Адаптация мигрантов и причины миграционных процессов (141089)

Посмотреть архив целиком

5



Введение


Адаптация – приспособление человека или группы людей, в нашем случае мигрантов, к жизни в новой инонациональной среде, в отчасти и приспособление к ним этой среды с целью взаимного сосуществования и взаимодействия. Адаптацию можно рассматривать как явление в жизни мигрантов в инонациональной среде, охватывающее социальную, культурную и психологическую сферу взаимодействия выходцев из других стран с представителями коренных национальностей или господствующего этнического большинства, а также с себе подобными.


Ассимиляция как необходимость или неотвратимость успешной адаптации мигрантов


По мнению многих авторов процесс адаптации неизбежно приводит к ассимиляции. Адаптация мигрантов происходит через определенные стадии (уровни):

  1. целенаправленный конформизм (мигранты знают, как действовать в новой среде, но внутренне не признают систему ценностей новой среды и придерживаются старой системы);

  2. взаимная терпимость (личность и среда проявляют взаимную терпимость к ценностям и формам поведения каждой из сторон);

  3. аккомодация (характеризуется взаимной терпимостью сторон и взаимными уступками);

  4. ассимиляция (полное приспособление, при котором индивид полностью отказывается от своих прежних ценностей и принимает систему ценностей новой среды)

Широко употребляемый термин " ассимиляция " общей форме означает "уподобление", однако в различных областях знания и науках его смысл различен, и даже когда речь идет непосредственно об этнических процессах, разные авторы вносят в его содержание свои нюансы. Так, этнограф-иммигрантовед Ш.А. Богина, подчеркивая отставание этнических процессов от экономических, полагает, что различные виды культурной ассимиляции развиваются на основе структурной, т.е. социальной и экономической ассимиляции.

Этнопсихолог Н.М. Лебедева, отметив, что "термин "ассимиляция" используется для описания "поглощения" одной культурой другой", поясняет затем, что "это происходит, когда этнокультурная группа постепенно адаптируется (или вынуждается к адаптации) к обычаям, ценностям, жизненным стилям и часто языку доминирующей культуры". Наконец, известный этнолог и историк В.А. Тишков под культурной ассимиляцией (которую иногда называют "аккультурацией") подразумевает частичную либо полную утрату индивидами или группой своей культуры в пользу доминирующей культуры окружающего общества. Причем эта ассимиляция может происходить как стихийно, и носить добровольный характер, так и осуществляться государством путем прямого насилия или косвенно. Если в результате культурной ассимиляции происходит смена идентичности (т.е. этнического самосознания) данной группы, то можно говорить о ее этнической ассимиляции.

Таким образом, ассимиляция этнокультурной группы иммигрантов - длительный, многоступенчатый социальный и культурный процесс. Адаптация и интеграция с доминирующим "большим" обществом, интеграция в него, являются теми необходимыми этапами, когда происходит включение иммигрантов и их потомков как в структуру, так и в культуру "большого" общества, и постепенное усвоение ее, т.е. не только структурная, но и культурная ассимиляция их. Тем не менее, и после усвоения этой культуры, связанное с памятью о родине предков, их прежнее этническое самосознание еще долгое время может сосуществовать с новым. К тому же, говорить о смене потомками иммигрантов своей идентичности, т.е. о полной этнической ассимиляции, можно лишь при адекватном восприятии их в окружающем обществе.

Ассимиляция происходит в случае отсутствия кланового образа жизни мигрантов (диаспор). Культурная изоляция наиболее удобна, т.к. нет надобности перестраивать ценностные установки. Существование диаспор создает конфликтную ситуацию между нациями и препятствует диалоговому общению.

Но действительно ли ассимиляция необходима? Или мигрант может интегрироваться в общество, при этом сохраняя этническую идентичность? Нужно ли человеку растворяться в новой культуре, забывая свою? И действительно ли диаспоры препятствуют адаптации?

По нашему мнению, наиболее удачна теория аккультурации, которая предполагает четыре стратегии: интеграцию, ассимиляцию, сегрегацию, маргинализацию. Под успешной адаптацией понимается овладение мигрантами незнакомой культурой вплоть до достижения полной социальной адекватности. Это соответствует типу интеграция. Ассимиляция не является успешным вариантом адаптации, т.к. не сохраняется этническая группа как единое целое. Под неудачной адаптацией понимается последние два, т.к. способствуют изоляции.

Если народ сохраняет здоровое этническое ядро, набор ценностей, стереотипов поведения, элементов традиционной культуры, он будет сопротивляться ассимиляции любыми средствами. Этнос, как структурный элемент этносферы, по Л.Н. Гумилеву, выполняет различные функции. Одной из них является защитная, которая проявляется в сохранении этнического ядра, языка, самосознания, причастности к интересам своей этнонациональной группы. Апелляция представителей этноса к архаике, которая есть базис этнической культуры, является способом адаптации этнических популяций к стрессогенным факторам.


Этноэлиты в межнациональных конфликтах


Актуальность исследования проблем предотвращения и разрешения межнациональных конфликтов в последние десятилетия не вызывает сомнения ни отечественных, ни за рубежных учёных. Межэтнические конфликты в Великобритании, Испании, Франции, на Ближнем Востоке и т.д. тому подтверждение. По данным Стокгольмского института исследования мира, более две трети насильственных конфликтов, произошедшие в 90 гг. XX в., были межэтническими. Общественные перемены, происходящие в обществе, всегда отражаются на межэтнические взаимоотношения, порождая порою противоречия, конфликты, часто сопровождающиеся столкновением и насилием.

Такая ситуация имела место в Российском Северном Кавказе. Во многих случаях роль этноэлит, так называемых национальных лидеров, здесь также сказывается. Наша задача заключается в выявлении роли этноэлит в межэтнических конфликтах в данном регионе. Для этого нужно прояснить вопрос: что такое этноэлита? Мы исходим из следующего определения, согласно которому этноэлита - то привилегированная, политически господствующая группа лиц из числа того или иного этноса, занимающих руководящие позиции в общественных институтах и непосредственно влияющих на принятие властных решений в обществе. Составляя меньшинство в обществе, она располагает значительными ресурсами власти, влиянием и финансированием, способными транслировать её собственный выбор зависимых от неё рядовых граждан. В последнее время власть и общество в России были вынуждены обратить внимание на межнациональные и межрелигиозные конфликты, возникающие с опасной частотой, практически на всей ее территории, и особенно на Северном Кавказе.

Главной причиной этого, мы считаем, является распад СССР, разрыв единого экономического пространства, ослабление социокультурных связей, обострение противоречий внутри СНГ, а также ослабление власти в России. Анализ основных тенденций развития идей и ценностей этноэлит, соотношение взглядов, оценок различных правящих группировок между собой и с мнением рядовых граждан, является важным источником познания того, какую роль элиты играют в обществе, обладают ли они необходимой квалификацией, задают ли стратегию и тактику модернизации региона, страны или они только, находясь "наверху", пользуются временными благами. Достаточно изучить, затянувшиеся грузино-абхазский, грузино-юго-осетинский, осетино-ингушский, приднестровско-молдавский конфликты и конфликт в Чечне, чтобы придти к пессимистическим выводам об однозначной позитивной роли этноэлит. В условиях доминирования сепаратизма как, например, в ряде регионов России и Закавказья, функционирования межэтнических конфликтов, этнические элиты обладают реальными условиями прийти к власти. Они могут влиять на массы, электризовывают националистической риторикой, опираются на традиционные институты и представления, а также на невысокую политическую культуру населения.

В национальных республиках Северного Кавказа прослеживается сильное влияние местных этнических элит на процесс развития и эскалации региональных конфликтов. Особое влияние на политическую жизнь Северного Кавказа оказывают этнические общественно-политические объединения, казачество, религиозные организации, поскольку именно они обладают серьёзными ресурсами влияния на уровень социально-политической напряженности в регионе. Во многом именно эти организации вступают в конфликт между собой за раздел сферы влияния, способствуют радикализации населения и формирования у него конфронтационной психологии. Федеральным органам власти необходимо обратить серьезное внимание на опасность обострения межнациональных и межрелигиозных отношений. Нельзя допускать, чтобы возникающие конфликты перерастали в противоборство. Эти конфликты нельзя гасить только силами правопорядка. Здесь нужна продуманная совместная с различными социальными группами, кланами разъяснительная и воспитательная работа. Важно не следовать за конфликтами, а упреждать их. Эта большая теоретическая и практическая работа, требующая реализации интеллектуальных и миротворческих ресурсов в регионе, что далеко не всегда достигается.

Для осуществления такой работы, как нам представляется, в каждом российском субъекте на Северном Кавказе, могли бы быть соответствующие центры, поддерживаемые государством. Надо отметить, что региональные этноэлиты это хорошо понимают, но этому не способствуют. Для них важно сохранения своих привилегий, сохранения власти и доступа к ресурсам. Вместе с тем было бы неверно не отметить позитивную роль этноэлит в сохранении политической стабильности в регионе, как это имеет место, в Чеченской Республике, Республике Адыгея, Республике Калмыкия.

И этот вопрос также требует детального изучения. Сегодня в России необходимо создать целевые государственные программы общефедерального и регионального уровня, нацеленные на выявление болевых точек проблем межнациональных проблем, и механизмов их решения. Государственная национальная политика России не должна быть слепой, здесь необходим зрячий, конкретный подход с учетом общих и частных вопросов. В данном контексте важно объективно оценивать роль этноэлит, которая, как нам представляется, носит противоречивый характер.


Этническая миграция населения: к вопросу терминологической определенности


В современной научной литературе отсутствует точное определение понятия «этническая миграция» (далее – ЭМ). Наиболее распространенным считается определение ЭМ, приводимое в энциклопедическом словаре «Народонаселение», которое рассматривает как «миграции населения, в которых участвуют люди определенных этнических (национальных) принадлежностей» (Народонаселение, 1994). Однако, если исходить из данного определения, практически любой вид группового перемещения людей можно отнести к категории ЭМ. Например, переезд семьи, все члены которой имеют общую этническую идентичность, из одного города в другой, согласно данному определению, можно считать этнической миграцией.

При определении ЭМ следует подчеркнуть несколько моментов, которые отражали бы сущность данного социального феномена. Базовым из них является рассмотрение принимающего сообщества как инокультурного пространства по отношению к мигрантам. При этом ЭМ связана с «инакостью» этнокультурных характеристик принимающего сообщества по отношению к самим мигрантам, а не к этнокультурной характеристике отдающего социума. Там миграция этнических адыгов из Турции и Иордании на территорию современных республик Юга России (Адыгеи, Карачаево-Черкесии, Кабардино-Балкарии) не является для данных регионов ЭМ в полноценном смысле. Такая миграция, не являясь этнической для принимающего сообщества, выступает в таком качестве для отдающего. Отсюда следует, что в определение ЭМ следует включить не только критерий этнокультурной дифференцированности мигрантов с принимающим социумом, но и критерий их этнокультурной отличительности с отдающим (или отвергающим) или транзитным сообществом.

Кроме того, большинство имеющихся определений ЭМ касаются только одной из трех стадий миграционного процесса – собственно переезда (точнее – этнической структуры групп переселенцев). В классическом же подходе Л.Л. Рыбаковского говорится как минимум о трех стадиях миграции и их тесной взаимосвязи. Поэтому специфика ЭМ проявляется на каждой из трех стадий. На подготовительной стадии она проявляется в преимущественно групповом или сетевом характере формирования миграционных установок. В большинстве случаев этнические мигранты либо переезжают в составе группы, либо мигрируют в те регионы, где уже сконцентрировано определенное количество представителей их общины (знакомы, родственники и т.д.). Групповой характер формирования миграционных установок связан с особой ролью этнической идентичности мигрантов в процессе мотивации своего переезда. Возможны два варианта такой мотивации: 1) «я переезжаю, так как здесь я и члены моей этнической группы являются чужими/дискриминируемыми/отчуждаемыми основным населением и т.л.»; 2) «я переезжаю, так как хочу воссоединиться со своей исторической родиной или представителями своей этнической группы».

Сетевой же характер формирования миграционных установок (или этническая сеть) проявляется в особом ожидании результатов своей адаптации на новом месте. Динамику развития этнических сетей можно пояснить следующим образом: первые мигранты, въехавшие в другую страну или территорию, не имеют никаких социальных связей, на которые можно было бы опереться, и им миграция обходится дорого. Однако после первой волны миграции ее потенциальные затраты значительно снижаются для оставшихся друзей и родственников. В силу характера родственных и дружеских структур каждый новый мигрант создает совокупность людей с социальными связями с местом назначения. Таким образом, когда кто-либо из сети (друзей, родственников, общины) мигрировал, связи трансформируются в ресурс, который может быть использован для получения доступа к занятости за рубежом и новым возможностям.

Наличие этнических сетей облегчает для потенциальных мигрантов не только принятие решения о миграции, но и процесс их обустройства на новом месте. В целом, специфика завершающей стадии ЭМ связана с групповой стратегией адаптации мигрантов в рамках принимающего сообщества. Мигрантам и проще, и безопаснее создавать собственные интегрированные структуры, которые выступают для них социальным капиталом адаптации. Таким социальным капиталом мигрантов могут являться диаспоры, землячества, анклавы, а также государственные, общественные и коммерческие институты, выступающие посредниками между странами, где есть спрос на иностранную рабочую силу, и странами, где наблюдается ее избыток.


Адаптация мигрантов к новой культурной среде


В современных условиях межэтнические контакты становятся все более интенсивными и все более разнообразными. Совершенно очевидно, что они и впредь будут расширяться и интенсифицироваться. Нередко эти контакты осложняются, становятся менее эффективными в силу ряда различий этнокультурного характера. С каждым годом количество мигрантов в нашей стране возрастает, люди приезжают на заработки, в целях обучения и по многим другим причинам. Прежде чем привыкнуть к культуре и традициям новой страны каждому мигранту необходимо пройти через процесс адаптации. В идеале адаптация приводит к взаимному соответствию среды и индивида, и мы можем говорить о ее завершении.

С точки зрения социологии процесс адаптации понимают как приспособление самоорганизующихся систем к изменяющимся условиям среды. Социальная адаптация – вид взаимодействия личности или социальной группы с социальной средой, в ходе которого согласовываются их взаимные требования и ожидания. Важнейший компонент адаптации – согласование самооценки и притязаний субъекта с его возможностями и реальностью социальной среды, включающие учет тенденции развития среды и субъекта. Выделяют основные формы социальной адаптации: прогрессивная - характеризуется общим повышением жизнедеятельности индивидов; идиоадаптация - вынужденная или импульсивная смена сферы деятельности; регрессивная - характеризуется общим понижением энергии жизнедеятельности.

В настоящее время практически невозможно найти ни одной этнической общности, которая не испытала бы на себе воздействия со стороны культур других народов. Тенденция культурной глобализации обостряет интерес к культурной самобытности, в то же время она подтверждает общую закономерность, что человечество, становясь все более взаимосвязанным и единым, не утрачивает своего этнического многообразия. Адаптация к новым социокультурным условиям требует определенной гибкости, известного отказа от ряда традиционных представлений и норм. Успешность адаптационного процесса зависит от совокупности внутренних и внешних факторов.

К внутренним факторам можно отнести индивидуальные характеристики – личностные и демографические (возраст, пол, образование и т. д.), обстоятельства жизненного опыта индивида, так как более гибко и глубоко адаптируются те, кто имеет определенные знания и представления о новой среде до столкновения с ней. Адаптационную стратегию также относят к числу внутренних факторов, выделяя конформистскую и неконформистскую стратегии. Первая – это выражение соответствующей социальной установки, которое осуществляется с помощью различных смешанных адаптивных комплексов и проявляется в разнообразных поведенческих формах (может способствовать формированию склонности личности к систематическим ошибкам поведения).

В свою очередь неконформистская стратегия имеет творческий характер. С точки зрения миграционных процессов выделяют три варианта стратегий. Закрытая – это компенсационная адаптация: противодействие, уравновешивание, нейтрализация. Открытая – это модификационная адаптация: выживание, усвоение, освоение. Промежуточным и наиболее «выгодным» вариантом адаптации является сосуществование стратегий: индивиды усваивают знаковые системы новой социальной среды, осваиваются с ее традициями, но в быту сохраняют самобытность. Еще одним важным внутренним фактором адаптации является культурный шок, который испытывает индивид на начальных этапах адаптации. Чаще всего он имеет негативные последствия, которые проявляются в явлениях маргинализации, аномии, различных психопаталогий и форм девиантности. Но также следует обратить внимание и на его позитивную сторону хотя бы для тех индивидов, у кого первоначальный дискомфорт ведет к принятию новых ценностей и моделей поведения и, в конечном счете, важен для саморазвития и личностного роста.

К внешним факторам относится толерантность со стороны окружения в новой среде, которая напрямую зависит от этнических стереотипов и предрассудков. Этностереотипы способствуют формированию образа этнического «мы», влияют на этнические симпатии и антипатии, определяя установочное поведение в этно-контактной среде. В качестве факторов изменения поведения этнической группы могут выступать исторические, экономические, политические, демографические, религиозные, а также особенно обострившиеся в последнее время экологические и техногенные факторы. На процесс адаптации мигрантов к новой культурной среде существенное воздействие оказывают проблемы, с которыми им приходится сталкиваться в новом иноэтническом окружении. К таким проблемам можно отнести деятельность государства и его миграционную политику, деятельность общественных переселенческих организаций, возможность трудоустройства, вопросы, связанные с пропиской и регистрацией, роль СМИ и т.д. Не менее важными, но слабо освещенными в литературе остаются проблемы, относящиеся непосредственно к культурной и социокультурной адаптации, а именно: трудности, возникающие из-за ряда различий этнокультурного характера, профессиональная самореализация, психологический дискомфорт, недостаток общения и т.д.

В зависимости от того, совокупность каких именно внутренних и внешних факторов влияет на процесс адаптации индивида, межэтнические коммуникации могут развиваться по-разному. Межэтнические коммуникации представляют собой обмен между двумя или более этническими общностями материальными и духовными продуктами их культурной деятельности, осуществляемой в различных формах. В узком смысле – это межличностные отношения людей разной этнической принадлежности, которые протекают в разных сферах общения – трудовой, семейно-бытовой и других неформальных видах взаимоотношений. Таким образом, рассмотрение внутренних и внешних факторов адаптации позволяет объяснять характер межэтнических отношений, складывающихся у мигрантов с иноэтническим окружением.


Заключение


Адаптация к новым условиям - процесс болезненный. Миграция часто влечет за собой потерю социального статуса и чувство отчужденности. Конечно же, человека в такой ситуации тянет к тем, кто находится с ним в похожей ситуации и понимает его. Они могут помочь ему, но также и сбить с пути успешной адаптации, ведь возникает соблазн не учить язык, не подвергать себя дополнительным стрессам, пытаясь найти общий язык с людьми другой ментальности.

Но все же есть и множество мигрантов, выбирающих для себя иной путь. Они пытаются сохранять баланс между двумя культурами.

Таким образом, суммируя все вышеизложенное, можно выделить три типовых признака ЭМ и на их основании дать определение данному явлению. Этническая миграция – это выделяемый на основе структурного критерия вид межпоселенческой миграции населения, который характеризуется: 1) этнокультурной дифференцированностью мигрантов с отдающим, транзитным или принимающим сообществами; 2) сетевым или групповым характером формирования миграционных установок; 3) групповой стратегией адаптации мигрантов в рамках принимающего сообщества.


Список литература


  1. Акаев В.Х. (2007) Национальная идея чеченцев (от постановки до разработки). Грозный.

  2. Акаев В.Х. (2008) Ислам: социокультурная реальность на Северном Кавказе. Ростов-на-Дону.

  3. Штрах М. и др. (2008) В порядке дискуссии // Материалы Международной научно-практической конференции «Этнический фактор в процессе социальных трансформаций». Екатеринбург.

  4. Российский Кавказ. Книга для политологов (2007) / Под ред. В.А. Тишкова. М.: ФГНУ «Росинформагротех».

  5. Гудков Л.Д. (2007) Проблемы «элиты» в сегодняшней России: размышления над результатами социологического исследования. М.

  6. Салгириев А.Р. (2007) Роль этнических элит в региональных конфликтах // Материалы Международной научной конференции «Ломоносов-2007». М.

  7. Быков А.А. (2008) О русофобии в постсоветском пространстве //Социологические исследования, №4.

  8. Нитобург Э.Л. (2008) Как русские в США превращаются в американцев // США. Канада: экономика, политика, культура, №9.

  9. Нитобург Э.Л. (2007) Как русские в США превращаются в американцев // США. Канада: экономика, политика, культура, №9.

  10. Попков В.Д. (2007) Особенности адаптации русских эмигрантов в Берлине//Журнал социологии и социальной антропологии, Том 3, №3.

  11. Рыбаковский Л.Л. (2008) Миграция населения (вопросы теории). М., 2003.

  12. Садовская Е.Ю. (2006) Социология миграций и современные западные теории международных миграций // Социальная политика и социология. 2004. №1.

  13. Бондырева С.К., Колесов Д.В. Миграция: сущность и явление. М., 2004.

  14. Садохин А.П., Грушевицкая Т.Г. Этнология. М., 2008.

  15. Переведенцев В. Современная миграция населения России в освещении центральных газет // Миграция и информация / Под ред. Зайончковской Ж.М., 2008.

  16. Титов В.Н. О формировании прессой образа этнического иммигранта (взгляд социолога) // Социологические исследования. 2007. №11.

  17. Шурупова А.С. Адаптация и приживаемость мигрантов // Социологические исследования. 2008. №6.



Случайные файлы

Файл
29880.rtf
236.doc
154558.rtf
157583.rtf
13888-1.rtf