Закономерности функционирования преступности (143144)

Посмотреть архив целиком













Закономерности функционирования преступности



Введение


Усиление криминогенности и криминационализации все более широкого спектра разноотраслевых общественных отношений в России требует обратить внимание научного сообщества на целый ряд проблем функционирования данного явления в современных условиях.

Один из основополагающих аспектов научного поиска – изучение структурно-функциональных закономерностей функционирования преступности, которые обеспечивают ее жизнеспособность и развитие. В результате теоретического обобщения и эмпирических исследований, проведенных автором, можно сформулировать данные закономерности в следующем виде.



Структурно-функциональные закономерности преступности как системы


В идеальной модели структуры социума преступников, оптимальной для любого нормально функционирующего общества, элементы и модули, выполняющие функцию ее сохранения и развития, это тот стержень, ядро, которое остается неизменным при всех изменениях, колебаниях как в самой системе, так и вне ее. Элементы и модули системы, входящие в ее доминирующую часть, или, иначе, доминирующая часть всей системы, тесно связаны не только друг с другом на микроуровне, но и с внешней средой, более общей системой - на макроуровне, то есть и по вертикали, и по горизонтали.

Отметим, что доминирующая часть преступного социума как системы выполняет важную функцию: она поддерживает численность элементов системы в определенных пределах, вовлекая и воспитывая все новые и новые поколения преступников.

Эта функция - привлечения в преступное сообщество новых членов, их воспитание и развитие - складывается из суммы двух других: функции сохранения структуры социума преступников и функции поддержания баланса между его сохранением и развитием. Выполнение доминирующей частью преступного социума как системы этой функции делает ее чрезвычайно важной для него как такового. Анализ структуры социума преступников выявил прочную тенденцию - его доминирующая часть постоянно стремится к росту, а если этого не происходит, то на помощь приходит ротация в ее рядах.

В данном случае возникает вопрос, какие категории преступников входят в недоминирующую часть социума преступников. По мнению большинства исследователей проблемы, их всего две - несовершеннолетние преступники и рецидивисты. Эти две категории преступников в сумме составляют 45% от общей численности зарегистрированных преступников. Остальные 55% - это люди, совершив-шие преступления один раз (доминирующая часть социума). И эта часть - 55% - социума преступников наиболее подвижна, постоянно меняется, так как известно, что большинство преступников единожды в своей жизни подвергаются наказанию.

На основе анализа вышеизложенных положений, можно выделить ряд существенных особенностей, характеризующих преступность как систему.

1. Социум преступников как система вносит необходимую дисгармонию в общество как более общую систему и служит, с одной стороны, потенциальным источником его социальных изменений, а с другой - одним из элементов его социальной стабильности.

2. Идеальная модель социума преступников как системы оптимальна и самодостаточна. Это означает, с одной стороны, возможность его нормального функционирования как системы, а с другой - наличие условий, достаточных для этого. Другими словами, социум не смог бы существовать, если бы не был оптимален.

3. Оптимальность целого предопределяет пропорциональные, гармоничные отношения между его качественно различными частями.

4. Пропорциональность между элементами и модулями социума преступников позволяет ему нормально функционировать в системе более высокого уровня (элементы социума как системы взаимодействуют как внутри его - между собой - по горизонтали, так и с элементами и модулями более и менее общих систем по вертикали).

5. Пропорция между элементами и модулями системы позволяет говорить о неком стабильном стержне, ядре, скелете, собирающем вокруг себя другие - подвижные, меняющиеся элементы, и прогнозировать развитие ее качественных характеристик.

Границы средней пропорциональности между элементами и модулями плавающие, иными словами, существуют определенные заданные параметры, внутри которых они могут меняться, варьироваться, но в целом система будет оставаться в режиме оптимального функционирования. Или соотношения между элементами и модулями комбинируются таким образом, что позволяют системе функционировать стабильно, оптимально.

Совокупность данных характеристик позволяет прийти к выводу, что наряду с определением преступности как социального явления она рассматривается и через иные родовые понятия, такие как состояние и параметры общества, социальная система, социальный процесс, побочный продукт цивилизации, показатель социальной патологии и др. Несмотря на существенные различия перечисленных родовых понятий, характеризующих преступность, ее видовые отличительные признаки (социальность, изменчивость, массовость, совокупность деяний и иные), как правило, совпадают.

Наконец, существуют определенные связи и отношения между преступностью и другими социальными явлениями: экономическими кризисами, войнами, алкоголиза-цией, самоубийствами, психическими заболеваниями и другими.


Социальное отклонение и стабильность социальных систем


Существование социальных систем основано на социальных взаимодействиях, которые, в свою очередь, складываются из действий отдельных социальных акторов и их групп. И если ценности, нормы, социальные позиции и т.п. образуют формальную структуру социума, то социальные действия представляют собой содержательное наполнение этой структуры. Мельчайшей единицей социального действия является поведенческий (или коммуникативный) акт отдельного индивида. Социальное действие всегда имеет место в некой социальной ситуации.

Ситуация предстает как констелляция объектов, между которыми должен быть сделан выбор. Само действие — это решение серии проблем выбора, которые предстоят актору, она является тем, что собирается преобразовать актор в ходе своей дальнейшей деятельности в соответствии с целью, к которой он стремится. Но действие не может быть абсолютно произвольным – иначе оно не будет социальным.

По М. Веберу, действие является социальным, если оно направлено на достижение определенной цели (имеет смысл) и ориентировано на другого (других) в своем протекании (т.е. подчиняется каким-то правилам). Выбор способа деятельности (технологии) осуществляется, исходя из оценки набора альтернатив действия, приемлемых в данных условиях, т.е. действие в данной ситуации должно согласоваться с некими нормативными стандартами, ограничивающими и сужающими набор альтернатив поведения в конкретных условиях действия.

Это значит, что процесс деятельности индивида есть постоянное вписывание им собственных поведенческих актов в рамки, задаваемые социальной системой. Существуют границы, или пределы вариабельности социальных практик, которые организуют поведение индивидов и групп в рамках социальной системы, т.е. те пределы, которые служат инструментом для определения того, является ли данное действие приемлемым либо оно выходит за рамки дозволенного. В качестве таких границ выступают социальные нормы, основанные на социальных ценностях, принятых в данном обществе. Нарушение этих рамок нарушает стабильность и равновесие социальной системы и угрожает ей дестабилизацией и разрушением, и потому она их тщательно охраняет. Каким образом она это делает, и какие средства служат для предотвращения либо ликвидации последствий серьезных социальных отклонений?

Социальная система состоит из индивидов, различных групп, общностей и т.д. Для того, чтобы поддерживать собственную стабильность, ей необходимо иметь точки соединения отдельных элементов внутри системы, обеспечивающие взаимодействие и взаимосвязь между элементами, составляющими социальное целое. Именно поэтому при исследовании устойчивости социальных систем важно исходить не из понятия личности, а из понятия социальной роли. Роль – место и способ сцепления индивида с социальной системой, средство организации отдельных личностей (и групп) вокруг социальных функций. Общественная система существует благодаря разделению социальных функций между социальными единицами.

Она распределяет социальные обязанности между социальными позициями, которые занимают социальные агенты, наделяет этих агентов правами и обязанностями в соответствии с занимаемыми позициями и создает правила поведения для того, чтобы следить за тем, насколько правильным будет поведение индивидов, занимающих данную социальную позицию и выполняющих данную социальную функцию. Общество предъявляет определенный набор требований к носителям ролей (позиций) – ролевые ожидания – институционально закрепленные в социальной системе правила поведения в рамках выполнения той или иной социальной роли.

Каждый индивид, как правило, обладает некоторым набором таких ролей, которые составляют ролевой набор личности. В любом обществе мы находим институциональные определения ролей, т.е. признаваемые всеми членами общества (или его большинством) представления о том, какое поведение ожидается от данных индивидов в различных условиях и взаимодействиях. Здесь необходимо дифференцировать все виды действия на те, которые считаются допустимыми и же-лательными, и те, которые не поощряются или даже запрещаются. От носителя роли ожидается, что он в условиях данной ситуации будет вести себя достаточно конкретным образом или, по крайней мере, в относительно конкретных границах.

Следовательно, реакция социума на поведение актора будет различной: соответствие ожиданиям ведет к поощрению или, по меньшей мере, не вызывает негативных санкций; отклонение – к применению негативных санкций по отношению к нарушителю социального порядка, причем санкции будут тем жестче, чем серьезнее нарушение, т.е. чем более оно угрожает сохранению равновесия системы. «Правильное», адекватное следование принятым поведенческим паттернам, слаженное выполнение социальных функций на уровне статусно-ролевых позиций функционально необходимо для того, чтобы система оставалась в стабильном со-стоянии, характеризующимся высокой степенью интеграции элементов структуры, и была способна справляться с внутренними конфликтами, которые в противном случае могут стать для нее роковыми.

Устойчивость социальной системы возможна только в том случае, когда в каких-то пределах люди поступают соответствующим образом, в соответствующее время и в соответствующем месте. Кроме того, очень важно, чтобы другие знали, чего можно ожидать от данного индивида. Речь идет о взаимности социальных ожиданий, т.е. о том, что индивид, действующий в рамках допустимого в данном социуме, считает себя вправе ожидать от других членов социума такого же послушания по отношению к нормам.

Значит, социальные нормы и ценности существуют лишь постольку, поскольку существует группа людей, признающая их в качестве образца и ориентира деятельности. Именно согласие большинства членов социума относительно базовых норм и ценностей делает общество жизнеспособным, стабильным, способным разрешать свои внутренние конфликты и отвечать вызовам извне. В таких обществах негативные девиации носят эпизодический и часто случайный характер.

Итак, социальная система состоит из разнообразных ролей и ролевых ожи-даний; каждая из которых обеспечивает удовлетворение тех или иных потребностей социальной системы. Стабильность предполагает: а) определенный уровень ориентированности действующих акторов на следование некоторым нормам деятельности, т.е. их предрасположенности к действию в соответствии с определенными ожиданиями, а не уклонению или сопротивлению им, и к применению соответствующих санкций, позитивных или негативных, к другим единицам в связи с их ожидаемым действием, уклонением или сопротивлением; б) связанности и согласованности ролей и функций между собой как взаимодополняющих элементов единой системы.


Становление социальных классов в Российском социальном государстве


Во многих странах, стимулом построения государства всеобщего благосостояния явились затруднения, вызванные кризисами, войнами. В Скандинавии стимулом послужила Великая Депрессия конца 1920-ых - начала 1930-ых, в Германии – Вторая Мировая война, в России – распад Советского Союза. Не существует единой модели социального государства, которая могла бы быть представлена как универсальная и которая могла бы быть применена ко всем странам, так как помимо мирового опыта, существует исторический опыт и специфические черты каждой страны.

В годы перестройки произошли изменения государства, общества во всех сферах: в политической, экономической, культурной, социальной. Относительно изменений в последней сфере, можно сказать, что все слои российского общества имели различные цели и интересы. В то время взаимодействовали различные социальные силы. С одной стороны, «старые» структуры, модель «два+один» (два дружественных класса и социальный слой интеллигенции), в которой социальный статус определялся не имущественным различием, а властью и престижем. И с другой стороны, «новые» классы, включая класс «предпринимателей», зарождающиеся на основе частной собственности.

Кто составил класс так называемых «предпринимателей», который в последующие годы стали называть «высшим классом», «элитой»?

Естественно значительная часть старой партийной, государственной, хозяйственной элиты, которая совмещала свои государственные посты с занятием частным бизнесом.

Контроль за выплатой налогов частных предприятий и учреждений практически не существовал, налоговая система, законодательная база находились в процессе становления, процветала коррупция, в том числе и государственного аппарата.

Что касается класса «трудящихся», то он расстроился. Во-первых, те, кто смог проявить достаточно активную позицию к переменам в обществе, составили, по сути, «средний класс». Так образовалась основа, на которой должна строиться политика социального государства. Во-вторых, самые активные, которые уловили «запах» серьезных перемен, заменили отчасти «номенклатуру», уже в новом качестве, перехватив власть и обеспечив себе хорошую материальную базу. В-третьих, были и те, кто не смог быстро адаптироваться к новым условиям жизни, переломить свои привычки, превратились в «низший класс».

Основной формой закрепления общественного порядка в Российской Федерации является Конституция страны, согласно которой Российская Федерация объявлена «социальным государством, политика которого направлена на создание условий, обеспечивающих достойную жизнь и свободное развитие человека».

По мнению А.Ф. Храмцова социальное государство - это «особый тип государства, возникшего в результате широкого исторического компромисса разнонаправленных политических и социальных сил в интересах всех слоев общества, основанного на осознании зоны объективных общих интересов контрагентов социального противоборства и необходимости ее дальнейшего расширения с помощью активной, опирающейся на экономическую эффективность и политическую стабильность, социальной политики».

Провозгласив Россию социальным государством еще в 1993, только с годами появилась возможность выстраивать систему, которую в будущем можно будет назвать социальным государством, в полном смысле этого слова, на концептуальном, нормативном и практическом уровне.

В основе социального государства должен лежать тот диапазон государственной политики, который нацелен на продвижение благосостояния его населения, на повышение единства в обществе. Это предполагает существенную правительственную ответственность в рамках социальной безопасности, здравоохранения, образования, обеспечение жилья, социального обеспечения, социального страхования по безработице, пособий многодетным семьям, пенсий и так далее.

Однако что можно говорить, если, например, монетизация льгот только усугубила ситуацию в стране. В результате, значительная часть находящихся за гранью нищеты вообще лишена доступа к государственной социальной поддержке.

Согласно классическому определению высшего класса Э. Гидденса, он представляет собой «незначительное меньшинство людей, обладающих и богатством, и властью, а кроме того возможностью передать свои привилегии следующему поколению».

Так вот рассматривая Россию важно отметить, что наш высший класс не класс потомственных аристократов и богачей со «старыми деньгами» как, например, в Великобритании. В нашей стране членов высшего класса со «старыми деньгами» практически нет, они лишь начинают появляться, при этом происхождение их состояний не отличается прозрачностью. По материалам журнала Forbes, Т.Панина отметила, что «две трети частного капитала в России «выросло» из наследства бывшего СССР, из того, что было создано руками другого поколения. И только треть предпринимателей создали свое дело «на пустом месте», с нуля».

Средний класс, хоть и образовывался, но достаточно медленно. Так в начале 90-х гг. Указом Президента Российской Федерации была введена новая «черта бедности», которая устанавливает границу «физиологического выживания», по этому критерию 30 млн. человек, т.е. 20% населения находилось за этой чертой. Если использовать общепринятую методику, то за чертой прожиточного минимума оказалось 9/10 населения России. В последние годы виден прогресс, по крайней мере, по самоотождествлению индивидов с какой-нибудь из социальных групп. 55% россиян отнесли себя к среднему классу, 41 % - к бедным, и лишь 1% относит себя к высшему классу.

В современной России можно говорить об устоявшейся системе стратификации с трудом. Остаются открытыми вопросы о ее численном составе не только внутри своей группы, но и о распределении между регионами. Россия не будет считаться социальным государством, пока не удовлетворит все общепринятые критерии.



Заключение


Статистически значимые отношения между компонентами преступности, а также между преступностью и другими социальными процессами (системами) свидетельствуют о том, что преступность обладает таким важнейшим системным свой-ством, как целостность.

Наряду с этим преступность несет определенную функциональную нагрузку, характеризуется качественной определенностью, системным качеством, «получаемым» от общества и «передаваемым» своим элементам - отдельным преступлениям. Однако для рассмотрения этих вопросов необходимо переходить к метасистеме - обществу, в рамках которого только и можно понять преступность.

Люди и их совместная деятельность составляют естественную предпосылку общества как системы. Раз возникнув, общество развивается по законам целого. Преступность органическая система и как совокупное целое имеет своп предпосылки, и ее развитие в направлении целостности состоит именно в том, чтобы подчинить себе все элементы общества или создать из него еще недостающие ей органы.

Таким путем преступная система в ходе исторического развития превращается в целостность.



Список литературы


  1. Аберкромби Н., Хилл С., Тернер Б.С. Социологический словарь. – Казань: Изд-во Казан. ун-та, 2007.

  2. Социологическая энциклопедия: В 2 т. Т.2/ Национальный общественно-научный фонд / Г.Ю Семигин, В.Н. Иванов. – М.: Мысль, 2008.

  3. Парсонс Т. О структуре социального действия. М.: Академический Проект, 2006.

  4. Вебер М. Избранное. Образ общества. М.: «Юристъ», 2008.





Случайные файлы

Файл
45728.rtf
100645.rtf
42607.rtf
31088-1.rtf
25065-1.rtf