Связь музыки и социологии (141030)

Посмотреть архив целиком

Содержание:


Введение


  1. Музыка и общество



  1. Музыка - как универсальный язык

социальной коммуникации



Заключение.


Список используемой литературы


Заключение


XXвек – век технической революции, которая дала новые возможности общения людей.

XX век несет в себе в последние десятилетия стремление к синтезу и интеграции всех явлений жизни.

XX век – век научно-технического прогресса принес в развитие музыкального искусства компьютерные технологии, позволяющие значительно расширить рамки творческой фантазии Человека, практически стереть границы в общении между людьми (сеть Internet).

Музыкальное искусство, с одной стороны, развиваясь внутри себя как синтез с другими видами искусств и науки, - с другой стороны способствует объединению людей вне зависимости от их места проживания, вероисповедания, социального и экономического статуса



1. Музыка и общество


В эпоху Древних цивилизаций (древних государств: Егип­та, Ассирии, Индии, Китая, Греции и др.) музыка, главным образом, понималась в качестве звукового отражения мира, жизни (и уже затем — человека). Это проявилось в двух су­ществовавших в данное время истолкованиях музыкального искусства: 1) как образа (подобия и т. п.) божественного по своему происхождению Космоса и 2) как непосредственной причины, источника возникновения Вселенной.

Что касается первого истолкования музыки, то в рамках его не только отдельные музыкальные произведения, музы­кальные инструменты, но даже отдельные звуки ладов, лежа­щие в основе музыкальных сочинений, четко соотносились с космическими явлениями: естественно-природными, обще­ственными и т. д. К примеру, древнеиндийские раги были се­зонными, т. е. исполняемыми в определенное время года (ве­сенние, летние и т. п.), суточными, звучащими в то или иное время суток (утренние, дневные и проч.). Отдельные же зву­ки, как правило 7-ступенного лада par, соотносились с явле­ниями социального порядка: главный звук назывался «пра­витель», второй по значению звук — «министр», группа под­чиненных звуков — «помощники» и, наконец, диссонирующий звук — «враг». Подобная картина представлена и в древнеки­тайской музыке, где 5 звуков лежащего в основе древнекитай-

ских музыкальных сочинений так называемого пентатониче-ского лада означали явления природы: 1-й звук — гром, 2-й — шум ветра в ветвях, 3-й — потрескивание дров в огне, 4-й и 5-й — журчание ручья; общественные явления: 1-й звук — правителя, 2-й — чиновников, 3-й — народ, 4-й — деяния, 5-й — объекты и т. д.

Если говорить о втором истолковании музыкального искусства, наиболее полное выражение эта точка зрения находит в Древней Греции в учении Пифагора и его последователей — пифагорейцев — о «гармонии сфер» (причем (элементы этого учения имели место во многих древних государствах: Египте, Китае и др). Согласно этому учению, существует космическая музыка — «гармония сфер», вызванная движением планет вокруг Земли, математически строгим законам которой подчиняется все Мироздание.

В период европейского средневековья музыка так же, как и в эпоху Древних цивилизаций, прежде всего понималась как отражение мира, жизни и только после этого — человека,

причем, вследствие религиозного деления мира на две сферы:

высшую (божественную) и низшую (земную), — понимание музыки как отражения мира, жизни было связано с истолко­ванием музыкального искусства как отражения божественного и земного проявления жизни.

Божественную жизнь (Бога, ангелов и т.д.) преимущественно воплощала открытая еще Пифагором математически строгая космическая музыка или «гармония сфер».

Земную жизнь отражала музыка, связанная с существова­нием человека, — сознательно созданная человеком: вокальная и инстру­ментальная.

В эпоху Возрождения музыкальное искусство интерпрети­ровалось прежде всего как отражение человека, причем чело­века — человеческой индивидуальности, и как следствие это­го — отражение мира, жизни. Такое «видение» музыки в дан­ную эпоху было обусловлено господствующим в это время представлением об особом статусе человеческой личности, ин­дивидуальности, рассматривавшейся в качестве своеобразного «вместилища» мира, т. е. явления, заключавшего в себе все богатство мирового бытия.

В XVII—XVIII веках музыка вновь рассматривалась пре­имущественно как отражение мира, жизни (а отсюда — и че­ловека), при этом в характерной, специфической форме: в качестве отражения природы (истолковываемой как вся имеющаяся в наличии действительность, включающая в себя и человека).

Первая половина XIX века — опять переориентация в ис­толковании музыки. Музыка, как и в эпоху Возрождения, вновь интерпретируется, главным образом, в качестве отраже­ния человека, человеческой индивидуальности (и в связи с этим — мира, жизни), однако, в отличие от подобной интер­претации в эпоху Ренессанса,— человека, человеческой инди­видуальности не как телесно-пластического существа, а душевнoгo (духовного).

Во второй половине XIX века музыка по существу про­должала интерпретироваться как отражение человека (и на этой основе — мира, жизни), вместе с тем существенное изме­нение в рамках указанной интерпретации претерпела сама трактовка человека. Человек в данном случае стал пониматься как определенная группа людей, а точнее — нация (народ). О том, что трактовка музыки в это время как отражения челове­ка — нации означала одновременно и понимание музыки как отражения мира, свидетельствует тот факт, что само нацио­нальное бытие в эту эпоху, в силу возведения его в ранг обще­духовного, возвышалось до уровня мирового явления. При этом важно отметить, что если в первой половине XIX века «законодателем» существовавшей точки зрения в отношении музыкального искусства, главным образом, была Германия, во второй половине XIX века — Россия, в которой имевшаяся трактовка музыки (представленная именами таких выдающихся философов, мыслителей, теоретиков и творцов искусства, как В.Ф.Одоевский, А.Н.Серов, В.В.Стасов, Г.А.Ларош и др.) была прежде всего связана с теоретическими положениями вид­ного отечественного мыслителя и теоретика искусства этого вре­мени Виссариона Григорьевича Белинского.

В России мысль об отражении в музыке национального существования (и в этой связи — жизни) утверждалась на примерах творчества композиторов, принадлежавших к раз­личным национальным культурам: польской — Ф.Шопена, немецкой — Л. ван Бетховена, норвежской — Э.Грига и др. особенно же — русской и в первую очередь на примере твор­ческой деятельности родоначальника русской композиторской

школы — Михаила Ивановича Глинки. Творчество Глинки в этом смысле привлекалось в двух значениях. Во-первых, как ярчайшее отражение народной, национальной природы.

Во-вторых, творчество М. И. Глинки привлекалось как своеобразный «эталон» отражения русской народности, на­циональности в музыке.

В XX веке доминирует уже имевшее место в истории чело­веческой культуры представление о музыке как отражении ми­ра, жизни (и как следствие — человека), однако проявляю­щееся в новых аспектах. Во-первых, в возникновении наук о синтезе

музыки — основанных на со­единении музыковедения с различными научными дисципли­нами, в целом представляющими науки о жизни: этногра­фия — этномузыковедение , антропология — антропология музыки, социология — социология музыки и т.п. Во-вторых, понимание музыки оригинально раскрывается в работах В. В. Медушевского. В одной из них автор говорит следующее: «Углубляясь до бесконечности в звук, мы обнаружи­ваем в нем космос, социум, культуру, человека Не следует усматривать в высочай­шей вознесенности над обыденностью, в своеобразной надмирности высокой музыки отлёт от жизни, игнорирование акту­альных социальных проблем".

В этномузыковедении об отражении мира, жизни в музы­ке (на примере отражения жизни народа, нации, т. е. разви­вая в этом плане представление о музыке, сложившееся у отечественных мыслителей второй половины XIX века) сви­детельствуют многие высказывания И. И. Земцовского. На­пример, в одной из статей ученый указывает на то, что фольклор, понимаемый им как область народного искусства, состоящая из различных взаимосвязанных компонентов — видов искусства: музыки, литературы, хореографии и т.д. и представляет собой отражение жизни народа. Интересно этот вопрос решается в антропологии музыки. Так, по мнению известнейшего американского специалиста в этой области А. П. Мерриама, «музыке могут быть приписаны даже более широкие символические роли в об­ществе и культуре".


Музыка - вид искусства, который отражает действитольность и воздействует на человека посредством осмысленных и особым образом организованных по высоте и во времени звуковых последований, состоящих в основном из тонов. Выражая мысли и эмоции человека в слышимой форме, музыка служит средством общения людей.

Музыка аналогична речи, точнее —речевой интонации,

где внутреннее состояние человека и

его эмоциональное отношение к миру выражаются

с помощью изменений высоты и др. характеристик зву-

чания голоса при высказывании. Эта аналогичность


Случайные файлы

Файл
4787.rtf
21424-1.rtf
27046.rtf
36788.rtf
45123.doc




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.