Сексология и медицина (7379-1)

Посмотреть архив целиком

Сексология и медицина

История свидетельствует о том, что классическая медицина обычно достаточно активно отвергала развитие, признание и самостоятельность новых дисциплин: хирургии, гинекологии (около 200 лет назад), психиатрии (около 100 лет назад), стремясь сохранить «статус кво». Относительно сексологии это сопротивление усиливалось обусловленным культурой неприятием сексуальной сферы человека, необходимостью признания иной диагностической и лечебной модели, отличающейся от моделей, принятых в других дисциплинах, а также необходимостью программировать обучение междисциплинарной специальности, далеко выходящей за чисто медицинские рамки, что связано, в частности, с многочисленными трудностями технического порядка.

Отношение медицины к сексологии достаточно четко, хотя, возможно, и несколько утрированно, выразил Sigusch (1972) в следующих семи тезисах::

1. История медицины является одновременно историей борьбы против сексуальности. Это значит, что медики по отношению к сексуальности придерживались общепринятой точки зрения, проповедуя «стеснение» и стремясь к стабилизации господствующих общественных отношений, вместо того чтобы направлять усилия на изучение и развитие основных потребностей человека. Этим объясняется использование всего ассортимента медицинских средств для борьбы с сексуальностью, включая средства принуждения (в частности, для «лечения» мастурбации применяли специальные футляры, надевавшиеся на половой член и связанные с сигнализацией, и даже сшивали половые губы у женщин, перерезали чувствительные нервы у мужчин и т. д.). Борьба с сексуальностью при помощи хирургических методов, в результате которой повреждались половые органы, продолжалась до середины XX века. В ГДР даже в 1968 г. был издан учебник сексологии, в котором мастурбация причислялась к медицинской патологии. Из сказанного выше следует, что медицина всегда боролась с сексуальностью, порочила или игнорировала ее и сознательно или неосознанно пыталась придать ей направление, соответствующее установкам общественной системы. В этой борьбе менялись лишь «научные» аргументы, мотивации, отдельные сферы, особенно интенсивно подвергавшиеся нападкам, и используемое оружие. Определенную брешь в этом фронте пробил психоанализ, который также был подвергнут не менее острой критике.

2. Медицина рассматривает сексуальность чаще всего как болезнь, отклонение от нормы, перверсию и преступление. Это связано с тем фактом, что медицинские работники профессионально сталкиваются с проявлениями сексуальности в больницах, поликлиниках и тюрьмах. Ассоциации сексуальности лишь с искусств венным абортом, импотенцией, венерическими болезнями или сексуальными преступлениями способствовали формированию искаженного представления о ней как угрозе, болезни, появлению антисексуальности. Медицинские работники, как и их пациенты, связывают сексуальность с чувствами страха, стыда, вины, отвращения и т. д., поскольку и те, и другие воспитывались на принципах антисексуальной социализации, проявляя в отношении сексуальности негативные установки и ложные взгляды.

3. Для медицины «здоровая» сексуальность, прежде всего, способствует выполнению генеративной функции. Упрощенно можно сказать, что сексуальность выполняет три важные функции: гедонистическую, репродуктивную и функцию социализации. Гедонистическую функцию медицина вообще не изучала, функцию социализации — лишь отчасти, а репродуктивную — в первую очередь. По сути дела этой последней функцией исчерпывался интерес медицины к сексуальности, что свидетельствует о рассмотрении лишь ее биологических аспектов. Концепция репродукции искажена, так как она не учитывает реальных обстоятельств, а именно того, что большинство половых сношений происходит без намерения иметь потомство и что сознательное нежелание иметь детей или усыновление чужого ребенка нередко предпочитаются собственному участию в воспроизводстве потомства. Кроме того, эта концепция создает видимость, что социальные, психические и физические влияния репродукции важнее всех прочих сексуальных функций. Концепция репродукции считается наиболее гуманной в соответствующей «природе», в то время как по существу она является орудием для защиты принципов определенной социально-культурной системы.

4. Медицина игнорирует гедонистическую функцию сексуальности. Представители концепции репродукции рассматривают наслаждение в рамках сексуальных контактов лишь как ловушку (как у животных), которая должна способствовать проведению полового акта с целью оплодотворения. В основе такого подхода лежит тенденция к сведению сексуального влечения до уровня необходимости продолжения рода, как это имело место на ранних стадиях филогенетического развития человека. Таким образом, эта концепция негуманна, так как она противоречит достижениям развития человека как вида и направлена на подавление сексуального наслаждения или на придание ему метафизического смысла. А поскольку уже невозможно придерживаться мнения о бесполезности оргазма для репродукции, его все-таки стремятся представить лишь как вспомогательный фактор, способствующий репродуктивным процессам. Даже проблемами, являющимися сугубо медицинскими и связанными с оргастическими реакциями, начали заниматься только в последние несколько лет, да и то в очень немногочисленных физиологических центрах. Речь идет об установлении корреляции между появлением, выраженностью и частотой определенных преоргастических и оргастических реакций характеризующихся рядом физиологических показателей (гипертония, тахикардия, тахипноэ и т. д.) и общим состоянием организма и отдельных его систем. Установление этих корреляций в рамках системы кровообращения могло бы иметь большое значение для разработки методов лечения коронарной недостаточности, инфаркта миокарда и т. д.

5. Медицина стремится исключить сексуальность как важную сферу жизни человека, не поощрять ее изучение. В этом случае цели медицины совпадают с целями официальной идеологии, ограниченность которой в такой же мере обусловлена историческим прошлым, как и социально-экономическая ситуация, т. е. ситуация соотношения продукции в западном мире с системой мышления и ценностей. Слишком часто преждевременно и совершенно неправомерно применяют лечение, направленное на исключение или подавление сексуальности; при этом нельзя избавиться от впечатления, что оно является следствием проявления предрассудков и эмоций, а не истинного знания; в то же время слишком свободно развиваются критические и социо-терапевтические методы. Неоправданно часто назначают седативные средства гомосексуалистам, считая их больными, и в то же время стремятся уклониться от решения проблемы лечения транссексуалистов, для которых единственной реальной помощью в облегчении их страданий является применение гормональных препаратов или хирургическая операция.

6. Сексуальная мораль, признаваемая медициной, традиционно узка. На это повлияли следующие факторы: а) сексуальность идентифицирована со способностью к размножению; б) социальная функция сексуальности рассматривается только опосредствованно, т. е. через брак и семью; в) сексуальное наслаждение воспринимается только как фактор, сопутствующий процессам репродукции или стабилизирующий моногамию; г) детская и юношеская сексуальность преуменьшается, не замечается и оставляется без всякой помощи; д) стереотипы половых ролей, уходящие своими корнями еще в период патриархально-допромышленный, пропагандируются как «естественные»; е) специфические половые психические различия также представляются как «естественные», а не как производные определенных общественно-культурных структур; ж) все сексуальные наклонности, кроме гетеросексуальных, исключаются и преследуются по закону. При этом по-прежнему отдают предпочтение коитальным формам сексуальных контактов и мало обращают внимания на редукцию генитальности и повышение чувствительности внегенитальных участков человеческого тела. Все перечисленные выше элементы являются результатом репрессивного подхода к сексуальности, а медицинские работники являются такими же представителями его, как и теологи, педагоги, юристы и др.

7. Изучение сексуальности в рамках медицины не приветствуется, его рассматривают скорее как «хобби», чем как необходимость, которая поможет понять поведение человека в обществе, которая важна для его развития, здоровья и повышения гуманности. Исследователей сексуальной сферы жизни человека не считают серьезными.

До сих пор единственной цельной теорией сексуальности является теория психоанализа. Правда, она берет начало в медицине, но не является ее созданием. До настоящего времени некоторые проявления сексуальности истолковываются только с точки зрения психоанализа, а многие психоаналитические выводы до сих пор не отвергнуты и не верифицированы, что свидетельствует о том, какое незначительное место отводит медицина сексуальности человека. Биологический подход и моральные принципы, как атрибуты медицины, свидетельствуют о восприятии лишь традиционной теории сексуальности, о неспособности к критической рефлексии, забвению старых, косных стереотипов, что свидетельствует также о том, в какой значительной мере медицинские работники готовы поддерживать антисексуальные установки медицины и облекать их в научные определения. При таком подходе к сексуальности не удивительны случаи, когда некоторые педиатры через 75 лет после Фрейда рассматривают ребенка как существо асексуальное; когда некоторые гинекологи стремятся обнаружить трихомонадный кольпит, если женщина жалуется на аноргазмию; когда некоторые хирурги отсекают чувствительные нервные волокна при вагинизме; когда некоторые психиатры довольны, если пациент с расстройством эякуляции или с транссексуализмом не обращается к ним повторно, так как врачи чувствуют себя в этих случаях беспомощными. Однако больные обращаются к врачам разных специальностей, хотя в медицинских институтах не дают никаких рекомендаций о том, как помочь таким больным.


Случайные файлы

Файл
185066.rtf
103696.rtf
90015.rtf
30341.rtf
75671-1.rtf




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.