Концепция социального действия М. Вебера и ее значение для социологии (23725-1)

Посмотреть архив целиком

Концепция социального действия М. Вебера и ее значение для социологии


Теория действия имеет в социологии устойчивую концептуальную базу, на формирование которой оказали влияние различные направления мышления. Для того, чтобы дополнить или расширить этот теоретический фундамент с целью дальнейшего совершенствования теории, необходимо исходить из современного уровня ее развития, а также из вкладов классиков, которые сегодня начинают формироваться по-новому. Все это нужно для того, чтобы она была эффективной и не теряла актуальность для будущего. Относительно вклада М. Вебера в становление теории действия среди социологов сегодня возникает полное взаимопонимание. Не вызывает сомнений и то, что предпринятое им обоснование социологии как науки о социальном действии представляло радикальный поворот, обращенный против позитивизма и историцизма, преобладавших в социальных науках в начале ХХ века. Однако большая неясность и несогласованность существует над интерпретацией его взглядов.

На этом фоне необходимо установить, в какой мере М. Веберу удалось сформулировать гносеологические принципы теории действия, способной интегрировать различные теоретические основания и определить свои границы. В этой связи обращение к классику социологии не предполагает лишь экскурс в историю науки, оно производится в целях дальнейшего теоретического развития. “Классик” интересен не только тем, что предлагал одну из конкурирующих парадигм, но и тем, что работал над проблемами, которые и сегодня остаются определяющими для социальной науки.

Поэтому нам предстоит реконструировать вклад М. Вебера в установление общей теории действия, установить, в какой мере он соответствует духу его социологии и выделить ее недостатки. При решении этой проблемы необходимо учесть, что социальные науки стремятся совместить разнородные цели, предпосылки и методы, свойственные естественным и историческим наукам. Поэтому “социология есть наука, связывающая себя с интерпретационным пониманием социального действия и вследствие этого с каузальным объяснением его цели и следствий” 1.

В этом-то и кроется основная проблема исследования, связанная с тем, как вообще возможны допущения относительно эмпирических регулярностей действия в форме гипотез, являющихся основанием для объяснения. С этим связан вопрос о том, в какой степени возможно понимание общих моментов социального действия. Еще один блок проблем относится к тому, в какой мере подход М. Вебера в терминах теории действия дает его адекватное понимание через соотнесение с целями и ценностями, на которые ориентирован субъект. Это выводит нас на еще одно проблемное поле: в какой мере логическое отношение понимания и объяснения может сводиться к отношению между общей номологической гипотезой, с помощью которой проводится объяснение, и ее эмпирическим подтверждением.

Кто бы сегодня не говорил о теоретической программе социального действия М. Вебера для социологии, связывают это с вышеназванной ее дефиницией, которую он дал уже на первых страницах “Хозяйства и общества”. Из этой формулировки следует сделать три вывода:

1. Социология должна концентрировать свое внимание на объяснении фактов действия, т.е. она должна вскрыть его определенные регулярности и закономерности.

2. Объяснение этого действия должно происходить посредством понимания, которое означает выявление его смысловой значимости.

3. Это действие необходимо интерпретировать, т.е. представить посредством системы понятий его субъективный смысл. Следует последовательно рассмотреть эти постулаты, до сих пор вызывающие разногласия в социологии.

Какую позицию мог занимать М. Вебер в научной полемике, имевшей место между индивидуализмом и социоцентризмом? Можно без особых усилий показать, что он отвергает социоцентристские представления и формирует подход в терминах номиналистской теории действия. Центральной задачей социологии Вебер объявляет объяснение социального действия. По своему качественному своеобразию оно отличается от реактивного поведения, т.к. в его основе лежит субъективный смысл. Речь идет о заранее предусмотренном плане или проекте действия. В качестве социального оно отличается от реактивного поведения тем, что этот смысл соотносится с действием другого. Социология, таким образом, должна посвятить себя изучению фактов социального действия.

В смысле этого постулата, прежде всего, следует дать дефиницию основным социологическим конструкциям, таким, как протекание и причинная связь специфических действий индивидов. Для М. Вебера такие понятия, как “государство”, “феодализм” и т.п. представляют категории, “обозначающие определенный тип совместного человеческого действия, которое, чтобы быть понятным, редуцируется к действиям индивидов, принимавших в нем участие. В дальнейшем следует объяснить эти факты, раскрывая то, что определяет действия участников” 1.

Неприятие социоцентристских принципов при объяснении социального действия проявляется в отклонении Вебером допущения о коллективном субъекте, которое он обнаружил у представителей исторической школы национальной экономии. 2 С помощью этого допущения определенные трансформации государственных форм права и хозяйства различных народов объяснили не только в том смысле, что их развитие, как и развитие отдельных субъектов, осуществляется через эти отмеченные целостности.

С помощью этого же допущения происходило объяснение отдельных действий индивидов в обществе: все они осуществляются через органы, выполняющие функцию управления и контроля над общественным целым. Вебер не принимает такие представления, даже если они претендуют на нечто большее, чем эвристический метод. Для него это является необоснованным гипостазированием. Социальное действие замкнуто на социальную ориентацию индивида, который рассматривается как нечто самоочевидное. Система взаимных ориентаций связывает индивидов в общество, которое есть в свою очередь совокупность людей и связей между ними.

Объяснение действий этих людей может происходить непосредственно, если при этом определяются их мотивы, но это может происходить косвенно, если при этом ссылаются на знание определенной функциональной закономерности, сквозь призму которой рассматривается социальное действие. Разумеется, эта закономерность должна подтверждаться не только зафиксированным установлением, но она должна подтверждаться не только зафиксированным установлением, но она должна быть понятной”, т. е. надо определить из какой мотивации и какого общего смысла следуют те действия, которые предопределяют эту закономерность при наличии определенного социального факта.

М. Вебер стремился показать то, как важнейшие социальные факты-отношения, порядок, связи - следует определять как особые формы социального действия. Другое дело, что это стремление фактически не реализовалось. Систематическое объяснение этих социальных фактов через исследование единичных действий, конституирующих их, не состоялось. Социальное действие приводит к социальному факту. Это - важнейшая мысль Вебера. Но в таком случае следует обратить внимание на то, что далеко не все факты, которые исследует традиционная социология, можно объяснить как определенные совместные действия, а также опровергать через объяснение индивидуальных действий участников. К таким фактам можно отнести распределение доходов, социальные представления о ценностях.

В таком случае возникает вопрос о том, достаточны ли аргументы Вебера для обоснования номиналистской позиции в споре с социоцентристскими представлениями об обществе, а если это так, то не разрешается ли спор в пользу номинализма? На этот вопрос следует ответить отрицательно, т.к. Вебер должен был бы ограничить социологию объяснением социального действия, и в соответствии с этим показать, как возможны точные дефиниции социальных феноменов как особых случаев этого действия, которые в последствии необходимо объяснить. В своей эмпирической социологии Вебер не стремится подчиниться этому ограничению. Очевидно и то, что большинство социологов, в том числе и представители антропоцентристского подхода, возражало бы против такого ограничения ее предметной области. Общественные представления о мире и ценностях, к осуществлению которых стремятся индивиды, представления, которые со своей стороны определяют различные феномены - все это находится в центре внимания социальной науки.

Разумеется, М. Вебер, вопреки своему определению социального действия, во главу угла ставит изучение именно этих факторов. Если рассматривать ядро его эмпирической социологии - объяснение возникновения западного рационализма и капитализма, - то ясно, что этот капитализм характеризуется через комплекс определенных действий, связанных с хозяйством соответствующего типа. Но в таком случае предпосылки возникновения этих действий - имеющиеся технические возможности, рациональное право и соответствующий хозяйственный менталитет - нельзя реконструировать как действия.

М. Вебер детальнейшим образом исследует происхождение именно этого хозяйственного менталитета и комплекса необходимых ориентаций. Он показывает, что эти установки следуют из определенных действий: создания и распространения соответствующих религиозных доктрин. Поэтому веберовское историческое объяснение этого капитализма состоит отнюдь не из суждений о простой последовательности действий. Оно состоит из суждений об их последовательности и предпосылках, приводящих к этим действиям - определенных ментальных факторах: комплексах религиозных идей и правовых представлений. К этим предпосылкам относится и ряд физических факторов: распределение капиталовложений, вспомогательных средств, инструментов власти.


Случайные файлы

Файл
106668.rtf
11326-1.rtf
5751-1.rtf
Ла4.doc
31020-1.rtf




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.