Утраты и обретения социологии (5666-1)

Посмотреть архив целиком

Утраты и обретения социологии

В. В. Козловский

Тема, затронутая в названии, содержит нескончаемый реестр успехов и неудач социологии, а соответственно, связанных с ними разных школ, направлений и отдельных исследователей. Баланс едва ли когда-нибудь будет подведен окончательно. Однако в конце века всегда подводятся итоги. В социологии, как в никакой другой области знания, приходится констатировать, что возникшие почти полтора столетия назад чаяния и надежды на исправление с ее помощью общественных нравов, устранение социальных болезней, решение растущих социальных проблем оправдались в слишком малой степени. Эмпирически обоснованное социальное проектирование нередко оказывалось лишь способом приспособления к изменяющейся экономической и политической реальности. Иными словами, даже критически настроенное социологическое сообщество практически содействовало лишь смягчению социальных издержек ускоренного индустриального развития в XIX-XX веках. Пафос справедливости и солидарности стимулировал наряду с социальной критикой и социальный конструктивизм, ставший столь популярным в силу своих проективных обещаний усовершенствовать общество. Ведь любого рода социальный проект зиждется на лучших побуждениях, стремлении поднять жизненный стандарт большинства членов общества, разрешить коллизии и предложить рациональную структуру социального порядка.

1. Конструктивизм, мультипарадигмальность и институционализация: превращение социологии в бюрократическую систему

Социальное конструирование реальности [1], несомненно, относится, прежде всего, к самой социологии. Изначальное стремление служить общему благу и благу человеческой личности сохранилось и поныне. Однако социологи в двадцатом столетии столкнулись с новой рационально сконструированной реальностью, точнее, практическим воплощением научных (часто идеологических) концептов в экономических, политических, социальных структурах, в повседневной культуре и поведении. Не случайно большинство социологов предпочитает ныне занять позицию наблюдателя, и отказывается активно включиться в ход политических и социальных преобразований. Пример тому исследования Никласа Луманна, довольно популярные в современной Германии и за ее пределами системно-теоретические изыскания [2]. Это такие же системные построения, что и у его предшественников, но в меньшей степени претендующие на непосредственное вторжение в социальную реальность.

Дискуссия по поводу разных подходов в социологии идет довольно давно.* Попытки сравнительного анализа резко уменьшились после знаменитого спора о позитивизме в 60-е годы. По всей видимости, это обсуждение постепенно стихло в силу отсутствия практических результатов. Что за резон спорить, если стороны остаются при своем мнении и ситуация по существу не меняется. Нет никаких шансов для появления какой-либо новой продуктивной синтетической теории, поскольку объединить плюсы и отбросить минусы существующих концептов не удавалось до сих никому и, вероятно, в ближайшее время это едва ли произойдет. Несмотря на периодически обостряющийся кризис в социальных науках, есть все условия для взрыва новых идей в сфере междисциплинарных изысканий и возникновения новой парадигмы в социологии.

Между тем, размытость границ теоретического поля в настоящее время обнаруживается в разноречивых следствиях. Во-первых, констатируется мультипарадигмальное состояние и, во-вторых, возрастает роль организационных институциональных форм в социологической науке, благодаря которым обеспечивается достаточно длительное существование сформированных на базе различных парадигм школ и направлений. Парадигму определяют как набор убеждений, ценностей и техник, разделяемых членами данного научного сообщества. Мультипарадигмальность характеризует одновременно равноправность и дополнительность множества социологических концепций. Взаимная критика различных концептов при этом зачастую просто отсутствует в силу различий проблематики или сектора наблюдения, а также из-за противоположности методологических принципов. Научные результаты становятся практически несоизмеримыми. Акцентуация математически выверенного и эмпирически обоснованного знания частично решает задачу получения достоверных сведений. В любом случае остается место для содержательной интерпретации, которая покоится уже на соответствующем теоретическом базисе. Свобода интерпретации обеспечивается как методологическими установками, так и правилами сообщества, к которому принадлежит исследователь.

Мультипарадигмальное состояние социологии отражает общую ситуацию взаимодействия и смены парадигм в науке, описанную Томасом Куном [4]. Конечно, в естественных науках все выглядит, кажется, иначе, чем в социальных науках, но имеется много общего. Познавательный и нормативный смысл парадигм в социологии так же, как и в других отраслях науки, определяет поведение социологов, желающих с их помощью решить текущие задачи. Поэтому, видимо, нынешний период концептуального хаоса действительно предвещает научную революцию в социологии. Радикальный взгляд на проблему совместимости парадигм выражен в работе С. Грофа «За пределами мозга». По его мнению, устоявшиеся парадигмы, являясь поначалу мощным катализатором научного роста, становятся затем помехой изобретению новых идей. Он склоняется к так называемому «шнуровочному» подходу Джеффри Чу [5, с. 74], в котором все теории естественных явлений считаются созданиями человеческого разума. Эти концептуальные схемы представляют собой более или менее адекватные приближения, которые ни в коей мере нельзя смешивать с точными описаниями реальности или с самой реальностью. Парадигмы он предлагает рассматривать как модели, а не как окончательные описания реальности [5, с. 29]. Любая парадигма в ходе своего осуществления варьируется научным сообществом, но вместе с тем закрепляется нормативно и организационно.

Институционализация локального научного сообщества в качестве исследовательской лаборатории, института, учебного учреждения гарантирует возможность исповедовать собственную «философию», методику, придерживаться самостоятельно выработанных критериев научности. Подобное институциональное процветание, безусловно, способствует размыванию критериев внутринаучного контроля, ослаблению публичной критики. На смену стихийно сложившегося научного этоса, на основе которого социологическое сообщество более или менее обеспечивало надежность выработанных критериев эвристичности, обоснованности получаемого знания, приходит замыкание внутри собственной референтной группы единомышленников. На мой взгляд, социологическое сообщество, несмотря на все объединительные декларации и всевозможные встречи, все же расколото не столько институционально, сколько концептуально. Таким образом, накопленная политеоретичность и полисемантичность социологического дискурса превращается на глазах в семантический анархизм, в котором оказываются допустимыми практически все противоречащие утверждения. Концептуальная полнота и многообразие оборачивается размежеванием на «социологические парцеллы».

По-видимому, ситуация методологической неопределенности и слабой продуктивности имеющихся концепций обусловлена, в первую очередь, кризисом внутринаучных критериев социологического и вообще социального знания. Антиномии социологического познания, в частности, контроверза номинализма и реализма, реализма и конструктивизма периодически становятся предметом обостренного внимания. *

Таким образом, при собственной методологической и эвристической неуверенности, социологи продолжают столь же самонадеянно судить о реалиях общественной жизни, о тенденциях социального развития, давать не только кратко -, но и долгосрочные предсказания. Наличие институциональной базы социологических исследований и социологического образования, конечно, защищает от некомпетентного внешнего вмешательства и, вместе с тем, изначально легитимирует попытки социологов вмешаться в отдельные области или в процесс социальной жизни. Нередко при этом представители социологического сообщества присваивают себе право моральной оценки текущей политики, нравов, человеческих поступков. Социолог судит о реальности на основе первородного права профессии и сконструированной для себя предметной области. Более того, для материального обеспечения социологического сообщества изыскиваются немалые финансовые и технические средства, создаются разного рода организационные структуры. Социология во всех своих составляющих превращается в бюрократическую систему.

Богатство пульсирующей социальной мысли трансформировалось в организацию профессионального изучения и проектирования социальной реальности со своим аппаратом, образовательной системой, сферой практики. Фигура обучающего, поучающего, изучающего и практикующего социолога стала фигурой массовой профессии. Появились новые ветви социологической профессии: имиджмейкер, консультант по связям с общественностью, социальный маркетолог, специалист по опросам общественного мнения и т. д. Все они вырастают на массиве разросшихся социологических знаний, исследовательской и манипулятивной техники. Социальный заказ на результаты социологического труда приобрел совершенно новые очертания. Прежние попытки анонимно говорить от имени страждущих социальных групп сохранились, но сформировалась особая практика взаимного обслуживания социологов, общественности, политической и экономической власти. При этом социологи предпочитают свои наблюдения выдавать за научно обоснованные предостережения и советы за или против власть предержащих. Если мы вспомним о социологической публицистике времен перестройки, то всем памятна серия «Перестройка: гласность, демократия, социализм», инициированная видными публицистами, писателями, известными социологами, где они утверждали: «Иного не дано» [7], и требовали перемен: «В человеческом измерении» [8]. В период российских реформ 90-х годов социологи уже ставят вопрос иначе: «Куда идет Россия?» [9,10]. Конечно, суметь привлечь внимание власти и общественности непросто. Но всегда остается вопрос, насколько социологи вправе заставлять себя слушать и тем самым соучаствовать в принятии решений. Не является ли их задачей информирование о происходящем и помощь в коррекции линии поведения участников политического поля?






Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.