Российское общество как сложный социальный институт (141988)

Посмотреть архив целиком

Министерство образования и науки Российской Федерации

Федеральное агентство по образованию


ГОУ ВПО ЧЕРЕПОВЕЦКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ


Инженерно-экономический институт

Кафедра строительных материалов и технологий




РЕФЕРАТ

по дисциплине «Социология»

на тему: «Российское общество как сложный социальный институт»







Выполнил: Филина А. А.

Группа 5 ЭН-42

Проверил: Андрощук В. А.






Череповец

2007



СОДЕРЖАНИЕ


I.

ВВЕДЕНИЕ

с. 3




II.

РОССИЙСКОЕ ОБЩЕСТВО КАК СЛОЖНЫЙ СОЦИАЛЬНЫЙ ИНСТИТУТ

с. 3




III.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

с. 11


ВВЕДЕНИЕ


Социальный институт – устойчивая форма организации общественной жизни и совместной деятельности людей, включающая в себя нормативно регулируемую совокупность лиц и учреждений, наделенных властью и материальными средствами для осуществления социальных функций, управления и властвования. "Социальный институт" является одной из основных категорий социологии. В ней отражаются определенные организационные формы социальных действий и процессов, общие роли социальных общностей и групп. Простейшие виды и взаимодействия – это те "кирпичики", из которых складываются сложные социальные институты. Возникновение социальных институтов прямо детерминировано образованием коллективов, общностей, групп. Это потребность всего социума, связанная с гарантиями непрерывной социальной жизни, с коммуникацией, производством продуктов и услуг, их распределением, с защитой граждан, их размещением по социальным позициям ("табель о рангах"), с поддержанием социального порядка и сплоченностью социальных групп. Поскольку институты действуют от имени общества как целого, постольку они являются важной формой социальных связей и, вместе с тем, инструментом их формирования.

Социальный институт – это всегда нормативно регулируемая совокупность лиц и учреждений (чиновников, менеджеров, управляющих, служащих и пр.). Общество поддерживает деятельность институтов путем капиталовложений в них и подготовкой кадров. Социальный институт объективирован, структурирован, функционален. Успех деятельности института зависит и от четкого определения целей, и от рационального разделения труда, его организации, и от признания его престижа.


РОССИЙСКОЕ ОБЩЕСТВО КАК СЛОЖНЫЙ СОЦИАЛЬНЫЙ ИНСТИТУТ


Современную социальную структуру российского общества нельзя рассматривать как стабильное, устойчивое явление. Продолжаются радикальные изменения в отношениях собственности, распределения, общественной организации труда, в тенденциях и направлениях социальной мобильности. Трансформационные процессы привели к возникновению новых социальных общностей, их взаимосвязей, иерархии.

Изменения, наблюдаемые на российском социальном пространстве, в большей или меньшей степени обусловлены тремя группами факторов.

Первая группа. Речь идет о таких всеобщих тенденциях, как глобализация мирового пространства, интеграция в сфере экономики, политики, образования, информации, с одной стороны, и дезинтеграционные процессы – с другой. Глобализация социально-экономических и социокультурных процессов на рубеже веков стала реальностью. Все общества оказались в ситуации взаимозависимости, и потому положение и судьба любого из них во многом определяется его местом во всемирном разделении труда. Парадокс конца XX – начала XXI вв. состоял в том, что наиболее развитые страны в состоянии «шока перед будущим» активно реализовывали цивилизационные процессы интеграции, а так называемые транзитивные, или трансформирующиеся, постсоциалистические общества, переживая синдром «шока от прошлого», пытались резко изменить свое положение путем дезинтеграции, сопровождающейся усилением национального партикуляризма, религиозными, национальными и социальными конфликтами. Эти процессы носят планетарный характер и проявляются в различных формах на различных уровнях – глобального общества, региональных сообществ, локальных обществ и отдельных субъектов.

Вторая группа факторов является общей для стран, находящихся в процессе перехода от одной общественной системы к другой, основанной на рыночных отношениях и демократических институтах власти. Понятие «трансформация» часто употребляется для обозначения бурных процессов, протекающих ныне в бывших социалистических странах. Этим термином, как и термином «модернизация», стремятся подчеркнуть неидеологизированный характер происходящих изменений. Однако на деле оба несут заряд идеологизированности. Так, если для одних трансформация – это позитивный процесс, который следует всячески поддерживать, дабы вчерашние страны социализма вошли в число эффективно развивающихся демократических гражданских обществ, то другие рассматривают ее как процесс негативный, разрушительный, навязанный извне (Западом) и приведший к коллапсу экономики, естественного порядка и духовных основ этих обществ.

Крушение прежнего порядка и радикальная деконструкция общественных основ делают трансформацию – как выход из нестабильного состояния – неизбежной, хотя направленность движения к новому типу общественного устройства может оспариваться или уточняться. В силу многообразия и особенностей процесса трансформации пока не представляется возможным проанализировать его в целом с достаточной степенью глубины и тем более выявить его основную направленность хотя бы в качестве «тренда». Вот почему широко распространенное понимание трансформации как «неизбежного возврата к капитализму», как процесса формирования общественных институтов и образа жизни, типичных для современных западных обществ, представляется неправомерно односторонним. В России, во всяком случае, некоторые важные процессы обладают существенными особенностями, делающими ситуацию в нашей стране мало похожей на другие.

Третья группа факторов имеет исключительно внутренний, российский характер. Отмеченные глобальные тенденции своеобразно преломляются на нашем социальном пространстве. Если рассматривать трансформацию как необходимый и неизбежный процесс, то очевидным становится отсутствие теоретически и практически обоснованной политики по социальной реконструкции России, в силу чего такая реконструкция происходит стихийно, непоследовательно, даже иррационально. Это подтверждают и исследования социальной структуры российского общества, проведенные в последние годы: они фиксируют ее крайнюю неустойчивость, аморфность, неопределенность. Новые формы социальной дезинтеграции и дифференциации возникают на макроуровне и на уровне социально-производственных структур. Формируется новая система отношений неравенства, интеграции-дезинтеграции в социальном пространстве. Меняются соотношение форм собственности, институты власти, происходит исчезновение одних групп и слоев, возникновение других, дробление третьих, изменение социальной роли и статуса четвертых и т.д.

Развитие процессов, связанных с трансформацией всех отношений в российском обществе, выдвинуло на первый план проблемы социальной интеграции и дезинтеграции, согласия и конфликта, являющиеся ключевыми в классической социологической теории и основным полем социологического анализа.

Преобразования в 90-х годах XX в. качественно преобразили социально-структурные и другие отношения, крайне обострив и углубив имущественную дифференциацию, поляризовав интересы и политические предпочтения социальных групп. Так, на смену государственной экономике пришла многосекторная с широким спектром форм – государственная, частная, муниципальная, арендная, акционерная, смешанная и т.д., а на конец 2003 г. доминирующей формой собственности являлась частная – 47,9%, затем государственная и муниципальная – 37,4%, смешанная российско-иностранная – 13,9%, собственность общественных и религиозных организаций - 0,8%. Разгосударствление и приватизация привели к рождению новой социальной структуры, где на разных полюсах размещаются владельцы материальных элементов труда, средств производства и информации и те, кто ими не владеют.

Множественность форм собственности порождает новые формы социальной дифференциации, ставит собственника и работника в объективно неравное положение к средствам производства, формирует сложный комплекс новых классовых и социально-экономических интересов. Эти интересы еще окончательно не выкристаллизовались, они, как и их носители, в новых рыночных отношениях пока находятся в стадии становления. Численность занятых в частном секторе за последние 10 лет возросла более чем в 2 раза. Это означает, что произошло не только изменение экономического и юридического статусов предприятий, но и экономического и социального положения работников, занятых на этих предприятиях.

Российские социологи большое внимание уделяют изучению процесса формирования социальной модели современного российского общества. Под моделью понимается складывающаяся или уже сложившаяся система отношений между социальными группами (стратами), основанная на различных взаимосвязях статусных позиций этих групп: экономических, политических, социокультурных и т.д.

В настоящее время основные тенденции трансформации социальной структуры ведут к социальному расслоению, сопровождающемуся имущественной дифференциацией, воспринимающейся различными социальными группами как нечто противоестественное и несправедливое, Конституция провозгласила Россию «социальным государством», имея в виду, что его политика должна быть направлена на создание условий, обеспечивающих достойную жизнь каждого человека, определенные гарантии равенства социальных возможностей. Однако для нынешней ситуации характерны иные цели и процессы, которые отчетливо проявляются в результатах социологических исследований.

Все занятое население может быть поделено на два основных вида (статуса) трудовой занятости:

1) работающие по найму (наемные работники);

2) работающие не по найму (это работодатели, самостоятельно занятые, члены производственных кооперативов).

В последние годы произошло значительное увеличение работодателей и уменьшение самостоятельно занятых. Это касается основного места работы занятых. Определенная часть населения имеет дополнительную работу – около 30% общей численности занятых.

Формирование представлений населения о складывающейся системе отношений, безусловно, зависит прежде всего от объективного состояния социальной структуры общества, от масштаба тех изменений, которые произошли за время реформ в экономике, политике, социокультурной сфере. Обнаружение этих изменений на эмпирическом уровне дает возможность не только оценить их позитивные и негативные последствия, но и проследить динамику социальных ожиданий различных групп, их субъективные представления о равенстве (неравенстве), справедливости (несправедливости) происходящих социально-структурных сдвигов.

Социальную трансформацию общества сегодня характеризует не только появление ранее не существовавших позиций в системе стратификации – прежде всего класса крупных и средних собственников, возникновение слоя «новых бедных», маргиналов, невостребованных групп, но и их соответствующую адаптацию к вновь возникающим статусно-ролевым функциям, переориентация социальной и личной идентичности.

Акцент в разные годы делался на различных аспектах структурного неравенства, на его углублении, на социальной поляризации и маргинализации общества, на интеграции и дезинтеграции социального пространства; на проблемах формирования среднего класса; властных отношениях; автономии труда в социально-производственных структурах.

Чтобы составить достаточно полное представление о процессах, происходящих в социальной структуре российского общества, надо рассмотреть тенденции и масштабы формирования различных социальных элементов, социальных общностей, динамика которых детерминирована качественными изменениями в отношениях собственности, власти, в уровне доходов различных социальных групп и слоев, законами структурной перестройки хозяйства и занятости населения. Известно, что определенная часть занятого населения в результате отраслевых сдвигов в экономике страны, кризиса, затронувшего целые группы производств, осталась вне сферы занятости, приобрела статус безработных. Появление этого слоя существенно влияет вообще на качество жизни всего населения. Но в то же время, изменив статус занятости, эта часть населения сформировала черты групповой определенности со своими ценностно-нормативными установками, структурой потребления, качеством и образом жизни, идентификационными предпочтениями и жизненными ценностями. Таким образом, произошла реализация целого комплекса новых социально-групповых процессов, становление феномена группового сознания и групповой консолидации и интеграции.

Формируются совершенно различные социальные и социально-психологические типы личности. Противоречия между ними охватывают многообразные стороны жизнедеятельности: труд и сферу трудовой мотивации, материальное положение и в целом качество жизни, в то же время изменения в системе отношений собственности формируют экономическую самостоятельность различных групп граждан, качественно новые трудовые ассоциации, характеризующиеся относительной закрытостью корпораций собственников, акционеров и др.

Наиболее интегральной характеристикой сегодня, комплексно отражающей положение людей в различных подструктурах общества, является материальное положение. Резкое и все усиливающееся расслоение населения страны на значительную группу бедных, малообеспеченных и среднеобеспеченных, высокообеспеченных и богатых (соотношения между этими группами по регионам колеблются). Такое расслоение приводит к социальной поляризации общества и не способствует его интеграции, гармонии и толерантности.

Социальная структура современного российского общества носит классово-слоевой характер. Четко выделяется класс собственников и класс наемных работников, которые находятся все еще в процессе становления.

Анализ динамичного развития социально-структурных процессов и выявление в них количественных и качественных изменений свидетельствует о динамике взаимодействия различных социальных групп, слоев, страт, становлении классовых и групповых интересов; изменении основ социальной идентичности и факторов социальной дифференциации. Изменение реальных социогрупповых общностей (по разным критериям) и изучение их стилей поведения, отношений равенства-неравенства на основе данных эмпирических исследований и материалов государственной статистики находит отражение в сознании людей.

Современное состояние социальной дифференциации не имеет достаточной легитимности в глазах большей части общества, формирует подчас социальную нетерпимость не только к отдельным слоям населения, на которых «сработали» реформы, но и к системе в целом.

В то же время надо понимать, что мнения и ощущения тех людей, чье материальное положение отбрасывает их за черту среднего достатка, и даже за черту бедности, не только более критичны в своих оценках происходящего, но и более реально отражает состояние и перспективы рыночных преобразований. Состояние толерантности здесь достаточно избирательно и зависит от многообразных социально-экономических, социокультурных, региональных и иных факторов.

Оценка сущности социальных отношений как партнерских (терпимых, доверительных) или конфликтных (непримиримых) отражает особенности группового восприятия процессов и явлений, декларируемых демократических ценностей, их адекватности сложившимся представлениям (стереотипам) об общечеловеческих ценностях. В самом общем плане это смыкается с понятием «доверие», его природой и ролью в социально-экономическом развитии.

Через отражение реальной социально-экономической ситуации в стране, действительного положение людей, представителей различных категорий населения, в массовом сознании формируется приятие (неприятие) отдельных сторон жизни, сущности статусных и властных групп.

Специфика российского общества, кроме прочего, состоит в том, что процесс глобализации накладывается на противоречивый процесс трансформации, сопровождающийся углублением социального неравенства и маргинализацией значительной части населения. Проблема углубления социального неравенства в мировой литературе получила название «бразилификации». Рост маргинальных слоев (по образному выражению Д. Коупленда, «поколения икс») наблюдается и в российском обществе.

Трансформация российского общества с неизбежностью повлекла за собой не только изменения в социальной структуре, но еще и остро поставила перед традиционными общностями вопрос об осознании индивидуальной и групповой социальной идентичности, интеграции и дезинтеграции, месте в социальной иерархии, солидарности, уровне сплоченности, системе ценностей.


СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ


  1. Добреньков, Кравченко. Социология – М., Инфра-М, 2001

  2. Общество и экономика, № 12, 2002

  3. Социология в России – М., Издательство Института РАН, 1998

  4. СОЦИС, № 10, 2002 – с. 37

  5. Материалы Интернет




Случайные файлы

Файл
34008.rtf
141989.rtf
157606.rtf
46323.rtf
59499.rtf




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.