Теории социального порядка (maintext)

Посмотреть архив целиком

Московский государственный университет

им. М.В. Ломоносова

социологический факультет



реферат на тему:


«теории

социального

порядка»










Выполнила:

Студентка 201 группы

Притворова А.А.


Проверила:

Селезнева Т.В.


Москва,

2001г.

Социальный порядок - предельно общее понятие, выражающее идею организованности обществ, жизни, упорядоченности социального действия или социальной системы.

Проблема социального порядка имеет важное значение для понимания организации социальной жизни. Существуют различные степени трактовки понятия «социальный порядок», в большой степени обусловленные историческими условиями и ходом развития социологической науки. Рассмотрим в хронологическом порядке основные теории социального порядка.


Социальный порядок был ясно осознан как проблема в Новое время в форме парадокса Гоббса: как возможно общество, если “человек человеку — волк”.

До того существование социального порядка, в общем, принималось без доказательств как проявление божественной воли или природно-космического порядка вещей, несмотря на присутствие в европейской культуре со времен античной софистики противопоставления “искусственных” социальных установлений естественному порядку. Первоначально объяснения социального порядка почти неотличимы от теорий происхождения общества..

Ответ на вопрос, «как из состояния «войны всех против всех «утвердить социальный порядок?», данный самим Гоббсом: если хаос естественно вытекает из животной природы человека («человек человеку волк»), то усмирить «всеобщее зверство» способен только «Искусственный Суперзверь» - «Государство-Левиафан». В своей теории общества он исходит из необходимости существования высшего целого (государства), которому должны подчиняться части (индивиды). Функция частей заключается в служении целому или хотя бы в простом существовании, если того требует целое. Отсюда, по Гоббсу, возникает социальный порядок).


В эпоху Просвещения мысль о доминировании общественного целого над отдельным индивидом была постепенно вытеснена идеей эмансипации человека. Общество стало пониматься как взаимодействие свободных индивидов, которому свойственна саморегуляция. Такие рассуждения характерны для представителей шотландской философии морали. Так, один из них, философ и экономист Адам Смит (1723–1790) считал, что максимальная свобода каждого, прежде всего экономическая, ведет к благополучию всех членов общества. Действительно, шотландская философия морали объясняла интеграцию и институционализацию общества как результат свободной конкуренции личных интересов, т. е. из действий отдельных индивидов. Тем самым предметом социологической теории становятся условия и процессы самоорганизации общества».


После Великой Французской революции системно-теоретические идеи обрели большую популярность в социальных науках, а общество стали понимать как целостность, зависящую от надындивидуальных потребностей. Такой подход был свойствен теории общества О. Конта (1798–1857), К. Маркса (1818–1883) и Г. Спенсера (1820–1903). «...Речь идет о процессах, протекающих выше уровня отдельных индивидов. Когда ожидания просветителей по поводу эмансипации человека не оправдались, перспектива общественной теории изменилась и теоретики вновь вернулись к мысли о том, что общественные закономерности следует искать в системе, а не в действиях отдельных людей». Таким образом, аристотелевское положение о том, что целое больше суммы своих частей, снова вышло на первый план теории. Это привело к новой постановке вопроса о связи индивида и общества, об источниках социального порядка и социальной структуры общества.

Конт не сумел дать достаточного определения предмета социологии (для него социология должна была заниматься всем, что не вошло в компетенцию других, выделенных им наук), именно ему принадлежит пионерная роль в постановке вопроса об обществе как целостности. Конт впервые в истории общественной мысли четко указал на то, что общество представляет собой органическое единство всего человечества или какой-то значительной его части, которое связано "всеобщим согласием" (consensus omnium) и характеризуется гармоническим функционированием его структурных элементов.

Такой взгляд на общество входил в очевидное противоречие с теориями общества как продукта договора между индивидами, получившими распространение в политической философии. В частности, Конт заострил свою позицию, противопоставив ее убеждениям Дж. Ст. Милля, считавшего, что все социальные законы сводятся "к законам индивидуальной человеческой природы". Согласно Конту, подобный редукционизм не дает возможности адекватно идентифицировать общество, которое может быть понято только в единстве составляющих его частей. С такой позицией тесно связаны рассуждения французского ученого об основных общественных институтах - семье, государстве, религии, - их общественных функциях и роли в деле социальной интеграции. Размышляя об институциализации, Конт иногда очень близко подходит к проблематике, находящейся в центре внимания теории режимов. Так, социальное назначение правительства, с его точки зрения, состоит в том, чтобы предупреждать "эту фатальную склонность к коренному расхождению в идеях, чувствах и интересах, которая, будучи неизбежным результатом самого принципа человеческого развития, могла бы, если бы она не встречала на своем пути препятствий, неизбежно привести к остановке социального прогресса". Государство, таким образом, оказывается блюстителем общественного порядка и органом социальной солидарности.

Такому пониманию социологии и ее предназначения оказался верен и Герберт Спенсер (1820-1903), идеи которого впоследствии станут очень близки представителям структурно-функционального направления. Спенсер связывал, например, социальный прогресс с дифференциацией структур и функций общественного организма. "Консенсус функций в процессе эволюции становится прочнее. В сообществах низкого уровня, как индивидуумов, так и социальных, действия составных частей мало зависят друг от друга, в то время как в развитых сообществах обоих видов действия жизненно важных компонентов этих частей становятся возможными только в рамках комбинаций действий, составляющих жизнь целого". Так возникает социальный порядок, который со временем подготавливает и возникновение порядка политического. "В государстве, как и в живом теле, неизбежно возникает регулирующая система... При формировании более прочного сообщества...появляются высшие центры регулирования и подчиненные центры, высшие центры начинают расширяться и усложняться".

Спенсер не только развил представления о социальном порядке, но и создал весьма плодотворную в методологическом отношении типологию обществ, разделив их по типу внутренней регуляции. Речь идет о знаменитом делении обществ на военные и индустриальные. Ошибочно полагая, что индустриализм идет на смену войнам и исключает последние, Спенсер тем не менее сделал целый ряд чрезвычайно тонких, актуальных до сего дня наблюдений относительно обществ, интегрированных принудительно и добровольно. "Сотрудничество, за счет которого поддерживается жизнь в военном обществе, является принудительным сотрудничеством...,также как и в организме человека внешние органы полностью зависят от центральной нервной системы". Напротив, общество индустриального типа "характеризуется во всем той же индивидуальной свободой, которую подразумевает любая коммерческая сделка. Сотрудничество, за счет которого существует многообразная активность общества, становится добровольным сотрудничеством. И поскольку развитая стабильная система, склоняющаяся к социальному организму индустриального типа, создает себе, как и развитая стабильная система животного, регулирующий аппарат рассеянного и нецентрализованного вида, она стремится также децентрализовать первичный регулирующий аппарат за счет привлечения от различных классов их оспариваемой власти". Фактически Спенсер даст здесь емкое, афористичное определение взаимосвязей социального и политического в различных обществах, в условиях функционирования различных типов политических режимов.

Спенсеру принадлежит и ряд иных важнейших положений, предвосхитивших положения современной социологии. Существенно и то, что наследуя Конту, английский ученый еще более заострил проблему освобождения исследователя от моральных пристрастий: "Определяются условия, а не намерения...Тип политической организации не является предметом намеренного выбора".


Маркс


Вторая половина XIX столетия отмечена развитием целого спектра социологических школ и направлений. Возникают и набирают силу психологические течения (Л.Ф. Уорд, В. Вундт, Г. Лебон, Г. Тард) и попытки их синтеза с социологией, усилиями У. Джеймса, Дж.М. Болдуина, Ч.Х. Кули зарождаются предпосылки интеракционистского типа теоретизирования. Появляются новые интересные версии, предваряющие структуралистскую социологию. И все же положение социологии как самостоятельной, полноправной науки остается весьма неустойчивым.

Все это, во-первых, не может не порождать определенного разочарования и одновременно косвенно стимулирует социологическую мысль, предъявляет иные, более высокие требования к новому поколению социологов, а во-вторых, по особому рельефно ставит проблему социального порядка как фундаментальную, одну из основополагающих. Эта проблема, необходимость разработки которой углубляется кризисом западного раннеиндустриального общества (оказавшимся питательной почвой для возникновения и развития марксизма, находится в центре внимания таких социологов, как Ф. Теннис (1855- 1936), Г.Зиммель (1858-1918), Э.Дюркгейм (1858-1917), М. Вебер (1864-1920), В. Парето (1848-1923). Ключевое значение этой проблемы отмечали многие исследователи. Американский ученый Р. Нисбет отмечал, например, что практически все значимые идеи европейской социологии могут быть поняты как ответ "на проблему порядка, созданного в начале XIX века коллапсом старого режима под влиянием индустриализма и революционной демократии"






Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.