Спасо-Яковлевский Димитриев монастырь (139037)

Посмотреть архив целиком

Спасо-Яковлевский Димитриев монастырь


Спасо-Яковлевский монастырь прошел в своем развитии несколько этапов. Довольно долго он был маленьким малоизвестным монастырем, где даже соборная церковь являлась деревянной. В дальнейшем обитель побывала и ставропигиальным монастырем, и резиденцией викарного епископа.

1385 году епископом Ростовским стал игумен скромного Копырского монастыря Иаков. Игуменство его было благополучным, но на Ростовской кафедре епископ Иаков не прижился: в 1389 году он оставил ее из-за недовольства ростовцев решением епископского суда. Изгнанный из города, святитель удалился в его окрестности и на берегу озера Неро построил деревянную церковь в честь Зачатия св. Анны. Так было положено начало Яковлевской обители.

Летописи умалчивают о первых веках существования монастыря. В сущности, достоверно известны лишь несколько событий, связанных с его историей: погребение и канонизация свт. Иакова, разорение монастыря в 1408 году войском хана Едигея и — спустя двести лет — ограбление его поляками. Таким образом, можно заключить, что в то время обитель не была знаменитой. Не имела она и каменных строений.

Определенное улучшение в материальном положении Яковлевского монастыря происходит в первой половине XVII века. В 1624 году царь Михаил Федорович жалует его вотчинами и рыбными ловлями. И на этом «прирост» монастырских угодий не останавливается. К 1679 году обитель владеет уже восемнадцатью пустошами. Теперь пришло время подумать и о строительстве каменного храма, которое и было осуществлено в 1686—87 годах.

Немалое значение имело для монастыря его присоединение к Ростовскому архиерейскому дому, совершившееся в 1650-е годы «для того, что Иякова епископа мощи лежат в том монастыре». Все приписные обители содержались за счет кафедры, и поэтому отныне благосостояние Яковлевского монастыря постоянно возрастало. К концу XVII века он имел не только каменный пятиглавый Троицкий храм, но и каменную трапезную палату. Келейные корпуса и прочие службы, впрочем, довольно долго оставались деревянными. Деревянной была и монастырская ограда.

Переломным моментом в истории монастыря явилось назначение на Ростовскую кафедру митрополита Димитрия (Туптало), прославленного впоследствии Церковью в сонме святителей. Он приехал в Ростов 2 марта 1702 года и почти сразу по прибытии — первым из всех ростовских монастырей — посетил Яковлевскую обитель. Войдя в собор, владыка указал на юго-западный его угол и произнес: «Се покой мой: зде вселюся в век века», указав, таким образом, место своего погребения. Скончавшийся в 1709 году митрополит Димитрий стал вторым ростовским архиереем, погребенным не в Успенском кафедральном соборе, а в Яковлевском монастыре. Нужно отметить, что ростовцы сначала не желали исполнить завещания почившего митрополита, и лишь друг покойного святителя Стефан Яворский, Патриарший Местоблюститель, настоял на его погребении в Яковлевской обители, сослужив, тем самым, последней добрую службу.

В 1757 году, пять лет спустя после обретения нетленных мощей святителя Димитрия, состоялась его канонизация. Он явился первым святым, канонизированным в синодальный период, — и единственным за весь XVIII век. Мощи святителя Димитрия, которые почитали великой святыней не только простые люди, но и знать (включая членов императорской фамилии), стали особым залогом процветания Яковлевско-го монастыря. Первые вклады в «свя-тителев дом» не заставили себя ждать: уже императрица Елизавета Петровна пожертвовала серебряную раку для мощей свт. Димитрия. В дальнейшем пожертвования не иссякали.

Канонизация святителя Димитрия состоялась очень вовремя, спасши Яковлевский монастырь от упразднения. Хотя в 1764 году его и утвердили заштатным, но мера эта была временной. Уже на следующий год он был причислен к монастырям второго класса и, помимо того, стал ставропигиальным, то есть вышел из епархиального подчинения и поступил в ведомство Св. Синода. Тогда же к Яковлевскому монастырю присоединили стоявший по соседству Спасо-Песоцкий монастырь. Это значительно расширило его территорию и позволило не стесняться в сооружении хозяйственных зданий.

Вторая половина XVIII века — время формирования архитектурного ансамбля Спасо-Яковлевского монастыря в том виде, в каком мы знаем его теперь. Были возведены новые корпуса, каменная ограда с башнями, колокольня, новый храм. Очень немногие обители отстраивались в это время, поскольку с отнятием земель у монастырей их материальная база пошатнулась. Таким образом, ансамбль Спасо-Яковлевского монастыря представляет собой уникальный памятник монастырского строительства своего времени. Своего рода «апофеозом» этого строительства стало возведение в 1794—1801 годах храма во имя святителя Димитрия.

Эффектный внешний облик монастыря и неиссякаемый поток паломников к его святыням подготовили его возведение на степень первого класса. Совершалось это последовательно. В 1822 году архимандрит Иннокентий направил в Синод донесение, где указывал, что «великое стечение богомольцев к мощам угодников Яковлевской обители требует сохранения порядка в чиноположении». С имевшимся количеством братии, отмечал архимандрит, это было затруднительно. Он просил об увеличении числа насельников — в соответствии со штатами первоклассных монастырей. Синод уважил просьбу архимандрита Иннокентия, предписав расширить штат обители на 16 «мест».

В 1834 году, после прошения ярославского губернатора К. М. Полторацкого, поданного на высочайшее имя, монастырь был переведен в первый класс с ежегодным содержанием в размере 4200 рублей. А спустя два года он получил свое современное название — Спасо-Яковлевский Димитриев. За полтора века был пройден головокружительный путь — от небольшого монастырька, не имевшего ни одного каменного храма, до крупнейшей в епархии и шестой в общем списке русских монастырей обители.

Но даже при максимально расширенном штате мест для всех желающих поступить в Спасо-Яковлевский монастырь не хватало. На сохранившихся прошениях о приеме в монастырь очень часто можно увидеть резолюцию: «Отказать за неимением мест». «Вакансия» открывалась только в случае смерти насельника или его перевода в другой монастырь.

Устав Спасо-Яковлевский монастырь имел общежительный. Ограничены были монахи и послушники и в «увольнениях» в город. Они допускались только в случае необходимости, с разрешения монастырского начальства, — и то лишь на время между дневной трапезой и вечерним богослужением (от полудня до четырех часов дня).

Хозяйство обители было поставлено отменно. В середине XIX века послушники и монастырские работники возделывали два огорода, где произрастали самые разные овощи — вплоть до цветной капусты и бобовых, — а также зелень (петрушка, салат, шпинат). Имелся внушительных размеров сад с яблоневыми, вишневыми и сливовыми деревьями. «Садово-огородные» припасы позволяли сделать разнообразной даже постную трапезу, и в монастыре никогда не жаловались на скудость рациона. Немало закупалось и рыбы. Так, в 1852 году Спасо-Яковлевская обитель приобрела для своих нужд около 170 пудов свежей рыбы. Это были и дорогие сорта (стерлядь, белуга, осетр), из которых приготовляли праздничные блюда, и самые простые, для повседневного (исключая постные дни) питания, — окунь, карась, плотва. Что касается напитков, то в описываемое время чай, ставший позднее непременным спутником монашеского отдохновения, еще не вытеснил таких исконно-русских напитков, как квас, сбитень, медовуха. Все это приготовлялось в монастыре в изрядных количествах.

В 1888 году Спасо-Яковлевский Димитриев монастырь вновь перешел из синодального управления в епархиальное, став резиденцией викарных епископов. Настоятелями его, соответственно этому статусу, отныне были архиереи.

К началу XX века обитель подошла в цветущем состоянии. Она была богата и необычайно популярна среди паломников (в частности, Спасо-Яков-левский монастырь являлся одной из самых почитаемых императорской фамилией святынь: начиная с XIX века его посетили все русские цари и многие великие князья). Даже в ряду самых состоятельных и устроенных русских монастырей Спасо-Яковлевский занимал одно из первых мест. С 1882 года здесь был водопровод, в начале XX века провели электричество и телефонную связь. Пожертвования, поступавшие в монастырь, составляли значительные суммы. В 1917 году, например, только на поминовение усопших было по жертвовано более семи тысяч рублей.

Естественно, средства свои Спасо-Яковлевская обитель тратила не только на украшение храмов и устройство водопровода. 'Гак, в 1914 году монастырь организовал военный госпиталь в одном из своих новых зданий, изначально предполагавшемся под церковно-приходскую школу, богадельню и гостиницу. Он был оборудован по последнему слову тогдашней медицинской науки 150 коек в просторных и светлых палатах, операционная, рентгеновский кабинет, несколько перевязочных. Содержание госпиталя требовало от обители очень существенных затрат (часть денег, впрочем, предоставляли благотворители). Интересно, что после революции этот образцовый госпиталь обратили в «советский лазарет», а потом в нем довольно долго находилась одна из городских больниц.

После 1917 года все имущество монастыря было национализировано. В келейных корпусах поселились рабочие, а святыни были изъяты. Наиболее масштабная грабительская акция проводилась в 1922 году, когда большевики вывезли из Спасо-Яковлевской обители 888 килограммов серебра и 2 килограмма золота.


Случайные файлы

Файл
82458.rtf
13433.rtf
10962-1.rtf
15174-1.rtf
18544-1.rtf




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.