Катастрофа как объект социологического анализа (141450)

Посмотреть архив целиком










Статья

по дисциплине "Актуальные проблемы социологических наук"

на тему "Катастрофа как объект социологического анализа"





Кирсанова Е. гр. С-10м


Анотация


В статье рассматривается методология анализа катастроф. Выделяются 5 типов катастроф: природные, экологические, технологические, социальные, личностные. По масштабам катастрофы классифицируются как локальные, страновые, глобальные; по характеру развертывания - эволюционные, функциональные. Анализ катастроф на основе системного подхода позволяет автору предложить схему развертывания катастрофного процесс в социальной системе. Затрагиваются проблемы социологического анализа событий, обусловленных катастрофой, особо отмечены проблемы, связанные с процессом потери управляемости в ходе катастрофического развития событий.

Развитие человеческих сообществ всегда было многовекторным, причем по мере усложнения и совершенствования социальной организации многовекторность его сценариев возрастала. Направленность, содержание и ритмика социальных процессов не остаются постоянными и линеарными, а являют собой сложную панораму, в которой их медленное, спокойное, эволюционное течение время от времени прерывается качественными скачкообразными переходами, катастрофическими потрясениями. Вот почему представления, пронизанные всякого рода катастрофизмами, не раз будоражили воображение миллионов людей, особенно интенсивно внедряясь в общественное сознание в кризисные, переломные эпохи. Преддверие XXI века и третьего тысячелетия не стало исключением. В подтверждение этому достаточно вспомнить целый ряд промелькнувших в средствах массовой информации, прежде всего в газетах, новых пророчеств приближающегося конца света или череду появившихся описаний нынешнего года тигра как непредсказуемого, коварного и тяжелого, чреватого многочисленными и неожиданными катастрофами.

Сообщения такого характера, наслаиваясь на действительно возрастающее количество чрезвычайных ситуаций, вызванных землетрясениями, извержениями вулканов, технологическими авариями и социальными катаклизмами, резко обостряют интерес широкой общественности к проблематике катастрофы. Закономерным ответом на этот интерес стало ее превращение в объект социологического изучения. Первые серьезные исследования катастрофических явлений были проведены Э. Карантелли, X. Фритцем, А. Бартоном, Р. Дайнсом еще в 60-70-х годах нашего столетия в США, а затем получили распространение в Германии (В. Домбровски), Италии, (Дж. Пелланди), Англии (Б. Рафаэль), Голландии (У. Розентал), Советском Союзе (А.И. Пригожин, Б.Н. Порфирьев).

Важнейшее методологическое значение обрела катастрофная типологизация. Основания ее многомерны. В частности, по объектам катастрофического развития и степени его социальности, т.е. причинной вовлеченности общественных отношений и взаимодействий, выделяются пять типов катастроф: природные (землетрясения, извержения вулканов, засухи), экологические (гибель определенных видов экосистем), технологические (аварии самолетов, поездов, космических кораблей, взрывы нефтепроводов), социальные (войны, революции, контрреволюции, распад государств), личностные (смерть близких людей, крах мировоззренческой ориентации, убийства). По масштабам действия катастрофы можно классифицировать как локальные, региональные, страновые, глобальные. По характеру развертывания катастрофические процессы подразделяются на: эволюционные, детерминированные спецификой динамики того или иного объекта и функциональные, возникающие в тех случаях, когда социальная система утрачивает деятельностную соразмерность с кризисно изменяющимися внутренними и внешними условиями своего существования, что приводит к ее разложению и цивилизационному самоубийству.

Как видно из приведенной, отнюдь не исчерпывающейся отмеченными критериями, типологизации катастрофических процессов, последние весьма многообразны по содержанию, формам протекания, масштабам, последствиям, а также обусловившим их природным, техногенным, социально-экономическим, социокультурным и иным факторам. Вместе с тем некоторые из них во всех названных параметрах уникальны, скажем, специфическая Чернобыльская мегакатастрофа. Поэтому такие феномены невозможно правильно оценить, понять и интерпретировать при помощи широко распространенных в современной социологии отдельных, нередко разрозненных замеров. Тут не срабатывает тривиальная теоретическая концепция и построенный на ее основе набор показателей, эвристическая эффективность которых довольно просто и с большой степенью достоверности выявляется посредством логического анализа и экспериментальной верификации. Для всестороннего осмысления экстремальной ситуации катастрофического типа, особенностей поведения застигнутых ею социальных общностей различных масштабов - от семейных и вплоть до страновых и межстрановых, необходим принципиально иной, интегральный метод, органично соединяющий в себе аналитические и синтетические операции в единстве синхронных и диахронных аспектов, проведенные на добротной основе эмпирических данных.

Речь идет о парадигматическом подходе, плодотворность применения которого к исследованию науки, в частности, научных революций, убедительно продемонстрирована Т. Куном. Этот метод позволяет глубоко постичь поведенческие действия индивидов и групп в крайне напряженной обстановке, в неразрывном взаимосцеплении чувств, ожиданий, стремлений, поступков, с одной стороны, а с другой - угрожающе изменяющиеся в негативную сторону технологические, природные, экологические, социально-экономические, социокультурные факторы и детерминанты повседневного бытия. Эвристическая мощь метода заметно возрастает, когда в социологическом исследовании он органично соединяется с мониторингом динамически распадающихся, подчас на противоположные, смысложизненных ориентаций и позиций больших масс населения. Такое объединение позволяет перейти от уровня теоретических предпосылок, гипотез построения систем индикаторов к уровню социальной технологии, способствующей применению обнаруженных сущностных взаимосвязей явления и тенденций, к построению прогнозных оценок и сценариев наиболее вероятного поведения человека в экстремальных обстоятельствах.

Нестандартность чрезвычайных ситуаций и поведенческих реакций, присущих индивидам и группам, требует столь же нестандартного применения теоретической парадигмы. Здесь наиболее конструктивна так называемая парадигма не линеарности, в рамках которой кризисные и катастрофные процессы рассматриваются в качестве нелинейных объектов. Для их экспликации предпочтительнее использовать категории потенциальности, динамичности, неопределенности. Интегрированный блок названных характеристик дает возможность получить социологическую экспликацию катастрофы как резкого, скачкообразного превращения системы в результате чрезмерного нарастания внутренней и внешней напряженности из устойчивого положения в неустойчивое, угрожающее разрушением ее важнейших компонентов либо переходом в другое качественное состояние.

Людские сообщества испытывают негативные последствия всяких катастроф - и природных, и антропогенных. Но в современной действительности чисто природные катастрофы практически не наблюдаются. Оттого в любую катастрофическую ситуацию неизменно оказывается вовлеченным человек: то ли как инициатор, то ли как жертва, то ли как очевидец. Именно этот аспект составляет объект социологии, принимающей в орбиту своих исследований те катастрофические события, которые несут угрозу индивидуальному человеческому существованию, данной социальной группе, обществу в целом.

Если принять во внимание все сказанное и представить это в системном виде, то правомерно сделать по крайней мере два важных теоретико-методологических вывода.

Во-первых, экстремальные сюжеты катастрофического типа не только возможны, вполне вероятны, но часто и неизбежны, ибо само развитие в пределах определенной целостности имманентно таит в себе моменты, когда происходит перебор допустимого максимума напряжения, вследствие чего она начинает разрушаться.

Во-вторых, поскольку катастрофы столь реальны, важнейшим научным инструментом их исследования и прогнозирования должна стать теория вероятностей. Предсказать точно где, когда, каких масштабов и степени разрушительности возникнет форс-мажорная ситуация, пока не удается, но локализовать повышенную угрозу разрушительного процесса можно, выделив пространственно-временную сеть, в которой явно проступает тенденция роста экстремальных симптомов.


Использованная литература


  1. Е.М. Бабосов. Катастрофа как объект социологического анализа. Социологические исследования. 1998. № 9.С. 19-25.

  2. http://ru. wikipedia.org/wiki/Катастрофа


Случайные файлы

Файл
CBRR2852.DOC
99311.rtf
182628.rtf
2.52.doc
9943.rtf




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.