Теория аномии (142681)

Посмотреть архив целиком

СОДЕРЖАНИЕ


ВВЕДЕНИЕ…………………………………………………………4

  1. ТЕОРИЯ АНОМИИ ПО Э.ДЮРКГЕЙМУ……………...5

  2. ТЕОРИЯ АНОМИИ ПО Р.МЕРТОНУ…………………..8

ЗАКЛЮЧЕНИЕ……………………………………………………….13

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ………………15



ВВЕДЕНИЕ


Данная тема выбрана мной для того чтобы разобраться, что является причиной отклоняющегося поведения людей. Какие мотивы приводят их к этому. Для этого я рассматриваю различные точки зрения известных социологов, их взгляд на эту проблему. Как они оценивают происхождение и развитие аномии, можно ли её избежать. И возможно ли , вообще, общество без данного явления.

Английское слово «anomy», при­веденное в Оксфордском словаре устаревших понятий, в значении, которое дал ему Уильям Ламбард в 1951 г.: «создание беспорядков, сеяние смуты и неопределенности». В совре­менную социологию понятие «anomie» ввел Эмиль Дюркгейм, определивший его как временную утрату социальными нормами действенности в результате экономического или политического кризиса.


I.ТЕОРИЯ АНОМИИ ПО Э. ДЮРКГЕЙМУ.


Аномия—это состояние беззакония, отсутствие правовых норм. Фундамент для теории аномии, используемой при объяснении причин пре­ступности, заложил Эмиль Дюркгейм. Он считал, что социально отклоняющееся поведение и преступность — это вполне нормаль­ные явления. Если в обществе нет такого поведения, значит, оно до болезненности законтролировано. Когда ликвидируется пре­ступность, прекращается прогресс. Преступность—это плата за социальные изменения. В той же мере, в какой гений должен иметь возможность к самосовершенствованию, преступник дол­жен иметь шанс на преступление. Общество без преступности не­мыслимо. Если бы перестало совершаться все то, что сейчас зо­вется преступным, в категорию преступности пришлось, бы зачи­слить какие-то новые виды поведения. Ибо преступность неизбе­жна, неистребима. И причина этого не в том, что люди слабы и злы, а в том, что в обществе существует бесконечное множество самых различных видов поведения. Солидарность же в человече­ском обществе достигается только тогда, когда против этого раз­нообразия в поведении используют конформистский прессинг. Этот прессинг обеспечивают наказания. Преступность—это фак­тор общественного здоровья, в обществе без преступности давле­ние коллективного сознания было бы настолько сильным и жест­ким, что никто не смог бы ему противостоять. В этом случае пре­ступность была бы, конечно, уничтожена. Но вместе с ней исчезла бы и всякая возможность прогрессивного социального развития. И если оригинальность идеалиста, чьи мечты опережают свой век, самовыражается, то должна найти свое выражение и «оригиналь­ность» преступника, который изрядно отстает от своего века. Преступник — это не какое-то неспособное к социализации суще­ство, не паразит, не чуждый элемент, не приспособившийся к об­ществу, а фактор, играющий в жизни общества определенную роль.

По Дюркгейму, преступность бывает незначительной в обще­стве, где человеческой солидарности и социальной сплоченности достаточно. В результате социальных изменений, которые могут идти как в сторону экономического краха, так и в направлении расцвета, создаются благоприятные условия для разделения тру­да и большего разнообразия жизни, а интегрирующие, силы ос­лабляются. Общество распадается и раскалывается. Отдельные его осколки изолируются. Когда единство социума разрушается, а изолированность его элементов увеличивается, социально от­клоняющееся поведение и преступность возрастают. Общество оказывается в состоянии аномии. Данное положение Дюркгейм аргументирует следующим образом. Французское общество в по­следние 100 лет умышленно искореняло факторы самоуправления человеческими инстинктами и страстями. Религия почти полно­стью потеряла свое влияние на людей. Традиционные профессио­нальные объединения типа ремесленных гильдий (цехи и корпора­ции) были ликвидированы. Правительство твердо проводило по­литику свободы предпринимательства, невмешательства в эконо­мику. А результатом этой политики оказалось то, что мечты и стремления уже ничем не сдерживаются. Эта свобода устремле­ний стала движущей силой французской промышленной револю­ции; но она же породила хроническое состояние аномии с сопро­вождающим ее высоким уровнем самоубийств.

В деле поддержания общественной солидарности большую роль играет, по Дюркгейму, наказание преступников. Изначаль­ный и важнейший источник солидарности общества — это пра­вильное понимание честности и порядочности. Наказание пре­ступника необходимо, чтобы сохранить приверженность рядово­го гражданина к данной социальной структуре. Без угрозы нака­зания средний гражданин может потерять свою глубокую привя­занность к данному обществу и свою готовность принести необ­ходимую жертву ради сохранения этой привязанности. Кроме то­го, наказание преступника служит видимым общественным под­тверждением его неполноценности и оправданности порицания любой преступной группы. Это порицание и умаление достоин­ства преступников усиливает среди основной массы населения чувство превосходства и собственной правоты, что в свою оче­редь укрепляет и солидарность всего общества. Оно группирует преступников по категориям, делая уголовные наказания сильней­шим из всех имеющихся средств оправдания и сохранения социа­льной солидарности.


II. ТЕОРИЯ АНОМИИ ПО Р. МЕРТОНУ


Развитие теории Дюркгейма продолжил Роберт Мертон (1938). Если для Дюркгейма аномия означает неспособность об­щества регулировать естественные импульсы и желания индиви­дов, то, по Мертону, многие желания индивидов необязательно оказываются «естественными», а чаще бывают обусловлены ци­вилизаторской деятельностью самого общества. Социальная структура ограничивает способность определенных обществен­ных групп удовлетворять свои желания. Она оказывает давление на определенные личности в обществе, заставляя их вести себя не конформистски, а противоправно. Высшей целью западной циви­лизации является достижение материального благополучия, бла­госостояния. Это накапливающееся благополучие в принципе приравнивается к личным ценностям и заслугам и связывается с высоким престижем и социальным статусом. Люди без денег де­градируют. Цивилизация в западном индустриальном обществе толкает всех индивидуумов к тому, чтобы стремиться к возможно большему благополучию. В то же время существует эгалитарная, уравнительная идеология, заставляющая людей думать, что каж­дый член общества имеет одинаковые шансы добиваться благополучия. Однако никто не ожидает, что все люди достигнут этой це­ли, хотя каждый надеется хотя бы приблизиться к ней, в против­ном случае его будут считать лентяем и лишенным честолюбия.

Западная цивилизация предоставляет человеку для достиже­ния этой цели институциональные средства, одобренные обще­ством, и проверенные опытом нормы поведения. Общество тре­бует соблюдения этих норм всеми его членами, желающими в со­ответствии с цивилизаторскими целями «выйти наверх». Институ­циональными средствами в западном обществе являются ценно­сти среднего слоя, основанные на протестантской этике труда. До­стижение цивилизаторской цели (материальное благополучие) должно обеспечиваться упорным трудом, честностью, хорошим воспитанием людей и предвосхищающим удовлетворением своих нужд. Насилие и обман как методы достижения благополучия за­прещаются. Личность, применяющая дозволенные методы, полу­чает меньшее признание в обществе, если она не добивается, по крайней мере уровня благополучия среднего слоя. Личность же, добивающаяся достаточно высокого уровня благополучия, обре­тает признание, престиж и высокий социальный статус даже в том случае, если она пользовалась не институциональными средства­ми, не социально структурированными путями. Этот циничный подход вызывает повышенный спрос на институциональные сред­ства, оказывает особое влияние на ценностные представления лю­дей, которые не могут добиться благополучия на путях, разре­шенных обществом. Это, прежде всего представители низших слоев. В этих случаях способность достичь благополучия ограни­чивается не только нехваткой таланта или нужных качеств инди­вида, но и самой социальной структурой. С помощью институ­циональных средств и методов лишь те лица из низших слоев об­щества могут добиться благополучия, которые очень талантливы и работают исключительно упорно. Для большинства же предста­вителей низших слоев такая возможность просто нереальна и по­тому особенно сильным оказывается влияние социально откло­няющегося поведения, делинквентности и преступности, к кото­рым их толкают условия. Таким образом, в основе того сильного давления, которому подвергаются ценностные ориентации низ­ших слоев населения, лежат два следующих момента:

Первый состоит в том, что западная цивилизация делает больший упор на достижение материального благополучия, де­кларируя при этом, что достичь эту цель может каждый.

Второй сводится к тому, что сама социальная структура су­щественно ограничивает низшим слоям возможности достижения этой цели общественно признанными путями.

Отсюда аномия, по Мертону,— это крушение системы регули­рования индивидуальных желаний, в результате чего личность на­чинает хотеть больше, чем она может добиться в рамках данной социальной структуры. Аномия—это полнейшее расхождение между декларируемыми цивилизаторскими целями и социально структурированными путями их достижения. Применительно к отдельной личности аномия есть искоренение ее моральных устоев. Личность при этом лишается всякого чувства преемствен­ности, традиционности, лишается всех обязательств. Ее связь с обществом разрушена. Аномия—это отсутствие психической и социальной интеграции, целостности личности и общества в це­лом. Когда же ценностные и социальные структуры плохо инте­грированы, когда сама структура ценностей требует определенно­го поведения и взглядов, а социальная структура мешает этому, тогда из этого вытекает тенденция к аномии, к коллапсу всех норм, к отсутствию всех правовых норм. Мертон различает пять видов индивидуального приспособления:


Случайные файлы

Файл
13070-1.rtf
117455.rtf
121973.doc
тан1.doc
1.doc




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.