Распад СССР как социальный фактор возрождения международного сотрудничества (141931)

Посмотреть архив целиком


Содержание


Введение

Вторая экономика как фактор развала СССР

Информационно-коммуникационные основания международного сотрудничества

Список литературы


Введение


Настоящее исследование является попыткой объяснить причины развала Советского Союза при помощи элементов учения породившего его, то есть марксизма. Являясь, по нашему мнению, базисным, фактор экономической целесообразности стал основополагающим в процессе развала СССР. Прочие факторы являлись "надстроечными" и лишь сопутствовали изменению экономического базиса.

В своей совокупности они привели советское общество и государственную систему Советского Союза в упадок, приблизив их к финальной стадии существования. Таким образом, нами выдвигается рабочая гипотеза о социально-экономических, и даже классовых процессах, послуживших основой причиной развала СССР.


Вторая экономика как фактор развала СССР


Развитие современного общества невозможно без объективной оценки его исторического опыта. В частности, социально-экономическое совершенствование общественного устройства может быть реализовано на основе адекватных представлений об истинных движущих силах исторического прогресса, созидавших, а затем и разваливших СССР. В то же время единого мнения о развале великой державы не существует.

Пресса опирается на представления о подкупе руководства страны, в частности М.С. Горбачева и Б.Н. Ельцина, антисоветские действия западных спецслужб, и личное решение лидеров о развале СССР в Беловежской пуще и многое другое. Исследования данной проблемы, направленные преимущественно на раскрытие сугубо экономических аспектов развала СССР, представлены в работах А. Бунича, З. Валькова и др.

При этом другие стороны этого многогранного процесса практически не затрагиваются. Среди множества теорий развала Советского Союза, социально-экономические подходы пользуются наименьшей популярностью, хотя они и применяются некоторыми западными и отечественными специалистами.

Долгое время, практически с момента возникновения советского государства, официальную командно-административную экономику поддерживала "вторая", по мнению Г. Гроссмана, экономика, которая включала в себя два основных элемента: частный сектор и теневую экономику. Частный сектор был единственным допускаемым официально проявлением рыночных отношений.

Несмотря на свои ограниченные размеры, он производил до трети сельскохозяйственной продукции. "Теневая экономика" включала в себя огромные торгово-промышленные ресурсы, но при этом не признавалась официально и подвергалась идеологической дискредитации и правовым преследованиям.

Тем не менее, на протяжении всей истории СССР, именно теневая экономика, являясь относительно самостоятельной самоорганизующейся системой, играла роль своеобразного "костыля", поддерживавшего плановую экономику. Сосуществование "двух взаимоисключающих укладов приводит к социальной дезориентации значительной части населения, к потере нравственного иммунитета. Теневая экономика ведет к появлению теневой психологии, философии и идеологии".

Так, можно сказать, что советское государство, в действительности было плутократическим: "лидеры этой командной по виду и воровской по сути системы получают возможность подкупать определенные группы людей". Массовая психология, экономическое поведение многих людей по существу было рыночным, но осуждалось и наказывалось официально. Таким образом, существовало внутреннее противоречие между естественной потребностью общества в элементах рыночной экономики и ее официальным правовым осуждением.

Такое условное "тотальное воровство" позволяло создать круговую поруку, морально объединяющую лидеров системы и мелких "несунов". По существу, можно считать, что в Советском Союзе сложился и успешно существовал некий класс, аналогичный классу буржуазии, ставший в конце-концов "могильщиком" Советского Союза.

В противоположность западной теневой экономике, "политически он опирается не на немногочисленные вооруженные отряды мафиози, террор и насилие, а на трудовые массы, на коллективы внутри своей системы". Реальная социальная среда и реальное общество того времени сформировало соответствующую мировоззренческую и правовую ориентацию у значительной части населения бывшего Союза.

Существовавший "класс советской буржуазии" может рассматриваться в качестве основы перестройки. Экономическая мощь этого образования позволила легализовать теневой рынок СССР. Нынешние "новые русские", которые якобы "разорили страну", либо являются потомками "советской буржуазии" представлявшими теневую экономику СССР в период его существования и развала, либо продолжают эту традицию. В каждом следующем поколении они все больше укрепляются в вере в "законность" своего "монопольного права распоряжаться в любой отрасли материального производства и непроизводственной сферы" страны. Пресловутая этнофрагментация, погубившая СССР и едва не погубившая Россию, имеет те же корни.

Отделение от "центра" было выгодно бывшим советским республикам. В рамках теневой экономики это означало освобождение от выплат тем, кто находился во главе иерархической системы теневых взаимоотношений. Переворот, который привел к развалу СССР, стал тем фактором, который позволил теневой рыночной экономике обрести статус официальной в каждой из стран постсоветского пространства.

На фоне кризиса экономической системы крах СССР стал неизбежным. Переворот произошел, открылись новые возможности, свободы. Но глубинные отношения в обществе, даже став экономически более целесообразными, мало изменились. Саморазвивающаяся система теневых взаимоотношений в странах постсоветского пространства сохранила большую часть своих теневых качеств. Как и прежде существуют двойные и тройные бухгалтерии, поведение частных компаний часто остается таким же, как и в Советском Союзе - с легализацией лишь незначительной части деятельности. Сохранился советский коррупционный стиль ведения дел. Это можно заметить как в государственных, так и в частных структурах. С этой точки зрения коррупция, борьба с которой провозглашена одной из первоочередных задач в России на ближайшие годы - явление социальное, имеющее глубокие исторические корни. Именно поэтому, победа на этом фронте может быть достигнута лишь усилиями всего общества, а не узко-полицейской борьбой с отдельными проявлениями данного явления.


Информационно-коммуникационные основания международного сотрудничества


В настоящее время перед исследователями стоит задача осмысления противоречивых и изменчивых процессов в современном международном сообществе, возникающих в качественно новом информационно-коммуникационном контексте. Одним из таких процессов является международное сотрудничество, которое предстает сегодня в свете противоречивой роли информационных технологий и как средства усиления взаимозависимости, и как дестабилизирующего фактора силы и влияния.

Начиная с середины 1990-ых годов все возникшие сколько-нибудь крупные социальные организации представляют собой сети, построенные на основе интернета. Однако, усиливая взаимозависимость мира, информационные технологии становятся важным фактором силы, углубляют неравенство. При этом реальность и значимость виртуальной среды все острее проявляется в таких вызовах для международного сообщества, как столкновение национальных интересов с требованиями мирового сообщества, усугубление международного неравенства и конфликтный потенциал неравномерности распределения ИКТ.

Следовательно, разворачивается борьба за контроль и регулирование информационных потоков, как нового геополитического ресурса и возникает острая необходимость защиты от применения ИКТ деструктивными международными образованиями на государственном, межгосударственном и международном уровнях. Именно сотрудничество по поводу и посредством информационных технологий, влияние которых на международную систему становится чрезвычайно интенсивным и многоаспектным (глобальная финансово-экономическая система, "виртуальные международные сообщества", "информационное неравенство", "информационные войны") представляет существенный практический и теоретический интерес и видится нам актуальным.

Ключевым методом анализа международного сотрудничества в сфере ИКТ является социологический подход, уделяющий внимание изменению международных отношений в результате воздействия международной среды. Одним из ее измерений являются ИКТ. Современные социологические подходы к анализу международного сотрудничества помогают увидеть, какие формы принимает международное сотрудничество сегодня под воздействием новой всемирной сетевой среды.

Так, "британская социологическая школа" делает акцент на легитимности международных институтов, французская школа социологии международных отношений рассматривает новых международных акторов, стирающих границы между внутренней и внешней политикой; исторический институционализм помогает проследить историю формирования международных акторов. Возникновению и трансформации международных культурных норм важное место отводит конструктивистское направление в социологии международных отношений. Метод системного анализа является также продуктивным и позволяет охарактеризовать новую среду международных отношений. ИНФОРМАЦИОННО-КОММУНИКАЦИОННЫЕ ТЕХНОЛОГИИ - способы создания, фиксации, переработки и распространения информации. Сегодня под ИКТ понимается система методов и способов сбора, накопления, хранения, поиска и обработки информации на основе применения средств вычислительной техники и коммуникационных сетей. Современное информационное пространство представляет новую глобальную внешнюю среду международных отношений. Следует пояснить наше понимание данной категории. Имеется в виду совокупность технологий и технических средств коммуникации, а также сетевых отношений, модифицированных социальных институтов, связанных друг с другом в едином пространстве и времени. Поэтому ИКТ и Всемирная паутина выступают в роли уже не только внесоциальной, но и социальной составляющей международной среды.


Заключение


Современные ИКТ являются важным основанием международного сотрудничества, ставя новые задачи и вызовы:

во-первых, резко возрастают темпы и дистанция разрыва на фоне "информационного неравенства": "доля дохода беднейших 20% населения мира в совокупном общемировом с 1989 по 1998 г. снизилась с 2,3 до 1,4%. Доля самых богатых 20%, наоборот, возросла";

во-вторых, неравенство и дезинтеграция в международной системе углубляются не только по линии различных государств, групп государств; возникают новые социально-экономические образования внутри одной или нескольких стран ("среди примеров - регион Гонконга, север Италии и Силиконовая долина в Калифорнии");

в-третьих, изменяется неравенство доступа к международному влиянию. Хотя позиции государства по-прежнему сильны, возникают новые сообщества ("виртуальные нации", деструктивные образования). Самый яркий пример - глобальная информационная сеть бенладеновского Терроринтерна. Возникает понятие "информационной войны".

Все это говорит о необходимости организации международного сотрудничества на региональном, межгосударственном и глобальном уровнях с учетом новых участником международных отношений и нормативных рамок их взаимодействий.


Список литературы


  1. Grossman G. THE SECOND ECONOMY OF THE USSR / PROBLEMS OF COMMUNISM, Vol. XXVI, # 5, September-October, 2007.

  2. Андрей Бунич. Теневые опухоли легальной экономики / В сб.: Теневая экономика. М.: Экономика, 2006.

  3. Косалс Л. Теневая экономика как особенность российского капитализма // Вопросы экономики. 2008. № 10.

  4. Общественная академия "шаг в будущее" Образ идеального президента РС (Я) - Якутск, 2008.

  5. Социология: учебник для вузов / под ред. проф. В.Н. Лавриненко. - М.: ЮНИТИ-ДАНА, 2007.

  6. Белл Д. Грядущее постиндустриальное общество. Опыт социального прогнозирования. М., 2009.

  7. Гидденс Э. Ускользающий мир: как глобализация меняет нашу жизнь. - М., 2008.

  8. Делягин М.Г. Мировой кризис: Общая теория глобализации: Курс лекций. - М.: ИНФРА-М, 2008.

  9. Добреньков В.И. Социально-гуманитарные проблемы становления глобального общества // Человек и современный мир. - М.: ИНФРА-М, 2008.

  10. Долгов С.И. Глобализация экономики: новое слово или новое явление? - М.: Экономика, 2008.

  11. Иноземцев В.Л. За пределами экономического общества. - М., 2008.

  12. Кастельс М. Информационная эпоха: экономика, общество и культура. М., 2008.

  13. Лебедева М.М. Мировая политика. - М.: Аспект Пресс, 2006.

  14. Тоффлер Э. Третья волна. - М.: АСТ, 2009.

  15. Цыганков П.А. Глобальные политические тенденции и социология международных отношений // Международные отношения: социологические подходы / Под ред. проф. П.А. Цыганкова. - М.: Гардарики, 2008.



Случайные файлы

Файл
20685.rtf
35624.rtf
2237.rtf
109041.rtf
30816-1.rtf