Религиозные и этические аспекты секса (30226-1)

Посмотреть архив целиком

Религиозные и этические аспекты секса

Иудаизм

Взгляды иудаистов на сексуальные взаимоотношения отражены в еврейской Библии (которую христиане называют Ветхим Заветом) и в Талмуде - собрании текстов, истолковывающих Библию, в частности в ее приложении к вопросам повседневной жизни. В этих источниках сексуальность рассматривается в основе своей как позитивная сила, которой Бог одарил человека. Такое отношение ясно выражено в Песни Песней, предположительно приписываемой царю Соломону; ее эротический характер очевиден из приводимого отрывка:

"Этот стан твой похож на пальму и груди твои на виноградные кисти.
Подумал я: влез бы я на пальму, ухватился бы за ветви ея; и груди твои были бы вместо кистей винограда, и запах от ноздрей твоих, как от яблоков" (Песнь Песней, 7:8-9).

Согласно учению иудаизма, неуместно видеть в гениталиях человека и их функциях нечто непристойное (Gordis, 1978), так как Бог сотворил Адама и Еву по своему собственному образу и подобию и высоко оценивал свои творения (Книга Бытия, 1:27, 31). Кроме того, хотя главная цель сексуальных отношений - размножение ("Плодитесь и размножайтесь" - Книга Бытия, 1:28), они должны быть также источником наслаждения (Franzblau, 1975; Rosenheim, 1977; Fertel, Feuer, 1979). Иудаизм учит, что удовольствие от секса имеет самостоятельную ценность, независимо от его роли в продолжении рода. Однако сексуальная активность уместна только в браке, поскольку семье придается "высший религиозный смысл" (Rosenheim, 1977).

Как видно из многих письменных источников, евреи никогда не считали, что брак существует только для обзаведения потомством: первостепенное значение придавалось также взаимной симпатии и дружеским отношениям между супругами. Поэтому еврейский закон требует, чтобы в браке состояли все, включая бесплодных индивидуумов и лиц пожилого возраста; при этом закон всегда считал сексуальные отношения между мужем и женой обязательными. В Талмуде говорится о том, насколько частыми должны быть половые сношения в зависимости от рода занятий мужа. Например, для лиц физического труда норма составляет не менее двух раз в неделю, а для ученых людей - не менее одного раза, желательно в пятницу вечером (накануне еврейского субботнего дня) ввиду сакраментального характера полового акта. Талмуд, однако, провозглашает, что женщина имеет право отклонить сексуальные притязания мужа, и в этом случае ему запрещается проявлять какую-либо настойчивость (Gordis, 1978). Еврейским женам всегда рекомендовалось играть активную роль в сексуальных контактах и инициировать их, если они того пожелают. Ясно, что 2000 лет назад такие представления о женской сексуальности были довольно необычными. В структуре семьи у древних евреев доминировали мужчины, но сейчас это, безусловно, не так (в некоторых ветвях иудаизма женщины могут даже становиться раввинами).

Сексуальные отношения между мужем и женой относительно свободны от ограничений. Оральный и анальный секс допускается (в предположении, что эякуляция происходит только во влагалище), частота сексуальной активности не лимитирована; предполагается, что оба партнера должны при этом получать удовольствие. Безбрачие не только не признается добродетелью, но его даже считают грехом. Поскольку долг каждого из супругов - доставлять партнеру сексуальное удовлетворение, женщина вправе развестись с мужчиной-импотентом или человеком, равнодушным к сексу, а мужчина - с женщиной, которая отказывается вступать с ним в половые сношения.

Одобряя получение радости и удовольствия от секса в браке, иудаизм вместе с тем осуждает некоторые формы сексуального поведения. Нарушение супружеской верности считается противозаконным действием (Левит, 20:10). Отношение к добрачной половой жизни весьма неодобрительное (Rosenheim, 1977). Кровосмешение запрещено (Левит, 18:6-18). Закон не позволяет принуждать дочерей к занятию проституцией, хотя сама проституция, по-видимому, допускается. Закон осуждает мужские гомосексуальные отношения, но о женских в Библии нет упоминаний. Скотоложество и педофилия тоже подлежат осуждению. Однако в целом иудаизму свойственно одобрительное отношение к сексу, он не выдвигает концепции, сходной с христианским представлением о первородном грехе.

В Америке существует сейчас три главных разновидности иудаизма - ортодоксальный, консервативный и реформистский. Ортодоксы придерживаются буквального понимания ветхозаветных текстов, которое очень мало изменилось за прошедшие столетия; они решительно возражают против абортов (если нет серьезной угрозы для жизни матери) и соблюдают законы Ниддаха, запрещающие сексуальный контакт между мужем и женой во время менструации и в первую неделю после ее окончания (Fertel, Feuer, 1979). Кроме того, ортодоксальный иудаизм не позволяет мужчинам практиковать мастурбацию, если она приводит к эякуляции, хотя специального запрета на женскую мастурбацию нет. Реформисты, приспосабливаясь к новым временам, отказались от многих ритуальных требований, описанных в Ветхом Завете и Талмуде, например от положений о кошерной пище и от законов Ниддаха. Реформированный иудаизм обычно придерживается либеральных взглядов в таких вопросах, как аборты, мастурбация и добрачная половая связь. Консерваторы занимают промежуточную позицию, изменяя ортодоксальные положения не столь радикально, как реформисты.

Многие критиковали ортодокасальный иудаизм за ущемление прав женщин. Еврей-ортодокс должен ежедневно в утренней молитве благодарить Бога, что тот не создал его женщиной. Во время службы в синагоге женщины должны быть отделены от мужчин (видимо, для того, чтобы созерцание соблазнительной плоти не отвлекало последних от духовных мыслей). Женщины не учитываются при подсчете присутствующих на богослужении, которых должно быть не менее 10. Кроме того, в ортодоксальных законах о браке и разводе женщины рассматриваются как "граждане второго сорта", а законы Ниддаха определенно объявляют женщин во время менструации нечистыми (Priesand, 1975).


Христианство

Христианские учения нередко умалчивали или негативно высказывались о сексе. Действительно, многие люди полагали (и до сих полагают), что у христиан слово "секс" чаще всего соседствует с отрицанием "не...". Как уже говорилось в гл. 1, первые христиане были евреями, и их взгляды на отношения полов перешли к ним от иудаизма. Однако ранние ученики Иисуса, по-видимому, находились под сильным влиянием греков, отличавших физическую любовь от любви как духовного переживания. Этот подход резко контрастировал с представлением иудеев, согласно которому тело и душа - взаимодополняющие части человеческой природы, а не антагонистические противоположности. Поскольку апостолы ожидали также, что Иисус в недалеком будущем возвратится на Землю, чтобы принести людям спасение (1 Поел. к Фессалоникийцам, 5; 1 Поел. к Каринфянам, 7:29 и далее), некоторые из раннехристианских суждений о сексе, которые представляются сейсас негативными, тогда, вероятно, мыслились как временные ограничения (Kosnik et al., 1977; Nelson, 1978). Несколькими столетиями позже св. Августин, полагавший, что секс изначально осквернен первородным грехом, пришел к выводу о греховности всякого полового акта, даже между супругами. Не забывая об этих исторических моментах, мы теперь обратимся к современным христианским представлениям о сексуальных отношениях.

 

Католицизм

Позиция католической церкви базируется не только на текстах Старого и Нового Завета, но и на высказываниях римских пап. Сексуальная активность в браке заслуживает одобрения, поскольку она нужна для продолжения рода. но все другие формы секса осуждаются.

В 1976 г. Священная Конгрегация издала декларацию о Догматах Веры. В этом тексте, получившем одобрение Папы, католическая позиция по вопросам секса была изложена несколько подробнее. Здесь говорилось: "В настоящее время моральное разложение усилилось, и одним из важнейших проявлений этого стал неудержимый рост половой распущенности". Далее отмечалось следующее:

  1. Неверно рассматривать библейские высказывания о сексе как "проявления определенной культуры в определенный исторический период". Таким образом, церковные учения прошлых веков и сегодня сохраняют свою полную силу, независимо от того как изменилось человеческое общество.

  2. Даже между помолвленными, которые испытывают сильные взаимные чувства, сексуальная активность греховна, ибо "всякий генитальный акт допустим только в рамках брака".

  3. Все гомосексуальные акты "по своей сущности предосудительны", однако гомосексуальная ориентация без совершения таких актов сама по себе не составляет греха.

  4. Мастурбация, хотя в Библии нет ее специального осуждения, представляет "серьезное нарушение морали".

  5. Целомудрие (сохранение девственности или мужское безбрачие) добродетельно не только потому, что позволяет избежать греха, но и потому, что ведет к достижению высших духовных благ.

В дополнение к сказанному католическая церковь запрещает развод (за исключением особых обстоятельств) и применение искусственных методов контрацепции (т.е. всех, кроме полового воздержания или учета естественного ритма овуляции).

В наши дни многие представители католического духовенства полагают, что некоторые из приведенных суждений устарели, и выражают серьезные сомнения в их обоснованности. Например, в 1977 г. авторы исследования, проведенного по поручению Американского католического теологического общества, рекомендовали при моральной оценке всякой сексуальной активности выяснять, способствует ли она освобождению личности, обогащает ли партнера, является ли честной, социально ответственной, жизненно полезной, доставляет ли радость. "Если такие качества имеются, то можно с достаточной уверенностью оценить соответствующую половую активность как здоровую и нравственную" (Kosnik et al., 1977).

За несколько месяцев до этой конференции папа Иоанн Павел II вызвал сенсацию, сказав, что мужчина повинен в "мысленном прелюбодеянии", если смотрит насвою жену с вожделением (The New York Times, Oct. 10, 1980). Хотя позже папа объяснил, что хотел лишь освободить женщин от унизительной роли сексуальных объектов, многие поняли его слова в том смысле, что даже нормальное половое влечение между супругами грехов, но в глазах церкви.

Епископы США и Канады на конференции по вопросам сексуальных отношений в 1981 г. отмечали, что, хотя эти отношения приводят к рождению детей, их главная роль "связана с самореализацией личности". Кроме того, преподобный Бенедикт Эшли критиковал церковь за то, что она "не смогла дать людям реалистичные сочувственные ответы на их действительные проблемы"; он высказал мнение, что у человека неразрывная связь между сексом и продолжением рода отнюдь не очевидна (Schaeffer, 1981)'. Однако, когда папа Иоанн Павел II осенью 1980 г. провел в Риме совет епископов, то "это собрание, в котором преобладало влияние Ватикана, подтвердило приоритет законов перед сочувствием" (Murphy, 1981), вопреки надеждам на то, что церковь изменит свои позиции по некоторым важнейшим вопросам в области секса.

В 1983 г. Ватикан обнародовал ряд общих установок относительно полового воспитания, где в основном подтверждал запреты, провозглашенные в декларации 1976 г., еще раз объявляя мастурбацию "существенным нарушением морали", а внебрачные половые связи - "тяжелым грехом" (The New York Times, Dec. 2, 1983). Согласно этим установкам, главную ответственность за половое воспитание детей несут родители, но помогать такому воспитанию и дополнять его могут школы.

В 1987 г. церковь высказалась практически против всех современных методов, используемых для преодоления бесплодия, включая искусственное осеменение, экстракорпоральное оплодотворение и суррогатное материнство.


Религия и секс в перспективе

Многие люди, считающие себя религиозными, нередко сталкиваются с тем, что в вопросах, связанных с сексом, они принимают решения, противоречащие требованиям веры. Такие внутренние конфликты, несомненно, возникали и в прошлые века, но сегодня эта проблема стала особенно актуальной из-за изменений взглядов на различные формы сексуального поведения.

Это "перетягивание каната" между традиционными представлениями и современными взглядами оказывает на людей многообразное воздействие. Некоторые искренне верующие испытывают сильное чувство вины из-за своих проявлений сексуальной активности. Другие вначале добросовестно стремятся следовать своей конфессиональной ориентации, но в конце концов решают, что требования религии в отношении секса решительно устарели; тогда эти люди начинают их полностью игнорировать или же совсем перестают участвовать в организованной религиозной деятельности. Но есть также немало людей, которых догматы их веры вполне устраивают, так что они готовы их поддерживать и в теории, и в жизни.

Традиционные религиозные правила считают чрезмерно строгими не только многие миряне, но и некоторые представители духовенства. Например, в современной католической церкви существует движение, выступающее за то, чтобы священникам и монахам дозволялось нарушать обет безбрачия. В каждой конфессии есть духовные лица, проявляющие гибкость и находчивость в своих советах прихожанам, когда те обращаются к ним по вопросам, связанным с сексом; эти пастыри склонны учитывать все важные аспекты (религиозные, социальные, психологические и т.д.) каждой конкретной ситуации. В среде американского духовенства вообще широко обсуждается мысль о необходимости избегать "навечно замороженных" суждений о нравственности или безнравственности тех или иных форм сексуального поведения: желателен диалог по этим вопросам (Kosnik et al., 1977; Gordis, 1978; Nelson, 1978; Yates, 1988; Strackhouse, 1989/90).

 


Роль этических представлений при решении проблем секса

Очевидно, что люди основывают свои решения в области секса не только на религиозных взглядах, но и на множестве иных соображений. Например, некоторые решения определяются главным образом личными вкусами и предпочтениями. Человек может спрашивать себя: "Привлекателен ли данный объект (или акт)? Есть ли у меня настроение? Подходит ли для этого время и место? и т.п. Такого рода вопросы этически нейтральны, т.е. о нравственном выборе ("хорошо или дурно") речь может идти здесь не в большей мере. чем при решении, заказать ли молочный коктейль или стоит ли посмотреть какой-то фильм.

Другие решения, касающиеся секса, определяются личными или социальными ценностями и их относительным приоритетом в наших глазах. Здесь люди могут ставить вопросы типа "правильно ли я поступаю?", "честно ли это?" или "не может ли это показаться обидным партнеру" Это уже этические вопросы, так как они касаются морального качества (вашей правоты или неправоты) совершаемых действий. В отличие от принятия моральных решений, всецело основанных на религии (т.е. на вере), этические решения требуют рационального мышления. Это особенно важно потому, что наиболее трудны те нравственные проблемы, где нужно сделать выбор не между "белым" и "черным", а между разными ценностями, вступающими в конфликт. Конечно, есть люди, которые делают свой выбор на смешанной основе веры и разума.

Существуют значительные различия в способах разрешения этических конфликтов. Например, Кинзи и его коллеги нашли, что в 40-х и 50-х гг. нашего века представления людей о "надлежащем" сексуальном поведении обычно зависело от уровня их образования. Люди, окончившие только начальную школу, как правило, считали допустимым те половые акты, которые "естественны"; обычное половое сношение одобрялось, тогда как мастурбация, орально-генитальные контакты и гомосексуальные отношения считались сомнительными или отвергались. В отличие от этого для людей со средним и неполным средним образованием критерием при оценке сексуального поведения обычно служила респектабельность. И наконец, для получивших образование в колледже чаще всего главным становился в те годы третий критерий - действительно ли люди любят друг друга. Кинзи пришел к выводу, что уровень образования влиял на этику в области секса сильнее, чем формальная принадлежность к тому или иному вероисповеданию (Kinsey, Pomeroy, Martin, 1948;KinseyetaL, 1953).

Позже, когда среднюю школу и колледж стало оканчивать больше людей, чем в 50-е годы, широкое распространение получили три другие позиции в моральной оценке сексуальных отношений. Одни считают нравственными любые формы добровольных сексуальных взаимодействий между взрослыми людьми в условиях уединения; по мнению других, в этой области можно одобрить все, что способствует межличностным отношениям, духовному росту и развитию личности; третьи полагают, что здесь не должно быть абсолютных правил - решения следует принимать, учитывая все особенности данной ситуации (так называемая "ситуативная этика").

Какой бы ни была позиция по отношению к сексу, решения всегда принимаются на основе определенных ценностей. Даже если не используются понятия "хорошо" или "плохо", "правильно" или "неправильно", все равно часто происходит сходное сопоставление здорового и нездорового, невротического и нормального, свободного и подавленного. В какой мере эти оценки будут этическими, каждый решает сам, исходя из стандартов и ценностей, которых он (или она) придерживается.

В заключительной части этой главы будет рассмотрен ряд вопросов, которые продолжают оставаться предметом дискуссий религиозного и этического плана. Ввиду их особой сложности мы ограничимся лишь кратким обсуждением этих проблем без подведения каких-либо окончательных итогов. Собственные мнения читателей могут быть достаточно определенными, но полезно будет осознать и то, что многие разумные, мыслящие и честные люди придерживаются противоположных взглядов.


Список использованной литературы:


1. Основы сексологии (HUMAN SEXUALITY). Уильям Г. Мастерc, Вирджиния Э. Джонсон, Роберт К. Колодни. Пер. с англ. — М.: Мир, 1998. — х + 692 с., ил. ISBN 5-03-003223-1




Случайные файлы

Файл
183268.doc
185999.doc
rastwory.doc
93780.rtf
140764.doc




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.