Особенности системы управления образованием и культурой России и Украины (141654)

Посмотреть архив целиком


Введение


Идея национальных проектов была оглашена президентом еще осенью 2005 года. Как нам кажется, основной целью проектов было повышение качества жизни населения нашей страны, а задачи национального проекта "Образование" выглядят так:

повышение качества жизни учителей и преподавателей высшей школы;

повышение качества образовательной системы, создание таких условий, чтобы образование соответствовало динамично меняющимся запросам общества.

Совокупным организующим фактором общества выступает его социальная организация: сфера власти и управления, сфера экономики, идеологическая сфера и сфера образования.

Признаки образования как социального объекта разделяются на две группы: подлинные и видимые. Они редко совпадают. Видимость (официальные документы, программы, отчёты, опросы, показатели и т.д.) выставляется на показ, а реальность не показывается. В современной Украине ассортимент, масштабы и глубина видимости образования стали столь значительны, что его подлинность становится кажущейся.


О национальном проекте "Образование"


В "Журнале Российского права" Андрей Геннадьевич Свинаренко (заместитель министра образования и науки) рассказывает о том, какими способами министерство пытается решить эти 2 задачи:

во-первых, образовательные структуры должны стать открытыми, т.е. формировать содержание, образовательный стандарт, требования к оценке качества нужно совместно с гражданами, общественными и профессиональными объединениями. В рамках этого направления в школах должны были быть созданы попечительские советы.

во-вторых, в образовании должны быть созданы иные, чем раньше механизмы распределения ресурсов, стимулирующие качество, учитывающие результаты образовательной деятельности. Позиция министерства такова: они считают, что в некотором смысле для образовательных систем нужна конкурентная среда.

К ноябрю 2007 года проект реализовывается уже 2 года, можно подводить какие-то итоги. На наш взгляд, министерство пока не решило основные задачи, за 2 года ситуация в образовательной среде практически никак не изменилась, если есть какие-либо позитивные изменения, то они незначительны.

Почему так происходит?

CМИ и правительство постоянно твердят о беспрецедентных в российской истории "вливаниях" в человеческий капитал, получается либо это неправда, либо деньги уходят не туда. На самом деле, в 2007 году в рамках национального проекта выделено 48,9 млрд. руб., кажется, что это не мало, но при сопоставлении с профицитом федерального бюджета или Стабилизационным фондом эта сумма не выглядит такой уж большой. Но может быть, и эти средства могут использоваться эффективней?

В рамках первого направления деятельности министерства (привлечение общества к проблемам образования) прорыва пока не наблюдается. У созданных попечительских советов нет прав и реальной власти, кроме того, существует проблема неразвитости гражданского общества. Об этом многие пишут, но мало кто затрагивает глубины. Почему народ пассивен и почти не участвует в местном самоуправлении? Наверно здесь есть несколько причин. Выделим главные из них:

1. Власть дискредитировала себя, население ей не доверяет и не хочет идти на контакт, об этом свидетельствует явка избирателей на все последние выборы.

2. Критическая перегруженность населения. Человек не может участвовать в попечительских советах и других институтах гражданского общества, если не удовлетворены его первичные потребности. В бюджетной сфере уже практически постоянной является практика совмещения 2-х работ, работа на 2 и более ставок и т.д. И все доходы от этой деятельности идут в основном на удовлетворение первичных потребностей, о "духовном и высоком" здесь некогда задумываться.

На наш взгляд, необходимо разгрузить человека, дать ему свободу выбора, и, может быть, тогда он начнет постепенно вовлекаться в жизнь гражданского общества. А может быть, и не начнет, во всяком случае, как говорили классики "тот, кто борется, может проиграть, тот, кто не борется - уже проиграл"…

Второму направлению министерство уделяет гораздо больше внимания. Для того, чтобы развить конкурентную среду в проекте "Образование" реализуется несколько поднаправлений:

1. Государственная поддержка общеобразовательных и высших учебных заведений, активно внедряющих инновационные образовательные программы

2. Поощрение лучших учителей общеобразовательных учреждений

3. Поддержка способной и талантливой молодежи

Для того, чтобы получить финансовые средства нужно выиграть конкурс, т.е. школы, вузы, учителя, ученики - все проходят через конкурс. Конкурс, участники которого заведомо находятся в неравных условиях. В качестве примера можно представить конкурс вузов, активно внедряющих инновационные образовательные проекты.

По итогам конкурсов 2006-2007 года 57 вузов страны, внедряющих инновационные образовательные программы, получат в 2007-2008 годах около 30 млрд. рублей, т.е. в среднем один вуз получит 500 млн. рублей на развитие инновационной инфраструктуры. Для нашего высшего образования это достаточно большие деньги, можно даже отметить, что это, наверное, единственное направление нацпроекта, на которое министерство не поскупилось. При грамотном, рациональном использовании этих средств можно добиться хороших результатов и в создании инновационной инфраструктуры, и в подготовке кадров, и в интеграции высшего образования и науки. Согласно идее министерства такие вузы должны будут стать "точками роста", т.е. центрами образования и науки в регионах.

Единственное, что вызывало тревогу у многих специалистов, так это то, что вузы Москвы и Санкт-Петербурга априори будут сильнее провинциальных вузов. Уже сейчас наблюдается серьезный дисбаланс между уровнем жизни и социально-экономическим развитием Москвы и Санкт-Петербурга и уровнем жизни и социально-экономическим развитием всей остальной России. Однако, министерство не прислушалось к мнению общественности. По итогам конкурсов 28 вузов-победителей представляют наши столицы и, к примеру, всего лишь 3 - ЮФО, причем в Волгоградской области таких вузов нет. На наш взгляд, такая ситуация может еще больше усилить разрыв между центром и провинцией.


Особенности образования в современной Украине


Специфика связи между видимостью и реальностью заключается в следующем:

а) видимость скрывает реальность;

б) видимость объясняется с помощью обращения к реальности;

в) видимость убедительна и по-своему реальна. Чтобы добраться до реального положения дел в сфере образования и общества в целом следует двигаться от видимости к реальности, которая лежит в её основе.

В настоящее время в системе общего среднего образования Украины функционирует 20,4 тысяч школ. В них занимается 4,93 миллионов учеников. Это на 382 тысяч меньше, чем в 2006 году. С 2008 года действует государственная программа работы с одарённой молодежью для поддержки её творческого, интеллектуального, духовного потенциала. В рамках этой программы создаётся Всеукраинский банк данных "Одаренность".

Ежегодно около трёх миллионов школьников (60% от общего количества учеников) вовлекаются в участие во Всеукраинских ученических олимпиадах по 15 учебным предметам. Школьники соревнуются в личном первенстве, демонстрируя самобытные таланты, нестандартные подходы к решению творческих заданий и умению применять приобретенные знания.

Это даёт хорошие результаты. За последние 14 лет в международных интеллектуальных соревнованиях 361 участник из Украины добыл в борьбе 295 медалей (49 золотых, 115 серебряных, 131 бронзовую) и 19 почетных грамот. Только в 2006 году 26 учеников из Украины получили 25 наград, из них 24 медали: 4 золотые, 10 серебряных, 10 бронзовых и почетную грамоту.

В системе высшего образования Украины функционирует 920 вузов (721 - вузы государственной и коммунальной собственности, 199 - частные вузы), где учится свыше 2,7 миллионов студентов. Это более чем 560 студентов на каждые 10 тысяч населения, что отвечает среднеевропейским показателям. С 2008 года на базе пяти ведущих университетов страны внедряется государственная программа "Наука в университетах". Она призвана повысить и укрепить единство усвоения и передачи знаний. И в этом процессе именно университеты играют ведущую роль.

Профессионально-техническим образованием заняты 930 профессионально-технических училищ разных типов и аттестационных уровней. Из них по отраслевым направлениям: промышленность - 333 ПТУ, строительство - 185, сфера услуг - 142, агропромышленный комплекс - 270. В этих учебных заведениях получают профессиональное образование около 450 тысяч учащихся, 64 процента из которых вместе с профессией получают и полное общее среднее образование.

Ежегодно выпуск квалифицированных рабочих составляет около 270 тысяч лиц. Тем не менее, этого для Украины недостаточно. Для современного рынка труда страны характерно несоответствие спроса и предложений рабочих кадров. Дефицит кадров отмечает большинство работодателей, из них 90 процентов жалуются на нехватку квалифицированных кадров.

С номинальной точки зрения картина в системе украинского образования вполне благополучная. Всё необходимое как будто имеется, но этого явно недостаточно для качественного обучения и подготовки квалифицированных кадров. Отметим основные аспекты проблемы.

1. Тотальная принудительная украинизация и формализация всех элементов образования. В современной Украине образование ориентировано не на конечные реальные итоги, а на виртуальные показатели.

2. Снижение уровня подготовки и нехватка научно-педагогических кадров всех категорий. Особенно остро эта проблема стоит в сельских школах и периферийных вузах.

3. Отсутствие научно обоснованной стратегии развития всех видов и уровней образования. Сменяемые ежегодно правительства каждый на свой лад видят и осуществляют образовательную политику. Как следствие управленческий аппарат растёт, а качество управления снижается. Сегодня в Украине образованием руководят 27 министерств и ведомств, и на каждый вуз приходится по 25 чиновников. Они заняты перманентным "реформированием" образования не в его интересах, а в своих собственных. Сопровождающим экстазом этого процесса стали метастазы коррупции.

4. Недофинансирование и шаткость материально - технической базы образования. Более 200 школ находятся в аварийном состоянии и нуждаются в капитальном ремонте. Не в лучшем положении детсады, профессионально-технические училища и вузы.

5. Бездумное копирование западной системы образования. В результате из образовательной цепочки представление - знание - понимание - умение "выбито" основополагающее звено "понимание". И учебный процесс нацелен, главным образом, на запоминание материала. Тем самым формируется не фундаментальный тип образования, а так называемый рабочий, ориентированный только на функциональные умения без понимания происходящего.

Отсюда - ослабление интереса к учёбе, падение социального оптимизма, деградация морали. В научной, педагогической и учащейся среде утвердился принцип "попроще". Отражением этого процесса, в частности, стали тесты. Они применяются, где надобно и не надобно. Если в 2006 году около 40 тысяч абитуриентов стали студентами по результатам внешнего тестирования, то в настоящее время в этом процессе задействовано почти 500 тысяч человек.


Мультикультурализм как модель культурной политики: ожидания и разочарования


Выбор модели культурный политики является важнейшим для социального развития страны, поэтому неадекватная культурная политика способна вызывать многочисленные конфликты. Среди важнейших проблем, которые стоят перед культурной политикой все более значимое место занимают проблемы, связанные с процессами глобализации. Для многих стран, в том числе и для России, остро встает проблема культурного многообразия и культурной идентичности.

Расстановка сил в сфере культуры все больше и больше меняется: с одной стороны, возникает множество наднациональных структур, с другой стороны - культурная активность переносится на региональный и локальный уровень. Сегодня в поисках психологической опоры люди обращаются к собственным корням - историческим и культурным традициям, образующим "ядро" идентичности того или иного этноса. Самобытность субкультур может становиться источником даже вооруженных конфликтов. Проблема субкультур превращается в практическую и политическую, в том числе и в ключевом аспекте культурной политики.

Для описания происходящих процессов широко используется термин "мультикультурализм". Данный термин появился в Канаде в 60-х годах XX века для обозначения состояния этнокультурного, расового, религиозного разнообразия населения страны. Официально он был признан в 1971 году, явившись своеобразным актом признания государственными институтами бесплодности ассимиляционной политики, которая была направлена на гомогенизацию культурно многосоставного населения страны.

Модель мультикультурализма предполагает легитимацию различных форм культурной инаковости, "интеграцию без ассимиляции". Это подразумевает, что в границах одного государства существуют различные этнокультурные, конфессиональные и прочие образования, имеющие право на публичную репрезентацию и сохранение своих собственных черт, образа жизни, продиктованного культурной спецификой. Также это способ контроля и регуляции мультикультурной мозаики посредством социальных механизмов. Будучи особым типом дискурса, т.е. способом организации социальной реальности, мультикультурализм выступает и как идеология, т.е. как способ организации политического действия и инструмент социальной мобилизации.

На практике применение политики мультикультурализма имело инструментальный характер. В Канаде основной целью властями было объявлено построение мультикультурного общества. Таким образом власти пытались нейтрализовать сецессионистские устремления франкофонного Квебека и смягчить обеспокоенность англоязычного большинства относительно национально-государственной целостности страны.

В Австралии политика мультикультурализма приобрела официальный статус в связи с уменьшением иммиграционного потока к началу 1970-х годов, что могло привести к ухудшению демографической и экономической ситуации в стране. В США мультикультурализм противопоставлялся концепции "плавильного котла" (melting pot), где предполагается слияние всех культур в одну. Там в пору их провозглашения "политики мультикультурализма" не означали ничего иного, кроме практики "позитивной дискриминации" по отношению к чернокожим гражданам и другим членам этнических меньшинств, формируемых мигрантами. Однако эта политика не привела к интеграции меньшинства в политическое сообщество. Тем не менее, вскоре выяснилось, что отказаться от этой политики невозможно, так как представители политических меньшинств, которым проведение этой политики давало явные преимущества, противились любым попыткам ее свёртывания.

Идеологи мультикультурализма так представляли себе свой идеал: в обществе с развитыми институтами демократии мирно сосуществуют различные культурные общины, в рамках которых индивид реализует свое право на культурную самоидентичность. Они создавали свою теорию, наблюдая чайнатауны, кварталы пуэрториканцев, Гарлем в США, а также многие европейские мегаполисы, в частности, Лондон. Однако базовая общность, ядро все еще сохраняло тогда известную плотность. Уровень этнической цельности в той же Англии был настолько высок, что никакой экспансии других культур и этносов можно было не опасаться. В настоящий момент ситуация отличается прежде всего диффузией этого ядра.

Подлинной мультикультуральности в современном обществе нет. Само понятие "мультикультурализм" заключает в себе некоторые противоречия. Так как культура - это символическая система, характерная для определенного общества и кодифицированная в институтах этого общества, наличие в одном обществе множества культур весьма проблематично. Уместнее было бы говорить не о многокультурности общества, а о сосуществовании внутри одного государства различных обществ. Помимо закрепления в институтах, культура предполагает также определенную систему знания. Однако благодаря единой системе образования и массовой коммуникации, представители "различных" культур разделяют одну и ту же систему знания.

Так проект мультикультурализма, поначалу встреченный либеральной общественностью с симпатией, достаточно скоро утратил свою привлекательность. Опасения относительно политик культурного плюрализма в ряде западных стран, вызваны их этнической центрированностью.

Поскольку термин "мультикультурализм" сегодня прочно связывается с этнически и конфессионально мотивированным изоляционизмом, вряд ли уместно пытаться его сохранить. Однако отказаться от мероприятий по организации общежития в условиях культурной плюральности нельзя. Культурное различие есть конструктивный момент демократического общества. Поэтому вопрос не в том, поощрять или не поощрять культурное разнообразие, а о формах этого поощрения.

Мультикультурное общество - это общество, в котором нет "господствующей культуры", в котором понятие "культура" не прикреплено к понятию "этнос". Это общество, в котором индивидам предоставлена свобода выбирать, какие культурные образцы являются их собственными. Мультикультурализм эпохи постмодерна представляет собой не только этническое разнообразие, но и разнообразие жизненных стилей, ориентаций и культурных тенденций.

Поскольку культурный плюрализм состоит не в замкнутом существовании автономных "идентичностей", а в их взаимодействии, политика культурного плюрализма направлена не только на поощрение диалога между этнолингвистическими и этноконфессиональными группами, но и на формирование общего коммуникационного пространства, которое по своей природе надэтнично. Поэтому в последнее время более актуальным становится термин "транскультурализм", обозначающий способность человека одновременно осваивать различные культурные традиции в их совокупности и культурный опыт разных стран.


Заключение


Подводя итог нашему обзору национального проекта "Образование", можно прийти к следующему выводу: интерес государства и привлечение внимание общественности уже есть благо для национальной образовательной системы, но сам ход проекта показывает, что существует еще множество недоработок, поэтому положительных результатов пока не много.

Главные цели - повышение качества жизни учителей и качества образования пока остаются нерешенными. Среди положительных моментов можно выделить почти всеобщую интернетизацию школ, улучшение материального положения вузов и учителей, которые победили в конкурсах. Но в то же время улучшение благосостояния лишь незначительной части учительского состава раскалывает их профессиональное сообщество, а победы столичных вузов в конкурсах высших учебных заведений и вливание в них дополнительных инвестиций могут еще более усугубить разрыв между уровнем жизни в центре и регионах.

Таким образом, мир образовательных сущностей оборачивается в свою противоположность. Об этом, в частности, свидетельствуют многие выпускники школ, не знающие таблицы умножения, и 80-е место Украины по индексу человеческого развития (ИЧР). Да и в целом, украинское образование переживает кризис, связанный с социальным переломом страны и действием социальных законов.

Кроме того, культурная политика государства сегодня должна способствовать созданию в его границах единого культурного пространства, устанавливать правила для взаимодействия различных субкультур. Модель мультикультурализма в качестве основы для культурной политики государства неадекватна ситуации в мире, поэтому перед государствами возникает задача поиска новой модели культурной политики, которая бы соответствовала современной реальности. И Россия стоит перед проблемой выработки адекватной культурной политики, которая могла бы способствовать социальному развитию страны, препятствовать возникновению социокультурных и политических конфликтов.


Список литературы


  1. Зиновьев А.А. (2006) На пути к сверхобществу. М.: ЗАО Изд-во Центрполиграф.

  2. Овдиенко Н. Вузы будут считать квадратные метры / Голос Украины, 26 января 2007 года, с.5.

  3. Болонський процес. Документи. (2008) / Укладачі: З.І. Тимошенко, А.М. Греков, Ю.А. Гапон, Ю.І. Палеха. К.: Знання-Прес.

  4. Д. Сорокин. Нацпроекты и реальная политика // Проблемы теории и практики управления. - 2009. - №3.

  5. Л. Ржаницына. Нацпроекты - новая технология осуществления стратегических решений или программа частичных улучшений // Человек и труд. - 2007. - №3.

  6. Cайт - www.rost.ru/projects/education

  7. А. Малявина. О концептуальных проблемах создания федеральных университетов // Власть. - 2008. - №5.




Случайные файлы

Файл
ref7.doc
147385.rtf
159760.rtf
14960-1.rtf
153753.rtf