Уильям Джеймс "Многообразие религиозного опыта" (139074)

Посмотреть архив целиком

Министерство образования РФ

Российский Государственный Гуманитарный Университет

Центр изучения религий












Реферат по книге Уильяма Джеймса

«Многообразие религиозного опыта»





Выполнил студент IV курса

Центра изучения религий








Москва 2009


Книга «Многообразие религиозного опыта» представляет собой цикл лекций, прочитанных Уильямом Джеймсом в Эдинбургском университете. В ней автор рассматривает широкий круг проблем связанных с понятием «религиозного сознания». Книга изобилует примерами из практики, религиозных текстов, биографий святых. В ней, по выражению Гуревича, Уильям Джеймс «претендует на всепроникающее постижение феномена религии1».

Первую из цикла лекцию Уильям Джеймс посвящает проблеме различия невроза и религии, отвечая авторам «медицинского материализма», считающих духовных гениев больными людьми, а все их достижения – плодами болезни: «Но все эти авторы, установив к полному удовольствию своему, что творчество гения лишь продукт болезни, осмеливаются ли оспаривать на этом основании ценность самых произведений гения? Выводят ли они из их новой доктрины о причинах гениальности новое суждение о ценности? Оставаясь искренними, запретят ли они нам восхищаться творениями гения? Скажут ли, что ни один невропат не может дать нам откровений истины? Конечно, нет2». Признавая, что психические отклонения часто встречаются среди гениев, Джеймс отказывается умалять их дела, напротив, он допускает, что именно болезненное сознание может служить причиной их духовного величия: «Если действительно существует нечто, дающее сверхчувственное знание о некой высшей реальности, то нет ничего невозможного в том, чтобы именно невропатический темперамент был одним из основных условий для восприятия такого знания3».

Во второй главе Джеймс ставит перед собой задачу определить предмет своего исследования, то есть религию. Он разделяет понятия «личной религии» - лично переживаемого человеком религиозного чувства и «религии как учреждения» - то есть, внешнего культа. Джеймс оговаривает, что в своих лекциях будет использовать исключительно первое понятие: «Итак, условимся под религией подразумевать совокупность чувств, действий и опыта отдельной личности, поскольку их содержанием устанавливается отношение ее к тому, что она почитает Божеством. Смотря по тому - будет ли это отношение чисто духовным или воплощенным в обрядность, - на почве религии, в том смысле, в каком мы условились понимать ее, может вырасти богословие, философия или церковная организация. В этих лекциях, как я уже упоминал раньше, все наше внимание будет поглощено непосредственным личным религиозным опытом, и вопросов, связанных с богословием и церковью мы коснемся лишь слегка, поскольку это будет необходимо в интересах нашей главной задачи4».

Далее Уильям Джеймс рассматривает некоторые типичные чувства сопутствующие личному религиозному переживанию, такие как торжественность (которую он отмечает особо), значительность переживания, чувство покорности, сопровождаемое, тем не менее, восторженностью и любовью, также радостное настроение, которое может даже усиливаться при физических или духовных страданиях.

«Религия делает для человека легким и радостным то, что при других обстоятельствах для него является игом суровой необходимости. Если религия - единственная сила, способная выполнить эту задачу, то ценность ее, как проявления человеческого духа, стоит вне всяких сомнений5» - заключает Джеймс.

В своей третьей лекции Уильям Джеймс приводит многочисленные примеры мистического переживания религиозными людьми присутствия Бога, «чувство реальности невидимого». Наука не может объяснить этот опыт рационально, но из этого отнюдь не следует его ложность. Интуиция верующего, по Джеймсу, может быть ближе к истине, чем самые изощренные логические выводы разума. Рационализм не может и не должен претендовать на полное понимание всего происходящего в мире – эта мысль часто встречается у Уильяма Джеймса.

В лекциях с четвертой по седьмую Джеймс делит религии (и соответственно верующих) на два типа: «религии душевного здоровья» и «религии страждущих душ». Верующих первого типа Джеймс, используя терминологию Френсиса Ньюмана, называет «однажды рожденными», а второго – «дважды-рожденными».

«Однажды рожденные» (к ним автор относит, прежде всего, представителей движения «Духовного Врачевания», популярного в современной ему Америке) называются так, ввиду отсутствия в жизни каких-либо психологических кризисов, они никогда не задумываются над тщетностью всего сущего, их отличает оптимистический взгляд на мир, нежелание (а иногда и неспособность) видеть в мире зло, некоторая «детскость»: «Такие люди отличаются ясностью души, мешающей им сосредоточивать внимание на мрачных явлениях мира. У некоторых из них оптимизм доходит до степени чуть ли не патологического состояния. Они как бы утрачивают, благодаря особого рода врожденной анестезии, способность испытывать даже преходящую грусть или хотя бы временное сознание своего ничтожества6».

«Религии душевного здоровья» пантеистичны – Бог для них всюду и все есть Бог, зла в мире не существует, а все беды и несчастья человека внушаются им самому себе. Соответственно, они порицают любые проявления негативных эмоций: жалобы, страх, гнев, чувство собственной неполноценности, а зло – для них ирреальное понятие, «бесполезный элемент», по выражению Уильяма Джеймса. Так, смысл Духовного Врачевания заключается в том, что человек перестает внушать себе негативные мысли. Он думает не о своей болезни, а о том что выздоравливает, даже уже выздоровел. Джеймс, как один из укоров «научному сектантству» приводит многочисленные случаи настоящих исцелений, которые рационально объяснить невозможно. Он приходит к выводу, что человеческий опыт неизмеримо разнообразнее любой системы понятий. И наука и религия могут излечить человека, так зачем же ограничивать себя одной наукой? И «Не есть ли мир, в конце концов, сложный синтез разнородных сфер реальности, проникающих взаимно одна другую? Мы могли бы поочередно подходить к познанию каждой из них, принимая различные мировоззрения и культивируя в себе различные душевные переживания7»

Джеймс отмечает некоторую интересную практику Духовного Врачевания: «Для того, чтобы управлять своим духом, надо, согласно этому учению, воспитать в себе сосредоточенность мысли, или, другими словами, достичь способности постоянного контроля над собой. Надо научиться так управлять различными стремлениями своего духа, чтобы избранный идеал мог спаять их воедино. Для этого надо найти минуты молчаливого размышления и уединения, лучше всего в таком положении, где вся обстановка благоприятствует мыслям о духовных предметах. На языке Новой Мысли это называется «погрузиться в молчание8».

На основании сходства «погружения в молчание» Духовного Врачевания и «самоуглубления» - католической практики, Джеймс делает вывод о принадлежности католицизма к «религиям душевного здоровья»: «Внешняя сторона католического учения не имеет, конечно, никакого сходства с учением духовного врачевания, но чисто духовная сторона религиозных предписаний совершенно одинакова в обоих верованиях…9». Различие Джеймс видит только во внешних, эстетических признаках.

«Религиям душевного здоровья» в системе Джеймса противоположны «религии страждущих душ». «Религии страждущих душ» занимают его гораздо сильнее, именно к ним он относит мировые религии – христианство, ислам, буддизм. Для приверженцев «религий страждущих душ» - «дважды-рожденных» характерно убеждение, что «что зло составляет самую сущность нашей жизни, и что смысл мироздания будет нам понятнее, если мы будем принимать близко к сердцу все проявления зла10». «Дважды-рожденные» пессимистичны, они не могут наслаждаться жизнью – любая их радость омрачена безусловным существованием зла – смерти, печали, страха. Если представители «однажды рожденных» в книге Джеймса по большей части обычные, ничем не выдающиеся люди, то среди примеров «дважды-рожденных» он отмечает Гете, Лютера, Толстого. «Приписывать религиозную ценность состоянию ограниченной удовлетворенности преходящими благами могут только поверхностные люди, забывающие истинный облик жизни. Причины, вызывающие нашу печаль, слишком глубоки, чтобы поддаться такому лечению. Мысль о неизбежности смерти, о возможности болезни и страданий - вот что угнетает нас; и тот факт, что мы в данный момент живем счастливо, совершенно несоизмерим с огромной значительностью этих мрачных возможностей. Мы хотим жизни, не омрачаемой угрозой смерти, - здоровья, не сменяющегося болезнью, - добра, не погибающего под ударами зла, но соответствующего нашему идеальному представлению о Добре11». Однако Джеймс остерегает от смешения «религий страждущих душ» с философией натурализма. По его мнению: «Значение и прелесть каждого часа жизни зависят от тех возможностей, какие он влечет за собой. Если человек верит, что все наши переживания полны глубокого нравственного смысла, что наши страдания имеют непреходящее значение; если ему кажется, что Небо милосердно к земле, если все для него дышит верою и надеждой, - горечь жизни не отравит его дней и они будут полны для него смысла и ценности. Но если, наоборот, человек убежден, что жизнь его протекает среди леденящего холода и ужасов всеобщей борьбы, что она лишена вечного смысла, как это утверждает чистый натурализм и популярно-научный эволюционизм нашего времени, - то жизнь для него теряет всякую цену и становится унылой и бессвязной вереницей дней12».


Случайные файлы

Файл
148764.doc
131314.rtf
96183.rtf
4075-1.rtf
tablica.doc




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.