Социальные проблемы развития российского общества (RUSSIA)

Посмотреть архив целиком

18



Якутский Государственный Университет

им. Аммосова






Специальность: МЕНЕДЖМЕНТ



Предмет: Социология



Контрольная работа

на тему:



Социальные проблемы развития российского общества




Выполнил студент

II курса гр.ММ-97

Говоров Р.С.

Номер з/к: 971445


Проверил:

Луковцев В.С.






Якутск 1999

План работы:

Введение 3

Характер общественного развития современной России 3

Борьба за два пути развития 8

Альтернативный путь социального развития России 10

Вывод 16

Список литературы: 18

Введение



Глубокие и сложные процессы в современном российском обществе — социальный кризис, трансформа­ция социальной структуры, политические и духовные из­менения, социальные конфликты и т.д. — происходят в обществе переходного состояния. Ни одна из конкретных проблем, пусть даже очень крупная и значимая, не может сама по себе объяснить содержание и своеобразия этого пе­рехода. Только в свете общего системного подхода к рас­смотрению проблемы такого перехода с точки зрения вы­яснения структурно-функциональных особенностей ста­новления новой социальной системы можно правильно понять с позиции социологии сущность и значимость конк­ретных социальных процессов, происходящих в современ­ном российском обществе.


Характер общественного развития современной России


Если исходить из чисто количественных измерений, то можно ответить на вопрос о том, где находится Россия се­годня по главным показателям уровня своего экономиче­ского, научно-технического, технологического развития, по темпам роста экономики и производительности труда и т.д. Такой подход характерен для ряда как западных, так и российских исследований по данной теме.


Нынешнее состояние нашей страны можно характеризовать по данным нашей республики:


  • по данным Единого государственного регистра предприятий и организаций всех форм собственности число хозяйствующих субъектов на 1998 год составило 18,8 тыс. ед., что больше на 2,1% в 1997 году

  • ВРП в текущих ценах 33,7 млрд. руб., в процентах к уровню 1997 года 114,6%

  • Реальный объем ВРП 96,3%

  • Объем производства промышленной продукции по сравнению с 1997 годом в текущих ценах 143,9%, по физическому объему 104,4% (в целом по России 95%). Это обусловлено деятельностью «АЛРОСА» без учета ее продукции наблюдается спад объемов производства 83,2% к уровню 1997 года

  • Денежные доходы населения на душу населения в среднем за месяц 1679 руб., реально располагаемый денежный доход снизился на 9,6%

  • По данным Министерства Труда в России самые бедные составляют 40-50%, просто бедные 30-35%, только 1% населения может позволить себе все.

  • Разница в доходах 10% самых богатых и 10% самых бедных составляет 13,5 раз

  • Зарегистрированных Безработных 12,7 тыс. человек, реально 35 тыс. человек

К этому экономическому положению можно прибавить не стабильное экономическое положение, культурную отсталость и рост преступности.


Социологический анализ со­временного российского общества, его переходного состоя­ния ставит вопрос о новых подходах. Главная стержневая теоретическая проблема — это не технико-экономическое, а социально-экономиче­ское, политическое и духовное в широком смысле содер­жание переходного характера современного российского общества, смена самого общественного строя и связанные с этой сменой, обусловленные ей технико-экономические, технологически, научно-образовательные, культурные и иные аспекты развития.


Применительно к современной России исходным пунктом, с чего начинается переход, выступает не уровень ее развития с соответствующими количественными показателями, а характер того общественного строя, который предшествовал переходу. Это «реальный социализм» как система общественных отношении. Его могут назвать (и называют) по-разному: «государственный капитализм», «тоталитарный строй», «номенклатурный социализм», «неофеодализм», «комму­нистический тоталитаризм» и т.д. Но то, что реально су­ществовала и функционировала в течение семи десятиле­тий особая общественная система, — это неоспоримо.


Что же представлял на деле «реальный социализм»? Если предельно кратко, то по своей сути это радикальный антикапитализм, отрицание и частной собственности, и ее права (в качестве формального равенства), и свободной правовой личности — самостоятельного субъекта права и собственности. В обобщенном виде последовательное от­рицание частной собственности в любой ее форме и пред­ставлено в социалистической собственности, которая, как ни парадоксально, в экономико-правовом смысле вовсе и не собственность, а радикальное отрицание всякой собст­венности и всякого права собственности. Это относится не только к «общенародной» собственности, но и к «колхоз­но-кооперативной». Произошло отчуждение собственно­сти от живых, конкретных людей, и следствием такого его абстрактно-всеобщего, обществен­но-коллективного характера явились ее «ничейность», «огосударствленность».


Именно тоталитарный режим, его идеология и ценно­сти, связанные с ним, а не духовная культура России вообще привели к господству тех ценностей, идеалов и норм регуляции, которые могли «нормально» рабо­тать только в условиях «чрезвычайщины», в «мобилизационном режиме», отрицая демократизм и права личности. и ориентированные на коллектив социальные статусы ставили человека в полную зависимость от укореняя в его психологии традиционалисткие представления.


Вот почему «оттепель» т.е. ограниченная демократизация режима» при Н.С.Хрущеве, сразу же обнаружило кризисные симптомы в социально-экономических отношениях. Начались противоречивые и непоследовательные реформы. Произошло раздвоение ориентации людей. Произошло отчуждение официальной идеологии от человека, перестали работать ценности только традиционалистские, но и такие, например, как дело чести, славы, доблести и геройства. Так началась в 80-х гг. «перестройка».


Процессы демократизации общественного строя и перехода к рыночным отношениям начались в рамках «реального социализма» «сверху», по инициативе нового руководства Коммунистической партии. Первоначально речь шла об ускорении научно-технического прогресса, затем о реформировании, «улучшении», «увеличении» (лозунг «больше социализма). Ключевым вопросом постепен­но стал процесс демократизации и создания гражданского. К концу «перестройки» начали формироваться социально-политические движения, группы, бросившие вызов самой Коммунистической партии. В экономической сфере появились первые зачатки отношений в виде кооперативов, различных товариществ, первых фермеров и т.д. Гласность и свобода слова стали главным выражением демократических изменений в обществе.


Углубление социальных и межнациональных конфликтов, внутренняя политическая борьба между реформаторами и консерваторами, тяжелый экономический и социальный кризис, разгул преступности и, наконец, кризис, и упадок коммунистической идеологии создали тот общий фон, на котором победила «августовская революция» 1991 г и произошел распад СССР В России начались рыночные реформы. Такова краткая хронология эволюции «пере стройки» и начала ликвидации социализма как строя, перехода к новому общественному устройству.


М. Вебер утверждал: обществу, чтобы стать капиталистическим нужно иметь свои особые предпосылки, прежде всего — особый тип осознания, людей с особым складом мысли и поведения, с особым типом ценностей, по его словам, особый дух - дух капитализма.


Данный процесс в совре­менном российском обществе происходит сложно, противоречиво. Рыночные отношения, которые складываются, по своему характеру не могут стимулировать массовое воспитание и создание необходимых хозяйственных субъектов. И потому, наконец, что кризис духовной жизни вообще, культуры, ценностей и идеалов, самих способов созидательного творчества подорвали основы воспроизводства обществом своей функции. В обществе парализованы демократические ценности и нормы регуляции перехода к рынку и гражданскому обществу.


Социализма, как общественной системы хотя и нет, но в переходном обществе еще сильны традиционалистские ценности и соответствующая им трудовая этика. Характер труда и собственности как в промышленности, так и в сельском хозяйстве и сегодня подрывают рациональные стимулы к трудовой деятельности. В умах людей устойчи­во держатся когда-то унифицированные, усредненные и строго регламентированные стандарты и нормы личных потребностей. Исключение, может быть, составляет опре­деленная часть людей творческого интеллектуального труда, в первую очередь — научного, где высокий профес­сионализм и успех изначально были условием их нор­мальной деятельности, а также те предприниматели, фер­меры, для которых продуктивный труд, профессионализм и успех составляют основу их выживания.


В России сегодня сложилась общественная система, в которой капитал, выполняя системообразующие функции, уже успел создать необходимые элементы ее структуры. Внедряя рыночные отношения во все сферы, он пока сохранил некоторые экономические формы прежней тоталитарной системы, прежде всего в сельском хозяйстве, оборонной промыш­ленности. В этом прямо заинтересована влиятельнейшая часть новой элиты как основы собственного. Финансово-экономического могущества. К тому же ранее эти формы собственности только декларативно принадлежали наро­ду, коллективам, а фактически служили номенклатуре. Все существующие формы и виды хозяйства уже интегри­рованы в новую систему, служат интересам сохранения и роста капитала.


Поэтому никак нельзя согласиться с мнением А.П.Бутенко, который характеризует современный обществен­ный строй России как помесь остатков коммунистического тоталитаризма и его мобилизационной экономики с сегод­няшними спекулятивно-мафиозными зачатками капита­лизма (см. Социс, 1994, № 10, с. 101). А.П.Бутенко как раз учитывает, что эти остатки уже несут новые начала, выполняют новую функциональную роль в новой системе. Для него капиталистические элементы все «зачатки», а «остатки» коммунистического тоталитаризма представлены такими «существенными основами», «колхозно-совхозный строй», «мощнейший военно-промышленный комплекс». Такое определение с некоторыми оговорками можно было бы принять как характеристику общественного строя России периода «перестройки», не общества середины 90-х гг. Общественный строй современной России, как переходного общества, характеризуется становлением экономического господства торгового капитала и традиционалистских, авантюрных форм капиталистической деятельности.


Главное противоречие переходного общества определяется борьбой двух тенденций, двух типовых рыночных отношений и капиталистической деятельности: традиционалисткой и современной, буржуазно-рациональной. Основная борьба общественно-политических сил поэтому не по линии капитализм—социализм (хотя есть и такие отдельные группы населения, твердые сторонники того или другого), а по линии борьбы за установление цивилизованных форм капиталистической деятельности, гражданского общества с широкими и реальными демократическими правами людей, за обуздание организованной преступности, эффективную защиту социальных и экономических прав граждан.




Борьба за два пути развития




В настоящее время различные партии, движения выдвигают свои программы, в том числе о перспективах развития нашей страны. Если анализировать эти программы, то они предвещают шесть вариантов развития:


  1. Цивилизованный капитализм

  2. Дикий (ранний) капитализм

  3. Смешанное общество с капиталистической ориентацией

  4. Новое нэповское смешанное общество с социалистической ориентацией

  5. Ранний социализм с командно-административной системой

  6. Новый социализм с собственностью трудовых коллективов



Если все эти варианты объединить по направлениям, то получается два основных капитализм и социализм. Центральной проблемой борьбы партий, фракций, властей являются указанные направления общественного развития. Главная линия противостояний в российском обществе проходит между сторонниками и противниками вводимой капиталистической общественной системы.


Универсального общественного строя, пригодного для всех стран и времен не было и очевидно не будет. Поэтому в поисках перспективы развития России следовало бы исходить не из того, что делает все цивилизованное человечество, а из конкретных условий России.


Наш нынешний общественный строй все еще остается государственным социализмом (большая часть собственности находится в руках государства). На сегодня можно утверждать, что в мировой системе социализма ни в одной стране не было, оно было только ориентировано на социалистическую работу.


В настоящее время уровень развития производственных сил не только в России, не только в странах третьего мира, но и передовых развитых странах Запада еще не достаточного для того, чтобы построить социалистическое общество. В настоящее время можно говорить о том, что Россия придерживается капиталистического пути развития.


Но решит ли наши проблемы капитализм? Однозначного ответа на данный вопрос нет. Латиноамериканские страны более 150 лет следуют примеру своего северного соседа. Но у них ВВП на душу населения составляет $1822 в год или в десять раз меньше, чем в США, хотя последние, оказывают им широкую помощь. В странах Азии и Африки экономические показатели еще ниже, они отстают от США в 20-25 раз. Следовательно, если бы Россия пошла по традиционному пути капиталистического развития, то для выхода из кризиса ей понадобились десятилетия, а достичь нынешнего уровня развития стран Запада она смогла бы к концу XXI века.

Обещать россиянам за несколько лет создать современное капиталистическое общество еще большая утопия, чем обещания коммунистов на протяжении жизни одного поколения построить коммунизм.

Нам нужно решить наши проблемы в ближайшие годы, иначе Россия прекратит свое существование, как современное, независимое государство. Те, кто поддерживает капиталистический путь развития обычно указывают на достижения Южной Кореи, Тайваня, Сингапура, Тайланда, Малазии. Они действительно добились успехов развития экономики на пути свободного предпринимательства за 10-15 лет, но этому способствовало ряд обстоятельств, которые у нас либо отсутствуют, либо сегодня для нас не приемлемы: строгая дисциплинированность рабочих, политическая стабильность, опытные инженеры, ограничение демократии и т.д.

Путь ново индустриальных государств для нас практически закрыт, но это не исключает учета и использования их опыта. Быстрое развитие России по капиталистическому пути вызывает большие сомнения.


Россия в третий раз переживает период первоначального накопления капитала. Для этого периода характерны спекуляции и биржевые махинации, не желание и не способность организовать массовое производство товаров, легкое обогащение и банкротство, социальная не защищенность и нищета.


Из 140 стран избравших путь капиталистического развития почти 1/3 не достигли и среднего уровня развития.


Наше общество не было социалистическим и не могло стать таковым, но оно не обладает предпосылками, для того чтобы стать цивилизованным капиталистическим обществом. Из этого следует, что капитализм и социализм нам не подходит.



Альтернативный путь социального развития России



По способности россиян воспринять и освоить необходимые социокультурные ценно­сти можно прогнозировать как возможность выхода из нынешнего кризиса, так и альтернативные пути развития нашего общества.


При этом социальную трансформацию России можно в виде двух составляющих:

  1. ожидаемые последствия (в нашем случае речь идет о способности индивидов и социальных групп осваивать определенные ценности и институциональные средства их достижения);

  2. неожидаемые последствия — последствия, которые зависят факторов, прямо не относящихся к социокультурным, но способных оказать влияние на вектор движения российского общества.


Следует ожидать, что нынешний кризис продлится довольно долго. Конкретное время выхода из него будет определятся не столько реальными программами и инициативами правящей элиты (что, конечно, важно в плане выбора не желаемой, а возможной стратегии), сколько готовностью и способностью разных социальных групп перейти к новым постиндустриальным ценностям на идеологиче­ском, поведенческом и материальном уровнях. Любое общество обладает большей или меньшей латентностью, самосохранением своих социокультурных ценностей, которым соответствуют статусы, социальной роли, поведенческие образцы. В российском обществе всегда присутствовал мощный потенциал, направленный на сохранение традиций независимо от того, отвечали ли они требованиям развития или нет. Достаточно вспомнить отмену крепостничества и столыпинские реформы, введение «военного коммунизма» и НЭП, хрущевскую «оттетепель» и косыгинские попытки структурного преобразования экономики, наконец, «перестройку» и «шокотерапию» — все они сопровождались контрреформами, во всяком случае, мощным противодействием. Нынешний переход от индустриальных к постиндустриальным ценностям по своим масштабам несопоставим со всеми предшествующими реформами. Кроме того, как было отмечено выше, в течение многих десятилетий тоталитарный режим объективно препятствовал зарождению социокультурных предпосылок для этого перехода. Реальность нынешнего кризиса такова, что даже та часть общества, которая идеологиче­ски «созрела» до того, чтобы жить по-новому, «по-постин­дустриальному», сделать это не может из-за отсутствия необходимых поведенческих и материальных оснований. Но ведь есть и другая часть общества, которая активно вы­ступает за сохранение индустриальных ценностей, в луч­шем случае, за их некоторое обновление.


Отсюда следует самый благоприятный прогноз. Русское чудо по типу японского или немецкого, по нашему мне­нию, исключено — там для этого были необходимые пред­посылки в виде социокультурных ценностей. Однако стра­на может выйти из кризисного развития и плавно, без скачков начать движение в направлении постиндустри­альных ценностей и в конечном итоге войти в мировое постиндустриальное сообщество. Это может произойти при двух непременных условиях. Первое — успешное формирование механизма социального контроля, обеспе­чивающего доминирование постиндустриальных ценно­стей и институциональных средств их достижения. Второе — восстановление основных агентов социализации и ориен­тирование их на постиндустриальные ценности.


Восстановление и реорганизация (в плане гуманизации и рационализации) механизма социального контроля должны, в конечном счете, свести к минимуму дисфункциональность нынешних структур и обеспечить нормальное функционирование новых структур, возникших и продол­жающих появляться как реакция на внедрение в россий­ском обществе новых социокультурных ценностей. Для этого повседневно возникающие новации в структурах и их функциях, в поведении различных социальных групп должны соединиться с адекватной политикой правящей элиты. Эта политика не может свестись к очередному вы­движению «революционных» идеалов, продиктованных интересами момента прихода к власти. Ей также чуждо требование новых жертв. По своей сущности она должна быть адекватна рациональным ценностям постиндустриа­лизма, которые необходимо декларировать и всемерно поддерживать на государственном уровне, имея целью на этой основе двигаться к общественному согласию, к выра­ботке общепризнанных мотивов поведения.


Правящей элите надо научиться сочетать особенно на начальном этапе неизбежно возникающие противополож­ные последствия от одних и тех же структур, которые для некоторых групп могут быть функциональны, а для дру­гих — дисфункциональны. Так, вряд ли рационально от­вергать вообще систему платного здравоохранения или прогрессивного налогообложения лишь на том основании, что для одних эти структуры функциональны, а для дру­гих — нет. Выход — в правовой институализации коллек­тивных переговоров между разными социальными слоями, в создании государственной системы поддержки тех, кто испытывает трудности с обретением новых статусов, с приобщением к новым социальным ролям. Страна не мо­жет отказаться от создания прогрессивных структур, со­вершенствования их функций сообразно современным ценностным ориентациям. Но она также не может отка­заться от своих граждан, нуждающихся в той или иной со­циальной защите. Сочетание этих и подобных противопо­ложностей способствовало бы тому, что вновь создаваемые структуры постепенно адаптировались по отношению к большинству социальных групп и отдельных индивидов за счет большей рациональности своих функций по сравне­нию с теми, что могут предложить старые структуры, а также за счет определенной поддержки прежних струк­тур, если их не функциональность обусловлена возникшим неравенством в отношении собственности, доходов. Это способствовало бы интеграции населения, появлению на первых порах хотя бы пассивной лояльности масс, испове­дующих индустриальные ценности, к новым структурам.


Кроме того, правящая элита не может быть безучастна к квазизападным ценностям, на основе которых формиру­ются структуры, являющиеся дисфункциональными по отношению к социальной системе в целом (например, все разрастающиеся структуры игорного бизнеса, секс услуг). Если линия на иллюминацию и ограничение деятельности подобных структур будет проводиться достаточно последо­вательно, то и в различных социальных группах распрост­ранится неприятие, во всяком случае, сформируется нега­тивное общественное мнение к суррогатным ценностям. По­степенно сформировались бы взаимоприемлемые ценност­ные ориентации, моральные стандарты, создающие обще­ственную устойчивость. В этих условиях социальная аномия по всем эмпирическим данным должна будет сократиться, что, несомненно, создаст объективные возможности для вы­хода из кризисного развития. Разумеется, механизм соци­ального контроля не может сложиться в принципе без ради­кального восстановления основных агентов социализации. Важно, чтобы дисфункциональные, побочные эффекты не нарушили общих функциональных результатов по социали­зации граждан, как это ныне имеет место.


Представляется, данный сценарий является наименее вероятным. При всех достоинствах россиян «природа по­следних», сформированная в условиях революций и тоталитаризма, предрасполагает к импульсивной, эмоцио­нально окрашенной, взрывной политической стратегии, которая с трудом сочетается с рационализмом, практи­цизмом, холодной расчетливостью, что необходимо для постиндустриальной цивилизации. Во всяком случае, для перехода к ней.


Наиболее вероятный сценарий разрешения кризиса, на мой взгляд, связан с образованием уникального и непов­торимого общества-гибрида, сочетающего в себе элементы эволюционирующих индустриально-традиционных цен­ностей и некоторых ценностей постиндустриализма, кото­рые взаимно проникают друг в друга. Для становления та­кого общества потребуется гораздо больше времени, и формироваться оно будет за счет приливов и отливов в до­минировании индустриально-традиционных и постиндуст­риальных ценностей. Данный сценарий предполагает об­щий рациональный политический курс, на который пери­одически будут оказывать влияние непредвиденные фак­торы, импульсивные попытки правящей элиты вырваться вперед, одним махом решить все проблемы с дисфункция­ми тех или иных структур. Объективно эти попытки сами могут быть дисфункциональными для экономической и политической систем, особенно для механизма поддержа­ния институциональных культурных образцов. Спад со­циальной аномии будет происходить значительно медлен­нее из-за скачков в формировании общей системы ценно­стей. Процесс восстановления и реорганизации основных агентов социализации не будет последовательным, хотя постепенно в целом они станут функциональными для большинства населения. Люди адаптируются к новым со­циальным статусам и ролям, характерным для системы с большей социальной мобильностью, с добровольной миг­рацией в поисках работы.


Возможен и наихудший сценарий. Если общество не най­дет в себе достаточных потенций для самосохранения, развития имеющихся ценностей, для усвоения ценностей постиндустриализма и пойдет по легкому пути заимствова­ния суррогатных псевдозападных ценностей, то количество дисфункциональных структур по отношению к социальной системе в целом будет постоянно расти. На этом пути выйти из кризиса невозможно. За счет дисфункций все большая часть населения будет подвержена аффективной нестабиль­ности, сопровождающей социальную аномию. Это может привести к окончательному развалу механизма социального контроля, что сделает невозможным нормальный процесс социализации, без чего общество прекращает свое существо­вание. В истории есть примеры, когда империи, обладавшие огромным экономическим и военным потенциалом, пре­кращали свое существование из-за морального разложе­ния.



Для российского общества вектором преодоления ны­нешнего кризиса является реинтеграция социокультурных ценностей, формирование общих ценностных ориентации, основанных на нравственности и рационализме. Без этого нам не помогут ни передвижки власти от одной правящей элиты к другой, ни западные долларовые инъекции, ни са­мые демократические политические и экономические структуры, взятые сами по себе, безотносительно к их ценностному содержанию.


Итак, современный кризис российского общества свои­ми корнями уходит в 60-е гг., когда появилась возмож­ность начать движение к постиндустриальным ценностям, которая, однако, не была реализована в условиях тотали­тарной системы. Для перехода от индустриальной к постиндустриальной модели развития нужен не только достаточный экономический потенциал, но и социокультурные основания в виде определенных ценностей, стату­сов, ролей.


Выдвижение идеалов, не подкрепленных социокультурными ценностями, не позволяет перескочить к по­стиндустриализму, минуя необходимый исторический пе­риод вызревания ценностей, адекватных процессу перехо­да.


Социокультурные ценности могут утверждаться в иде­ологической, поведенческой и материальной формах. От­сутствие в стране предпосылок для восприятия их индиви­дами на поведенческом и материальном уровнях приводит к тому, что западный опыт поступает к нам в квазифор­мах, огрубленных структурах и функциях.


В обозримом будущем в российском обществе будут сосу­ществовать три системы социокультурных ценностей: инду­стриально-традиционные, постиндустриальные, псевдоцен­ности западного общества. Отсутствие в стране общеприз­нанной системы ценностей и институализированных средств их достижения — главная причина социальной аномии.


Выход из кризиса может произойти при формировании эффективного механизма социального контроля, обеспе­чивающего доминирование постиндустриальных ценно­стей, их общее признание населением и восстановление основных агентов социализации.


Вывод


Российское общество сегодня можно охарактеризовать следующими явлениями - углубление социальных и межнациональных конфликтов, внутренняя политическая борьба между реформаторами и консерваторами, тяжелый экономический и социальный кризис, разгул преступности


Следует ожидать, что нынешний кризис продлится довольно долго. Конкретное время выхода из него будет определятся не столько реальными программами и инициативами правящей элиты (что, конечно, важно в плане выбора не желаемой, а возможной стратегии), сколько готовностью и способностью разных социальных групп перейти к новым постиндустриальным ценностям на идеологиче­ском, поведенческом и материальном уровнях


Для российского общества вектором преодоления ны­нешнего кризиса является реинтеграция социокультурных ценностей, формирование общих ценностных ориентации, основанных на нравственности и рационализме. Без этого нам не помогут ни передвижки власти от одной правящей элиты к другой, ни западные долларовые инъекции, ни са­мые демократические политические и экономические структуры, взятые сами по себе, безотносительно к их ценностному содержанию.


Универсального общественного строя, пригодного для всех стран и времен не было и очевидно не будет. Поэтому в поисках перспективы развития России следовало бы исходить не из того, что делает все цивилизованное человечество, а из конкретных условий России.


Отличительными чертами новой модели общественного строя являются:

  1. направлены на удовлетворение потребностей личности, а не класса или одной социальной группы

  2. удовлетворение этих потребностей главная цель, тогда как в капиталистическом обществе она вторична

  3. для нее характерна защита всех форм собственности, а не только частной

  4. она исключает навязывание воли одного – двух классов или групп всему обществу


Для строительства цивилизованного общества необходимо отбросить отрицательные стороны, как капитализма, так и социализма и использовать положительные стороны той и другой общественной системы. Таким образом, Россия должна идти своим путем учитывая особенности предыдущего развития. Думается, что в ближайшее время Россия не будет ни социалистической, ни капиталистической страной.

Список литературы:




  1. Э.В. Тадевосян «Социология», Москва 1995год

  2. А.Г. Эфендиев «Основы социологии», Москва 1994 год

  3. Кредисов А., Бодров В., Леоненко П. «Сущность, структура и принципы организации социального рыночного хозяйства», Москва 1993год

  4. Госкомстат «Информационный бюллетень»


Случайные файлы

Файл
34719.rtf
20098-1.rtf
95097.rtf
157453.rtf
180757.rtf