Ислам в Золотой Орде (139224)

Посмотреть архив целиком

Федеральное агентство по образованию

КАЗАНСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ АРХИТЕКРУРНО-СТРОИТЕЛЬНЫЙ УНИВЕРСИТЕТ

Факультет: заочно-инженерный факультет

Кафедра: истории и культурологи









ТЕМА: ИСЛАМ В ЗОЛОТОЙ ОРДЕ



Выполнила:

студентка ЗИФ

Миллер Анна Сергеевна

Зачетная книжка №11-09-089










г.Казань, 2010


ПЛАН


Введение:

Глава I Религиозная ситуация в Золотой Орде до принятия ислама

Глава II Становление ислама в качестве государственной религии

Глава III Исламизация Золотой Орды

Заключение:

Список использованной литературы:



Введение:


Я выбрала тему, «Ислам в Золотой Орде», так как эта тема актуальна сейчас тем, что многие нынешние историки и даже школьные учебники, при изучении истории Золотой Орды, как правило, не видят особой разницы между монголами и современными татарами, а это в свою очередь приводит к такому распространенному, но явно ошибочному мнению о том, что воины хана Батыя представляли собой мусульманскую армию. Это мнение формируется как бы по умолчанию. Углубленный подход при освещении данной темы в изучении золотоордынского периода российской истории практически отсутствует.

Целью моей работы является, показать становление и развитие ислама в разные периоды существования Золотой Орды.

Работа посвящена изучению распространения ислама в Золотой Орде в XIII–XIV вв., исследуются вопросы, связанные с историей проникновения и укоренения мусульманства в среде городского и кочевого населения Улуса Джучи.

При написании данной работы я использовала следующую литературу:

ВАСИЛЬЕВ, Д. В. Ислам в Золотой Орде: Историко-археологическое исследование [Текст] : монография / Д. В. Васильев. – Астрахань : Издательский дом «Астраханский университет», 2007. – 192 с. – ISBN 5-88200-984-7. Книга посвящена изучению распространения ислама в Золотой Орде в XIII–XIV вв. На основе анализа письменных, археологических и этнографических источников исследуются вопросы, связанные с историей проникновения и укоренения мусульманства в среде городского и кочевого населения Улуса Джучи, а также рассматриваются особенности погребального обряда золотоордынского времени.


Глава I Религиозная ситуация в Золотой Орде до принятия ислама


Золотая Орда входила в состав Монгольской Империи, которой правили потомки Чингисхана (чингизиды). Как мы знаем, Чингисхан был язычник. Потом он стал молиться Будде, Иисусу и Аллаху — всем сразу, призывая их в покровители. Он родился и вырос в среде, где никогда не было и не могло быть рьяной религиозности, тем более фанатизма. Степняки вообще народ спокойный по отношению к религии: видно, сказывается кочевой образ жизни. Во-вторых, среда, в которой он вырос, была этнически и религиозно неоднородной. Тут были и китайские элементы, и палеосибирские, монгольские и тюрко-язычные.

Границы Орды охватывали территорию Поволжья, Северного Кавказа, “Детш-и-Кипчака” (половецкие степи), Крыма и Сибири. Такая обширная география способствовала образованию Золотой Орды, как поликонфессионального государства. Среди золотоордынских подданных были и христиане (в основном представители восточно-христианских церквей), и иудеи, и мусульмане, и язычники. Последним принадлежала верховная власть в государстве. Они исповедовали древние монгольские языческие культы.

Вернувшись во времена становления Чингисхана, в конце XI века, на территорию Монголии, мы смогли бы увидеть, что наибольшая часть (Запад и Юг) уже приобщились к одной из мировых религий — христианству, несторианского толка, которая и стала государственной у племенного объединения наймаиов. Оно считалось одним из наиболее могущественных монгольских племен. Южные племена Кераитов (государство приёмного отца Тимучина Тогрилхана), также были несторианцами. Лишь северо-восток монгольских племен был языческий, куда входило племя тайджуитов. Необходимо заметить, что именно эти племена были наиболее дикими и наименее культурными.

А кем же в этническом и религиозном плане являлись тогда воины Чингиз-хана? Очевидно, что верхушку армии составляли монголы, хотя в войсках было и немало тюрков. Но были ли они мусульманами? Можно сказать, что если в составе этой армии и были приверженцы Ислама, то они составляли 0,01%, так как подавляющее число воинов являлось обычными язычниками.

В историографии прочно закрепился тезис о веротерпимости монголов, о равном отношении к представителям всех религий. В Ясе Чингиз-хана есть такое установление: "Он (Чингиз-хан) запретил им (монголам) оказывать предпочтение какой-либо из сект..." Джувейни сообщает, что Бату был "государем, который не придерживался никакой веры и секты, он их считал только способом познания божества". Буквально те же самые слова повторяются и у Вассафа. Таким образом, мы видим, что на раннем этапе существования Орды, в ней не наблюдалось приверженности властей какой-либо религии. Стремление задобрить служителей культа всех известных монголам религий создавало у современников-монотеистов (мусульман и христиан) впечатление, будто завоеватели принадлежат "всем верам". Их верования позволяли считать все религии истинными, ведущими своё начало от единого Бога, но различающимися лишь в силу национальных особенностей и обычаев народов. Как полагает М.А. Усманов, ранние чингизиды, демонстрируя свою верность шаманизму – исконной вере предков, возможно, пытались сохранить идеологическое единство своего дома, а, следовательно, и империи, унаследованной от Чингиз-хана. Вследствие этого на огромном степном пространстве, завоёванном монголами, создалась обстановка, благоприятная для восприятия той или иной мировой религии - политеизм охотно допускал существование иных, даже монотеистичных религий. Трения между политеизмом и монотеизмом должны были начаться позже, когда монотеистичная религия начинала претендовать на всеохватность и статус единственно верного вероисповедания. Да и трения эти лишь прикрывались религиозными формами, на самом деле причины их были несколько иными – социальными, политическими или экономическими.

Чингизиды практически никогда не вмешивались во внутренний уклад жизни покоренных народов, о чем свидетельствует и история Православия на Руси. Даже не испытывавший к татарам особых симпатий известный историк Н. Карамзин, вынужден был признать, что хан Берке «позволил Россиянам …свободно отправлять христианское богослужение, так что митрополит Кирилл в 1261 г. учредил для них особую экзархию под названием Сарской».

При хане Берке завязались и тесные контакты с государством мамлюков в Египте, что, естественно, духовно обогатило народы Золотой Орды. При этом в столице, названной по имени хана Сарай-Берке, а также во многих других городах поощрялось строительство мечетей и медресе.

Однако вскоре такая политика встретила ожесточенное сопротивление окружавшей хана элиты, которая требовала от него соблюдения Ясы Чингиз-хана. В результате этого распространение Ислама натолкнулось на ощутимые преграды в лице, прежде всего верховных шаманов, которые еще имели определенный вес в языческих кругах, представители которых и составляли большую часть ордынской элиты.

Практически на всех захваченных землях сами захватчики провозгласили власть Ислама, а в «Бесконечное синее небо», символ веры Чингисхана, устремились минареты восстановленных и вновь построенных мечетей. На смену ханам-язычникам постепенно приходят правоверные правители:

Бату (1242–1255) – язычник,

Сартак (1255/56–1256) – христианин несторианского толка,

Улучи (1256–57) - ?

Берке (1257–66) – мусульманин,

Менгу-Тимур (1266–81) – язычник,

Тудаменгу (1281–87) – мусульманин,

Телебуга (1287–90) - язычник,

Тохта (1291–1312/13) – буддист,

Узбек (1312/13–1342) – мусульманин,

Джанибек (1342–57) – мусульманин,

и далее мусульмане.

Конечно, историки объясняют это, в первую очередь, тем, что монгольскому завоеванию подверглась значительная часть мусульманского мира – Туркестан, Хорезм, Волжская Булгария, Багдад (столица Халифата). Дух Ислама оказался сильнее грубой силы завоевателей.

Но проводниками этого духа были конкретные люди, и большая роль здесь принадлежит суфийским шейхам. (Расцвет тюркского направления суфизма, который традиционно связывается с орденом Ясавийа, практически совпал с исламизацией улуса Джучи.) Особое внимание суфии этого тариката, а также орденов Накшбандийя, Кубравия уделяли распространению Ислама в кочевьях, где язычество медленнее, чем в городах, уступало место новой вере. Однако, по свидетельствам летописцев, и обращение в Ислам ордынских царей зачастую связывается с именами суфийских шейхов.

Первым мусульманином среди правителей Орды, как мы это видим из вышеприведенного списка, стал царевич Берке. По его примеру в 50-х годах XIII века Ислам принимают еще 16 представителей монгольской аристократии и несколько известных татарских родов. Об этом сохранились многочисленные свидетельства летописцев.

После смерти первого хана-мусульманина на престол вставали язычники, однако многие представители элиты уже были покорены силой духа Ислама, что в итоге помогло хану Узбеку, который не только официально исповедовал Ислам, но и возвел его в ранг государственной религии. Новый правитель Золотой Орды, в отличие от своего предка хана Берке, не стал терпеть сопротивление шаманской знати и после их откровенных выступлений разобрался с ними по законам военного времени (тем более, что неугодные ханы частенько умирали при невыясненных обстоятельствах, как, например, хан Берке).


Глава II Становление ислама в качестве государственной религии


Случайные файлы

Файл
129492.rtf
12899.rtf
182350.rtf
177479.rtf
MY_REF~1.DOC




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.