Социология как элемент системы научного мировоззрения (142439)

Посмотреть архив целиком









Реферат


Тема. Социология как элемент системы научного мировоззрения


Содержание


Введение

1. Культурно-историческая обусловленность социологии

2. Русские социальные теории в историко-формационном контексте

3. Междисциплинарные связи социологии в цивилизационном контексте

Заключение

Список литературы


Введение


Научное мировоззрение является системой уже в силу единства методов и целей. Легко заметить, что описание, сравнение, наблюдение и эксперимент являются главными средствами накопления эмпирического знания во всех науках, тогда как окончательными целями каждой из них представляется создание картины мира, моделирование возможных процессов ее видоизменений, оптимизация их для лучшего устроения человеческой жизни и, наконец, определение возможных ценностей, оправдывающих наше существование. Даже, если ученый декларирует свою беспристрастность, стремление к исследованию объективных связей и законов бытия теми средствами, которые предлагает ему его научная отрасль, он не может выйти из того сложного противоречия, которое создает субъективная основа восприятия действительности.

Эта ситуация кажется легко разрешимой на базе современного естествознания. К. Лоренц, например, показывает снятие субъект-объектного противоречия следующим образом. «Мы люди обязаны всем, что знаем о реальном мире, где мы живем, эволюционно возникшему аппарату получения информации, сообщающему нам существенные для нас сведения»1 В утверждении, что «сам наш познавательный аппарат есть предмет реальной действительности»2 заключена безусловная истина, связывающая первоначальные гипотезы с последующим опытом. Она показывает, что хотя в человеческой субъективной позиции происходит преломление объективной информации, оно не таково, чтобы окончательно отгородить объективный мир в виде кантовской «вещи в себе».

Однако, это только первые шаги, дававшие человеку возможности ориентации и приспособления. Они увенчались рефлективным мышлением, которое нашло выражение в мифе, религии и философии. Другими словами, в момент, когда формировался аппарат восприятия, характерный для человека, окружающая действительность не обладала теми качествами, которые характерны для культуры и цивилизации. Наши врожденные познавательные функции не были направлены на дифференциацию многомерного мира элементарных частиц, Вселенной и социума, так как им противостояла система механических и биологических связей, вполне объяснимая средствами эвклидовой геометрии, ньютоновской механики и примитивными представлениями о естественном праве.

Развитию научного познания способствовали и врожденная человеческая любознательность, и стремление к получению новых технологий, которое на западе стало необходимым в связи с развитием буржуазно-рыночных отношений, и необходимость ориентации в постоянно усложняющемся социуме. Под давлением этих факторов между XVI и XIX веками произошел скачек, приведший к возникновению научного мировоззрения в европейской цивилизации.

В этот период произошло последовательное размежевание гуманитарного и естественного знания, но только в начале XIX в. завершилась окончательная дифференциация гуманитарных дисциплин, которая увязывается с именем Огюста Конта. Надо заметить, что именно он один из первых, кто попытался выстроить иерархию наук, что свойственно и для последующего развития социологии, которая берет на себя это прав, во-первых, как прямая наследница философии, а, во-вторых, в силу того, что, обладая определенными знаниями о человеке как продукте социальной системы, социология способна внести определенную ясность в характеристики познающего аппарата человека. В связи с этим последним, социология наряду с историей, психологией и философией могла бы нести определенные критические функции в современном научном мировоззрении.3

Исходя из сказанного, представляется, несомненно, важным вопрос определения места социологии в ряду других гуманитарных и естественных наук и ее роли в системе научного мировоззрения. Такие попытки делались, как уже говорилось, с самого момента возникновения социологии как науки. Впоследствии вопросами научной иерархии занимались К. Поппер,4 Виндельбанд,5 Ильенков6 и др. Рассматривая указанные работы, можно обнаружить неразрывную связь между мировоззренческой позицией ученого и его подходом к научной иерархии.

Но, может быть, правомернее было бы рассматривать взаимосвязи, выйдя за пределы самой системы научного мировоззрения, то есть философски и исторически. Хотя, конечно, и этот путь не может снять окончательно субъективную позицию, но многое проясняет во взаимосвязях наук, указывая на их безусловное происхождение в рамках определенной культуры и под давлением определенных социально-исторических тенденций.

  1. Культурно-историческая обусловленность социологии


По определению, объектом социологии является гражданское общество, его институты и закономерности.7 Мы можем подменять понятие гражданское общества понятием общества, как это делают некоторые авторы,8 и тем самым указывать на универсальность социальной проблематики. Однако, социум может функционировать как самостоятельная система, если он достаточно дифференцирован от государственных и конфессиональных институтов. Во всех прочих случаях жизнь индивидов структурируют не сколько их взаимоотношения, сколько законы государства и религиозные традиции. Тогда проблема социального скрывается на заднем плане и менее настоятельно требует своего изучения.

Таким образом, только наличие развитого и самостоятельного гражданского общества требует возникновения социологического знания для самоидентификации и оправдания своего существования и своих ценностей. Не случайно эти проблемы настоятельно стали проявляться в эпоху Просвещения и получили теоретическое закрепление в творчестве Гегеля.9Это время характеризовалось для западной цивилизации устойчивой тенденцией перехода к либерализму. Наличие свободных индивидов, находящихся во взаимоотношениях свободной конкуренции, создало возможность для формирования гражданского общества и социума как самостоятельной подсистемы общественных отношений.

Дифференциация социологии, политологии и экономики как самостоятельных наук совершенно не случайно произошла именно в XIX в. и именно в рамках западной цивилизации. Сначала эта потребность вызревала на культурно-индивидуальном уровне и была сама по себе революционизирующим фактором, так как выражалась в отстаивании идеи общественного договора, который делает легитимными государство и конфессиональные институты.

Другой стороной этих процессов было бурное развитие экономики. В такой ситуации частные и акционерные компании стремились к наивысшей эффективности, которую в числе прочих факторов мог обеспечить научно-технический прогресс. Потребности экономики обеспечивали первоначально естественные и точные науки, что создавало их особое положение в глазах общественности. Естествознание в большой мере опиралось на эмпирическую гносеологию, так как именно опыт и эксперимент были наиболее плодотворными средствами для развития механики, химии и биологии на этапе их становления. Теоретические обобщения в этот период были результатом накопленных фактов, а их глубина была способна «обольстить» любого гуманитарного философа.

Таким образом, нарождавшиеся гуманитарные науки стремились следовать за методами естествознания. Не случайно, что отец социологии О. Конт был позитивистом, а дальнейшее осознание социологических методов происходило преимущественно в рамках эмпиризма.10 Кроме того, такое развитие было свойственно только либеральному западу, с, его активно развивающимся, гражданским обществом. В то же время, мировая мысль в промежутке между XIX и серединой XX века имела и другие тенденции развития социального знания, его взаимосвязей с философией и другими науками в широком спектре цивилизаций мирового центра и востока. Особое место и значение социальные теории получили в России.


2. Русские социальные теории в историко-формационном контексте


Известно, что в ХХ веке в СССР особым влиянием пользовалась теория научного коммунизма, которая фактически подменяла собой социологию и политологию в их классическом западном понимании. Этой ситуации способствовало определенное развитие России и русский социальных идей.

Даже русские позитивисты XIX века Мечников и Лавров находились под серьезным влиянием Герцена, а через него подвержены особым отношением к значению русской крестьянской общины, а равно к теориям историко-философского характера. Другими словами они следовали не сколько за эмпиризмом О. Конта, сколько за рациональными философскими концепциями Шеллинга, Гегеля и Фейербаха, чем способствовали дальнейшему возвеличиванию в русской социальной мысли марксистских концепций.

Социальные теории, как правило, базируются на закономерностях исторического развития. Философия, отрицающая закономерное развитие общества, тем самым отрицает социальную теорию вообще. Хотя и нельзя не учитывать, например, выводы экзистенциалистов, понимая, что выводы иррационалистов есть психическая реальность.

Другое дело, теории, ориентированные на поиск закономерностей. Как правило, основаниями последних служат интересы социальных общностей, природа человека или биосферы. Все подобные теории можно условно разделить на две большие группы:


Случайные файлы

Файл
128811.rtf
167819.doc
(3.10.2002).doc
16474-1.rtf
referat.doc




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.