О некоторых факторах популяционного кризиса (2692-1)

Посмотреть архив целиком

О некоторых факторах популяционного кризиса

Баранов Альберт Васильенч - кандидат философских наук, старший научный сотрудник Социологического Института РАН (Санкт-Петербург).

Сегодня Россия и другие страны Европы демонстрируют воспроизводство устойчиво убывающего населения - депопуляцию . Вокруг проблем популяционного [1] кризиса развернулась достаточно острая дискуссия в литературе, сфокусированная на двух темах: 1) о причинах снижения рождаемости и повышения смертности; 2) о социальных последствиях депопуляции [1]. Подключаясь к этой дискуссии, хотелось бы остановиться на таких факторах указанного кризиса, как экономический (уровень жизни) и социологический (кризис института семьи). Рассмотрим значимость этих факторов на примере их воздействия на рождаемость населения г. Санкт-Петербурга.

Для некоторых ученых, особенно специалистов-медиков, экономистов, демографов, а также подавляющего большинства населения аксиомой считается, что понижение рождаемости в 90-е годы в стране вызвано в основном падением уровня жизни большинства населения. Вот типичные суждения по данному вопросу: "Как можно заводить детей, когда зарплата ниже прожиточного минимума для одного человека!" "Низкая рождаемость является своего рода индикатором материального неблагополучия" [2]. "Установленный прожиточный минимум в нашей стране не обеспечивает уровень рождаемости, необходимый даже для простого воспроизводства населения. Его не в состоянии обеспечить и сложившийся средний уровень зарплаты" [3]. Но так ли это?

Таблица I

Распределение населения и рожениц Санкт-Петербурга по доходам (в %)

Душевой доход

Население

Роженицы

Вся выборка

Зачатие в июле 1998 г.

Зачатие в сентябре 1998г.

До 1000 рублей

1001-2000 рублей

Более 2000 рублей

29,0

45,4

25,6

100

66,3

25,6

8,1

100

65,5

24,8

9,7

100

67,0

26,8

6,7

100

Для углубленного исследования проблемы рождаемости был проведен в феврале - мае 1999 г. опрос 462 рожениц в трех роддомах Санкт-Петербурга. Выборка репрезентативна по возрасту матери и отца, доле состоящих в браке, соотношению первых, вторых и третьих родов. В анкете содержались вопросы по медицинским параметрам, а также социальным характеристикам и доходам рожениц. Распределение населения по доходам взято по состоянию на 1 квартал 1999 г. В это время прожиточный минимум для трудоспособного человека составлял 1294 руб. В IV квартале 1998 г. он равнялся 938 руб. [4]. Об уровне жизни рожениц города можно судить по данным табл. 1.

Материалы исследования показывают следующее. Во-первых, рожают женщины преимущественно из бедных слоев с душевым доходом ниже прожиточного минимума. В составе всего населения бедные насчитывают 29%, а "поставили" они 66,3% рожениц, тогда как 25,6% экономически благополучных - лишь 8%. Во-вторых, - что также примечательно -после августовского (1998 г.) шока рождаемость у бедных имела тенденцию к повышению, а у обеспеченных - к понижению. Может возникнуть вопрос, а не ошибка ли это выборки? Действительно, в нашей выборке нет ни одной роженицы (по их заявлению) из богатых семей. Известно, что богатые предпочитают рожать в домашних условиях или в клиниках за границей. Для них недавно в Петербурге открылся частный роддом. Но численность таких семей составляет 2-3% в населении и практически не может заметно скорректировать тенденцию, выраженную в таблице. Так что приходится признать: нет, это не погрешность выборки, а наглядное опровержение одного из весьма распространенных заблуждений, проникших и в научную литературу, и в общественное сознание.

Отмеченную тенденцию подтверждают также данные о различии в доходах одно-двух-трехдетных семей. Роженицы, которые подарили семье первенца, имели средний доход 1154 руб.; семьи, где новорожденный - второй ребенок, - 925 руб.; семьи, где новорожденный стал третьим ребенком - 604 руб. Та же картина по жилищным условиям: чем больше детей, тем скромнее жилье и по площади, и по числу жильцов на одну комнату. Значит, не следует рассчитывать на то, что с повышением уровня жизни автоматически увеличится и рождаемость. Парадоксально, но не богатство, а бедность "рождает" детей. Об' этом свидетельствует и международный опыт: экономически развитые страны имеют малодетные семьи, экономически же отсталые общества, например, африканские, -многодетные семьи. Доля детей в возрасте до 16 лет включительно составляет в населении первых 1/5, а во вторых - 1/2. Указанный парадокс был обнаружен еще в конце XIX века. Во второй половине XX века он перестал отчетливо проявляться в наиболее развитых странах, где сложился средний класс и всем слоям стало доступно школьное образование.

Теперь рассмотрим, как связан с коэффициентом рождаемости момент перепада доходов, переход их с одного уровня на другой. Воспользуемся социологическим понятием депривации , обозначающим резкое увеличение дистанции между притязаниями человека и его реальными возможностями в получении благ. Дистанция может увеличиться как 1) из-за роста притязаний, потребностей, ожиданий при неизменных доходах, так и 2) в результате падения реальных доходов, сокращения доступности социальных благ при неизменности притязаний. Депривация первого рода (стресс, по Г. Селье ) активизирует человека в направлении социальных притязаний; депривация второго рода, шоковая ( дистресс , по Г. Селье ) переключает активность на удовлетворение менее "возвышенных" потребностей, например, сексуальных. Эта гипотеза требует тщательного анализа, попытаемся лишь проиллюстрировать ее. "Перестройку" 1985-1991 гг. можно считать периодом относительной стабильности доходов у всех слоев населения. Вместе с тем, это период пробуждения надежд, ожиданий существенного улучшения жизни. Как меняется показатель рождаемости на тысячу населения в Санкт-Петербурге в этот период? Рождаемость понизилась с 14,5 до 9,3 промилле. Следующий период 1992-1994 гг. - резкое ухудшение экономического положения при понижении ожиданий перемен к лучшему в жизни страны и личной. Рождаемость продолжает снижаться, но меньшими темпами: с 7,6 до 7,1 промилле. 1996 - половина 1998 гг. - относительно благополучный период. В это время показатель рождаемости удерживается на предельно низком уровне - 6,6 промилле [5].

Таким образом, как нам кажется, стремительное понижение рождаемости в конце 80-х - первой половине 90-х годов вызвано депривациями как первого рода, так и второго. Причем, эффект возбуждения надежд периода политической "перестройки" 1985-1991 гг. был сильней и продолжительней, чем эффект шоковой депривации , вызванной экономическими преобразованиями 1992 года и последующих лет.

При уменьшении коэффициента рождаемости лишь на три-четыре десятых промилле смертность после августа 1998 подскочила на 12 промилле. Если в первой половине 90-х годов рост смертности в основном был вызван ростом несчастных случаев, то во второй половине этого десятилетия он поддерживался за счет перенапряжений и психических стрессов, заканчивающихся инфарктами и инсультами, а также реанимации болезней, господствовавших в прошлом, - туберкулез и другие инфекционные заболевания. Произошла историческая деградация структуры заболеваемости и смертности, которую труднее преодолеть, нежели сократить число несчастных случаев. Социальной проблемой остается сверхсмертность мужчин во всех возрастах, начиная с рождения и до 50-летнего возраста. В активном возрасте смертность мужчин превышает женскую троекратно.

Показатели ее весьма чувствительны и к уровню жизни. Учитывая прогнозы экономистов, которые не обещают взлета российской экономики, по крайней мере, в ближайшие 15 лет [6], можно уверенно прогнозировать, что коэффициент смертности на 1000 населения не будет опускаться ниже 12 на протяжении нескольких десятилетий. Он будет удерживаться выше этой планки сначала под влиянием экономических факторов, а за пределами 2015 года - еще и постарения населения.

Вернемся, однако, к рождаемости. Обратим внимание на один фактор малодетности . Его известный социолог и демограф А.И. Антонов связывает с "кризисом института семьи" [см. 1]. Но почему кризис семьи должен вести к понижению рождаемости? Не логичнее ли предположить, что социальная необеспеченность ребенка (вне семьи) должна вести к увеличению смертности детей? Ведь рождаемость должна бы вырасти, поскольку сексуальная жизнь лишается семейных ограничений. О кризисе семьи, точнее ее распаде под влиянием развития капитализма, говорили еще в середине XIX в. Маркс и Энгельс. В XX в. семья в России непрерывно переживала деструкцию. Не обошла ее стороной и либерально-демократическая "революция" 90-х годов. О продолжающейся перестройке семьи говорят данные по Санкт-Петербургу о росте внебрачных детей [7] - см. табл. 2.

То, что называют обычно "кризисом семьи", может быть, точнее обозначить "кризисом детства", ибо речь идет о росте социальной незащищенности детей, их социальной заброшенности на фоне общей исторической тенденции к повышению здоровья и образованности людей. Например, во всех развитых странах, по которым имеются соответствующие данные, доля детей, проживающих в бедности, среди взрослого населения превышает долю бедных пожилых и старых среди лиц старшего возраста [8]. В России к середине 90-х годов положение детей (огромная беспризорность, наркомания, преступность) было осознано как проблема социальной и государственной безопасности.


Случайные файлы

Файл
70941-1.rtf
162158.rtf
10213.rtf
62748.rtf
48331.rtf




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.