Основные направления теоретической социологии XX века (141609)

Посмотреть архив целиком

ОСНОВНЫЕ НАПРАВЛЕНИЯ ТЕОРЕТИЧЕСКОЙ СОЦИОЛОГИИ XX ВЕКА


В XX веке социология получила наибольшее развитие: возникли научные центры в большинстве западноевропейских стран, институционализировалось сообщество социологов, сама социальная наука активно развивалась по различным векторам и направлениям. Многообразие социологических школ и направлений, а также теорий и концепций, практически несводимое к одному знаменателю, вообще характерная черта социологии XX века. Однако накопление большого эмпирического материала и теоретическая эволюция социологии породили стремление к выработке метатеоретических парадигм, претендующих на интеграцию социологического знания и раскрытие самих основ социального бытия.

Речь пойдёт о наиболее влиятельных в социологии XX века направлениях социальной мысли. Эти теоретические парадигмы отличаются, во-первых, универсализмом в смысле стремления полно и целостно представить в виде стройных теоретических конструкций всё многообразие социальной жизни; во-вторых, высокой степенью научного абстрагирования; в-третьих, тем, что они в рамках социальных исследований выполняют роль наиболее общих, едва ли не мировоззренческих, оснований, задающих как направленность содержательных эмпирических и теоретических исследований, так и характер интерпретаций полученных результатов.


1. Функционализм


Функциональные взаимосвязи были известны давно, они более или менее тщательно рассматривались многими предшественниками социологии и первыми социологами. К ранним функционалистам обычно относят Э. Дюркгейма, основания для функционального метода находят к «организмической» теории общества Г. Спенсера. Существенный вклад в становление и оформление функционализма внесли известные в начале XX века социологи и антропологи Б. Малиновский и А. Радклифф-Браун. Однако наиболее полное и окончательное завершение функционалистская теория и методология получили в работах американских социологов Роберта Мертона и Толкотта Парсонса. Пик популярности функционализма приходится, вероятно, на середину XX века; уже тогда была слышна критика его основных позиций, которая усилилась во второй половине столетия. Тем не менее, функционализм остаётся одной из влиятельных, если не самой влиятельной и значимой традицией в современной социологии.


Когда речь идёт о таких масштабных методологических и теоретических парадигмах, как функционализм, нужно, прежде всего, прояснить главные особенности стиля мышления и теоретизирования, характерного для сторонников этих парадигм. Этот стиль и порядок научного поиска обнаруживается в исследованиях самой разнообразной тематики, будь то изучение, скажем, малых социальных групп или преступности.

Основные положения функционализма

Функциональный метод базируется на нескольких общих установках. Во-первых, это представление о том, что любой социальный объект является совокупностью взаимосвязанных и взаимозависимых элементов. Конкретно это выражается во взглядах, например, на общество как на особый организм или как на систему. Во-вторых, исследование нацелено на выяснение места и роли каждого элемента целого среди других и относительно целого. В-третьих, модель социального объекта должна воспроизводить и объяснять его целостность, устойчивость и стабильность.

Рассмотрим подробнее основные положения функционализма и связанную с ними проблематику.

Принципиальным для функционалистов является взгляд на социальный объект как на целостность, образованную взаимосвязанными компонентами. Какой бы объект не попал в сферу внимания функционалистов - семья, учебный процесс или общество в целом, он должен быть понят как единая и целостная система элементов. Этим объясняется интерес функционалистов к системному подходу, анализу структур, акцент на эмерджентных свойствах (т.е. тех, которые не сводятся к свойствам составляющих целое частей).

Система, или целое интерпретируется функционалистами как совокупность именно необходимых элементов; присутствие каждого из них обязательно и неизбежно, иначе данное целое перестанет существовать. Логика здесь примерно такова: если тот или иной элемент существует в системе достаточно долго, значит он ей необходим, он в ней не случаен, не излишен и не бесполезен. Такая позиция часто вызывает возражение со стороны критиков функционализма. Ведь получается, что из очевидного и бесспорного факта присутствия преступности практически в любом обществе вытекает вывод о ее необходимости и обязательности в качестве системного явления любого общества и даже о ее полезности.

Но приписывание элементам свойств необходимости крайне важно для функционалистов. Ведь если система складывается из случайных и вовсе не обязательных элементов, то как же она может существовать на протяжении длительного времени, сохранять свою качественную определённость, выстаивать под агрессивным влиянием со стороны окружающей среды, обособляться от других систем и не сливаться с ними? Очевидно и то, что только необходимые для системы элементы могут определённым и устойчивым образом быть связанны и в силу этого, наоборот, быть необходимыми.

Собственно, интеграция элементов в целое едва ли не основная для функционалистов исследовательская проблема. Именно в решении этой задачи они видят залог и условие сохранения системы, порядка в ней, её выживаемости. Объяснить же интеграцию элементов, т.е. показать, что в системе действуют процессы, направленные на сохранение её целостности и границ, они пытаются с помощью анализа функциональных взаимосвязей.

Ключевым в функционализме является, естественно, понятие функции. Оно несёт в себе множество смыслов и значений, по-разному интерпретируется и связывается с другими понятиями разными авторами. Однако в главном все функционалисты сходятся: функция - наблюдаемые результаты (следствия) действий элемента (существования явления), которые вносят вклад в сохранение, выживаемость целого. Функция, другими словами, это всё то, что, так или иначе «работает» на систему. Это наблюдаемые следствия, служащие регуляции данной системы или её приспособлению к среде. В более общем плане можно сказать, что функция — это взаимосвязь, определяющая порядок включения части в целое.

В таком виде целое обладает функциональным единством, само оно есть не что иное, как совокупность функций, а вернее - их система. В практическом плане понятие функции используется как инструмент выяснения и объяснения взаимосвязей между различными элементами, их сочетаний, соподчинённости и т.п.

Строго говоря, надо отличать функциональные явления от нефункциональных. Очевидно, что далеко не все поступки и решения директора завода способствуют сохранению, развитию и т.п. производства. Но сами функционалисты крайне широко трактуют понятие функции, подводя под неё едва ли не всё закономерное, необходимое, полезное, устойчивое, постоянное, что они обнаруживают в системе. Так называемый «постулат универсальной функциональности» (критикуемый, впрочем, и самими функционалистами, например, Р. Мертоном) гласит: все существующие формы культуры неизбежно несут в себе функциональные свойства.

Надо подчеркнуть, что функция непосредственно связана именно с социальной системой, или целым. Получается, что она «предписывается» явлению системой, а само явление возникает не в силу собственных причин, оно как бы порождено системой для выполнения данной функции. Поэтому в функционализме часто фигурирует понятие потребности (или функционального требования), а функция рассматривается в качестве ответа на неё. Своеобразие этой точки зрения заключается в том, что потребности приписываются не отдельным элементам, а самой системе в целом; каким бы конкретным содержанием они не наполнялись, эти потребности сводятся к одному - необходимости сохранения системы; они универсальны, т.е. всем системам присущ одинаковый набор функциональных потребностей. Такая абстрактная трактовка рождает целый ряд трудноразрешимых проблем. Например, невозможно ответить на вопрос: откуда берутся потребности? Ведь если целое может существовать только при удовлетворении потребности в интеграции, не интегрированного целого, следовательно, не существует, нет потому и субъекта (целого), генерирующего потребность в интеграции элементов.

Данная позиция критикуется противниками функционализма и за телеологизм: некоторые будущие последствия явления служат причинами собственного его возникновения. Рука, скажем, создана для хватания и т.п. Особенно отчётливо телеологизм проявлялся у ранних функционалистов, которые непосредственно увязывали потребности системы и функции. Например, с точки зрения Э. Дюркгейма, подробно исследовавшего проблемы и социальные следствия разделения труда, оно возникает именно вследствие потребности целого в интеграции («органическая солидарность»). Другими словами, интеграция целого становится и причиной, и следствием разделения труда. Подобными тавтологиями полон функционализм.

Стремясь преодолеть эти и многие другие затруднения, Роберт Мертон переосмыслил понятие функции и связанные с нею проблемы. Во-первых, он настаивал на более гибкой связи между функцией и элементами: как одно явление может иметь различные функции, так и одна и та же функция может выполняться различными элементами.

Во-вторых, соглашаясь с тем, что функция - всё то, что способствует выживанию системы, её адаптации к окружающей среде, он ввёл понятие дисфункции, которая по своему смыслу противоположна функции. В задачи функционального анализа, поэтому входит исследование баланса функций и дисфункций, что существенно приближает функциональный подход к социальной реальности. При этом Р. Мертон подчёркивал весьма изменчивую связь между функцией и дисфункцией: то, что функционально в одном отношении, может быть дисфункциональным в другом, и наоборот.


Случайные файлы

Файл
kursov predel.DOC
143770.doc
73856-1.rtf
18949-1.rtf
69589.rtf




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.