Праздник методологии: постмодернистские игры в новые смыслы (7431-1)

Посмотреть архив целиком

Праздник методологии: постмодернистские игры в новые смыслы

Станислав Катаев

Праздник — это особое время, когда можно делать то, что обычно не принято. Можно позволить себе расслабиться и не быть слишком серьезным. Законы праздника иные, чем в обычный день. Позволим и мы себе поиграть в методологию. Ну, например, так.

Мир подчиняется не экономическим законам, а эстетическим. Вернее, эстетические законы лучше объясняют мир. Еще точнее, современный мир лучше объясняют законы эстетики. Только эстетика дает объяснение абсурду, присущему современному миру. Никакая экономическая закономерность, политическая рациональность не может объяснить происходящее. Если мы останемся в рамках только экономического или политического мышления мир предстанет перед нами как абсурд и хаос. Но мир не может быть ни абсурдом, ни хаосом. Таковым он предстает перед исследователем, применяющим не ту методологию. Постмодернистская реальность лучше понятна в рамках эстетического мышления.

Выбор методологии не произвольная акция ученого. Не метод задает путь исследователю, а наоборот, объект исследования определяет методологию. Все действительное — разумно. Только тот метод адекватен предмету, который способен его объяснять.

Условное название современной методологии, с помощью которой предлагается объяснять современность — постмодернизм. Это широкая парадигма, которая включает в себя частные концептуальные подходы. И хотя видов постмодернизма несколько, изначальное его происхождение — литературная критика, эстетическая концепция.

«Постмодернизация» — «постмодернизм» — это пара понятий, которые принято различать. Постмодернизация — это экономический и социальный , процесс, а постмодернизм — это стиль и направление в искусстве. Но искусство обитает не в безвоздушном пространстве. Искусство отражает свойства мира свойствами своих творений. Объясняя произведение искусства, мы объясняем мир. Это классический подход, который был очевидным для литературных критиков 19 века, когда с социологическими концепциями публика знакомилась в статье о новом романе известного писателя. Хорошо известно, что Д. И. Писарев один из первых познакомил российскую публику с О. Контом. Позже герменевтика, выросшая на дрожжах литературоведения стала одной из современных методологий обществознания. Так и сейчас постмодернистское искусство, а точнее его интерпретация — ключ к пониманию явлений и процессов постмодернизации современного общества.

Постмодернистский объект, будь это литературное произведение или социальное явление, обусловливает метод его изучения, придает свойства методу.

Постмодернистская природа современного общества требует адекватного метода своего исследования. Подобно тому, как авангардное искусство требует соответствующей этому направлению эстетической критики, так современное общество создает эффект «порождения метода».

Структура типичных черт постмодернизма представлена известным американским литературным критиком Ихабом Хасаном, работы которого широко цитируются и стали методологическим ориентиром для характеристики современного мышления.

Черты постмодернистского общества(и постмодернистского метода) таковы: многозначность; колебания, сомнения достраивание смысла, неожиданные ассоциации; игра; деконструкция; децентрирование; полицентризм; интертекстуальность; деканонизация; неопределенность, культ неясностей, ошибок; фрагментарность и принцип монтажа.

Проиллюстрируем эти черты на материале современного украинского общества.

1. Многозначность. Наше общество одновременно и традиционное и модернизационное и постмодернизационное; с чертами коммунизма, капитализма и феодализма. Политический режим характеризуется сочетанием тоталитаризма, авторитаризма и демократии. В этом проявляется постмодернистская гетерогенность смысла украинского общества.

Многозначность социального времени в современном обществе отражается в многозначности обществоведческого текста. Многозначность текста моделирует многозначность времени. Социологи с разными политическими ориентациями и разными парадигмами мышления могут быть в равной степени правы в описании общества, поскольку в соответствии с принципами своего мышления выбирают тот сектор реальности, который ближе всего к данной парадигме описания социума. Разные ситуации общественной жизни могут быть объяснены с позиций разных методологий.

2. Колебания, сомнения, достраивание смысла, неожиданные ассоциации.

Хорошо известны беспрерывные колебания власти от правого к левому спектру политики, от западного к восточному вектору геополитики. Постоянные колебания соотношения сил в пользу то исполнительной, то законодательной ветви власти.

Колебания, сомнения, не как отдельные ситуативные чувства, а как тотальное ощущение, как способ отношения к миру присущи субъекту, познающему современное украинское общество.

3. Игра. Для изучения сущности современного общества значима игровая концепция культуры, разрабатываемая на базе идей Дж. Мида, Дж. Морено, И. Хейзинги и др. Речь идет не о детских, карточных, спортивных играх. В постмодернизме сложилось свое, особое понимание игры. Игра, как открытое для направленности движение, свободная от целеполагания трансформация. Игра процессом изменения, игра вариантами развития. Не жесткая направленность, обусловленная целеполаганием, а свободная игра, комбинация возможностей присуща социальным изменениям в эпоху постмодернизма. Однако игра — не хаос, не анархия. В игре есть правила, которые разделяют играющие. Исход игры непредсказуем, но сам ход игры упорядочен. Условность игры переносит рациональность на иной уровень, придает ей иной характер. Экономические, социальные отношения тоже могут объясняться игровой методологией. Не писаный закон, рожденный рациональностью прежней эпохи, а некие новые взаимно принятые условия и правила игры более действенны во многих взаимоотношениях экономических субъектов. Например, то, что мы называем «коррупцией» на самом деле есть новая реальность экономических отношений, в определенном смысле упорядоченная и понятная тем , кто в нее погружен. Миф о тотальной безнравственности государственных чиновников порожден традиционалистским сознанием, бессильным объяснить новую реальность.

4. Деконструкция, в процессе которой происходит лишение объекта прежней конструкции и замена ее новой. Некая система значений становится основой иного понимания явлений. Но такое новое понимание связано с прежней структурой через иные ранее не акцентируемые ее свойства. Не критика процессов деконструкции, а свободное подчинение ее стихии открывает новые возможности и потенциал для обновления. Поясним это на примере аномии.

Ранний период трансформационного кризиса сопровождался аномией, т. е. разрушением прежних норм. Об этом писали многие авторы. Однако период аномии пройден в относительно короткий срок. Мятежное нормотворчество сформировало новый свод правил, известный играющим и непонятный остальным. Мир, как анархия и хаос, видится глазами непосвященных. Современная социально-экономическая реальность — это новая для нас игра.

5. Децентрирование — лишение структуры центра. Для общества это можно иллюстрировать нарастающей регионализацией страны. Хотя Украина и унитарное государство, но экономические процессы вынуждают углублять регионализм, вначале экономический, а затем и политический. Глобализации противостоит обратный процесс национальной консолидации. Широкий протест против глобализации отражает внутреннее отторжение тоталитарности центра.

6. Полицентризм. Отсутствие единого центра парадоксальным образом сопровождается возникновением множества центров, множества столиц. Провинция становится самодостаточной. Достоинство провинциала утверждается собственной значимостью нового центра, способного противостоять столице. Пожалуйста, у нас несколько центров власти: донецкий, днепропетровский, львовский, харьковский и пр. Здесь не обособление регионов, а усиление их, появление нового качества, равного по значению нового государства. Это порождает ситуацию неофеодализма с его войной между региональными князьями, зыбкой властью центра и безудержной гонкой за призрачными ценностями свободы.

7. Интертекстуальность проявляется в способе формирования метода. Литератор создает текст, ощущая сверхчутко время. Критик, уловив новые интонации, стремится понять их источник, формирует теорию, объясняет метод. Этот метод является ключом не только к тексту, а к той реальности, которую отражает текст. На основе метода создается новый текст, содержащий интерпретацию реальности в иных понятиях, ином словаре. Чтобы Лев Толстой стал зеркалом революции необходима цепочка интерпретаций. Жизнь — текст литературный — текст литературного критика — текст обществоведа — социальная реальность. Метод формируется через интертекстуальное взаимодействие. Так и этот текст, что предстает на этих страницах, порожден диалогом с системой знаков, подаваемых социальной реальностью и интерпретированный на празднике методологии.

8. Важными чертами постмодернизма в искусстве есть неопределенность, культ неясностей, ошибок.

Подобные явления присущие и современному обществу. Для социальной структуры характерна неопределенность социальных границ, их неопределенность. Бывшие критерии социального деления перестали быть значимыми. Социальная структура определяется по критериям стиля жизни, которые не являются четкими . Профессии современного общества перестают быть специализированными настолько же четко, как и в традиционном обществе. Экономические отношения тоже не могут характеризоваться четкостью. Хорошо известная социологическая характеристика постмодернизма — это кризис идентификации, если человек затрудняется отнести себя к какой-то социальной общности. Существует много неопределенных законов. Можно толковать эти явления как недостаточный уровень развития общества. Но следует учесть, что действующие субъекты как никогда просвещены, имеют больше возможностей опереться на опыт прошлого. Другими социологами нынешнее состояние общества оценивается как хаос. Мы же склонны утверждать, что это внутреннее свойство постмодерного общества. Такая оценка может содержать важные политические следствия. Если неопределенность, неясность, характерные для общества, расценивать как хаос, который требует упорядочения, то для этого необходимо применение «сильной руки» и диктатуры. Если же эту неопределенность толковать, в соответствии с нашей точкой зрения, как природное и как внутренне необходимое свойство общества, то политический вывод будет не в наведении порядка «твердой рукой», а в формировании культурных образцов поведения. Чтобы научиться жить в постмодерном обществе необходимо обеспечивать решение проблем в условиях культурной неопределенности, демократическим путем. Ныне формируется тип личности, который своей деятельностью создает эту неопределенность и воспринимает ее как естественную среду своего бытия. Такой является новая генерация предпринимателей, бизнесменов, политиков.


Случайные файлы

Файл
115233.rtf
ref65.doc
8334.rtf
86380.rtf
94413.rtf




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.