, обладают элементами маргинальности - пока не усвоят необходимый объем знаний, навыков, умений, они не имеют права принадлежать к определенной профессиональной группе.

Примерами маргинальности социальных объектов могут служить примеры перемещения религий, моды, культурных ценностей между различными цивилизациями (пограничность христианства на Руси перед ее крещением, моды на курение табака при перемещении из Америки в Европу, рок музыки до ее признания и т.п.).

Теоретически может существовать стратифицированное общество, в котором мобильность отсутствует вообще, или вертикальная мобильность равна нулю. Это значит, что внутри такого общества отсутствуют восхождения и нисхождения, не существует никакого перемещения членов этого общества, каждый индивид навсегда "прикреплен" к тому социальному слою, в котором рожден. Такой тип стратификации можно определить как абсолютно закрытый, неподвижный. И, наоборот, может существовать тип социальной стратификации абсолютно открытый, пластичный, подвижный. Реально между этими идеальными типами существует множество промежуточных форм выраженности подвижности, пластичности и открытости стратифицированных обществ.

Социальные перемещения осуществляются во всех подсистемах общественной жизни:

территориальной (например, колонизация Европой Америки, переселение в Сибирь и т.п.),

профессиональной (например, получив соответствующее образование, рабочий становится инженером и т.п.),

классовой (например, разбогатев, приобретя в собственность средства производства и став использовать наемный труд, рабочий становится буржуазией и т.п.),

политической (например, избрание в Государственную Думу, мэром города и т.п.),

социокультурной (например, смена вероисповедания и т.п.),

Рассмотрим более подробно миграцию как территориальную мобильность. Население не может быть сконцентрировано одинаковым образом во всех местах: самые крупные центры те, где жизнь наиболее интенсивна. Они неизбежно оказывают на другие центры притяжение, пропорциональное их значению. Происходящая таким образом миграция имеет следствием большую концентрацию социальных единиц в определенных областях и, следовательно, новый прогресс, в свою очередь оказывающий влияние на остальную часть общества (страны). С другой стороны, эти изменения влекут за собой в путях сообщения другие, которые, в свою очередь, вызывают следующие, так что не возможно сказать, где прекращаются эти отражения. В действительности общества по мере своего развития не только не приближаются к неподвижному состоянию, а, наоборот, становятся более подвижными и пластичными.(5)

Естественным, закономерным процессом, позволяющим сбалансировать экономическую, социальную, политическую и духовную сферы общества, является миграция населения. Раньше в России миграция в значительной степени была вызвана региональной несбалансированностью трудовых ресурсов, территориальными различиями в уровне жизни, неравномерным размещением рабочих мест и учебных заведений. В настоящее время миграционные процессы вызваны иными обстоятельствами, которые не принимались в расчет.

Одна основная из них - проблема межнациональных отношений, которые все чаще приобретают конфликтный характер. Напряженность в сфере межнациональных отношений, охватившая страну, вовлекает в конфронтацию различные этнические группы и социальные слои, порождая предпосылки, обусловливающие возникновение миграции.

Социально-политическая нестабильность в обществе вызвала рост напряженности во всех без исключения республиках, краях и областях, опасность ущемления гражданских прав некоренных жителей и национальных меньшинств, стремление некоторых из них покинуть прежнее место жительства в поисках более благоприятных условий жизни.

В условиях предшествующей (советской) идеологической системы миграция рассматривалась как явление, необходимое практически только для удовлетворения потребностей народнохозяйственного комплекса. Такой подход во многом предопределял конечный результат многих научных исследований, что на наш взгляд вполне объяснимо. Изменения, которые произошли и происходят в стране, побудили ученых по-новому взглянуть на миграционную проблему, причем оценивать ее с точки зрения самых различных аспектов. Появившиеся уже в последнее время монографии, статьи в научных журналах, дают основания предполагать, что проблемой миграции занимаются очень серьезно и целенаправленно. В этой области знаний сегодня известны работы многих ученых. Среди них Ю. В. Арутюнян, В. С. Айрапетов, А. И. Дробижева, В. И. Переведенцев, Л. Л. Рыбаковский, Ш. Т. Тощенко и др.

Анализ их научных трудов позволяет вычленить основные компоненты, характеризующие причины и возможные последствия миграции, такие как:

притеснение представителей некоренных национальностей в бывших союзных республиках;

введение в действие дискриминационных законов, ущемляющих гражданские права некоренных жителей;

вооруженные конфликты, особенно в Закавказье, на Северном Кавказе, Таджикистане;

ухудшение криминогенной обстановки;

резкое понижение экономического благосостояния людей;

желание попасть на историческую родину и т.д.

Что же касается возможных последствий миграции, то в работах прослеживаются мысли, связанные с проблемами:

социокультурной адаптации в иной этнической или других средах;

изменения ситуации на рынке труда;

изменения ролевых установок мигрантов и их поведенческих характеристик;

формирования социально-политических группировок мигрантов с целью защиты их интересов и т.д.

Проявление вышеперечисленных причин и возможных последствий миграции вынудило общественное сознание, государственные органы иначе взглянуть на эту, казавшуюся несложной, проблему. Несмотря на то, что с мая 1992 года в государстве была введена в действие правительственная программа "Миграция" и существует федеральная миграционная служба с филиалами практически во всех регионах России, а также введены в действие Законы "О вынужденных переселенцах", "О беженцах", сложившуюся ситуацию вряд ли можно назвать стабильной. Возникла настоятельная необходимость в теоретической разработке и практической оценке влияния миграционных процессов на межнациональные отношения и наоборот. По С.И.Ожегову, миграция - это перемещение, переселение (например, населения внутри страны или из одной страны в другую...).[6] Краткий словарь по социологии определяет миграцию населения как социально-экономический и демографический процесс, представляющий собой совокупность перемещений, совершаемых людьми между странами, районами, поселениями.[7] Исходя из этих трактовок, видно, что миграция как процесс предполагает взаимоотношение людей на различных уровнях социальных ниш, тем самым, обеспечивая и собственно межнациональные отношения.

Известно, что современная социология выделяет виды территориальных перемещений как необходимое условие миграционного процесса. К ним относятся маятниковые и сезонные перемещения.[8] Сегодня очевидно, что прежняя межтерриториальная миграция утратила свое значение как средство решения важнейших экономических проблем. Иными словами, наработанные методы, формы, типы, виды миграционной политики без серьезной корректировки использованы быть не могут. Поэтому высказывается предположение о том, что в современных условиях миграция видоизменяется, и виды территориальных перемещений требуют дополнительной классификации. К таковым относятся безвозвратные и временные перемещения. Охарактеризуем каждое из них.

Безвозвратные территориальные перемещения мигрантов характеризуются переменой места жительства людьми с учетом того, что они больше не будут возвращаться туда, откуда приехали. Это может относиться к тем, кто по разным причинам убыл из мест постоянного проживания и, переехав в другой регион, сумел получить работу, жилье, социальную защиту. В этом случае немаловажное значение имеет та социальная атмосфера, которая складывается вокруг каждой конкретной личности, семьи. Безвозвратные территориальные перемещения могут иметь перспективы еще и в том, что потомки тех, кто переехал навсегда в тот или иной регион, не будут возвращаться к месту прежнего жительства, полностью адаптировавшись в новой социальной обстановке, а то и самоидентифицироваться определенной (например, национальной) среде. Для Российской федерации такой вид территориальных перемещений стал определяющим, ибо в последние годы миграционные потоки с преобладающим числом представителей русской нации постоянно увеличиваются.

Что же касается временных территориальных перемещений, то если не брать во внимание их некоторую схожесть с сезонными перемещениями (сезонные перемещения на строительные, сельскохозяйственные и другие виды работ, а также туризм, лечение, поездки на учебу и т.п.), процесс этот характерен оттоком из мест постоянного проживания людей, которые по истечении определенного времени (от нескольких месяцев до нескольких лет) возвращаются обратно. Этот процесс имеет, прежде всего, место в регионах с определенной межнациональной напряженностью и сопровождается локальными вспышками конфликтов. Массовое сознание в этом случае направлено на представление того, что межнациональная напряженность - явление временное, быстро идущее на убыль. Однако даже после временного территориального перемещения надежды на спокойную жизнь могут улетучиться, т.к. социально-политическая ситуация в конкретном регионе может и, наверняка, будет меняться. Свидетельство тому, казалось бы временное перемещение людей из Республики Ингушетия в Северную Осетию, а также из Чеченской Республики в Дагестан, другие регионы и обратно. Меняющаяся обстановка, изменение политического алгоритма, угроза безопасности многим людям, вынуждают вновь и вновь формировать миграционные потоки, которые время от времени направляются то в одну республику, то в другую.

Исследуя миграцию, можно прийти к выводу о ее структурных элементах, непосредственным образом отражающих существующую социальную динамику. В этой связи в структуре миграции могут быть выделены:

в зависимости от социального статуса - мигранты, занимающие достаточно высокое положение, и те, у кого социальный статус ниже;

в зависимости от национальной принадлежности - мигранты доминирующего этноса и представители других народов, а также мигранты этнически близких и различных общностей;

в зависимости от причин, побудивших переменить место жительства, - мигранты, уезжающие по причинам межнациональной напряженности и те, кто уезжает по экономическим, политическим или иным причинам;

в зависимости от длительности миграционного процесса - конкретные сроки, а также конечный путь прибытия и возможности социальной адаптации и неясность этих сроков, а также возможных перспектив;

в зависимости от участия государственных органов - скоординированная, целенаправленная, разноуровневая работа органов власти всех регионов и неумение, а подчас нежелание это делать;

в зависимости от способа реализации миграции - организованная и неорганизованная, индивидуальная, самостоятельная и т.д.

Данная классификация структурных элементов миграции обостряет и без того имеющее место научное и правовое разночтение, связанное с тем, кого считать мигрантом, а кого беженцем. Определиться в соотношении этих понятий означает определиться и в государственной политике, ее реализации, что должно найти выражение в обеспечении материальной помощи, безопасности граждан и т.д. В научной литературе обозначены основные позиции ученых по поводу соотношения понятий "мигрант" и "беженец".

Одно из них свидетельствует о том, что миграция обусловлена низким уровнем экономического благосостояния, голодом, экологическими катастрофами, и не квалифицируется как беженство, хотя ее последствия вполне сопоставимы с применением массового насилия. Другое состоит в том, что беженцы и вынужденные мигранты представляют собой разные типы миграционного поведения. В первом случае - внезапный, неожиданный разрыв с прошлым, с накопленным им имуществом. Здесь действуют страх и опасение за свою жизнь, и жизнь близких им людей. Люди едут "куда глаза глядят" или действуют как остальные, оказавшиеся в аналогичной ситуации. Во втором случае есть осмысленный, в какой-то степени рациональный выбор, подготовка к переезду, переселение с какой-то частью имущества.

В Законах "О вынужденных переселенцах" и "Беженцах" сказано о том, что к первой категории относятся граждане Российской Федерации, которые вынуждены или имеют намерение покинуть место своего жительства на территории другого государства, либо на территории Российской Федерации вследствие совершенного в отношении его или членов его семьи насилия, в том числе и по признаку расовой или национальной принадлежности. К беженцам Закон относит прибывшее или желающее прибыть на территорию Российской Федерации лицо, которое было вынуждено или имеет намерение покинуть место своего постоянного жительства на территории другого государства вследствие совершенного в отношении его насилия, в том числе и по признакам расовой и национальной принадлежности.

Схожесть предложенных позиций в отношении понятий "мигрант" и "беженец" очевидна хотя бы потому, что авторы высказываний и трактовка законов связаны с применением насилия против людей, в том числе и по национальным признакам. А это может означать, что необходимо сформулировать более гибкие подходы миграционной политики с обязательным учетом региональных особенностей. Это очевидно еще и потому, что усиливаются стимулирующие миграцию факторы - межнациональная напряженность, и, по сути, гражданские войны в Северокавказском, Закавказском, Среднеазиатском регионах, образование внутренних границ, распад единого экономического пространства и т.д. Все это еще раз подтверждает не только наличие миграционных потоков, но и их меняющуюся социальную конфигурацию. В этой связи отметим, что в современной научной литературе миграционные потоки распределены сегодня следующим образом: вынужденные мигранты и беженцы; репатрианты; воинские части, перемещающиеся по территории России, а также по территории СНГ. Рассмотрим более подробно каждый из этих потоков.

Вынужденные мигранты и беженцы. В результате активных миграций произошло в последнее время громадное территориальное смещение представителей различных национальностей, их всеобщая диффузия. Городское население практически всех частей страны стало многонациональным. С распадом Союза представители многих национальностей, ставшие в одночасье "национальным меньшинством", сильно и нередко болезненно почувствовали перемену своего положения, особенно там, где правящие элиты заняли этнократические позиции, где межнациональные противоречия переросли в конфликты. Например, в странах Балтии, после принятия Законов о гражданстве и иммиграции, ярко проявила себя тенденция. связанная с желанием их руководства оградить свои страны от въезда в них населения, не относящегося к "титульным" национальностям, а также, что важно подчеркнуть, резко увеличить выезд такого населения за их пределы. Подобная политика "выдавливания" иного этнического населения во многом определяет позиции руководства этих стран обеспечить приоритет коренных этносов на всем социальном пространстве.

Что же касается правящих политических элит в государствах Средней Азии и Закавказья, то в их деятельности наблюдается несколько иная картина. В них предпринимаются попытки, скажем так, удержать "европейское" население от переезда в другие регионы. Такие попытки во многом обусловлены следующими факторами:

Такая категория населения - это во многом стабилизирующий фактор. Учитывая, что практически все эти государства многонациональны и имеют своеобразные традиции в общении представителей разных народов, оно может выступать в качестве культурных звеньев во взаимоотношениях между людьми;

Как правило, такое население - образованные люди и грамотные специалисты. Значительная часть из них работает на предприятиях, выпуская необходимую стране продукцию. Массовая миграция таких людей может парализовать целые народнохозяйственные отрасли;

У каждой этнической группы, проживающей в стих государствах, за многие годы определились социальные статусы, утрата которых чревата изменением региональной структуры.

И все же главной тенденцией ближайшей перспективы будет стягивание в Российскую Федерацию некоренных народов, с безусловным доминированием представителей русского этноса. Кроме того, будет наблюдаться возрастающий поток мигрантов из самой России в центральные и другие районы. Столь существенный поток будет создавать определенную нагрузку на регионы, их социальную инфраструктуру, что заметно усиливает напряжение между мигрантами и местными, т.к. первые становятся претендентами на ограниченные ресурсы, такие как жилье, продовольствие и конкурентами на рабочие места.

В настоящее время среди мигрантов наблюдается процесс консолидации на основе национально-патриотических лозунгов и групповых, преимущественно экономических, интересов. Кроме того, можно предположить, что, обладая достаточно высоким интеллектуальным и профессиональным потенциалом, мигранты колеблются между выжидательной позицией (в надежде на помощь федеральных властей) и активными действиями, способными хотя бы привлечь внимание общественности к их нуждам и запросам или решения собственных проблем путем криминализации.

Первая позиция связана с пониманием того, что кризисное состояние, в котором пребывает Россия, не позволяет выделять сил и средств на осуществление миграционной политики больше, чем уже есть. Если материальное обеспечение не изменится в лучшую сторону, то, по всей видимости, решение проблем миграции будет откладываться на неопределенное время. В этом случае возможно развитие событий по второй позиции - так называемое "включение" естественных механизмов саморегуляции миграции, а также утрата персонифицированного контроля над этим процессом. Учитывая ход развития событий в стране, весьма вероятным является второй вариант - активные действия мигрантов в местах их компактного проживания при содействии созданных ими общественно-политических и криминальных структур. Причем такие действия будут носить региональный характер. Это может осложниться низким уровнем социального и политического партнерства:

между региональными и федеральными органами власти;

между мигрантами и местными органами власти, в компетенцию которых входит решение их проблем;

между прибывающими мигрантами и местными жителями.

В свою очередь, низкий уровень социального и политического партнерства обусловлен несколькими факторами, в числе которых:

отсутствие регулируемых механизмов распределения и перераспределения миграционных потоков на принципах экономической и социальной целесообразности, с учетом интересов конкретного человека;

противодействие местного населения социально-профессиональной адаптации мигрантов;

возможные негативные поведенческие установки прибывающих в регионы мигрантов и т.д.

Следующий, не менее важный поток - движение депортированных народов из мест насильственного переселения на свои исконные или исторические земли. Этот миграционный поток вызван следующими обстоятельствами:

ростом межнациональных противоречий как в целом по стране, так и в местах проживания этих народов;

возрождением национального самосознания, основанного на исторической памяти народов;

социально-политическими преобразованиями, связанными с суверенизацией многих республик России;

стремлением сохранить свою национальную культуру и т.д.

Это движение, несомненно, затрагивает все сферы общественной жизни, внося в них свои изменения. Мощный людской поток (ведь только из Северокавказского региона было депортировано несколько сотен тысяч человек) репатриантов вносит свои коррективы в существующий рынок труда, расклад политических сил, борющихся за власть, демографическую ситуацию, противоборство между народами за лучшие территории и т.д. Требования репатриантов восстановить или создать государственную или культурную автономию, возвратить земли и жилье, утраченные в результате насильственной высылки, повлекли напряженность, а в ряде случаев усиление межнациональных противоречий как с коренным населением, так и с теми народами, которыми насильственно были заселены их исконные земли. Например, переселение осетин на земли ингушей привело в действие механизм борьбы последних за свои исконные земли.

Иными словами движение репатриантов, поддерживаемое сформированными и формирующимися общественно-политическими организациями, представляет собой клубок миграционных противоречий, основанных на межнациональных отношениях.

Другим не менее значимым и существенным миграционным потоком, влияющим на межнациональные отношения, являются воинские части, перемещающиеся по территории Российской федерации, а также по территории СНГ. Вывод из других стран российских войск, обусловленный во многом изменениями, происшедшими во внешней политике, выдвинул на передний план решение вопросов, связанных с материальным обеспечением прибывших воинских контингентов, адаптацией их в новых этносоциальных условиях и изменением военной политики в целом. Кроме этого надо принимать в расчет то, что целые войсковые соединения, время от времени, выполняя государственные задачи, мигрируют и реэмигрируют по территории России и стран СНГ. Нельзя сбрасывать со счетов и процесс сокращения Вооруженных Сил, который оказывает существенное влияние на миграционные потоки.

Миграция военных структур имеет свои специфические особенности, заключающиеся в том, что:

они вооружены как стрелковым, так и тяжелым вооружением;

миграции подвергаются крупные социальные группы;

мигрируют преимущественно мужские коллективы;

условия жизни и быта, особенно в регионах межнациональной напряженности далеки от желаемых;

последствия выполнения задач непосредственным образом сказываются на состоянии психики, самосознания военнослужащих, что отражается на их взаимоотношениях с гражданским населением.

Учитывая эти особенности, можно предполагать, что в результате миграций, особенно крупных соединений, возможно: накопление у населения и военных оружия, а также боеприпасов и их неконтролируемое распространение; формирование социально-психологической готовности людей, представителей различных национальностей, к возможным военным столкновениям и проведение акций гражданского неповиновения, направленных против передислоцирующихся подразделений.

Таким образом, под социальной мобильностью понимается любой переход индивида или социального объекта (ценности), то есть всего того, что создано или модифицировано человеческой деятельностью, из одной социальной позиции в другую.

Социальные перемещения осуществляются во всех подсистемах общественной жизни территориальной (например, колонизация Европой Америки, переселение в Сибирь и т.п.), профессиональной (например, получив соответствующее образование, рабочий становится инженером и т.п.), классовой (например, разбогатев, приобретя в собственность средства производства и став использовать наемный труд, рабочий становится буржуазией и т.п.), политической (например, избрание в Государственную Думу, мэром города и т.п.), социокультурной (например, смена вероисповедания и т.п.), духовной и т.д. Территориальная мобильность называется миграцией. Миграция населения является естественным, закономерным процессом, позволяющим сбалансировать экономическую, социальную, политическую и духовную сферы общества.



Список литературы


[1] . Сорокин П.А. Человек. Цивилизация. Общество. - М.: Политиздат. 1992. С. 373.

[2] . Сорокин П.А. Человек. Цивилизация. Общество. - М.: Политиздат. 1992. С. 373.

[3] Сорокин П.А. Человек. Цивилизация. Общество. - М.: Политиздат. 1992. С. 374.

[4] Сорокин П.А. Человек. Цивилизация. Общество. - М.: Политиздат. 1992. С. 374-375.

[5] . Дюркгейм Э. О разделении общественного труда. Метод социологии/ Пер. с фр. - м.: Наука. 1990. С.319-320.

[6] Ожегов С.И. Словарь русского языка. - М.: Мысль, 1972. С. 322.

[7] Краткий словарь по социологии / под ред. Гвишиани Д.М. -M.: Наука, 1989. С. 159




Случайные файлы

Файл
141786.rtf
SSSR.DOC
30947-1.rtf
4938-1.rtf
9301-1.rtf