Регионализация и глобализация как тенденции мирового развития (141938)

Посмотреть архив целиком


Содержание


Введение

Регионализация как тенденция мирового развития

Создание глобального информационного общества и международные отношения

Непризнанные государства: проблемы и перспективы

Военные методы глобализации на примере США

Заключение

Список литературы



Введение


Важнейшей особенностью развития мирового сообщества во второй половине XX в. является глобализация многих процессов и явлений в области международных отношений, усиление взаимосвязей и взаимозависимости современных государств. Глобализация проявляется не только в мировом масштабе, но и на региональном уровне. Важной составляющей международных отношений в XXI в. является региональное сотрудничество и развитие. В данной связи существенно возрастает значение регионального фактора в современных международных отношениях.

Большинство перемен, наблюдаемых в современном мире, так или иначе, связано с развитием информационной сферы. Произошедшие и прогнозируемые трансформации дают основание говорить о начале вхождения человечества в глобальное информационное общество. Исследователи отмечают пять определений информационного общества, связанных с параметрами идентификации новизны мирового развития которые носят технологический, экономический, касающийся сферы занятости, пространственный или культурный характер (Уэбстер, 2004).

Однако актуально оценить значение информационного общества с точки зрения его влияния на складывающуюся систему международных отношений. В 2000 г. на саммите Группы 8 на Окинаве была принята Хартия глобального информационного общества, отразившая информационные перемены в мире, а также отметившая необходимость развития международного сотрудничества в данной области. Этим же вопросам много внимания уделялось на Саммите тысячелетия.


Регионализация как тенденция мирового развития


К числу движущих сил регионализации причисляют не только государства, но и неправительственные структуры (экономические "группы интересов", общественные организации, политические партии и т.д.). Мировой регионализм является одним из проявлений глобализации и, одновременно, ее противоположной тенденцией. Глобализация сопровождается регионализацией международных отношений, передачей части государственных функций на международный или субнациональный уровень. Регионы способствуют защите общественных отношений от негативных вызовов глобализации и выступают в качестве самостоятельного субъекта международных отношений. Многие развивающиеся страны видят в регионализации попытку противостоять глобальной конкуренции. При этом в условиях глобализации особую актуальность приобретает селективный протекционизм - поэтапная мирохозяйственная интеграция, сочетающая открытость к внешнему миру с защитой национальных интересов.

Универсальных теорий регионалистики не существует, а выбор теорий зависит от постановки проблемы, вида, целей и задач исследования. Следующие теоретические концепции, на наш взгляд, отражают процессы регионализма, являющиеся следствием глобализации: теория многополярного мирового порядка, теория больших пространств, теория конвергенции, общая региональная доктрина.

Регионализм, развиваясь параллельно с процессами глобализации, а также как противостояние ей, часто проявляется в экономической интеграции государств. Предпосылками для создания экономических интеграционных блоков может служить следующее: сходство уровней экономического развития интегрирующихся стран; территориальная близость государств; общность экономических, территориальных и других проблем; демонстрационный эффект; эффект домино (страны, которые оказываются за пределами блока хуже развиваются, они начинают стремиться в блок); противостояние государству - гегемону.

В рамках исследования регионализма нами был проведен анализ регионализации, формирующейся в ответ на вызовы глобализации, регионализации, как институционального типа интеграции государств - процесса взаимопроникновения, сращивания национальных производственных процессов, в результате чего сближаются социальные, политические институциональные структуры государств. Часто этот тип интеграции возникает на основе решений политиков и первых лиц. Формы и виды интеграции могут быть разными. Они характеризуются степенью свободы перемещения внутри группировки факторов производства. В настоящее время существуют следующие формы региональной экономической интеграции: зона свободной торговли (ЗСТ); таможенный союз (ТС); единый или общий рынок (ОР); экономический союз (ЭС); экономический и валютный союз (ЭВС) и другие.


Создание глобального информационного общества и международные отношения


Усиление влияния информационных преобразований на развитие международных отношений обусловлено рядом особенностей самой информации. Первая особенность - информация не только не уменьшается или не исчезает при своем масштабном использовании, но и является исходной базой для формирования ее новых видов и, соответственно, нового качества. Вторая особенность - информация представляет собой первооснову для выработки и принятия решений на всех уровнях управления, в том числе уровне глобального управления. Третья - особенность информация обладает "эффектом Эдипа", т.е. способностью воздействовать на умы и поведение отдельных людей и общества в целом.

Формирование глобального информационного общества происходит, прежде всего, под воздействием прогресса новых информационно-коммуникационных технологий (ИКТ) в сочетании с глобализацией рынков, как внутри отдельно взятой страны, так и на международной арене. Отсюда следует, что для гармоничного вхождения в информационное общество и соблюдения требуемого баланса необходимы координирующие усилия со стороны государства как органа, способного наиболее полноценно выражать интересы всего общества (Чернов, 2002).

Создание глобального информационного общества требует преодоления информационных диспропорций, существующих в современном мире между отдельными странами и регионами, а также информационных диспропорций, имеющихся внутри самих государств, например, между различными социальными группами. Из-за таких диспропорций, задачи построения информационного общества приобретают различную степень актуальности для разных стран. В связи с активизацией информационного взаимодействия, его переплетением с экономическим взаимодействием имеющиеся информационные диспропорции оказывают возрастающее влияние на политику, экономику и культуру.

Особый интерес с точки зрения измерения таких диспропорций представляет публикуемый Всемирным экономическим форумом (ВЭФ), начиная с 2001 г., ежегодный доклад по глобальным информационным технологиям, обобщающий данные более чем о 100 странах. Эксперты ВЭФ при ранжировании их информационного развития опираются исключительно на данные национальной статистики, которые позволяют представить возможности вхождения той или иной страны в глобальное информационное общество.

Группу стран-лидеров в данной сфере возглавляют США, которые приступили к разработке концепции информационного общества в начале 90-х гг. В 1993 г. вице-президент США А. Гор использовал понятие "информационная супермагистраль". За США в области информационного развития следуют Сингапур, Финляндия, Швеция, Дания, Канада, Швейцария, Норвегия, Австралия и Исландия. Россия в рейтингах информационных технологий находится в шестом десятке. Ниже - Марокко, Египет, Шри-Ланка, Болгария, Вьетнам, Филиппины, Перу, Танзания. В последние годы в России намечается осознание того, что по мере вхождения в информационное общество перед страной могут открываться новые внешнеполитические возможности. В 1996 г. был принят федеральный Закон "Об участии в международном культурном обмене".

Чтобы оставаться в числе стран, влияющих на мировую политику и в значительной степени определяющих ее, России необходимо усилить активность в формировании глобального информационного общества. Еще в конце 2001 г. РФ вынесла на рассмотрение Первого комитета Генассамблеи ООН резолюцию "Достижения в сфере информатизации и телекоммуникаций в контексте международной безопасности". Однако, по данным Института развития информационного общества, 64% населения РФ не испытывают желания или необходимости пользоваться Интернетом.

Эта цифра получилась в результате сложения методологии Центра международного развития Гарвардского университета "Готовность к сетевому миру" (Readiness for the Networked World) и актуальными для российских реалий областями оценки: человеческий капитал, бизнес-климат, использование ИКТ в культуре. Здесь проявляется "эффект сырьевой экономики". Ярче всего он виден при сравнении двух глобальных рынков: мировой рынок нефти оценивается приблизительно в 650 млрд долл., доля России в нем - 16%; мировой рынок ИКТ - около 1 трлн долл. Доля России в нем представляет сотые доли процента (Ваганов, 2004).

Воздействие формируемого глобального информационного общества на международные отношения имеет не только позитивные, но и негативные последствия. Так, важность международного взаимодействия часто оказывается менее значимой для индустрии масс-медиа, которая учитывает запросы аудитории. Повсеместно мы наблюдаем сокращение объема новостных международных программ, весьма затратных и не имеющих постоянной аудитории, в пользу сюжетов, связанных с потреблением и криминальной хроникой (Атлас Monde diplomatique, 2007). СМИ все более активно вносят свой вклад в формирование мирового общественного мнения, закладывают паттерны для оценки как достижений глобализации, так и рисков и вызовов глобализации.

Например, рост публикаций СМИ о террористических угрозах значительно опережал террористическую активность в мире (Черникова, 2002). Вместе с тем пока нет достаточной информации по таким глобальным проблемам, как водный кризис или торговля людьми. Все это указывает на насущность превращения информационной политики не только в инструмент формирования глобального информационного общества, но общества гражданского, поскольку только при его наличии можно говорить об эффективности мировой политики и о продвижении к многополярному миру.


Непризнанные государства: проблемы и перспективы


Перечень современных непризнанных государств в научных публикациях довольно велик. Кроме перечисленных пяти, в него входят Китайская Республика на Тайване и Турецкая Республика Северного Кипра. Часто к этой когорте "семи непризнанных" добавляют Республику Сомалиленд, Тамил Илам (на Цейлоне), а в последнее время - Исламское Государство Вазиристан, независимость которого была провозглашена в феврале 2006 г. боевиками-пуштунами (сторонниками Талибана) на территории северо-западного Пакистана. Изредка в этом же контексте упоминаются Южный Судан, Кашмир, Западная Сахара, Палестина, Курдистан и некоторые другие территории (например, экзотический Силенд).

Целью нашего исследования мы ставим анализ проблем признания таких государственных образований вообще и обрисовку перспектив решения этих проблем на примере конкретных государств в мировой практике. Для достижения поставленных целей в первую очередь нам представляется необходимым решить целый ряд задач по раскрытию понятийного аппарата и принципов международного права, касающихся данной проблемы. Далее мы планируем разобраться в недавних Косовских событиях и проанализировать подоплеку поведения основных субъектов мировой политики, влияющих на этот вопрос. После этого мы сделаем вывод о перспективах решения проблемы непризнанных государств. При этом мы постараемся сохранять объективность по отношению к анализируемому вопросу.

Итак, непризнанные государства - общее название государственных образований, которые, обладая всеми признаками государственности (контроль над территорией, система управления, фактический суверенитет), в то же время лишены полного или частичного международного дипломатического признания и таким образом не могут де-юре выступать в качестве субъекта международных отношений. Их не следует путать с самопровозглашенными республиками ( - это образование, которое само себя провозгласило, но не более того). Некоторые авторы считают термин "непризнанное государство" некорректным (они считают, что непризнанное государство - это образование, прошедшее хотя бы и краткий период становления государственности, который завершился ее провалом) и предпочитают термин "государство de facto". Мы же предпочтем пользоваться общепринятой терминологией.

Международно-правовое противоречие между правом наций на самоопределение, зафиксированном в знаменитом решении Генеральной Ассамблеи ООН по деколонизации в 1960 году, и принципом территориальной целостности государств - принципом нерушимости границ, официально признанным всеми европейскими государствами, США и Канадой на совещании по безопасности и сотрудничеству в Европе в Хельсинки в 1975 году, делает вероятным постоянное появление все новых непризнанных образований (особенно в контексте того, что большинство европейских стран в разной степени может столкнуться или уже столкнулась с проблемой этнического сепаратизма) и исключает возможность однозначного правового решения об их признании. Кроме того, становясь объектом интересов ведущих мировых игроков, чьи тактические и стратегические соображения и региональные интересы также влияют на принятие решений о признании того или иного государства (недавний пример - Косово, где столкнулись интересы США, Евросоюза, России, Сербии).

Непризнанность государства международным сообществом негативным образом сказывается на его правовом статусе и операционных возможностях. Подобное государство не способно к активной экономической деятельности, не может заключать торговые контракты и осуществлять многосторонние инвестиционные и инфраструктурные проекты. Непризнанное государство рассчитывает только на гуманитарную помощь международного сообщества, социальные и культурные проекты, сотрудничество с различными странами и регионами находится в зачаточном состоянии. Таким образом, от политико-правового признания какой-либо территории напрямую зависит ее существование и развитие.

Наибольшие перспективы в плане возможных трансформаций существующего статуса имеет Косово. Речь идет о получении независимости в той или иной форме, поскольку в этом заинтересованы США и Европейской Союз. По всей видимости, Сербия сможет лишь отсрочить подобное решение или выторговать для себя некоторые политические и экономические уступки (интеграцию Сербии в ЕС или раздел территории Косова). С другой стороны, если признание Косова будет квалифицировано как unique case (уникальный случай), это может спровоцировать серьезный прецедент в странах, где есть проблемы этнического сепаратизма.

Абхазия, Приднестровье и Южная Осетия могут рассчитывать на частичное, неполное признание Россией, но их дальнейшие перспективы далеко не очевидны. Подобная "полунезависимость" не будет признана Соединенными Штатами, Европейским Союзом, Индией, Китаем и многими другими государствами. Наименьшие шансы на изменение статуса имеет Нагорный Карабах. Подобное положение в основном определяется позицией США, стран ЕС, России, Ирана и Турции.

Для эффективного решения проблемы непризнанных государств, вероятнее всего, следует разработать четкие международно-правовые критерии, при соблюдении которых по истечении определенного срока непризнанное государственное образование может рассчитывать на международное признание.

При всех оговорках можно констатировать, что непризнанные государства выступают самостоятельными игроками региональной и международной политики. Их влияние на политические процессы довольно заметно. Глобализация создала дополнительные возможности для длительного существования непризнанных государств, без их формального признания другими странами. Это постепенно становится нормой.


Военные методы глобализации на примере США


В настоящие время в мировой политике главенствующие положение сверхдержавы занимают Соединенные Штаты Америки. Они сосредоточили в своих руках огромный политический и экономический потенциал. Данная страна заявляет себя гарантом мировой стабильности. Но после терактов 11 сентября 2001 года положение США пошатнулась. И для поддержания своего престижа Америка вступила в череду военных кампаний против исламского терроризма. Кампанию в Афганистане в 2001 году можно понять с точки зрения борьбы с терроризмом - там находились базы и школы подготовки боевиков "Аль-Кайды".

То военные действия в Ираке, начатые в 2003 году, объяснялись наличием у режима Саддама Хусейна оружие массового поражения, что в дальнейшем не подтвердилось, и поддержкой террористический организаций в самом Ираке, так и за его пределами, которые появились только после свержения Хусейна, так как он не допускал боевиков на территорию Ирака. Тогда многие эксперты заговорили об экономической составляющей иракской кампании. Якобы американцы захотели получить доступ к огромным энергетическим ресурсам, чтобы создать основу своей энергетической безопасности. Но приход в Ирак не только не обезопасил Америку от нестабильности с поставками и ценой ресурсов, но и привел к дестабилизации внутри самого Ирака, фактически страна находится в состоянии гражданской войны и это не способствует понижению цены на нефть. Но при этом нахождение в Ираке дает США огромное геополитическое влияние на Ближнем Востоке, и любые действия американских войск могут сказаться на безопасности и вызвать дестабилизацию ситуации в данном регионе. Многие эксперты предсказывали это, тогда возникает вопрос - почему правительство США ввело войска в Ирак, зная, что оно фактически ввергнет это ближневосточное государство в состояние борьбы между суннитами и шиитами, сепаратизм курдов, приведший к дестабилизации обстановки в Турции, где проживает большинство представителей курдского этноса, активизация Ирана, который вполне может образовать союз с шиитской частью Ирака и созданию мощного исламского государства и не помогло снижению цены на нефть, которая в данный момент находится на рубеже 100 $ за баррель, что способствует задержке развития американской экономики?

Но можно взглянуть на эту проблему под другой точкой зрения и прийти к следующим выводам: американские власти намерено совершили агрессию на Ирак, для того чтобы вызвать дестабилизацию на мировом энергетическом рынке и провести в своем роде энергетическую "шоковую терапию" в американской и мировой экономике, которая приведет к более ускоренному переходу к альтернативным источникам энергии и созданию многовекторной энергетической безопасности в США, уменьшению и в дальнейшем к полному уничтожению энергетической зависимости от развивающихся стран, поддержки внутренней экономики американского государства и т.д. На основании чего я пришел к данным выводам: во второй половине 2007 года мир был озадачен от резкого повышения цен на продукты питания, которые в том числе коснулись и Россию. Одним из фактором повышения цен является то, что все больше в мировой экономики стал применяться альтернативный источник энергии - этанол.

Он чаще всего производится из продукции растительного происхождения - кукуруза, соя, сахарный тростник и т.д. И многие эксперты сходятся во мнении, что использование этанола в ТЭК эффективно только при высоких ценах на нефть. Стоит отметить, что американское правительство очень активно поддерживает американских фермеров, которые выращивают кукурузу, из которой делают этанол. Также в США прививаются другие альтернативные энергоносители: биодизель, водород и т.д. Тем самым, Америка желает любой ценой избавиться от энергозависимости путем ускоренного переход к возобновляемым источникам энергии, что может привести к подрыву мировой экономики, в том числе и российской, при осуществлении ее. Осуществление данного энергетического перехода в экономике США и возможные последствия для мировой экономики я попытаюсь раскрыть в своем докладе.


Заключение


В результате региональной интеграции на взаимовыгодных условиях: синхронизируются процессы экономического и социального развития стран, сближаются значения макроэкономических показателей развития, углубляется взаимозависимость экономик, растет ВВП и производительность труда, происходит рост масштабов производства, сокращение издержек, образуются региональные рынки торговли и политические блоки, объединенные общей идеей.

Сегодня в мировой политике вопрос о так называемых "непризнанных государствах" встал особенно остро. Внимание мировой общественности приковано, в первую очередь, к спорам о суверенитете Косова, а также к проблемам на севере Испании - баскскому региону, где сильны националистические и сепаратистские настроения. Кроме того, на постсоветском пространстве все еще существуют Приднестровская Молдавская Республика, Абхазия, Южная Осетия и Нагорный Карабах, также считающиеся "непризнанными" республиками, ситуация вокруг которых представляется многим авторам "замороженными конфликтами".


Список литературы


  1. Цыганков П.А., Теория международных отношений, Москва, 2008.

  2. Дергачев В.А., Вердомский Л.Б., Регионоведение, Юнити, Москва, 2007.

  3. Кардозо Ф. Социальные последствия глобализации, журнал Латинская Америка, № 5, 2007.

  4. Атлас Monde diplomatique (2007) М.: Центр исследований постиндустриального общества.

  5. Ваганов А. (2008) Готовность к электронному развитию: поехали? // Независимая газета.2 ноября.

  6. Черникова А. (2007) Взрывная сила Слова // Коммерсантъ-власть. № 41.

  7. Чернов А.А. (2008) Основные историко-теоретические этапы развития концепций глобального информационного общества // Информация. Дипломатия. Психология. М: Известия.

  8. Уэбстер Ф. (2007) Теории информационного общества. М.: Аспект-пресс.

  9. Большаков А. Непризнанные государства европейской периферии и пограничья // Международные процессы, 2007. Т.5.

  10. Бусыгина И.М. Политическая регионалистика: Учебное пособие. - М.: МГИМО (У); РОССПЭН, 2008.

  11. Косово приобретет независимость и без резолюции СБ ООН - помощник госсекретаря США Д. Фрид // ИТАР-ТАСС.29 апреля 2007.

  12. Малахов В.С. Государство в условиях глобализации: учебное пособие. М.: КДУ, 2007.

  13. Черецкий В. Баскская язва испанской демократии // Россия в глобальной политике, 2008.

  14. Цыганков П.А. Международные отношения. М. 2008.

  15. Виноградова М. Нефть и террор // “Нефтегазовая вертикаль" Выпуск №15 за 2001 год.

  16. Назарова Ю. Биотопливо не оправдало надежд // РБК daily за 21 января 2008 г

  17. Рунге К.Ф., Сенауэр Б. Как биотопливо может заставить бедняков голодать // "Россия в глобальной политике". № 6, Ноябрь - Декабрь 2007.




Случайные файлы

Файл
184484.doc
VDV-1531.DOC
113769.rtf
85474.rtf
165608.rtf