Миграционные потоки из Средней Азии (142905)

Посмотреть архив целиком

Введение


Миграции отдельных людей и целых обществ являются важнейшей характеристикой развития цивилизации. Миграции формируют новое качество и новый облик прежних человеческих обществ, создают новые. В процессах создания, разрушения и трансформации государств миграция населения всегда играла важную роль. В одни эпохи миграция была не очень значимым, зато в другие - важнейшим фактором изменения облика цивилизации.

В последние годы миграция все большее становится вызовом, иногда угрозой безопасности личности, общества, государства. Миграция привела к серьезным изменениям как в принимающих, так и в отдающих странах. В принимающих странах начала набирать силу ксенофобия. В результате на рубеже веков проблема миграции стала центром общественного внимания. Миграция и проблемы ее регулирования стали темой острых политических дискуссий в мире, что актуализирует необходимость изучения данной проблемы. Ключевое значение миграции в социально-экономических, политических процессах государств в полной мере очевидно на примере стран Средней Азии.

Сегодня проблемы миграции занимают центральное место в дискуссиях по вопросам государственной политики на национальном, региональном и международном уровне и являются основополагающими в мандате и политике МОТ. Миграция – сложное явление, она затрагивает экономическое, политическое и социальное развитие на глобальном и региональном уровне, на уровне отдельных стран и отдельных граждан и их семей. Миграция может иметь как позитивные, так и негативные последствия. Процессом этим необходимо управлять с тем, чтобы уменьшить дефицит достойного труда, который особенно явно проявляется в условиях нерегулируемой миграции, в том числе в торговле людьми и различных формах принудительного труда.

Миграция – явление не новое. В процессе формирования и переустройства общества, культуры и экономики миграция играла ключевую роль. Однако при всем этом миграция, и особенно иммиграция зачастую носила весьма противоречивый характер, приводя к расовой дискриминации и неравному обращению с иностранными работниками (особенно с нелегальными мигрантами) по сравнению с гражданами принимающей страны. Эмиграция носила менее противоречивый характер, и правительства рассматривали ее как некий предохранительный клапан и способ сокращения бедности. Все это могло привести и привело к напряженности между отправляющими и принимающими мигрантов странами - напряженности, которую можно сгладить с помощью двусторонних и региональных соглашений, разработанных в контексте социального диалога.

Побудительные факторы миграции многочисленны и сложны, и объяснение их на глобальном уровне, возможно, не всегда применимо к отдельным мигрантам и их семьям. Главные причины миграции – бедность, войны, голод и репрессии, однако конкретные люди называют и иные причины – демографические проблемы, ограниченные ресурсы, неравенство в заработной плате и доходах в разных государствах, растущая урбанизация, наличие сетей мигрантов, которые способствуют перемещению рабочей силы, а также отсутствие перспектив занятости и долги стран гражданства.

В работах Панарина С., Макаровой Л.В., Катагощиной И.Т., ,В.А. Тишкова, подробно рассматривается анализ о трудовой и вынужденной миграции. О масштабах миграции и динамике этнических миграций описывается в трудах В. Белозерова, С. Рязанцева. В книге Зайончковской Ж.А. , Красенец О.Е. говорится о миграционных связях России после распада СССР. Особо интересными следует отметить материалы авторов: Г.Витковской, Максаковой Л.П. ,Рыбаковского Л.Л. о миграциях Средней Азии и таких стран, как Узбекистан, Таджикистан,Киргизия,Туркмения. В своей курсовой работе также я использовала периодические материалы и материалы Интернета, что сыграло немаловажную роль для отображения статистики.

Цели и задачи работы. Цель данной работы состоит в рассмотрении гражданского законодательства, раскрытии причин эмиграции из Средней Азии.

Для достижения поставленной цели в работе решаются следующие частные задачи:

1.Просмотреть историю миграции из стран Средней Азии

2. Изучить миграционную ситуацию.

3. Изучить также положение русских в Средней Азии и причины их эмиграции.

4. Проследить за демографическими прогнозами Средней Азии.

5. Просмотреть пути регулирования миграционных потоков в Россию

Объектом данной курсовой работы выступает миграционный процесс в Средней Азии.

Глава 1. Миграционная ситуация


В первые послевоенные десятилетия создание усилиями Советского государства системы здравоохранения и повышение уровня жизни привели к демографическому взрыву у народов Средней Азии и Казахстана. Если численность жителей России в 1959-1989 гг. увеличилась в 1,3 раза, то республик Средней Азии и Казахстана - в 2,1 раза. Наиболее высокие темпы прироста населения наблюдались в Узбекистане и Таджикистане, где большинство коренного населения было более исламизированным и традиционно вело оседлый образ жизни. В Казахстане, Киргизии и Туркменистане, где женщина традиционно пользовалась большей свободой в быту, уровень рождаемости был не столь значительным.

Более половины (53%) всех мигрантов из стран СНГ пришлось на долю государств Средней Азии (СА). За полтора десятка лет, прошедших со времени распада СССР, миграционная ситуация в этом регионе, на территории которого проживало более 1/6 населения бывшего СССР, кардинально изменилась. В первые годы независимости для государств СА был характерен приток в них титульного и лавинообразный отток из них некоренного (русского и «русскоязычного») населения. Однако к середине 1990-х гг. тенденция сменилась на противоположную: миграционный приток коренного населения сменился оттоком, - все большая часть коренных жителей стран Средней Азии стала переезжать в Россию. В основе этих процессов лежали долговременные тенденции социально-экономического и демографического развития центрально-азиатских обществ, наметившиеся еще в 1950-1980-е гг.

Большая часть естественного прироста коренного населения среднеазиатских республик и Казахстана приходилась на сельскую местность и там же «оседала». На протяжении 1951-1982 гг. в города переселилось менее 1/4 сельского населения, появившегося на свет за эти годы. Поскольку большинство населения региона проживало в сельской местности, а уровень рождаемости среди сельских жителей был выше, их численность увеличивалась гораздо быстрее. К моменту распада СССР во всех республиках Средней Азии происходило сокращение удельного веса городского и увеличение – сельского населения. Более высокими темпами численность горожан увеличивалась только в Казахстане, что было следствием высокой доли «европейского» населения, но и здесь по сравнению с периодом 60-х гг. городское население росло в два раза медленнее.

Обеспечить работой быстро растущее население общественный сектор сельского хозяйства был не в состоянии. В 80-е гг., когда появившееся на свет во время демографического взрыва 50-60-х гг. поколение вступило в трудоспособный возраст, проблема перенаселения проявилась особенно остро. Во второй половине 80-х гг. в Узбекистане работало лишь 32,9% трудоспособного населения, а в отдельных районах Средней Азии незанятое в общественном секторе население составляло до 80%.

После распада СССР все страны региона пережили беспрецедентное падение ВВП. В 1990-1999 гг. ВВП Киргизии в долларовом эквиваленте, по данным Всемирного банка, сократился в 4,2 раза, Таджикистана, Казахстана и Туркменистана – в 2,3 - 2,7 раза, а Узбекистана – в 1,4 раза. Между тем население региона продолжало расти. В 1991-2005 гг. численность жителей Средней Азии (без Казахстана) увеличилась на 28%.В Казахстане, где наблюдался самый низкий в регионе уровень естественного прироста титульного населения и массовая эмиграция некоренных жителей, население в этот период сократилось на 7,9%. Поставленное на грань выживания население было вынуждено искать способы существования, главным из которых стала миграция.

Абсолютное большинство мигрантов из Средней Азии направлялось в Россию. Более того, в 90-х гг. удельный вес России среди стран, в которые мигрировало население региона, значительно увеличился. По данным на 1991 год, в Россию переселялось около 3/4 эмигрантов из Казахстана и более половины – из республик Средней Азии, тогда как к концу десятилетия, соответственно – более 9/10 и 7/10(8). В 1991-1999 гг. население России за счет мигрантов из Средней Азии увеличилось на 2,6 млн. чел., 3/4 которых составляли славяне, в том числе более 2/3 – русские.

На рубеже веков состав миграционных потоков продолжал меняться. Отток титульных этносов СА из России, наблюдавшийся в конце 1980-х – начале 1990-х гг., сменился, как уже сказано, притоком . С одной стороны, это происходило под влиянием ухудшения социально-экономической ситуации в Средней Азии, с другой – в результате некоторого улучшения ее в России. К 1999 г. на долю титульных этносов приходилось около 5% регистрируемого увеличения имимиграции в Россию. Наиболее высокой была эмиграция из охваченного гражданской войной Таджикистана. В других странах доля коренных этносов среди эмигрантов была незначительной, колеблясь от 2,3% в Казахстане до 8,5% в Киргизии .

После распада СССР во всех странах Средней Азии заметно усилилась деурбанизация. Особенно значительные масштабы она приняла в Таджикистане, Узбекистане и Киргизии, в первом из которых в городах сегодня проживает около 1/4, а в двух других – около 1/3 всего населения. Деурбанизация затронула и сами города, которые под влиянием массового оттока некоренного и притока коренного сельского населения все более приобретают аграрный облик. Деградация системы образования привела к тому, что большинство коренного населения имеет низкий образовательный уровень и не знает русского языка. При этом население Средней Азии имеет благоприятную в плане обеспечения трудовыми ресурсами возрастную структуру – более 1/3 составляют дети в возрасте до 14 лет и около 60% - люди в трудоспособном возрасте.

В последние годы приток «русскоязычного» населения в Россию из стран Средней Азии сократился. В основном эта часть населения успела покинуть регион или адаптировалась к новым условиям жизни. Значительную роль в сокращении миграционного оттока русских сыграло успешное социально-экономическое развитие Казахстана, на территории которого проживает более 60% славянского населения Средней Азии. Отток коренного населения, напротив, усилился. Помимо Таджикистана значительный приток мигрантов стал направляться в Россию из других трудоизбыточных стран региона - Киргизии и Узбекистана. По различным оценкам, на конец 2005 г. в России находились от 1,8 до 3,5 млн. трудовых мигрантов из стран ЦА, 9/10 которых прибыли из Таджикистана, Узбекистана и Киргизии .

Рассматривая перспективы миграций между Россией и Средней Азией, следует принять во внимание следующие обстоятельства. Основными трудоизбыточными республиками на огромном пространстве центрально-азиатского региона являются Таджикистан, Узбекистан и Киргизия. Нехватка земельно-водных ресурсов, использование которых ограничено преобладанием горных и пустынных ландшафтов, а также тяжелое состояние экономики будут и далее побуждать их население искать лучшей жизни «за границей». К тому же среднегодовые темпы прироста населения Средней Азии (без Казахстана) в постсоветский период, несмотря на снижение, составляли порядка 2%.


1.1. Прогнозы на ближайшее десятилетие


За первое полугодие 2007 г. прирост населения России увеличился почти в два раза – не за счет изменения соотношения показателей смертности / рождаемости, а в результате миграционного обмена со странами СНГ. Если за первые 6 месяцев 2006 г. число жителей РФ за счет мигрантов из СНГ выросло на 82 тыс. чел., то в январе - июне 2007 г. – на 141,7 тыс. чел. Отчасти зафиксированное статистикой увеличение притока эмигрантов – следствие изменения методики учета: более полно стали учитываться «долгосрочные» мигранты, зарегистрированные по месту жительства. Тем не менее, значительное увеличение притока мигрантов налицо. На улицах российских городов оно видно невооруженным глазом.

Рассмотрим прогнозы на будущее миграции.

Согласно прогнозу ООН, к 2015 г. население Средней Азии превысит 65 млн. чел., а к 2025 г. – 71 млн., то есть составит около 1/2 нынешней численности населения России. Обеспечить работой быстро растущее население среднеазиатские экономики будут не в состоянии: не хватит ни земельно-водных, ни инвестиционных ресурсов, которые можно было бы направить на создание новых производств. Нет признаков и того, что в регион будут направлены масштабные иностранные инвестиции. До сих пор зарубежные инвесторы, включая российских, демонстрировали интерес только к тем отраслям, которые имеют высокую прибыльность и гарантируют быстрый возврат капитала (нефтегазовая сфера, металлургия, телекоммуникации). При всем значении этих отраслей для налоговых поступлений резкое увеличение числа рабочих мест они обеспечить не смогут.

Сложившаяся в новых государствах Средней Азии ситуация показывает, что в ближайшие 15-20 лет масштабы трудовой миграции коренного населения оттуда в Россию могут существенно возрасти. В случае возникновения на территории среднеазиатского региона крупного военного конфликта, яркий пример которого - гражданская война в Таджикистане, поток мигрантов может принять лавинообразный характер. При этом основную массу мигрантов составит коренное мусульманское население, воспитанное в атмосфере традиционных для сельской местности кланово-семейных ценностей, не знающее русского языка, мало знакомое с традициями и образом жизни в России и не имеющие навыков труда на современных предприятиях.

Оценивая масштабы этого явления и создаваемые им угрозы - ухудшение криминогенной обстановки, рост числа межэтнических конфликтов, консервация безработицы в нестоличных регионах, наконец, изменение этнического и конфессионального состава населения Российской Федерации, следует отметить, что очень скоро перед российскими властями остро встанет задача усиления регулирования миграционных потоков, в том числе - ограничения размеров трудовой миграции из Средней Азии, жесткий контроль над ее составом, и, возможно, введение визового режима, который в данный момент существует только с Туркменистаном. Пренебрежение этими мерами может обернуться крайне негативными последствиями в социальной сфере и в сфере национальной безопасности.

Глава 2. Миграция русских из центральной Азии


Новый закон о гражданстве, принятый Государственной Думой России, может ухудшить положение русских, живущих за границами страны. Так считают лидеры русскоязычных общин во многих республиках бывшего Советского Союза. Главный поставщик мигрантов в Россию - Центральная Азия. За 10 лет оттуда выехало свыше полутора миллионов человек.

В Центральной Азии не принято ни одного закона, ни одного подзаконного акта, которые были бы направлены против некоренного населения. И, тем не менее, именно из этих стран идет мощнейший поток мигрантов. Среди уехавших даже депутаты парламента, которые покинули страну, доверившую им право принятия государственных законов, определяющих дальнейшую судьбы и развитие государства, а они не пожелали здесь оставаться хотя бы до официального окончания срока своих депутатских полномочий. Что толкает русскоязычных на отъезд? Главное - озабоченность будущим детей и внуков, опасения, что на этой земле они не будут счастливы. Стоит ли рисковать, не лучше ли вернуться на родину предков. Подталкивает к такому решению и неблагоприятная экономическая ситуация.

Люди не востребованы, и особенно - люди среднего возраста и молодежь. Не работают предприятия. Идет подспудное выдавливание русскоязычного населения.

Киргизская статистика такова: в Бишкекское представительство Миграционной службы России обратилось желающих выехать на постоянное место жительства: в 1998-м году - 7200, в 1999-м - 47200, в 2000-м - 161 300 человек. Миграция из Киргизии, по всей видимости, не только лишает республику кадров, но и денег. За годы независимости мигрантами из страны вывезено почти столько же долларов, сколько республика получила от кредиторов. Киргизия катастрофически теряет рабочий класс, и через 5-7 лет может случиться так, что станки будет некому обслуживать. Казалось бы, по сравнению с Киргизией, экономическая ситуация в Казахстане выглядит благополучнее, однако и отсюда в Россию направляется большой поток русскоязычных мигрантов.

Сегодня в Казахстане из 14 600 000 человек 4,5 миллиона жителей - это только этнические русские, что составляет около 31 процента населения страны. Кроме того, свыше 2 миллионов граждан считаются так называемыми русскоязычными. За 10 лет независимости русская диаспора в стране сократилась на 2,5 миллиона человек, и миграция русских пережила два пиковых года - 1994-й и прошлый, 2001-й. Оба этих года сопоставимы по числу выехавших в Россию этнических русских, когда в каждый из этих периодов выезжало по 220 тысяч человек. В основном, это инженеры, учителя, представители научной интеллигенции, а также специалисты в различных отраслях экономики и индустрии. Немало выехало и кадровых служащих государственного аппарата, а также военных. Из северных областей выезжает и сельское население, которое, как правило, оседает в приграничных российских регионах - Омской, Курганской, Новосибирской и Саратовской областях. Официальные власти объясняют этот эмиграционный поток только экономическими причинами, однако, существует и иная точка зрения, согласно которой уровень жизни в России почти не отличается от казахстанского, поэтому и имеет хождение мнение об иных причинах, толкающих людей покинуть свою родину. В частности, в качестве примера приводят закон о языках, повсеместно применяемый в последнее время. Он предусматривает в течение предстоящих 2-3 лет перевод деловой официальной и иной документации полностью на казахский язык. Надо заметить, что из Казахстана помимо русских, украинцев и белорусов довольно активно выезжают также и греки немцы и корейцы, занимавшие когда-то весьма заметное место в экономической и культурной жизни страны. К примеру, из почти миллиона немцев осталось не более ста тысяч, но и эта цифра сокращается с каждым годом.

Бурную реакцию в Казахстане вызвал обновленный вариант закона о гражданстве, принятый недавно Государственной Думой России. По мнению большинства лидеров местных русских организаций, он значительно ущемляет права русских.

Власти Киргизии, Казахстана обеспокоены столь бурной миграцией русскоязычного населения. Уезжают не бомжи, а специалисты народного хозяйства, интеллигенция, врачи, учителя, научные сотрудники.

Основной поток мигрантов из Узбекистана приходится на Москву и Московскую область, Санкт-Петербург и Ленинградскую область, Саратов, Белгород, а также республики Башкортостан и Татарстан. За последние два года из Узбекистана в Россию легально по статусу вынужденного переселенца выехало более 6 тысяч человек. Каждый год, минуя российское посольство, из Узбекистана выезжает более 15 тысяч человек.


2.2. Пути регулирования миграционных потоков из Средней Азии в Россию


Россия собирается ввести квоты на использование иностранной рабочей силы, а также специальные пошлины для работодателей. За каждого "гастарбайтера" тем скоро придется выплачивать от 200 до 3000 рублей. Такая концепция государственного регулирования миграционных процессов призвана покончить с нелегальным рынком труда. Можно приветствовать желание государства регулировать миграционные процессы.

В последние годы очень большую миграционную нагрузку испытывала Оренбургская область, которая для развитой здесь нефтегазовой отрасли черпала кадры в соседнем Казахстане. В известную толерантностью по отношению к мигрантам Белгородскую область переехало жить множество семей из стран СНГ.

Между тем ,России без иностранной рабочей силы не обойтись. Сейчас естественная убыль трудоспособного населения составляет в России свыше 700 тысяч человек в год, скоро эти ежегодные потери достигнут миллиона. Компенсировать их на фоне падения рождаемости поможет миграция.

Чтобы пресечь незаконную миграцию, надо навести порядок на рынке труда. Ведь и среди российских граждан многие работают, не имея трудовых книжек, получая деньги в конвертах и не расписываясь в ведомостях.

Некоторые считают, что миграция в Россию увеличилась. На самом деле она меньше, чем была в советские времена. В 80-е годы в Российскую Федерацию переезжало ежегодно по 600 - 800 тысяч человек, а сейчас втрое меньше. Хотя многие регионы, в первую очередь Центрального федерального округа, сильно нуждаются в кадрах рабочих профессий. Восстанавливаются заводы, им нужен квалифицированный персонал.

Уровень миграции в Россию гораздо ниже, чем в страны Запада. Но в любом случае она порождает проблемы адаптации. Редко мигранты выигрывают сразу от перемены местожительства. Это происходит, как правило, во втором, а то и в третьем поколении.

Итак, подведем итоги о путях регулирования:

Первое. Миграция, безусловно, должна быть регулируемой

Второе. Организация миграции прежде всего предполагает, что количественный объем миграции должен точно соответствовать экономическим запросам.

Третье. Разрешение на работу нужно выдавать не иностранному работнику, а работодателю, т.е. предприятию, а сама квота должна быть предметом соглашения трехсторонней комиссии социального партнерства. С учетом ответственности работодателей и профсоюзов механизм определения квот станет эффективнее.

Четвертое. Квоты должны выдаваться не только под потребности бизнеса. Этого недостаточно. Квота может быть предоставлена только под гарантии и условия, обеспечивающие нормальное пребывание мигрантов - жилищные условия, прозрачные зарплаты и трудовые отношения, социальное и медицинское обслуживание.

Пятое. Организация миграции предполагает и то, что от случайного и стихийного набора мигрантов необходимо перейти к организованному набору. Регионы должны получить соответствующие полномочия и вести регулирование миграционных потоков через систему квотирования рабочих мест по отраслям экономики, через систему профессионального отбора или профессионального обучения мигрантов из разных стран, в том числе на основе целевого набора рабочей силы непосредственно в странах-донорах, то есть создать систему, при которой число прибывших к нам соискателей вакансий совпадало бы с принятым решением о квотировании.

Шестое. Федеральная миграционная служба должна определять квоты на основе выработанных регионами обоснованных заявок, а затем на основе режима контроля над межрегиональными перетоками иностранной рабочей силы, строго следить за тем, чтобы в отдельных регионах не появлялось избыточного количества мигрантов и связанных с ними социальных и экономических диспропорций.

Седьмое. Хозяйствующим структурам, делающим заявки на привлечение мигрантов, необходимо устанавливать соответствующие платежи за использование миграционных квот. Причем устанавливать размер этих отчислений следует на таком уровне, который побуждал бы бизнес готовить свои кадры и постепенно снижать потребность и желание привлекать иностранные трудовые ресурсы.

Восьмое. И потому должна быть создана единая информационная межведомственная система учета въезжающих и работающих в стране мигрантов, делающая прозрачными и понятными взаимоотношения иностранных работников и принимающей стороны.

Глава 3. Иммиграция из Средней Азии: общие вопросы и решения для России и Казахстана


События во Франции в конце прошлого года привлекли особое внимание общественности к вопросам иммиграции, межнациональных и межконфессиональных отношений и толерантности. Реакция российских общественных кругов на эти события была далеко неоднозначной. Государственные структуры, ответственные за выработку политики в отношении иммиграции, оказались в растерянности.

Это отчётливо выразилось в предложении Федеральной миграционной службы по легализации незаконной миграции. Согласно сделанному 8 ноября 2005 г. заявлению начальника управления внешней трудовой деятельностью ФМС РФ Вячеслава Поставнина, вид на жительство в России до конца 2006 г. должны получить порядка 1 миллиона незаконных иммигрантов. И политика в этом направлении начала было проводиться. В последнее время она замедлилась просто по причинам, типичным для российского чиновничества — если нет внешнего повода для шевеления, можно не делать ничего.

Неадекватность мер, подобных провозглашённой, видна хотя бы из того, что беспорядки во Франции устраивались французскими гражданами. Таким образом, одно лишь облегчение получения иммигрантами вида на жительство и гражданства в стране пребывания не может решить проблемы их социокультурной адаптации и интеграции в принимающий социум.

В России, как известно, проблема иммиграции накладывается на кризис депопуляции коренного населения. Согласно самым оптимистическим прогнозам, численность населения России будет продолжать сокращаться примерно на 400-500 тыс. ч-к в год (а по самым пессимистическим — почти на 1,5 млн.). Соответственно, если не произойдёт демографического перелома, России потребуется приток трудовых ресурсов извне. Причём, поскольку провозглашённые президентом России меры по поощрению рождаемости скажутся на увеличении трудоспособного населения не раньше, чем через 18-20 лет, проблема нехватки трудовых ресурсов останется актуальной для России ближайшие минимум два десятка лет.

Но даже если все эти проблемы действительно будут в ближайшей перспективе решены, проблема иммиграции всё равно останется актуальной на неопределённый период. Она будет вновь и вновь воспроизводиться фактором неравенства социально-экономического развития, уровня и условий жизни в различных странах. Всегда будет существовать тенденция к перемещению населения из бедных и нестабильных регионов Земли в более богатые и спокойные. Вот почему я говорю, что проблема иммиграции, в п.о. нелегальной, общая для России и для Казахстана. Успешное экономическое развитие Казахстана и его политическая атмосфера, выгодно отличающая Казахстан от большинства его соседей, остро ставят эту проблему перед Казахстаном.

"Южный пояс" Казахстана — среднеазиатские страны(1), а также Афганистан — регион политической нестабильности и социальной неустроенности. Это постоянно тлеющий очаг пульсирующей миграции в более северные страны. В зависимости от обстановки, миграция оттуда то усиливается, то ослабевает, но ожидать её прекращения в ближайшие годы не приходится.

Широкий набор событий может привести к увеличению миграционного потока из этого региона. Это и очередное обострение политической обстановки в Кыргызстане, и новый виток гражданского противостояния в Таджикистане, и какой-нибудь новый взрыв беспорядков в Узбекистане, и вполне вероятный (в силу множества причин) социально-политический обвал в Туркменистане, и вспышка экстремизма в Афганистане. Каждая страна "южного пояса" является пока потенциально взрывоопасной.

К политическим причинам следует добавить экологические: продолжающуюся аридизацию климата Средней Азии и рост нехватки водных ресурсов региона вкупе с развивающимся перенаселением Ферганской долины и других оазисов, природную катастрофу в районе Арала и т.д. Надо ли говорить, что действие любого из перечисленных факторов неизбежно приведёт к резкому возрастанию потока мигрантов. А первая страна на их пути — Казахстан, обладающий в определённом смысле большей привлекательностью, чем Россия, в первую очередь — благодаря своей территориальной близости и более привычному для них этнокультурному климату. Поневоле Казахстан примет на себя первый удар среднеазиатской миграционной волны, а Россия — только второй.

Есть и ещё один фактор, который стимулирует нелегальную иммиграцию в успешные страны. Это — эгоизм частного бизнеса. Многие предприниматели предпочитают экономить путём найма дешёвой и бесправной рабочей силы. Причём эта тенденция тем сильнее, чем интенсивнее экономическое развитие, что также актуализирует указанную проблему перед Казахстаном. Вытеснение коренных граждан мигрантами из сферы малоквалифицированного труда — общее явление почти для всех развитых стран. Поэтому решение проблемы нелегальной иммиграции может быть успешным лишь в контексте общей государственной политики по обеспечению занятости собственных граждан и по поддержке предпринимательства.

Совершенно очевидно, что самым оптимальным превентивным решением данной проблемы стало бы содействие экономическому развитию и политической стабилизации в странах Средней Азии. Причём, поскольку Казахстан и Россия, в силу перечисленных выше причин, являются государствами, наиболее заинтересованными в этих процессах, от них и следует ожидать действенных и согласованных мер в данном направлении.

Многое здесь уже делается. Однако проводимое содействие странам Средней Азии остаётся несистемным реагированием. Это, как правило, отдельные экономические проекты, не способные быстро и качественно изменить ситуацию к лучшему. Кроме того, они, чаще всего, направлены на удовлетворение интересов отдельных бизнес-групп и не подразумевают под собой комплексного поднятия благосостояния всех слоёв населения и реализации общенациональных интересов.

Для успешного решения поставленных вопросов цель должна быть поставлена по-иному: поэтапное поднятие, в течение определённого периода времени, социально-экономического уровня среднеазиатских стран до уровня Казахстана и России (говорю так, потому что уровень наших двух стран сопоставим). Причём это должен быть именно плановый процесс в рамках межгосударственных программ: как бы нам не нравилось с советских времён слово "планирование", без него не обойдёшься при реализации долгосрочных проектов.

Иммиграция — всего лишь симптом неблагополучия. Лечение же должно быть направлено на ликвидацию не симптомов, а причин болезни. Надо ли распространяться о том, что осуществление мер, подобных изложенным, будет способствовать решению не одной только проблемы миграции, но комплексному решению очень многих проблем региона, а также принесёт ощутимую экономическую выгоду странам, готовым взять на себя ответственность за реализацию такого проекта. Эти страны, конечно же, Казахстан и Россия.

Ускорение развития и социально-экономическая модернизация государств Средней Азии не могут быть успешными без параллельного совершенствования политической системы, призванного смягчить неизбежные диспропорции такого процесса. И здесь, очевидно, что Россия и Казахстан представляются государствами, наиболее подготовленными к предоставлению странам Средней Азии гарантий такого совершенствования

В конечном итоге, успешная реализация программы подъёма Средней Азии должна создать условия для интеграции всех задействованных в этом процессе субъектов в сообщество развитых равных суверенных государств, подобное Евросоюзу. Такая цель является достаточным основанием к разработке практических мер в духе изложенного.

В период реализации программы будут продолжать действовать многие дестабилизирующие факторы, которые потребуется смягчать. Одним из таких факторов какое-то время останется нелегальная иммиграция.

"Легализовывать" мигрантов необходимо уже в начале их пути, в стране отбытия. Задачу такого рода могли бы выполнять "вербовочные бюро", действующие на основе межгосударственных соглашений и выполняющие заявки работодателей (частных и государственных) страны-реципиента на контингент рабочей силы. Естественно, такие заявки должны корректироваться и утверждаться правительством принимающей страны в соответствии со своей миграционной политикой и согласовываться с правительством страны-"донора".

Проще говоря, неустранимый в ближайшие годы процесс миграции из Средней Азии в Россию и Казахстан должен быть не стихийным, а строго регламентируемым, совершаемым в соответствии с планами экономического развития, обрисованными выше. Между государствами заключаются соглашения о количестве ежегодного контингента временных переселенцев. Все они проходят регистрацию через "вербовочные бюро" и получают годичную, с правом продления, визу страны-реципиента, что отнюдь не означает возможности остаться в ней на ПМЖ, тем более — получить гражданство. По истечении трудового контракта все такие мигранты должны возвращаться на родину. Ответственность за нелегальных, незарегистрированных мигрантов при такой системе целиком и полностью ложится на страну-"донора" как на не выполнившую условия межгосударственного соглашения.

Отслеживая политическую обстановку в Казахстане, можно предположить, что Казахстан имеет все шансы быстрее и лучше найти решение проблемы нелегальной иммиграции, чем Россия.

Во-первых, в РФ решение очень многих проблем затруднено политической ангажированностью части элит. Та же проблема нелегальной иммиграции превратилась в повод для раздувания политических кампаний с целью дискредитации противников, и теперь то или иное определённое отношение к данной проблеме легко может быть представлено как показатель общей политической позиции, что затрудняет поиск приемлемого решения на основе общественного консенсуса. Хотя проблема не политическая, а чисто социальная. В Казахстане же, где, в отличие от России, господствует прагматический, а не идеологический подход к решению государственных проблем, такого случиться не должно.

Во-вторых, в Казахстане более успешно внедряется социальная ответственность бизнеса, поэтому нет оснований ожидать такого мощного лоббирования интересов предпринимательских кругов, заинтересованных в импорте дешёвой рабочей силы в ущерб занятости коренных граждан, как это наблюдается в России.

Казахстан может стать моделью решения вопросов иммиграции и в таком важном аспекте как социокультурная адаптация легальных мигрантов. У Казахстана, с его многонациональным и многоконфессиональным народом, с господствующим духом толерантности, для этого есть самые благоприятные возможности.

5


Случайные файлы

Файл
384.doc
123598.rtf
38968.doc
142878.rtf
162360.rtf




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.