Духовные аспекты заразности в патологии человека: анализ с позиций теоретической эпидемиологии и Священного Писания Восточной Кафолической Церкви (139293)

Посмотреть архив целиком

Размещено на http://www.allbest.ru/













Духовные аспекты заразности в патологии человека: анализ с позиций теоретической эпидемиологии и Священного Писания Восточной Кафолической Церкви

эпидемиология духовная заболеваемость преступность


Эпидемиология как наука зародилась на заре истории человечества в ответ на острейшую общественную потребность борьбы с заразными болезнями человечества, носившими характер эпидемий и пандемий. Благодаря специфике оригинального метода исследования телесной заболеваемости и закономерностей ее возникновения, распространения, течения и угасания в пространстве, времени, населении эпидемиологи еще в добактериологическую эру смогли предложить эффективную систему профилактических и противоэпидемических мероприятий. После открытия возбудителей биологически заразных болезней получили развитие многие науки об инфекции в узком (медицинском, ветеринарном, фитопатологическом) смысле слова1 - микробиология, вирусология, паразитология, клиника инфекционных болезней. Однако только эпидемиология исследует те условия, при которых возможно само существование и распространение инфекционных болезней и вооружает надежными методами защиты от них населения.

Поэтому эпидемиология2 - это наука о закономерностях, лежащих в основе возникновения и распространения инфекционных болезней в человеческом коллективе, и мерах профилактики и борьбы с ними. При этом сами вышеупомянутые закономерности, лежащие в основе возникновения и распространения биологически заразных болезней человека (животных, растений, микроорганизмов), представляют собой ни что иное, как универсальные схемы движения живого заразного вещества от источников (больных, заразоносителей) к здоровым восприимчивым реципиентам в пространстве, времени, организмах, включая человека и общество. В таком виде эпидемиология в своей естественнонаучной основе – часть теоретической биологии, которую Э.С.Бауэр называл «…наукой о законах движения (в самом широком смысле слова) организованной живой материи».3

Однако, известно, что параллельно с живым организованным веществом в рамках упомянутых нами универсальных схем движения биологически заразного вещества в пространстве, времени, организмах, включая человека и общество, циркулируют присущие этому живому веществу информация и энергия. Поэтому в «триаде» – вещество, энергия, информации можно видеть методологическую триаду и обоснование не только теоретической физиологии, но и всей биологии вообще.4 Эта же триада является методологической основой теоретической эпидемиологии как науки о законах движения (в самом широком смысле слова) организованной живой материи, присущих ей информации и энергии в пространстве, времени, объектах, организмах, включая человека и общество.

Обмен вещества, энергии, информации был запущен и складывался при самом возникновении жизни на Земле. При этом информация изначала стояла на первом месте, поскольку «Вначале было Слово, и Слово было у Бога, и Слово было Бог. Оно было вначале у Бога. Все чрез Него начало быть, и без Него ничто не начало быть, что начало быть. В Нем была жизнь, и жизнь была свет человеков. И свет во тьме светит, и тьма не объяла его».5 В основе слова лежит мысль, которая носит невещественный, духовный характер. Поэтому в основе указанного обмена лежит не только единый для всех организмов нашей планеты биохимический план, исходящий от замысла единого Творца мира, но и единые схемы процессов движения вещества, энергии, информации в пространстве, времени, объектах, организмах, включая человека и общество. Последнее обстоятельство касается вопросов организации систем и процессов любого типа и имеет важное общенаучное и методологическое значение для всех наук о мире и человеке.

Первыми работами, посвященными вопросам организации, были книги русского минералога Е.С.Федорова.6 К первому фундаментальному труду «Начала учения о фигурах» (1885) он приступил в возрасте 16 лет. Этот труд содержит идеи большинства его последующих открытий в геометрии и кристаллографии. Здесь приводятся так называемые параллелоэдры – выпуклые многогранники, которые Е.С. Федоров положил в основу своей теории строения кристаллов. В 1885–90 гг. он выполнил серию работ по структуре и симметрии кристаллов, завершившуюся классическим трудом «Симметрия правильных систем фигур» (1890). В нем впервые показано, что, несмотря на огромное разнообразие веществ, способных к кристаллизации,7 существует всего лишь 230 различных типов кристаллической решетки.

Таким образом, количество архитектурных форм, в которых может существовать материя, гораздо беднее ее фактического физического, химического разнообразия. Эта закономерность касается и других форм организации материи, включая информационные (духовные) аспекты, присущие организованному живому веществу, включая его высшие, разумные формы, в том числе человека и общество.

Следующий важный шаг в развитии теории организации сделал русский врач и философ А.А.Богданов.8 Исходным пунктом его тектологии является признание необходимости подхода к изучению любого явления9 с точки зрения его организации. Принять организационную точку зрения – значит, изучать любую систему с точки зрения, как отношения всех ее частей, так и отношений ее как целого со средой, т.е. со всеми внешними системами. Законы организации систем едины для любых объектов10. Самые разнородные явления объединяются общими структурными связями и закономерностями. «…структурные отношения, - писал А.А. Богданов, - могут быть обобщены до такой же степени формальной чистоты схем, как в математике отношения величин, и на такой основе организационные задачи решаются способами, аналогичными математическим. Более того, отношения количественные я рассматриваю как особый тип структурных, и самую математику – как раньше развившуюся, в силу особых причин, ветвь всеобщей организационной науки: этим объясняется гигантская практическая сила математики как орудия организации жизни».11

Таким образом, А.А.Богданов, как и Е.С.Федоров, утверждает со своей стороны, что количество организационных (архитектурных, конструктивных) форм существования материи значительно беднее разнообразия исходного материала, из которого они строятся. Следовательно, одни и те же формы организации и функционирования (анатомии и физиология) могут встречаться у объектов (и явлений) самой разнообразной природы. Это обстоятельство послужило А.А.Богданову для создания теории всеобщей организационной науки. Но если Е.С.Федоров говорил о неживой материи, то А.А. Богданов как врач и философ изучал, прежде всего, различные формы организации живой материи и общества. Поэтому его «Тектология» раскрывает вопросы, связанные с необходимостью организационной точки зрения на мир, общество и их проявления. Он обосновывает единство организационных методов, дает основные понятия организованности и дезорганизованности, анализирует основные организационные механизмы (формирования, регулирования), устойчивость и организованность форм существования материи, вскрывает законы, по которым происходит отбор возможных форм, в рамках которых материя движется и проявляется. С учетом общенаучного методологического значения теорий организации Е.С. Федорова и А.А.Богданова следует признать их прямое отношение к науке об эпидемическом процессе по ряду следующих причин.

Во-первых, эпидемиология является фундаментальной наукой в силу наличия у нее развитой системы категорий и законов, имеющих значение для понимания закономерностей возникновения и распространения любых заразных болезней человека (животных, растений, микроорганизмов).

Во-вторых, категории и законы эпидемиологии сами имеют общетеоретическое и методологическое значение для других гуманитарных наук, состоящее в том, что они, как и «структурные отношения могут быть обобщены до такой же степени формальной чистоты схем, как в математике отношения величин».12

Очищенные от биологического содержания они образуют методологический каркас и формы организации, в рамках которых функционируют не только биологически заразные явления и процессы, поражающие телесный состав человека (животных, растений, микроорганизмов), например, инфекционный, эпидемический процессы, но и информационно заразные явления и процессы, точкой приложения которых является духовный состав человека и общества. Примером движения духовно заразной информации-инфекции от источника к реципиенту, подобного движению биологически заразной инфекции от ее источника (больного, заразоносителя) к здоровому организму, является процесс возникновения, распространения, течения и угасания определенных знаний, сведений, навыков, умений, примеров и моделей поведения (общественно полезных или вредных) в пространстве, времени, населении. Организация такого рода движения информации в пространстве, времени, населении представляет собой педагогическую форму ее движения по схеме эпидемического процесса, как процесса возникновения и распространения знаний от специфического источника обучающей информации-инфекции (педагога) к восприимчивым реципиентам (учащимся).

Связующим звеном между учителем и обучающимися, как и между источником биологической инфекции (больной, заразоноситель) и восприимчивыми к ней здоровыми организмами, является соответствующий механизм передачи информации-инфекции. Роль последнего играет все, что воздействует на пять внешних органов чувств человека. Через внешние органы чувств, являющиеся окнами души и специализированными путями передачи зрительной, слуховой, вкусовой, обонятельной, тактильной информации, духовная инфекция попадает в сердце воспринимающего ее человека, где на духовном уровне формируется сознание, мировоззрение, мироощущение, модели поведения, образ жизни человека и общества.

Таким образом, существуют офтальмо-кардиальный, аудио-кардиальный, дигесто-кардиальный, ольфакторно-кардиальный, тактильно-кардиальный пути передачи информации-инфекции. Совокупность всех путей передачи информации-инфекции от человека человеку образует кардио-кардиальный механизм ее передачи, который можно назвать «от сердца к сердцу». Высшим подтверждением справедливости данного понимания этого вопроса является свидетельство Спасителя о значении сердца и информации: Для чего вы мыслите худое в сердцах ваших?13 Как вы можете говорить доброе, будучи злы? Ибо от избытка сердца говорят уста. Добрый человек из доброго сокровища выносит доброе, а злой человек из злого сокровища выносит злое.14 А исходящее из уст – из сердца исходит, сие оскверняет человека, ибо из сердца исходят злые помыслы, убийства, прелюбодеяния, любодеяния, кражи, лжесвидетельства, хуления – это оскверняет человека.15 Перечень живущих в сердце и исходящих из него пороков (страстей) составляет то, что именуется «устойчивым ядром преступности».16

В таком понимании эпидемиология – не только экология возбудителей биологически заразных болезней человека (животных, растений, микроорганизмов), но общетеоретическая методологическая наука о законах движения (в самом широком смысле слова) организованной живой материи, а также присущей ей информации в пространстве, времени, объектах (организмах), включая человека и общество. А в таком виде это уже – теоретическая, в том числе духовная эпидемиология.

В то же время эпидемиология – это комплексная научная дисциплина, широко использующая для своих целей достижения смежных биологических, медицинских, ветеринарных, социальных и др., а также богословских наук.17 Не случайно на заре зарождения нашей науки К. Сталлибрасс изрек крылатую фразу: «Клиническая медицина, патология, бактериология и иммунология – все несут помол на мельницу эпидемиологии». При этом имелись в виду эпидемические болезни, поражающие телесный состав природы человека. Пришло время нести помол на мельницу эпидемиологии педагогике и криминологии, как наукам, призванным формировать и исправлять внешние проявления духовного мира человека. Речь идет о следующем.

В настоящее время эта древняя наука переживает свое новое рождение, в ходе которого в орбиту объектов эпидемиологии включаются все новые виды телесной заболеваемости (сосудистые, онкологические, эндокринные и т.п.). Но человек существо трихотомическое, имеющее, кроме тела, душу и дух,18 которые также имеют свои болезни (душевные и духовные). Поэтому эпидемиолога интересует духовная патология человека в плане ответа на вопросы: не является ли она специфически заразной и поэтому способной к эпидемическому распространению в рамках схемы течения классического эпидемического процесса? Какие виды патологии следует причислять к духовной? Существует ли духовная инфекция? Кто является ее источником? Каков механизм, пути и факторы ее передачи от человека к человеку? Каковы личные и общественные последствия заражения соответствующей духовной инфекцией? Каковы критерии патогенности различных видов духовной информации-инфекции и т.д.

Духовная заболеваемость человека может быть представлена в виде двух основных групп, каждая из которых формирует множество отдельных нозологических (клинических) форм, хорошо известных педагогам и криминологам на эмпирическом уровне:

1) докриминальная форма – это различные виды незначительных нравственных извращений поведения человека, обусловленные негрубыми нарушениями (преступлениями) духовного Закона, данного Богом человеку, зависящие от дурного направления воли, формируемого действием живущих в сердце пороков и страстей «устойчивого ядра преступности», не имеющие уголовной окраски и общественно опасного характера;

2) криминальная форма – это различные виды грубейших нарушений духовного Закона, данного Богом человеку, а также уголовного закона, формирующие «устойчивое ядро преступности: убийства, кражи, насилия, преступления протии нравственности, против государства, против правосудия и ряд других»,19 которые также зависят от дурного направления воли, формируемого действием живущих в сердце пороков и страстей «устойчивого ядра преступности», но имеют выраженный общественно опасный (уголовный) характер.

Первая группа духовной патологии по существу является объектом педагогики. Вторая группа духовной патологии по существу является объектом криминологии. Но как духовная заболеваемость все они - предмет и объект эпидемиологии, в частности, духовной.

Таким образом, преступность в широком смысле слова включает в себя докриминальную и криминальную формы. Преступность в таком понимании – одна из форм патологии духовного состава человека, имеющая характер духовной заболеваемости, возникающей и распространяющейся в обществе по эпидемиологическим законам. Это дает основание применению эпидемиологического метода к изучению проблем духовно заразной патологии человека, в частности, ее докриминальной (педагогически значимой) и криминальной (уголовно значимой) форм. К этому выводу подводят также и нижеследующие соображения.

За последние годы сформулированы общие принципы и методические основы популяционного изучения всех болезней человека (инфекционных и неинфекционных), для обозначения которого используется термин «эпидемиология»20. Поэтому сейчас правомерно выделять два вида эпидемиологии: 1) эпидемиологию, как общемедицинскую науку и 2) эпидемиологию как науку об эпидемическом процессе. В том и другом случае эпидемиология, как и любая другая наука, рассматривается как процесс получения новых знаний и как система наличных знаний.

Эпидемиология как общемедицинская наука изучает причины, условия и механизмы формирования заболеваемости населения путем анализа ее возникновения, распространения (распределения), течения и угасания по территории, среди различных групп населения и во времени.

Эпидемиология инфекционных болезней – это фундаментальная наука медико-биологического цикла, представляющая собой систему знаний о закономерностях эпидемического процесса и методах его изучения, совокупности профилактических и противоэпидемических мероприятий и организации их проведения с целью предупреждения заболеваемости инфекционными болезнями отдельных групп населения, снижения показателей заболеваемости совокупного населения и ликвидации отдельных инфекций. На общемедицинском уровне знаний эта система пока не сложилась.

Важным средством формирования такой системы знаний о человеке на современном этапе является включение всех видов духовной заболеваемости, в том числе всех видов преступности как форм патологии духовного состава человека, имеющих склонность к эпидемическому распространению, в число объектов и предметов изучения эпидемиологии инфекционных (заразных) болезней человека. Необходимость формирования самостоятельной системы знаний о духовно заразных болезнях человека (духовной эпидемиологии) осознают даже клиницисты.21

Юридическим основанием, дающим право применять общую теорию и методологию эпидемиологии к изучению всех видов массовой патологии человека, в том числе духовного происхождения,22 является новая «Примерная программа по дисциплине «Общая эпидемиология», утвержденная Министерством образования и науки РФ 14.07.2008 г.

В соответствии с программой основным предметом эпидемиологии является заболеваемость населения любыми болезнями независимо от их происхождения.23 При этом заболеваемость рассматривается как объективное проявление влияния причин, обусловливающих процесс возникновения и распространения болезней на надорганизменном (популяционном) уровне организации жизни.

Заболеваемость рассматривается как одно из объективных проявлений процесса возникновения и распространения болезней, отражающая влияние на население биологических, социальных и природно-климатических факторов (объективных причин), определяющих риск его заражения соответствующими возбудителями заразных (инфекционных) болезней и риск возникновения и распространения в обществе любых других (незаразных, неинфекционных) болезней.

Заболеваемость какой-либо болезнью в целом рассматривается как явление, включающее все существующие, т.е. выявленные и не выявленные (латентные) случаи этой болезни среди населения в данное время и на данной территории, а не как статистическая величина, отражающая только выявленных больных.

Выявленная часть заболеваемости какой-либо болезнью, выраженная в абсолютных и относительных величинах, рассматривается как отражение влияния объективных и субъективных факторов, действующих на данной территории в данное историческое время. В роли субъективных факторов усматривается качество выявления, диагностики и учета больных. Соотношение регистрируемой и истинной заболеваемости традиционно рассматривается как «феномен айсберга». В ходе изучения заболеваемости предлагается обязательная оценка эпидемиологической значимости субъективных факторов в плане их влиянии на заболеваемость населения.

В названной программе рассматриваются такие базовые понятия эпидемиологии как «риск заболеть», «общее (совокупное) население», «часть населения», «группы риска», «популяция», «способы группировки эпидемиологических данных». Очевидно, что приведенные понятия имеют универсальный характер для любых видов патологии человека, как телесной, так и духовной. С их помощью можно исследовать особенности возникновения и распространения любых массовых патологических состояний в обществе, имеющих заразную природу не только в узком (биологическом), но и в самом широком (информационном) смысле слова как процессов возникновения, распространения, течения и угасания любых видов духовной заболеваемости в человеческих сообществах. А такие процессы по определению также являются эпидемическими.

Целями эпидемиологии, согласно программе, являются:

- описание изучаемых явлений;

- выявление их причин, механизма возникновения и распространения;

- прогнозирование развития изучаемых явлений;

- разработка концепций снижения и профилактики заболеваемости, смертности и т.п.;

- оценка потенциальной эффективности предлагаемых средств профилактики болезней;

- оценка качества и эффективности проводимых мероприятий по снижению заболеваемости и профилактике болезней.

Таким образом, цели эпидемиологии достаточно универсальны для того, чтобы предметом и объектом этой науки могла стать любая патология человека, имеющая массовый инфекционный характер не только в узком (биологическом), но и в самом широком (духовном, информационном) смысле слова.

Специфическая заразность преступности носит выраженный духовный характер, ибо существует закон, согласно которому «дух творит себе формы».24 Важнейшим носителем духа человека, времени, цивилизации является информация, которая играет роль специфического возбудителя, в том числе патогенного, различных состояний человеческого духа, определяющего его сознание, мировоззрение, поведение.25 Криминогенная информация служит возбудителем адекватных себе криминогенных состояний души и духа восприимчивого к ней человека и общества. Изучением закономерностей возникновения и распространения таких специфических состояний в обществе должна заниматься духовная эпидемиология, которая, как и классическая эпидемиология, имеет свою систему категорий и законов, о которых будет сказано в отдельных сообщениях.

Отражением законов духовной эпидемиологии являются поговорки: «яблоко от яблони недалеко падает»; «с кем поведешься, от того и наберешься»; «с волками жить, по волчьи выть» и т.п. Книга Псалмов царя Давида также говорит об этих законах в самом начале: «Блажен муж, иже не иде на совет нечестивых и на пути грешных не ста, и на седалище губителей не седе, но в законе Господни воля его, и в законе Его поучится день и нощь».26 «С преподобным преподобен будеши, с мужем неповинным неповинен будеши, и со избранным избран будеши, и со строптивым – развратишися».27 Что значит «подобен будеши» как не то, что заразишься, напитаешься и пропитаешься духом того человека, с кем имеешь близкое общение, особенно на сердечном, доверительном уровне. Этот закон означает также следующую мысль, - какой дух живет в человеке и обществе, в такие внешние формы бытия и образа жизни облекается и этот человек, и это общество. Достаточно вспомнить внешний облик Плюшкина, чтобы понять, что таким его самого, образ его жизни и модели поведения, подвластную ему внешнюю обстановку среды его обитания «сотворил» живший в душе Плюшкине дух сребролюбия. Внешний облик, образ жизни, модели поведения Дон-Жуана всецело определял дух блуда и сладострастного влечения к женской плоти. Дух же общества в целом определяет духовно-нравственное качество питающей его информации, у которой есть свои источники и резервуары, как совокупности этих источников, есть механизм передачи такой информации от ее источников восприимчивому к ней населению. Источники криминогенной информации, находящиеся на высшем уровне общественной иерархии, задают тон характеру сознания, мышления, мировоззрения общества и вытекающих из них образа жизни, моды, моделей поведения его членов. Наличие источников духовно грязной, пошлой, патогенной информации-инфекции в обществе обусловливает возникновение и распространение в нем соответствующей духовной патологии докриминального и криминального характера, которая возникает и распространяется в нем в результате активности механизма передачи информации-инфекции, действующего в составе соответствующего (духовного) эпидемического процесса. Это закон духовной эпидемиологии, который имеет отношение к любой духовной патологии: докриминального (общественно неопасные формы поведения) и криминального характера (общественно опасные формы поведения – преступность).

Эмпирически специфическая заразность криминала воспринимается криминологами, не знакомыми с законами духовной эпидемиологии, как «эффект воспроизводства преступности».28 Но воспроизводиться может только живое специфически заразное29 начало «… плодовитое, приносящее плод, в котором семя его по роду его [на земле]».30

Поэтому, например, без должного теоретического обоснования, но фактически верно Ю.И. Калинин отмечает, что эффект воспроизводства преступности «…присутствует в самом факте ее существования в обществе, так как уже одним этим она заражает,31 разлагает, вовлекает в преступления неустойчивых лиц. Это происходит за счет сохранения, распространения, адаптации … криминальной психологии, … криминального заражения части населения, использования преступниками механизмов прямого инструктирования, внушения, подражания.32 … преступники … стремятся к расширению круга преступных связей, вовлечению в него новых лиц, передаче преступного опыта, чем обеспечивают сохранение и поддержание преступных традиций и обычаев, которые в первую очередь направлены на сплочение уголовной среды…».33 Здесь указаны одновременно свойства преступности как особого вида духовной болезни человека и эпидемического процесса духовной заболеваемости общества информационно заразного характера.

В целях дифференциации телесного и духовного здоровья человека следует отметить, что представители дикого и высокопоставленного криминала,34 как правило, тщательно заботятся о своем телесном здоровье, занимаются спортом, отлично питаются, проживают в лучших природных условиях, лечатся в лучших клиниках, отдыхают в лучших здравницах и курортах, располагают лучшими формами социальной защиты. Поэтому с клинической точки зрения имеют прекрасное телесное здоровье. Главной мишенью патологического поражения криминогенной информацией-инфекцией у них является дух и душа. И это бесспорный факт. Никто не дерзнет назвать преступность цветущим благом и социальным здоровьем человеческого рода. Именно поэтому преступность и следует рассматривать как специфическую нозологическую форму духовной заболеваемости криминального характера. А заболеваемость, как уже отмечалось выше, искони является предметом и объектом эпидемиологии, располагающей для ее изучения эффективными методами, выработанными за столетия борьбы с эпидемиями биологически заразных болезней телесного состава человека. Следовательно, вопросы криминогенной (педагогически значимой) и криминальной (уголовно значимой) социальной патологии следует изучать и с позиций теоретической, в том числе, духовной эпидемиологии.

Кроме того, образовательный уровень медицинского врача позволяет ему лучше юриста-криминолога понимать антропологию и психологию человека преступника при наличии соответствующей дополнительной подготовки. В основе юридического образования лежат политизированные гуманитарные, философские, правовые, исторические дисциплины, постоянно меняющиеся под влиянием духа времени. Право всегда было на службе власти, приспосабливая к ее запросам свои переменчивые конституции и законы. Поэтому юридические дисциплины не могут дать той полноты представлений о человеке, которую дают неизменные в своей естественнонаучной основе медико-биологические науки в сочетании с разумно подобранными гуманитарными дисциплинами криминологического профиля. Ученые эпидемиологи необходимы криминологам и педагогам в деле научно-обоснованной кодификации, классификации и изучения возникновения, распространения духовной заболеваемости населения докриминального и криминального характера. Назрела необходимость создания самостоятельного комплексного научного направления на стыке эпидемиологии, педагогики, криминологии под названием «Эпидемиология и профилактика информационно обусловленной заболеваемости как специфической формы духовно заразной патологии человека и общества». Важное место в этом направлении должны занимать педагогически значимые нравственные нарушения докриминального характера, зависящие от дурного направления воли (объект педагогики) и собственно преступность как объект криминологии. При этом каждая из них как специфическая форма духовно (информационно) заразной социальной патологии человека и общества – есть объект и предмет духовной эпидемиологии.

Важнейшим связующим звеном между эпидемиологией, педагогикой и криминологией, без которого невозможно понимание природы человека и различных форм ее патологии является богословские науки, излагаемые в лоне Восточной Православной Церкви. Речь идет о раздельном и комплексном изучении заразной патологии духа, души и тела человека и общества человека с позиций теоретической эпидемиологии и богословских наук.

В случае успешного развития данного научного направления может возникнуть комплексная дисциплина, предназначенная для получения возможной полноты знаний о человеке, природе и истоках его докриминального (объект педагогики), а также криминогенного и криминального поведения (объект криминологии) – эпидемиология преступности (в самом широком смысле слова).


Размещено на Allbest.ru

1 Громашевский Л.В. Общая эпидемиология. Руководство для врачей. М., «Медицина». 1965. с. 29.

2 Безденежных И.С. Эпидемиология. М.: «Медицина», 1977. С.5.

3 Бауэр Э.С. Теоретическая биология. Издательство ВИЭМ. М-Л., 1935. с.5.

4 Сэхляну В. Химия, физика и математика жизни. Научное издательство. Бухарест. 1959. С.56-58.

5 Ин.1,1-5.

6 Симметрия и структура кристаллов. Основные работы. Сер. "Классики науки". М., 1949; "Начала учения о фигурах". Сер. "Классики науки". М.—Л., 1953; Единство человечества и единство науки // Архив АН СССР. Ф.2. ОК 9. № 13.

7 Или, другими словами, способных к определенному виду организации и способу движения в пространстве, времени, объектах, организмах, включая человека и общество (примечание автора).

8 Богданов А.А. Тектология: (Всеобщая организационная наука). В 2-х книгах. М.: Экономика, 1989. Кн.1. С.9.

9 В том числе и такого явления как эпидемический процесс (примечание автора).

10 И процессов, в рамках которых они функционируют (примечание автора)

11 Указ. соч. там же.

12 Указ. соч.

13 Мф.9,4.

14 Мф.12,34-35.

15 Мф.15,18-20.

16 Кудрявцев В.Н. Криминология. М.: «НОРМА», 2000. С.11.

17В.И.Власов. Христианская антропология и психология человека-преступника и толерантность. Формирование климата доверия и толерантного сознания как основы предупреждения экстремизма. Материалы второй международной научно-практической конференции. Россия, Рязань, 29-30 сентября 2004 года. Под ред. докт. юрид. наук, проф. С. Баранбекова. Рязань, 2005.С.120-133.

18 Святитель Лука (Войно-Яснецкий) Дух, душа и тело. Общество любителей православной литературы, Издательство имени святителя Льва, папы Римского. Киев, 2002. 148 с.

19Кудрявцев В.Н. Криминология. М.: «НОРМА», 2000. С.11.

20 Беляков В.Д., Яфаев Р.Х. Эпидемиология. М., «Медицина», 1989. С.7.

21Гундаров И.А. Причины и механизмы сверхсмертности в России (анализ с позиций доказательной медицины). Церковь и медицина. №3, январь 2009. С.25-36.

22 Например, нарушения норм поведения докриминального и криминального характера (примечание автора).

23 Здесь и далее выделено нами (примечание автора).

24 Осипов А.И. Путь разума в поисках истины. Издательство Сретенского монастыря. М.2003. С. 156.

25 Свядощ А.М. Неврозы. М., «Медицина»,1982. С.9-22.

26 Пс.1,1-2.

27 Пс.17,26-27.

28Калинин Ю.И. К вопросу о понятии, сущности и основных чертах пенитенциарного преступления. Человек: преступление и наказание. 2004. №4. С.3-4.

29 Под специфической заразностью автор понимает широкое значение слова «инфекция». Например, мужчина биологически «заразен» для женщины как источник семени, дающего начало специфическому физиологическому «инфекционному» процессу беременности. Беременность в широком смысле слова как чреватость новой жизнью – основа воспроизводства всех видов живого на земле, включая человека. Она есть результат специфического «инфицирования», «заражения» телесного состава женского организма мужским семенем новой жизни. Но у человека, кроме тела, есть душа и дух, которые также могут специфически инфицироваться, заражаться соответствующим семенем-духом, носителем которого является информация в форме мысли и слова, как проявление силы души. Источником мыслей и слов человека является дух, живущий в нем. Внешним носителем и выразителем мыслей и слов является информация во всех ее видах и формах (примечание автора).

30 Быт.1,12.

31 Выделено мною (примечание автора).

32 Использование криминалом «механизмов прямого инструктирования, внушения, подражания» являются элементами еще одной разновидности эпидемического процесса, ранее упомянутого нами, – криминогенного педагогического процесса (примечание автора).

33 Указ. соч.

34 Например, так называемы «воры в законе» (примечание автора).


Случайные файлы

Файл
23523.rtf
97132.rtf
183076.rtf
24842-1.rtf
94742.rtf