СИНТОИЗМ



ИСТОРИЧЕСКИЕ КОРНИ

Для представителей Запада японцы по-прежнему остаются загадкой. И ни в чем это не проявляется так ярко, как в их старинных верованиях. Традиционная японская религия, синтоизм (или ками но миги, «путь ками (божества)»), корнями уходит в национальную японскую историю и тесно переплетается с японской культурой.

ФОРМИРОВАНИЕ (предыстория — 790 г. от Р. X.)

Ранний синтоизм (до 538-552 гг. от Р.Х.).

Выражение «ранний синтоизм» относится к религиозной жизни, которая процветала в Японии до того, как в VI веке от Рождества Христова в страну пришел буддизм. Основными письменными источниками, описывающими ранний синтоизм, являются документы под названием Кодзики и Нихонги (собрания ранних мифов, составленные после 712 года придворными императора), а также Энгисики (описания древних молитв и ритуалов).

Поскольку мифы Кодзики и Нихонги были записаны гораздо позже того периода времени, о котором они повествуют, возникают некоторые сомнения в том, что они правильно отражают верования и духовную практику раннего синтоизма. Тем не менее из этих документов можно понять, что традиции раннего синтоизма были сосредоточены вокруг земледельческих праздников, семьи или рода и благоговения перед жизнью. Местные шаманы, выполнявшие функции служителей культа, говорили от имени ками (богов) и сражались со злыми духами. Вызывая ками, они использовали Кагура, традиционные для синтоизма священные музыку и танец в исполнении молодых девушек (мико). Очень многое в традиционном японском искусстве, литературе и музыке восходит к этим шаманским ритуалам.
Народные обычаи того времени теперь окутаны некоей таинственностью, однако синтоистское разделение богов ками на два типа — хитогами и удзигами — несомненно, происходит из этой древней традиции.

Хитогами — это ками, ассоциируемые со священными людьми: шаманами, мудрецами, святыми. Система хитогами строго индивидуализирована и построена на почитании религиозных лидеров из истории синтоизма.

Удзигами — это ками, ассоциируемые с семьей, родом или местным религиозным культом. Японская семья, выполняя свой сыновний долг поклонения предкам, почитает именно удзигами, анехигогами.

Первое столкновение с буддизмом (552-710 гг.). Между 538 и 552 годами из Кореи и Китая на территорию Японии пришли новые религии. Знакомство с буддизмом, конфуцианством и даосизмом положило начало новой эпохе религиозной жизни. В раннем синтоизме каждое селение, вероятно, чтило свое собственное местное божество в соответствии с обычаями, существовавшими в этой провинции. Однако под влиянием других верований приверженцы синтоизма постепенно сформировали пантеон богов и распределили места поклонения.

Ни конфуцианство, ни даосизм не получили в Японии широкого распространения, однако вопрос о признании буддизма вызвал много разногласий. Споры вылились в вооруженные столкновения между различными кланами и в конце концов привели к убийству императора в 592 году. Вождь победившего клана возвел на трон свою племянницу буддистку, а она, в свою очередь, назначила регентом Сотоку (573-621), который пользовался большим влиянием в стране. Сотоку превратил буддизм в государственную религию и использовал его в борьбе за объединение государства и для формирования более зрелой японской культуры.

Несмотря на значение, которое придавалось буддизму при императорском дворе, могущественные кланы продолжали исповедовать синтоизм. В конце 600-х годов некоторые императоры обновили ритуалы синтоизма и уравняли его в правах с буддизмом. В тот период возникла прочная ритуальная связь между императорским двором и Большим храмом в Изе. Большой храм в Изе посвящен двум богиням, одна из которых — богиня Солнца Аматерасу.

Составление Кодзики (712 г.). Одним из признаков возрождения синтоизма при императорском дворе стало распоряжение императора о составлении Кодзики. Мифы о сотворении мира изображают в Кодзики мир многочисленных богов. Семь поколений ками достигают высшей точки своего развития в браке Изанаги (мужское ками) и Изанами (женское ками). Божественные супруги спускаются к океану, вонзают копье в волны и вытаскивают его наружу. В том месте, куда с копья падала капля морской воды, возникал какой-нибудь японский остров. Затем Изанаги и Изанами спускаются на эти острова и создают других ками. Через несколько поколений рождается богиня Солнца Аматерасу, которая, в свою очередь, становится прародительницей Дзим-му, первого императора Японии.

Представленное в этих документах изображение вселенной, без сомнения, отражает основные особенности раннего синтоистского мировоззрения. Здесь есть и Высокая Равнина небес, где живут ками, и человеческий мир, и нечистый мир теней (йоми). Ками — это божества или духовные силы, которые могут помогать или мешать человеку.

В Японии глубоко укоренилисьтрадиции ритуальной чистоты. Культовые сооружения синтоизма строятся в стороне от жилья. Все, что загрязнено кровью, болезнью или смертью, считается запретным. Ступающие во двор святилища (синтоистские места поклонения называются святилищами, а буддийские — храмами) должны очиститься водой. Более тщательное ритуальное очищение (например, неподвижное стояние под холодным, как лед, водопадом в течение нескольких часов) устраняет внутреннюю и внешнюю скверну, а также позволяет ожидать помощи от ками. Такие ритуалы очищения называются хараи (это понятие также обозначает состояние ритуальной чистоты). В общении с ками большую роль играют святилища чистоты, свободные от какой бы то ни было скверны мира. Такое ожидание прихода ками все еще является важным аспектом духовной практики синтоизма.

Расцвет буддизма в эпоху Нара(710 - 784 гг.).

К концу рассматриваемого периода буддисты располагали целой системой храмов, сосредоточенных вокруг города Нара (на юго-западе от Токио). Они основали шесть философских школ и продолжали взаимодействовать и конкурировать с приверженцами синтоизма. Но буддизму так и не удалось полностью затмить собой внешне менее эффектную веру синтоистов. Фактически синтоизм сыграл определенную роль в узаконении буддизма, и к концу этого периода японцы заложили основы воссоединения двух религий.

ПЕРИОД РАЗВИТИЯ (790-1600 гг. от Р. X.)

Эпоха Хэйан (794-1185). В то время, когда японцы переносили свою столицу из Нара в Киото (784-794), их культура приобретала все более феодальные черты. При императорском дворе шла эстетически изысканная культурная жизнь. Японцы считают период, последовавший за перенесением столицы в Киото, временем наибольшего расцвета классической японской культуры. Высшие классы придавали особое значение мияби, неуловимому аромату придворной элегантности и рафинированного эстетического вкуса.

Опираясь на ранее созданную почву для сотрудничества, буддисты тогда же разработали важное понятие хондзисуидзаку. Это учение позволило им объединить своих богов, будд и бодхисатв (людей, достигших состояния будд) с божествами синтоизма. Буддисты видят в ками синтоизма стражей, учеников или воплощение буддийских богов. Другими словами, синтоистские ками становятся прообразами подлинной буддийской реальности.

Эпоха Камакура (1185-1333). В конце эпохи Хэйан императоры жаждали все большей и большей власти. К тому же стремились и многие неуемные феодалы. Эти военачальники обладали реальной властью, поскольку представляли знаменитое сословие воинов-самураев. Самураи придерживались особого образа жизни — бушидо, который объединил различные религиозные традиции в определенный этический кодекс, требовавший самодисциплины, верности, отваги и чести. В 1185 году представители все более крепнущего сословия самураев свергли старый порядок и основали новую столицу в городе Камакура.

В эту эпоху синтоизм пережил возрождение. В конце XIII века фанатики синтоистской школы Юичи попытались восстановить независимость синтоизма. Они стремились очистить синтоизм от влияния буддизма и других религий. Такой рафинированный синтоизм не только предполагал существование системы культовых учреждений, выполняющих свои функции на местах, но и формировал сознание национального единства, источником которого было убеждение в божественном происхождении императорской династии и в особом духовном положении Японии среди других стран мира.

Стремясь поддержать и закрепить возрождение синтоизма, школа Юичи переняла у буддистов учение хондзи суидзаку. Отныне поклонники синтоизма считали буддийские божества знаками синтоистских богов.

ПЕРИОД КОНСОЛИДАЦИИ И ОБНОВЛЕНИЯ (с 1600 г. до наших дней)

Период Токугава (1600-1867). Политическая борьба и неразбериха, порожденные эпохой Камакура, постепенно подходили к концу, когда группа очень влиятельных феодалов решила объединить страну и навести в ней порядок. Наиболее уважаемым из этих феодалов был Токугава Иэяцу (1542-1616). Хотя предшественникам Токугавы и удалось добиться значительного прогресса, но именно он завершил формирование нового сегуната с центром в новом городе Эдо (нынешний Токио). Эти люди не только одержали верх над своими соперниками феодалами — им удалось взять под контроль главный центр буддизма, Нару, и саму императорскую династию.

Правительство прочно держало в своих руках власть, назойливо вмешивалось в жизнь граждан и решительно противостояло иностранному влиянию. Частью политики сегунов Токугава было то, что они наложили запрет на христианство, а буддизм сделали официальной религией. Правители династии Токугава возродили конфуцианство — активную веру в нравственные обязанности, или долг.

Тем временем синтоизм продолжал развиваться, приобретая все более националистические черты. Возродившийся интерес к японской классической литературе ясно прослеживается в синтоистских взглядах того времени. Защитники синтоизма пытаются постичь «исторический японский дух», передать его людям и очистить японскую жизнь от иностранных влияний. Некоторые идеи, пришедшие в синтоизм из прошлого — божественное происхождение императорской династии и священность национальной традиции, расцветают в последние годы правления Токугава с новой силой. Такие националистические установки послужили основой недоверия и даже враждебности к учениям, пришедшим из других стран, даже из Китая. Приспособление идей синтоизма к националистическим интересам привело к появлению гражданской синтоистской религии. Плоды этого японского национализма в полной мере пришлось пожинать в XX столетии, а кульминацией их стало участие страны во Второй мировой войне.

Эпоха Мэйдзи и современность (1868-1945). В 1868 году под влиянием различных внешних и внутренних сил режим Токугава был свергнут. Вскоре рухнула и вся феодальная система. Группа молодых представителей сословия самураев восстановила императорскую власть — это была знаменитая реставрация Мэйдзи. Переворот происходил под лозунгом «возвращения к древности», хотя, по странному стечению обстоятельств, именно он быстро вернул Японию в современность. В 1889 году японцы установили парламентскую систему правления, оставив императору роль символа страны. Все свои силы Япония направила на то, чтобы стать мощной экономической державой, основанной на западных принципах демократии (хотя реальная власть по-прежнему оставалась в руках небольшой группки невыборных чиновников).

Правительство эпохи Мэйдзи сняло запрет с христианства (политика, направленная на вхождение в современный мир), лишило буддизм особых привилегий и сделало синтоизм государственной религией (политика, направленная на восстановление императорской династии). В конце XIX века миссионеры вновь принесли в Японию католицизм и впервые познакомили японцев с протестантизмом. Япония совершила невероятный скачок в экономическом и политическом развитии, превратившись из феодального государства в одну из ведущих промышленных держав
мира.

В годы, предшествовавшие Второй мировой войне, синтоизм стал играть важную роль в национальной жизни Японии. Конституция 1889 года официально провозгласила «нерелигиозный» синтоизм. Он представлял собой набор ценностей и идеалов (религией эту форму синтоизма назвать трудно), которые должны были утвердить основы империи. К такому нерелигиозному варианту синтоизма правительство добавило идеалы конфуцианства (верность и почтение к старшим), а также ценностные установки самураев (самодисциплину). Все это придало национальному самосознанию чувство священного превосходства. Националисты на основании этих идей и представлений сформулировали лозунг «весь мир — под одну крышу», оправдывавший участие Японии во Второй мировой войне.

Понять ход развития синтоизма в предвоенные годы довольно трудно. Некоторые называют такое использование синтоизма в нерелигиозных целях «государственным синтоизмом». Но этот взгляд не принимает в расчет того, что люди, исповедовавшие такой синтоизм, по-разному к нему относились: правительственные чиновники, возможно, и использовали синтоизм в целях пропаганды, но простой народ продолжал исповедовать синтоизм так же, как он делал это на протяжении многих столетий.

Некоторые ученые полагают, что использование синтоизма в милитаристских и националистических целях, по сути своей, породило какой-то особый культ синтоизма. Некоторые называют его культом Кокутаи. В период с 1868 по 1945 годы это явление в какой-то мере отразилось на традиционной религиозной жизни провинции.

По окончании Второй мировой войны Организация Объединенных Наций обязала Японию принять новую Конституцию. Во время военной оккупации страны (1945-1952) правительство, сформированное оккупационными властями, потребовало полной религиозной свободы для всех граждан. Синтоизм был лишен статуса государственной религии, император Хирохито официально отрекся от своего божественного статуса. В атмосфере полного общественного упадка и небывалой свободы большинство традиционных религий медленно и с большим трудом стало приспосабливаться к новым условиям, и лишь немногие вероучения воспользовались вновь открывшимися перед ними возможностями.

Несмотря на все новшества, пришедшие в Японию извне, древнее и исконно японское по-прежнему пронизывает сознание нации. Во многих областях жизни японцы ощутимо колеблются между принятием новых веяний и сохранением своих древних традиций. Особенно это заметно в области религии.


СИНТОИСТСКИЙ ОБРАЗ ЖИЗНИ

Дух синтоизма

Структура общества. Синтоизм высоко ценит такие нравственные ценности, как верность и долг по отношению к семье, роду или коллективу. Эта тема проявляется в различных областях японской культуры. Например, слово, обозначающее человеческое существо,— нингэн (буквально «между людьми»). Быть человеком — значит быть вместе с другими людьми. Японское общество подчеркивает преимущество коллектива над личностью. Японский язык располагает средствами для обращения к тем, кто находится выше или ниже вас по социальному положению, а также к тем, кто стоит на той же ступеньке социальной лестницы, что и вы. Таким образом, речевое общение укрепляет иерархичность человеческих отношений, в которых участвует каждый. Правильное использование японской лексики вписывает человека в общественный контекст.
Принцип долга подчеркивается феодальным понятием он («обязанность»). Хотя некоторые японцы отрицают, что этот принцип применим в контексте современных отношений, он все же оказывает значительное влияние на взаимоотношения людей в японском обществе. Он возникает там, где кто-то получает от другого что-нибудь ценное. К примеру, если один человек спасает другому жизнь, это ведет к возникновению между ними отношений особого рода: спасенный оказывается «обязанным» своему спасителю.
Феодальное происхождение понятия он связано с дарением земли господином своему вассалу. За это вассал платил господину верностью, и таким образом формировались отношения взаимного обязательства.

Ключевым моментом японской культуры являются и отношения между родителями и детьми. Дети обязаны заботиться о своих родителях в старости и почитать их после смерти. Но что для японцев значит понятие «уважение к предкам» или «культ предков»? Для немногих особо преданных синтоистов это, скорее всего, поклонение, но для большинства нерелигиозных японцев, чей опыт в синтоизме поверхностен, — всего лишь некоторое полурелигиозное благоговение. Однако и в том, и в другом случае оно является препятствием для благовестия.

Два приведенных примера взаимоотношений (господин-вассал и родитель-ребенок) демонстрируют две наиболее характерных стороны понятия он: эти отношения, обычно возникают между старшим и младшим, и это обязательные отношения между конкретными людьми, а не верность какому-то абстрактному нравственному принципу.
С понятием он связано понятие гири (означающее общественные обязательства, которые требуют от , японца, чтобы он поступал по отношению к тем, с кем он вступал в какие-либо отношения, в соответствии со строгими моральными нормами. Гири - это более широкое понятие, чем он, в некотором смысле, что три действует не только в сфере взаимоотношений по вертикали (например, император и подданные), но и в сфере взаимоотношений по горизонтали (между сверстниками и друзьями). Одно из интересных проявлений гири - подарки, которые японцы регулярно дарят друг другу. Традиция дарить друг другу подарки, пронизывает всю японскую культуру взаимоотношений и взаимных обязанностей.

Эстетическая чуткость. Помимо преданности человека своему коллективу все японцы очень высоко, ценят вкус и изысканность. Такая эстетическая чуткость не посредственно связана с японским пониманием веры. Японцы ценят «поэтические реалии» - «реалии непосредственного опыта и чувства, не поддающиеся никакому описанию». Например, в синтоизме есть понятие нака има (букв, «сейчас»), которое подчеркивает необходимость жить только настоящим моментом.

В отличие от японцев, западные христиане обычно полагают, что правильное учение является важнейшей частью любой религии. Для японского сознания это, возможно, не совсем так. Стремление японцев к неясности и не четкости в религиозных формулах просто удивляет, смущает и даже раздражает западного человека. Но у японцев есть CBOЯ логика. Тот, кто сможет постичь эту логику, вникнуть в нее, испытает истинное эстетическое наслаждение.

Японцы считаются исключительно любезной нацией. Жителей Запада всегда поражает крайняя вежливость японцев в общении но, несмотря на все проявления почтительности со стороны японцев, не следует заблуждаться на этот счет. В деловых переговорах они могут оказаться очень несговорчивыми партнерами. Внешняя готовность к компромиссу скрывает от взора западного человека ту глубокую преданность всему японскому, которая свойственна всем представителям этой нации.

Глубина чувств и чистота сердца. Другой важной чертой синтоистского взгляда на жизнь является глубина и чистота чувств. Это можно увидеть не только в ритуальных очищениях (хараи), но и в том, какое значение придается чистому кокоро (сердцу). Нельзя выразить этику синтоизма в виде списка правил. Синтоизм больше стремится сохранить или восстановить ритуальную чистоту трезвого ума и неоскверненной души. Именно этим определяется правильность поступков.

Истина (макото) в этом контексте представляет собой нечто, живущее в кокоро. Истина не сводится к формулировкам, она не имеет ничего общего с описанием реального положения дел. Истина - это вопрос опыта. Японцы считают, что в беседе о макото нужны не точные выражения, а изысканная, полная иносказаний речь. Именно этим труднее всего овладеть иностранцу.

Ученый синтоист Мотоори Норинага (1730-1801) глубоко исследовал этот вопрос. Его теория магокоро («искреннее сердце») как нельзя лучше сочетает в себе и кокоро, и макото. Магокоро — это сама суть богов и всего, что есть божественного в человеке. Однако идеал — это не понятие, над которым нужно размышлять, а опыт, который необходимо испытать, пережить. И опять-таки это ощущение бесценности переживания (прямая противоположность интересу к точным богословским формулам) делает религиозный опыт японцев совершенно непохожим на опыт христиан-протестантов Запада.

Практика синтоизма

Реальная жизнь синтоистов довольно разнообразна, но сосредоточена она главным образом вокруг святилищ. Священную землю синтоистского святилища отмечают тории — большие ворота в форме греческой буквы «пи», но с двумя горизонтальными брусьями. Вдоль дороги от тории к главному зданию непременно есть места для омовений.
Главное здание святыни обычно разделено на несколько частей. На самом главном месте расположено синтаи (это может быть зеркало, драгоценность или меч — воплощение ками). Синтаи само по себе не является объектом поклонения. Верующие поклоняются божеству, которое обитает в синтаи.

Женщина, идущая на поклонение, при приближении к главному зданию должна на пути своего следования остановиться, чтобы совершить омовение водой. Затем следуют приношения - женщина бросает монеты в ящик для пожертвований или возжигает благовония. Перед главным зданием святилища она поворачивается лицом к алтарю, склоняет голову, дважды хлопает в ладоши, чтобы призвать ками, и складывает руки ладонями вместе перед лицом. В этой позе она возносит молитвы ками. Более преданные верующие совершают тщательное ритуальное очищение и спокойно ожидают, когда придут ками, чтобы пообщаться с ними. Во многих домах есть небольшие семейные алтари (ками-дана), где совершается ритуал почитания предков.

Однако почитание предков не ограничивается совершением ритуалов. Элвуд и Пилгрим так говорят о значении поклонения:
«Вообще говоря, идея правильного исполнения ритуалов, связанных с очищением человека и торжеством животворных сил природы, пронизывает японское религиозное чувство и всю жизнь японца. От древних легенд, описывающих действия первых ками при сотворении мира, до ритуального обращения к ним с просьбой благословить новый танкер, от самых священных церемоний в главных святилищах синтоизма до ощущения правильности общественного порядка и этикета — во всем этом ощущается стремление к выверенным действиям, очищению и радости жизни. Это религиозное знание глубоко вросло в японскую традицию.

Главным общественным праздником синтоизма является ежегодный мацури. В широком смысле слова мацури означает всю синтоистскую ритуальную систему, включая ритуализацию самой жизни. Однако в более узком понимании мацури — местный праздник синтоистов, посвященный конкретному ками и имеющий целью призвать его.


СОПРОТИВЛЕНИЕ СИНТОИЗМА ХРИСТИАНСТВУ

Хотя новая Конституция и покончила с национализмом предшествующей эпохи, традиционный синтоизм по-прежнему является одним из аспектов современной японской жизни. Только 1,5 миллиона японцев из 120 миллионов называют себя христианами. Синтоизм же исповедуют 112 миллионов человек. Очень многие японцы считают себя последователями одновременно нескольких религий, т. к. буддистов также насчитывается 93 миллиона!

Несмотря на эту статистику 65-75% японцев не считают себя приверженцами ни одной из религий. Религиозность их по большей части номинальная. Быть синтоистом, по мнению многих японцев, просто означает быть японцем5.

Главным фактором, заставляющим японцев сопротивляться христианству, является то, что христианство требует исключительной верности одному Христу. В культуре, где буддизм и синтоизм пришли к своего рода «разделению труда» (т. е. разные религии выполняют разные задачи), требование сделать однозначный выбор звучит странно. Для многих японцев религиозные убеждения не являются глубоко личными: это всего лишь сумма определенных церемоний. Традиционно похороны ассоциируются с буддизмом, а браки — с синтоизмом. Сегодня в Японии очень популярны «христианские» свадьбы. Но это означает лишь то, что одежда и внешний вид жениха и невесты и порядок проведения церемонии следуют западным образцам.

Любопытно, что при этом японцы — народ исключительно преданный своей культуре. Но в том, что касается религии, они очень синкретичны, и поэтому им трудно признать христианство, требующее абсолютной преданности христианскому учению и христианскому Богу.

В годы так называемого «христианского столетия» (1549-1649) христианство оставило значительный след в японской культуре. Св. Франциск Ксавье (1506-1552) впервые принес на Японские острова католицизм, и поначалу его ждал большой успех. По приблизительным оценкам, примерно 10% населения Японии в то время были христианами.

Однако христианство не может пойти на тот религиозный компромисс, на который пошел буддизм. Хотя буддизм так же чужд японцам, как и христианство, его частичное слияние с синтоизмом (например, благодаря кондзи суидзаку) привело к глубокой «японизации» буддизма. Христианство, будучи бескомпромиссно монотеистической религией, никогда бы не согласилось на подобное. Через сто лет после Ксавье, во время эпохи Токугава, жестокие преследования, подогреваемые антизападными и антииностранными настроениями, свели христианское движение в Японии на нет. Христианство не возвращалось в Японию более двух веков.

В романе «Се-гун» есть сцена, где одну женщину ставят перед выбором, оставаться ли ей христианкой или нет. И она отвечает: «Я была христианкой сотни лет. Я была японкой тысячу». Эти слова в японской манере выражают мысль о том, что, как считают

многие японцы, преданность чужой религии, вера в Иисуса означают предательство чего-то исконно японского, какого-то неуловимого национального духа. Поэтому большинство японцев так и не признало христианство своей религией.
Сопротивление японцев христианству и их приверженность новому богу — материализму — связаны с тем, что синтоистские ками имманентны. Когда люди полагают, что боги обитают в природе, в конце концов становится трудно разделить природу и богов. Если кто-то говорит, что бог — это жизненная сила, присущая природе, то в конце концов он будет говорить только о природе. Таким образом, подлинной религией большинства японцев, по праву гордящихся своими экономическими достижениями, является секуляризм, полностью лишенный какой-либо религиозности. Синтоизм представляет собой глубинный корень, питающий основные культурные обычаи и общественные устои японцев. Это также кора, скрывающая их, по сути, светскую жизненную ориентацию. Но сердцевина растения — это дела. Самым мощным жизненным стимулом японцев является их приверженность материальному миру.


ПРИРОДА КАМИ СИНТОИЗМА И ХРИСТИАНСКОГО БОГА

СИНТОИЗМ

Много богов (ками).
Ками — творение других богов.
Ками живут в природе и в материальных объектах.
Ками могут либо помогать, либо вредить человеку.
Ками — это боги Японии.


ХРИСТИАНСТВО

Только один триединый Бог.
Бог сотворил все и всех.
Бог превосходит сотворенный Им мир.
Бог любящ и абсолютно благ.
Бог — Творец и Господь всех народов.


ВЗАИМООТНОШЕНИЯ ЛЮДЕЙ С КАМИ СИНТОИЗМОМ И С ХРИСТИАНСКИМ БОГОМ

СИНТОИЗМ

Ками оскорбляет ритуальная или церемониальная нечистота, связанная с кровью или смертью.

Ками могут общаться с тем, кто прошел ритуальное очищение и ожидает их.
Синтоисты могут выполнять долг перед ками, живя по своему разумению.

Синтоисты добиваются милостей от ками путем ритуального очищения.

Получение милостей от ками зависит от усилий человека.

ХРИСТИАНСТВО
Человек отделен от Бога вследствие своего непослушания и эгоцентризма.

Бог обещает ответить каждому, кто придет к Нему за прощением.

Христиане следуют за Богом, во всем исполняя Его волю.

Взаимоотношения христиан с Богом основываются на вере в Него.

Взаимоотношения с Богом — это дар, его нельзя заслужить, а можно только получить.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

В настоящее время Япония занимает одно из ведущих мест в области науки, техники, торговли и международной политики. И все-таки, несмотря на послевоенное экономическое чудо, японцы сохраняют свою самобытность и существенно отличаются от людей Запада. Хотя японская культура немало позаимствовала из других культур, она с успехом приспособила эти новшества к своим традициям.

Христианин, общаясь с синтоистом, должен хорошо понимать, какие древние и сильные традиции управляют жизнью этого человека. За японским чувством прекрасного, японской вежливостью и умением сотрудничать скрывается глубокая преданность своей стране и ее культуре, свойственная каждому японцу. И все же японская культура не способна ответить на чаяния человеческого сердца, направленные к Богу, который «вложил мир в сердце их» (Екк. 3:11).

Синтоист может обратиться к христианству только в том случае, если поймет, что и экономические успехи, и культурные достижения, и общественные отношения — все это порождено лишь стремлением придать жизни смысл, но истинную полноту и истинный смысл наша жизнь может обрести лишь в отношениях с Богом Творцом. Христианин может засвидетельствовать синтоисту, что икигаи не найти ни в экономических достижениях и материальных благах, ни в искусстве и культурных традициях, ни в родственных и дружеских связях, ни в достижениях науки, а только в Иисусе Христе.


СЛОВАРЬ СИНТОИСТСКИХ ТЕРМИНОВ

Бусидо — букв, «путь воина», суровый кодекс преданности своей культуре и самодисциплины, приписываемый средневековым японским рыцарям — самураям. Бусидо испытал на себе влияние многих религиозных и светских течений, включая синтоистские идеалы верности своему народу и ритуальной чистоты. Бу-сидо и сегодня значительно влияет на японскую культуру.

Кагура — традиционные синтоистские музыка и танец, используемые в классических ритуалах синтоизма. Исполняются молодыми девушками (мико) и происходят от древней шаманской традиции, связанной с вызыванием ками.

Ками — в широком понимании — нечто выходящее за пределы обыденного, в том числе многие священные силы человека и природы, обитающие в мире и проявляющиеся в особых священных местах, предметах или людях; более конкретно — синтоистские божества.

Ками но мити — букв, «путьками (божества)», альтернативное название синтоизма в японском языке.

Кокоро — центр или место сосредоточения всех чувств, особая чуткость, свойственная человеку; христианами используется в значении сердца, сути человека.

Малого—истина, искренность или чистота намерений. Центральное понятие синтоизма, описывает идеальное человеческое состояние, а также сущность ками.

Мацури — синтоистские празднества в честь какого-либо местного ками, сопровождающиеся вызыванием этого ками. В более широком смысле мацури — это все ритуалы синтоизма, включая ритуализацию самой жизни.

Синтаи — объект, который «воплощает» в себе (гаи) ками (син). Божество обитает в каком-то предмете: зеркале, украшении или мече. Синтаи располагается вблизи синтоистского святилища, но само по себе не является объектом поклонения.

Удзигами — класс ками, связанных с семьей, родом или определенной местностью. В отличие от хитогами, удзигами — это ками, которых японцы почитают, отдавая дань уважения своей семье через почитание предков.

Хараи — акт ритуального очищения или состояние ритуальной чистоты, одно из основных понятий в практике синтоизма. Хараи удаляет внешнюю и внутреннюю скверну человека и тем самым позволяет ему прибегнуть к помощи ками.

Хитогами — класс ками, связанный с особыми людьми, например шаманами, мудрецами и святыми. В отличие от удзигами, хитогами строго индивидуализированы.

Хондзи суидзаку — концепция, использовавшаяся в раннем средневековье для объединения буддийских и синтоистских божеств. Либо ками рассматривались как прообразы буддийских богов, либо, наоборот, буддийские будды и бодхисатвы (те, кто достиг состояния будды) считались прообразами синтоистских богов.



СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ:

Дейвил Кларк «СИНТОИЗМ»



Случайные файлы

Файл
39329.doc
14507.rtf
116194.rtf
104465.rtf
10466.rtf




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.