Бедность как социальный феномен (ref-17297)

Посмотреть архив целиком

15



Мурманский государственный технический университет







Кафедра истории и социологии




Реферат по социологии

на тему:


Бедность как социальный феномен




Выполнил: студент ТХФ

гр. ПИ 221.1

Стельмах А.В.


Проверил: Артеменков А.А..
















г. Мурманск

2003г.

План

Введение……………………………………………………………………….3

  1. Понятие бедности. История изучения бедности………………………...4

  2. Основные концепции изучения и измерения бедности………………...5

  3. Проблема бедности в России……………………………………………...7

    1. Группы «социального дна», их признаки……………………………7

    2. Причины нисходящей социальной мобильности…………………..10

    3. На грани «дна»………………………………………………………..11

4. Методы борьбы с бедностью…………………………………………….12

Заключение…………………………………………………………………...13

Список литературы…………………………………………………………...14



Введение


Бедность всегда являлась актуальной проблемой, но в современной России этот вопрос стоит особенно остро. В настоящее время значительная часть населения находиться за чертой бедности или близко границе «социального дна». Это особенно заметно на фоне сильного расслоения, когда разница в доходах бедных и богатых составляет десятки, сотни и тысячи раз. И этот процесс имеет динамический характер, бедные становятся беднее, а богатые еще богаче.

В данном реферате я рассмотрел следующие вопросы: различные трактовки понятия бедность, история изучения бедности, основные концепции изучения и измерения бедности. Темой реферата, которой я уделил особое внимание, стала проблема бедности в России, при изучении которой я выделил основные группы бедных, их признаки. Рассмотрел категорию людей, стоящих близко к границе бедности. Попытался выяснить причины их падения на «социальное дно», а также методы борьбы с этим явлением.

Понятие бедности. История изучения бедности.


Бедность – характеристика экономического положения индивида или группы, при котором они не могут сами оплатить стоимость необходимых благ1.

Бедность – неспособность поддерживать определенный приемлемый уровень жизни.2

Бедность - это состояние, при котором насущные потребности человека превышают его возможности для их удовлетворения.3

В исследованиях причин и места бедности в обществе выделяют период с XVIII до пер­вой половины XX века (А. Смит, Д. Рикардо, Т. Мальтус, Г. Спенсер, Ж. Прудон, Э. Реклю, К. Маркс, Ч. Бут и С. Раунтри) и совре­менные исследования бедности в XX веке (Ф.А. Хайек, П. Таунсенд и др.). Уже рабо­ты А. Смита выявили относительную при­роду бедности через связь бедности и со­циального стыда, т.е. разрывом между со­циальными стандартами и материальной способностью придерживаться их. Еще в XIX веке было предложено вычислять чер­ту бедности на основе семейных бюджетов и ввести тем самым критерий абсолютной бедности, связать критерии определения бедности с уровнем доходов и удовлетворе­нием основных потребностей индивида, свя­занных с поддержанием определенного уровня его работоспособности и здоровья. Значительный вклад в исследования проб­лем бедности внесли как экономисты, так и социологи, большинством которых была признана закономерность существования бедности в обществе; различие точек зре­ния состояло, прежде всего, в признании или отрицании необходимости вмешательства государства в решение проблемы бедности и в масштабах такого вмешательства.

За последние 20-30 лет были разработа­ны альтернативные теории бедности, по­влиявшие на формирование социальной по­литики по борьбе с бедностью. Значитель­ное влияние в 1980-е гг. оказало эмпириче­ское определение черты бедности (так на­зываемое Лейденское определение), исходя­щее из представления людей о достаточном минимальном доходе, являющемся функци­ей их действительного дохода; широкое рас­пространение он получил в Нидерландах.

В России исследования бедности на осно­ве бюджетных обследований начались в 1908-1909 гг., наиболее известное - прове­денное А.М. Стопани в 1909 г. и опублико­ванное в 1913 г. и полностью в 1916 г. — ка­салось бюджета нефтепромышленного ра­бочего, это единственное до сих пор иссле­дование, давшее анализ потребностей и бюджетов и в национальном разрезе (7 на­циональностей). По этому обследованию са­мые низкодоходные группы (ниже 250 руб.) тратили на физиологические потребности более трех четвертей всех доходов, в то время как самые высокодоходные (более 900 руб.) чуть больше половины; специаль­но исследовались бюджеты безработных. В 1918г. был составлен первый минимальный бюджет, а бюджетные обследования город­ских рабочих и служащих продолжались по 1927 г. и их публикация по 1929 г., бюджеты колхозников на 1-2 года дольше, но послед­ние были в значительной мере фальсифици­рованы. Прекращение сначала публикаций, а затем и самих обследований было связано с резко отличавшейся по их результатам картиной уровня жизни от тех описаний, которые давались официально. Самый "не­приличный" факт, с точки зрения властей, - быстрый рост потребления алкоголя в ущерб жизни расходам семьи. В послевоен­ное время в СССР была опубликована един­ственная работа сотрудников Института труда Г.С. Саркисяна и Н.П. Кузнецовой, касавшаяся проблем бедности, но при упот­реблении только термина малообеспечен­ности, который продолжал употребляться даже в многочисленных работах конца 1980-начала 1990-х гг. Реформа цен в 1991 г. и резкое падение уровня жизни привели к вве­дению понятия бедности и появлению спе­циальных исследований этого феномена.

Специальное исследование бедных семей было проведено по опросу ВЦИОМа в 1994 г. на основе репрезентативной выборки взрос­лого населения по полу, возрасту, уровню образования, типам населенных пунктов. Большое значение при таких исследованиях бедности в странах с переходной экономи­кой (транзитные страны) имеет сравнение старых и новых бедных, т.е. тех социально-де­мографических групп, которые традицион­но попадали в разряд бедных (многодетные и неполные семьи, престарелые, живущие только на минимальные пенсии, и т.п.) и тех, кто попал в условия бедности в резуль­тате инфляции, безработицы, неполной за­нятости, среди последних выделяют работа­ющих бедных и находящихся в поисках ра­боты или безработных. Оценка исследова­ния на март 1994 г. давала 58%, живущих в условиях бедности, среди выборки, что поч­ти в 2 раза выше оценок официальных статорганов, но различия вызваны принимае­мой в оценке границей бедности, которая у ВЦИОМа на две трети выше, но больше со­ответствует международным критериям от­носительной бедности и поэтому оценку статорганов исследователи справедливо предлагают считать оценкой уровня нище­ты.4


Основные концепции изучения и измерения бедности.


Теоретико-методологические подходы к изучению и измерению бедности (а, соответственно, и источники расхождения в оценках ее масштабов) исходят из трех основных концепций: абсолютной, основанной на формальном соответствии доходов установленному минимуму средств существования; субъективной, базирующейся на оценках собственного положения с самими людьми; относительной, предполагающей, что при различии стандартов потребления в разных сообществах установления единого минимального ”порога бедности” по меньшей мере проблематично и зависит от среднего уровня жизни конкретной страны.

Официальные представления о бедности в России базируются на ее абсолютном понимании, при этом индикатором служит сопоставление среднедушевого дохода с прожиточным минимумом, т.е. со стоимостью минимальной корзины, формируемой с учетом установленных нормативов потребления.

ВЦИОМ, например, регулярно отслеживает мнение населения о необходимой величине прожиточного минимума, но данные, исходящие из сопоставления прожиточного минимума и душевых доходов россиян не всегда адекватны реальной ситуации с бедностью, поскольку в современных условиях сведения о доходах не достаточно надежны.

Критерии прожиточного минимума могут давать разные результаты в зависимости от того, что будет под ним пониматься. Помимо официально используемой методики, существуют разные подходы к расчету прожиточного минимума и разные представления о нем. Также существует метод измерения дохода семьи, домохозяйств (RLMS).

В эпоху кризиса так называемого государства всеобщего благосостояния, затронувшего развитие стран мира (в России также фиксируются эти процессы), многие ученые и политики приходят к выводу, что бедность в современном индустриальном обществе должна рассматриваться уже не как абсолютное, а как относительное состояние, и, следовательно, неизбежно будет существовать до тех пор, пока существует общественное неравенство.

Слабым местом любых количественных оценок бедности остается игнорирование широкого спектра других доступных ресурсов, влияющих на поддержание материального состояния людей.

Концепция относительной бедности (П.ТАУЗЕНТ): (бедных выделяют по принципу медианы): бедными признаются те, чей доход составляет определенную долю «серединного» дохода в данной стране в данный период времени. При этом черта бедности всегда находится на одном и том же расстоянии от медианы, статистически характеризующей достигнутой в обществе жизненный стандарт.

Именно в последнее время российские социологи начинают приходить к выводу, что в исследованиях бедности необходим анализ депривации, лишений и ограничений в социальной жизни, которые испытывает определенная доля населения. В том и состоит суть депривационного подхода в оценках бедности, неотъемлемой составляющей концепции ее относительного понимания и изучения.

Депривационный подход (или оценка бедности через испытываемые лишения) требует учета целого ряда материальных, но и социальных индикаторов с целью определения качественного «порога», ниже которого недостаточность душевых подходов приводит индивида не грань выпадения из привычных социальных связей и общепринятого образа жизни большинства населения определенного региона или страны, «порога», который, по сути, означает социальную эксклюзию, т.е. фактическое исключение определенной доли населения из нормальных условий жизнедеятельности.

Применение депривационного подхода в исследовательской практике предполагает решение трех основных задач (методологических):

1. Как определить индикаторы депривации.

2. В какой мере они свидетельствуют о снижении общепринятого уровня жизни. 3.Существуют ли качественные «пороги» депривации, позволяющие давать оценку жизненным стандартам того или иного индивида, семьи.

Оценка в бедности, основанных на депривационном подходе, следует разграничивать количественную и качественную стороны депривации.

Качественное наполнение различных ступеней депривации бедных домохозяйств:

4-ая ступень депривации - ступень нищеты, когда ресурсов не хватает на нормальное питание, семья экономит на предметах гигиены, не обновляет одежду для детей по мере их роста, отказывает им в покупке фруктов, соков, не имеет таких предметов длительного пользования как телевизор и холодильник.

3-я ступень депривацииступень острой нуждаемости (бедности) – лишение концентрируются на качестве питания, нехватке одежды и обуви (взрослые члены семьи вынуждены отказываться от их обновления), семье трудно поддерживать жилье в порядке, иметь простую повседневную мебель, организовать в случае необходимости необходимый ритуальный обряд (похороны, поминки), приобретать жизненно важные лекарства и медицинские приборы, ограничивать возможности приглашения гостей и выхода в гости.

2-ая ступень депривацииступень стесненности (малообеспеченности) – когда не хватает средств на любимые в семье деликатесы, подарки для близких, газеты, журналы, книги; снижается качество досуга взрослых и детей; семья не может позволить себе приобрести стиральную машину, посетить далеко живущих родственников; отказывается от платных услуг, в первую очередь необходимых медицинских.

1-ая ступеньступень характеризующая близкие к средним жизненные стандарты и не означающая существование отклонение от общепринятого в российском сообществе образа жизни. Семьи на этой ступени нуждаются в улучшении жилищных условий, экономят на приобретении современных дорогих предметах длительного пользования, платных образовательных, рекреационных услугах, семейном отдыхе и развлечениях.

Следует обратить внимание, что многие виды депривации, испытываемые россиянами в настоящее время, пока напрямую не ассоциируются в массовом сознании с бедностью, поскольку присутствуют у большинства населения.5

Существует целый ряд индексов бедности, дающих ее различные характеристики: так, прибавочно-разделительный индекс, когда удельный вес разных по доходам групп в общей численности населения употребляют в виде коэффициентов, позволяет дать как качественную, так и количественную оцен­ку изменений бедности среди групп населе­ния по отношению к глобальной бедности; индекс Раулса отражает положение только самой бедной семьи, другие индексы отра­жают пропорциональную недостаточность доходов бедных, суммарный недостаток до­ходов, недостающий до черты бедности.


Проблема бедности в России.


Общая оценка численности маргиналов, которая по­лучена на основе специального социологического обследова­ния6 по России в целом, составляет не меньше 10% от город­ского населения. Особенность процесса маргинализации Рос­сийской популяции состоит в том, что попадающие на соци­альное дно группы имеют весьма незначительную вероятность возвра­титься к нормальной жизни, встроившись в рыночные отношения. В связи с тем, что процесс маргинализации достиг боль­ших масштабов и имеет к тому же негативную динамику, проведено специальное исследование, посвященное проблемам маргинализации в России.

Опрос был осуществлен в крупных городах России. Были использованы три выборки. Одна — 1201 человек по 200 в каждом городе; они опрашивались по формализованной анке­те. Вторая выборка (240 человек) экспертов, в которую входили специа­листы, работники администраций, журналисты, милиционеры, врачи, социальные работники, которые ведут ежедневную работу с представи­телями дна. Им предлагалось ответить на формализованное интервью. Третья выборка представители самого дна (119 человек); отбор про­изводился на вокзалах, улицах, в милиции, в ночлежках. Они опрашива­лись на базе формализованного интервью.


Признаки групп «социального дна».


Выделение групп населения в "социальное дно", как специфический слой, несомненно, носит условный характер. Одна­ко эти группы имеют сходные черты: это люди, в основной своей массе отвергнутые обществом, лишенные социальных ресурсов, устойчивых связей, утратившие элементарные социальные навыки и доминантные ценности социума. В то же время нищие, бомжи, беспризорные дети, уличные про­ститутки - каждая из групп обладает и сво­ими особенностями; но между ними нет же­стких границ: бомж может быть нищим, а беспризорник бомжем. Тем не менее, ука­занные группы имеют свои главные призна­ки, специфику формирования и социально-демографические особенности, что позво­ляет их идентифицировать.

Основной признак группы "нищие" - про­сить подаяние в связи с потерей дохода или его катастрофическим падением при отсут­ствии помощи с какой-либо стороны (обще­ства или близких людей) и невозможностью заработать их трудовым путем. Три четвер­ти нищих проживают в своих квартирах (до­мах) либо у знакомых; две трети из них име­ют среднее и высшее образование. Числен­ность нищих увеличивается в связи с усиле­нием бедности, вызванным кризисом "17 ав­густа" - и вследствие роста безработицы, не­платежей заработков и пенсий, приобрета­ющих широкомасштабный характер.

Бомжи - это фактически аббревиатура определения человека "без определенного места жительства". Очевидно, что отсутст­вие "крыши" над головой и есть главная ха­рактеристика данной группы. Бомжами ста­новятся в результате освобождения из мест лишения свободы, семейного конфликта и ухода из дома, как следствие неправомер­ных сделок с жильем, а также вследствие вынужденной миграции (беженцы). Две тре­ти бомжей обитают на вокзалах, в подвалах, на чердаках домов и "где придется". Больше половины из них имеют среднее и высшее образование. Новый фактор потери собст­венного жилья сегодня связан с неудачным ведением бизнеса, когда кредитор насильно выселяет должника без всяких решений правовых органов.

В третью группу входят только дети в воз­расте от 6 до 17 лет. Это ее основной при­знак. Существует два источника формиро­вания этой группы. Первый - дети убегают (уходят) из дома в результате конфликта или тяжелых семейных условий (алкого­лизм родителей, насилие); второй – потеря родителей (смерть, тюрьма) или фактиче­ский отказ родителей от детей. Беспризор­ные дети могут проживать и в своих кварти­рах, но также вести образ жизни бомжей, если они остаются в одиночестве.

Последняя группа - уличные проститутки - отличается характером своей деятельности. Три четверти из них имеют жилище, осталь­ные ведут себя как бомжи. Их минимальный возраст составляет 14 лет, что фактически свидетельствует о детской проституции. Ал­коголизм, наркомания, криминальная дея­тельность становятся либо причинами, вы­зывающими скатывание на "дно", либо вто­ричными признаками по отношению к опре­деляющим факторам. Выделенные группы характеризуются ими в разной степени.

Оценки, сделанные на основе результатов общероссийского исследования, показыва­ют, что нижняя граница размеров социаль­ного дна составляет 10% от городского на­селения, или 10,8 млн. человек, в составе ко­торых 3,4 млн. человек — нищие, 3,3 млн. человек - бомжи, 2,8 млн. человек - беспри­зорные дети и 1,3 млн. человек - уличные проститутки. Особого внимания заслужива­ют беспризорные дети, доля которых соста­вляет 10% от численности детей в соответ­ствующей возрастной группе. Это означает, что сегодня в условиях падающей рождае­мости 63 тыс. родившихся в России оказы­ваются ненужными их родителям, и они или отказываются, или готовы отказаться от своих детей.

Указанные выше цифры не совпадают с официальной статистикой. Так, по данным МВД РФ, бездомных в России от 100 до 350 тыс.

Катализатором процесса нисходящей мо­бильности главным образом выступают внешние средовые факторы, определяемые пониженным уровнем социальной поддерж­ки (одинокие пенсионеры, инвалиды, мате­ри-одиночки) и социальной изоляцией (бе­женцы, наркоманы, криминальные элемен­ты, цыгане). Психологическое состояние пауперов характеризуется нотой отчаяния и безысходности. Вместе с тем в их взгляде прослеживается весь спектр человеческих эмоций: отчаяние людей, попавших на дно сравнительно недавно и еще недостаточно социализированных в новой для себя среде (нищие), безнадежное спокойствие "старо­жилов" (бомжи, проститутки) и оптимизм беспризорных детей.

Анализ данных показывает, что социаль­ное дно имеет преимущественно "мужское лицо", среди них - две трети мужчины и од­на треть — женщины. Среди бездомных поч­ти 90% мужчины; три четверти из них — лю­ди в возрасте от 20 до 50 лет. Средний воз­раст нищих и бомжей приближается к 45 го­дам; у беспризорников он равен 10 годам, у проституток - 28 годам. Минимальный воз­раст нищих - 12 лет, а проституток - 14; бес­призорничать же начинают с 6 лет.

Среди обитателей дна мало лиц с высшим образованием. Однако большинство нищих и бомжей имеют среднее и среднее специ­альное образование; в то же время 6% полу­чили высшее образование; его имеют также бомжи и проститутки. В глазах обществен­ности внешний вид пауперов является одним из основных индикаторов принадлежности к социальному дну. Пауперы воспринима­ются как люди, "имеющие аморальный об­лик" (62% экспертов); "неопрятные, опус­тившиеся" (60% населения и 62% экспер­тов). Однако половина пауперов не согласна с этой оценкой. Почти три четверти (71%) из них лишены постоянного жилья, две тре­ти (62%) не имеют родных и близких, одна треть (30%) фактически изолированы от об­щества.

Около 14% маргиналов живет небольши­ми группами или колониями, остальные - в семьях и одиночками. Места обитания пред­ставителей социального дна весьма разно­образны: они селятся в квартирах (своих или своих знакомых), в подвалах и на черда­ках домов, в заброшенных домах и садовых домиках, на вокзалах и в портах, в тепло­трассах и канализационных коллекторах, на свалках. Наиболее неустроенными являют­ся бомжи и беспризорные дети.

В качестве источников существования следует отметить сбор стеклотары и утиль­сырья, вещей и продуктов на свалках и в му­сорных контейнерах, выполнение различ­ных поручений и перепродажа товаров. Один из основных источников доходов — это подаяние.

Среди нищих и беспризорников самый большой процент алкоголиков и токсикоманов. Большинство представителей дна носит на себе ощутимые следы побоев. Две трети из них питаются крайне нерегулярно и пищей плохого качества. Но в целом они оценивают свое здоровье с умеренной долей оптимизма. Многие из них не пользуются лекарствами. Только треть проституток прибегают к услугам медицинских учрежде­ний и около половины из них не обращают внимание на болезни или лечат их водкой.

Почти абсолютно не охвачены медицин­ским обслуживанием бомжи и беспризор­ные дети.

Российское социальное дно очень опасно. Бомжи и беспризорники склонны к наси­лию; вооружены (по мнению представите­лей дна, 85% беспризорников и 34% бом­жей) холодным оружием, а 28% имеют ог­нестрельное. Среда, в которой обитают бес­призорники, буквально начинена оружием. Особенно часто они употребляют токсиче­ские вещества.

Уличные проститутки своими манерами похожи на беспризорных. Их среда является зоной особой опасности. Среди проституток много людей с криминальным прошлым и бурным криминальным настоящим. Среди бомжей меньше людей, склонных к наси­лию. Они чаще и больше других пауперов пьют алкоголь, но воздерживаются от упот­ребления токсических и наркотических ве­ществ. Значительная доля их попадает в тюрьму.


Причины нисходящей мобильности.

Причины нисходящей мобильности име­ют двоякий характер: внешние (потеря ра­боты, неблагоприятные перемены в жизни, криминальная среда, вынужденное переселение, воина в Чечне, последствия войны в Афганистане) и внутренние (людские поро­ки, неспособность к адаптации в новых ус­ловиях жизни, личные качества характера, беспризорное детство плохая наследствен­ность, недостаток образования, отсутствие родных и близких). В обществе доминирует снисходительная установка на проблему бедности, Оправданием бедности служит массовое распространенное мнение, что труд не является источником жизненного успеха. Бедность - это болезнь общества, это не порок, а рок.7

Важнейшей причиной, способной привес­ти людей на социальное дно, является поте­ря работы, которая означает социальную трагедию. Подобная позиция определяет и откровенно обвинительные оценки деятель­ности Правительства и Президента. В мас­совом сознании экономические реформы связываются с социальной деградацией, с массовым обнищанием, с жизненными ли­шениями, менее значимыми воспринима­ются влияние криминального мира, война в Чечне и вынужденное переселение (бежен­цы), которое рождает беженцев.

Факторный анализ статистического ансамбля наблюдений позволил выделить 5 глобальных факторов нисходящей социаль­ной мобильности.

Первый из них - фактор политического детерминизма, в соответст­вии с которым нисходящая мобильность рассматривается как результат политики экономических реформ, как последствие войны в Афганистане и Чечне, а также — распада СССР.

Второй фактор — криминальность - объ­ясняет социальную мобильность через связь с криминалитетом, через преступное пове­дение: воровство, вымогательство, насилие, грабежи.

Третий фактор - личное невезение в жиз­ни — связывает социальное дно с болезнями, инвалидностью, с судьбой, с плохим воспи­танием в семье.

Четвертый фактор - собственная вина, склонности к порокам, объясняющие нисхо­дящую социальную мобильность через пьянство, наркоманию, токсикоманию, про­ституцию.

Пятый фактор - социальная изолирован­ность, которая базируется на отказе подчи­няться социальным нормам, беспризор­ность, оторванность от общества, потери связей с семьей, близкими, лишение работы, веры в Бога.

По оценкам экспертов в числе групп рис­ка попасть на социальное дно оказываются:

одинокие пожилые люди (шансы попасть на дно равны 72%), пенсионеры (61%), инвали­ды (63%), многодетные семьи (54%), безра­ботные (53%), матери-одиночки (49%), бе­женцы (44%), переселенцы (31%). Напро­тив, у них нет шансов для движения вверх по социальной лестнице. Такими шансами обладают лишь те, кто уже занял опреде­ленные социальные позиции в обществе.

Сегодня угроза обнищания нависла над вполне состоятельными социально-профес­сиональными слоями населения. Социаль­ное дно готово поглотить и уже поглощает крестьян, низкоквалифицированных рабо­чих, инженерно-технических работников, учителей, творческую интеллигенцию, уче­ных. Процесс массовой пауперизации мало зависит от воли людей. В обществе действу­ет эффективный механизм всасывания че­ловека на дно. Главными элементами этого механизма являются экономические рефор­мы в том виде, как они проводятся сегодня, криминальный мир и неспособное защитить своих граждан государство. Разумеется, что социальное дно (в весьма ограниченных размерах) существовало и раньше. Однако реформы сильно усугубили процессы нисхо­дящей мобильности. И теперь значительно сложнее выбраться из социальной ямы, оп­ределить восходящую социальную силу для людей дна. Сами они оценивают эту силу крайне низко. Только 36% считают, что можно выкарабкаться из социальной тряси­ны, 43% — что такого на их памяти не было, 40% утверждают, что иногда и такое случа­ется.

Представители дна не рассматривают свое положение преступным и не принима­ют силовых методов борьбы. Они надеются на социальное содействие и понимание со стороны общества: трудоустройство и предо­ставление посильной работы, дома для обез­доленных и пункты питания, материальная и медицинская помощь. В то же время "больное" общество видит в социальном дне преимущественно источник зла.

На грани «дна».

Процесс социальной дифференциации стре­мительно нарастает: богатые делаются еще богаче, а бедные - нищают. В результате формируются два мира, две России, со свои­ми социокультурными ценностями, обра­зами жизни и образами поведения (культу­рами): мир богатейшего и состоятельного сословия и мир беднейших (аутсайдеров), официально называемых неудачниками. Ра­дикально отличаются у представителей раз­ных имущественных слоев все жизненные перспективы - от социального роста и слу­жебного положения до взаимоотношений в семье и интереса к работе. Потеря социаль­ных жизненных ориентиров очень сильно связана с уровнем доходов и качеством жиз­ни. Именно здесь, в слое неимущих и бедно­го населения, формируется особый, можно сказать, новый слой — "придонный". Та группа людей, которая уже втягивается на социальное дно. Здесь люди вынуждены окончательно рвать связи с "большим" об­ществом, они ломаются под тяжестью не­удач и социального отторжения.

Проблема поиска места в жизни сущест­венным образом влияет на социальное са­мочувствие и на характер социального оп­тимизма. Если большинство богатых смот­рит в будущее с надеждой или по крайней мере спокойно, то представители бедных не ждут от жизни ничего хорошего; для их ми­роощущения характерен пессимизм и отчая­ние. В этом психологическом явлении бед­нейших видно состояние придонья: они еще в обществе, но с отчаянием видят, что здесь им не удер­жаться. 83% неимущих россиян и 80% бед­ных постоянно испытывают чувство трево­ги. Их волнует не столько низкая заработ­ная плата, сколько ее невыплаты, не столько экономическое положение отрасли, сколько состояние их предприятия. Причи­на подобной избирательности связана даже не с тем, что они тяжело живут, а со стрем­лением выжить. "Придонье" — это зона до­минирования социальной депрессии, об­ласть социальных катастроф, в которых окончательно ломаются и выбрасываются из общества люди.

Процесс формирования слоя связан чаще всего с объективными причи­нами и показывает характер втягивания лю­дей в воронку социального дня. Сюда могут попасть образованные и необразованные, квалифицированные и неквалифицирован­ные. Образование, уровень культуры позво­ляют человеку более надежно оставаться на плаву, не выпадать из круга социального взаимодействия. Однако в условиях крайней нищеты человек все равно попадает в груп­пу риска: он может потерять семью, запить, втянуться в круг криминальной деятельно­сти. Удержаться на этой грани непросто. Люди, оказавшиеся в весьма стесненных экономических обстоятельствах, понимая и чувствуя это, естественно, испытывают состояние глубочайшей социальной депрес­сии. Природный слой формируется как бы помимо воли людей, как результат действия неких глобальных сил. В состав этих социотектонических структур входит экономиче­ское реформирование, опускающее в при­донный слой вполне социабельные сосло­вия. Попадание в природный слой характе­ризуется высоким уровнем пессимизма: лю­ди одиноки, считают себя находящимися на грани краха. Придонный слой, как край со­циальной воронки, сравнительно невелик (5% от населения) и сюда нельзя относить всех неимущих. Однако именно в этой страте есть люди, которые уже начали втяги­ваться в социальную бездну и большинству из них самостоятельно не выплыть. Оказы­ваясь на краю социальной деградации, соци­ального падения, люди чаще всего не видят источников поддержки и начинают испыты­вать состояние паники. Неимущие готовы ожидать помощи только от Бога.

Предоставленная проблема формирует серьезную угрозу социальной безопасности, затрагивая не отдельного человека, а обще­ство в целом.

Методы борьбы с бедностью.

Многие страны, прежде всего скандинав­ские, ведут эффективную борьбу с бедно­стью. Для борьбы с бедно­стью у молодых, хотя она и является вре­менным явлением, во многих странах суще­ствуют гранты на обучение и пособия на детей молодым семьям, а для старших воз­растов — доплаты к пенсии, если ее размер и доход пенсионера обеспечивают лишь низ­кий уровень благосостояния.

Любое правительство, исходя из програм­мы своей деятельности, должно выбирать между масштабами программы по перерас­пределению доходов для борьбы с бедно­стью и программами по, стимулированию трудовой деятельности и экономии расхо­дов бюджетных средств. Так, в США в 1960-1970 гг. социальная политика была на­правлена на создание благоприятных воз­можностей для бедных, а с 1980 г. стали су­щественно урезаться средства, направляе­мые из бюджета на предоставление продо­вольственных купонов, школьных обедов, бесплатной медицинской помощи и другие меры, направленные на снижение масшта­бов бедности.

Для искоренения нищеты и уменьшения масштабов бедности международным со­обществом было предложено в середине 1990-х гг. национальным правительствам:

1. разработать комплексные стратегии.

2. улучшить для бедных общин (социальных групп) доступ к производственным ресурсам и инфраструктуре.

3. стремиться к удовле­творению основных потребностей человека во всех слоях населения.

4. укреп­лять и расширять законодательство для уси­ления социальной защиты и уменьшения уязвимости определенных категорий лю­дей.

В общей постановке все эти вопро­сы имеют непосредственное отношение к стратегическому курсу российского Пра­вительства. Правительства декла­рировали необходимость создания в новой России государства с социально ориентиро­ванной экономикой.

В таком государстве в центр развития ста­вится, разумеется, человек, решение его проблем при постоянном росте уровня и улучшении качества жизни, безусловном со­блюдении прав каждой личности, а дости­жение целей социального развития не явля­ется вторичным по отношению к целям эко­номического развития.

Для более точного и систематического наблюдения за всеми со­циальными процессами Программой разви­тия Организации Объединенных Наций с 1995 г. готовятся по Российской Федерации и другим странам СНГ ежегодные доклады о развитии человеческого потенциала. Для определения общего уровня социального развития на основе человеческого потенци­ала в докладах используется так называе­мый индекс человеческого развития, кото­рый все чаще в нашей стране начинает ис­пользоваться не только исследователями, но и политиками и позволяет проводить лю­бые международные сопоставления и про­водить классификацию стран.


Заключение.


Рассмотрев понятие бедность, можно прийти к выводу и сделать несколько обобщений по этой теме. Понятие бедность трактуется по-разному: и как низкий уровень доходов и расходов, и как невозможность поддержания желаемых жизненных стандартов, и как невозможность поддержания желаемых жизненных стандартов, и как определенное самоощущение себя в социуме. Это зависит от автора и от концепции, которой он придерживается при рассмотрении этого вопроса.

История изучения бедности можно проследить период с XVIII до пер­вой половины XX века, когда этой проблемой занимались такие известные ученые, экономисты и философы как Адам Смит, Д. Рикардо, Карл Маркс. Были выдвинуты понятия и критерии бедности. Далее разрабатывались теории и концепции бедности.

Существует три основных подхода к оценке доли бедных домохозяйств в стране, в регионе, среди социально-демографических групп. Первый - официальный (абсолютный) подход, основанный на сопоставлении денежных доходов или расходов домохозяйства с региональным прожиточным минимумом. Второй подход - субъективный, основанный на представлениях населения о том, считается ли их семья бедной, принадлежит ли к средним слоям населения или считается богатой. Замеряются представления домохозяйств о том, какие ресурсы нужны семье, чтобы не быть бедной. Третий подход - депривационный, основанный на измерении "лишений", то есть отклонений от принятых в обществе стандартов потребления.

При рассмотрении проблема бедности в России, которая стоит довольно остро, выдели следующие группы «социального дна»: нищие, бомжи, беспризорные дети, уличные про­ститутки. Признаком нищих является прошение подаяния, бомжей – отсутствие «крыши» над головой, детей – возраст 6-17 лет, уличных проституток – вид их деятельности. Факторами нисходящей мобильности являются: фактор политического детерминизма, криминальность, личное невезение в жиз­ни, собственная вина, социальная изолирован­ность.

Часть населения находиться на грани опущения на «дно», ввиду сложных экономических обстоятельств. Эти люди пребывают в состоянии сложной социальной депрессии, они не живут, а стремятся выжить.

Государство ведет борьбу с бедностью, назначая различные социальные пособия и выплаты малоимущим, поощрением трудовой деятельности, укреплением законодательства о социальной защите и т.д.

Бедность по-прежнему остается важной проблемой у нас в стране и во всем мире. Её, я думаю, нельзя искоренить, но можно уменьшить.


Список литературы:


1. Социологический энциклопедический словарь, под. ред. Г.В. Осипова.- М., 1998.

2. Социс - 2003.- №6.- с.88-95

3. Словарь гендерных терминов (Интернет-версия под ред. В.И. Калабихиной)

4. Власть- 1999.- №9.- с.30-43

1 Социологический энциклопедический словарь, под. Ред. Г.В. Осипова.- М.- 1998.

2 Социс. - 2003г.- №6 .

3 Словарь гендерных терминов (Интернет-версия под ред. В.И. Калабихиной)

4 Власть – 1999. - №9. - с.36-37.

5 Социс. – 2003. - .№6. – с..88.

6 Власть – 1999. - №9. - с.30.

7 Власть - №9. - 1999.-с.32.

15




Случайные файлы

Файл
29465-1.rtf
74168.rtf
LOGICA.DOC
KURS2.DOC
102269.rtf