Монастыри города Могилева (138781)

Посмотреть архив целиком


Могилевский Богоявленский братский мужской монастырь


Инициатором создания в городе Могилеве нового монастыря стало православное братство, начавшее свою деятельность в 1597 г. при Спасской церкви. Причиной для постройки обители явилось закрытие в 1619 г. в Могилеве всех православных церквей, поводом к которому послужила жалоба униатского архиепископа Иосафата (Кунцевича) польскому королю на горожан, которые не впустили его в город и угрожали расправой. И хотя по специальному декрету короля униатский архиепископ получил в полную власть все храмы города, в 1620 г. «священники могилевские объявили Иосафату, что они по отобрании у них церквей ни в чем не касаются до церквей, а трудами рук своих питаются и его за пастыря не признают».

Благодаря ходатайству Виленского Свято-Духова братства значительную помощь в деле создания православной обители жителям Могилева оказал поборник православия князь Иван Богданович Огинский, подкоморий Троицкий. Он признал плац, купленный Могилевским братсвом для строительства, своим и совершил в трибунальном суде передачу этого плаца Свято-Духову братству. Это обеспечило могилевчанам относительную независимость от произвола униатов.

Уже 9 мая 1620 г. на постройку Богоявленского храма и монастыря была дана грамота с благословением от Иерусалимского патриарха Феофана, возвращавшегося из Москвы в Палестину через Беларусь. Было также утверждено существование училищного братства (отсюда и название монастыря - училищный и братский).

Однако официальное разрешение на образование братства и начало строительства было получено от польского короля Владислава IV только в 1633 г. В Синодике настоятелей Богоявленского монастыря основателем его называется архимандрит Варлаам (Половка), инок Виленской Свято-Духовой обители, деятельность которого в Могилеве проходила с 1634 по 1639 г. Следовательно, обитель была воздвигнута именно в этот период.

В1657 г. в монастыре началось строительство огромной каменной колокольни, которая дополнила собой монументальный архитектурный ансамбль обители.

Богоявленский монастырь не раз подвергался опустошительным пожарам. В 1664 и в 1666 гг. огонь уничтожил все, кроме каменных стен обители. В1708 г. шведы унесли все драгоценные украшения монастыря. Разрушения и пожары происходили также в 1748,1810 и 1850 гг.

В жизни обители очень велика была роль братства. Братчики распоряжались монастырскими доходами, используя их для широкой просветительской деятельности среди местного населения. В 1669 г. при церкви святого апостола и евангелиста Иоанна Богослова, находившейся в Богоявленском монастыре, было учреждено так называемое младшее братство. Оно состояло из молодых (неженатых) мужчин и незамужних женщин, «кои вписывались в число братчиков и делали по возможности между собою складки денежныя на церковныя той Церкви надобности». Люди же зрелого возраста, а также женатые и замужние вписывались в число «братчиков» большой Богоявленской монастырской церкви. Они также вносили денежные пожертвования для содержания училища, госпиталя и типографии, в которой издавалось большое количество душеспасительной литературы на белорусском и польском языках.

Примечательно, что в 1755 г., когда прославленный святитель Георгий Конисский, бывший ректор Киево-Могилянской академии, прибыл на могилевскую кафедру, он сразу же, после встречи его магистратскими чиновниками и духовенством, «благословляя народ, приехал к Братскому монастырю и, по входе в церковь Братскую, служил в оной Литургию».

В1828 г. епископ Могилевский Павел (Морев) просил Св. Синод ходатайствовать перед Николаем I о возведении братского монастыря в штат второго класса. Просьба была удовлетворена. Это давало обители право на необходимое количество земли и ежегодное денежное содержание из государственного казначейства в размере более 35 тыс. рублей. В этот период в монастыре находились две каменные церкви, каменная звонница, здание типографии и въездные врата с двумя башнями, деревянные настоятельские и братские кельи.

Главный храм - Богоявленский - в стилевом отношении содержал черты, свойственные раннему барокко. В 1700 г. величественная церковь увенчалась куполом, а в XVIII в. был перестроен и главный фасад. Западная часть объемно-пространственной композиции - трехнефная базилика с широким центральным нефом — воплощала в себе черты архитектуры двухбашенных костелов, а восточная (алтарная) была крестовокупольной, построенной в традициях древнерусского зодчества. Знаменательно, что в этом храме особое внимание уделялось главному порталу, чего не было в древней белорусской архитектуре; тема портала имела свою символику «входа», непосредственно связанную с богословским содержанием. Здесь можно было увидеть стремление приготовить дом Спасителя к Его триумфальному возвращению, приветствовать Его и встретить как Царя ведь Сам Христос стал вратами, дающими доступ к Откровению и Спасению.

Церковь имела четыре престола: первый (большой) - во имя Богоявления Господня; второй, с правой стороны, - во имя Сошествия Святого Духа; третий, слева, - во имя Рождества Пресвятой Богородицы; четвертый, в приделе (с левой стороны), - во имя преподобного Феодосия. Внутренний интерьер храма выделялся особой пышностью и богатством убранства. Главной знаменитостью церкви были росписи стен и позолоченный иконостас искуснейшей резьбы, а также местные иконы в серебряных окладах с позолотой. Вторая церковь, во имя Иоанна Богослова, была расположена напротив настоятельских келий. В монастыре находился чудотворный образ Божией Матери, называемый Братским. Явление и первое чудо, прославившее эту икону, произошло 19 марта 1655 г., в день святых мучеников Хрисанфа и Дарий, когда излившая слезы икона по молитве перед ней спасла горожан от осады войсками гетмана ВКЛ Я. Радзивилпа. Второй раз Божия Матерь прославила свою икону в 1708 г., когда князь Меншиков, будучи в Могилеве, задумал отомстить жителям города за избиение «москвитян» в 1661 г. По преданию, стоя в Богоявленском храме перед чудотворной иконой, он внезапно был повержен на землю и после этого, устрашенный и смущенный гневом Божиим, больше не осмеливался ни входить в церковь, ни замышлять разорения непокорного города над Днепром.

Кроме того, было множество частных случаев исцеления перед образом Пречистой Девы, которые зафиксированы в документальных исторических свидетельствах. А в 1910 г. Божия Матерь спасла весь город от уничтожения огнем. Тогда загорелось предместье Луполово, пожар из-за ветра перешел в город и угрожал Воскресенской церкви и Богоявленскому монастырю. Могилевчане вынесли чудотворный образ на объятые пламенем улицы - и ветер, внезапно повернув, погнал огонь в обратном направлении от центра города.


Могилево-Братская икона Божией Матери


В советское время монастырь разделил печальную судьбу многих православных святынь. В1928 г. обитель и обе ее церкви были закрыты. Хотя в Богоявленском храме и иконостас, и стенные росписи остались нетронутыми, само здание было использовано под помещение филиала Центрального государственного архива Октябрьской революции (ЦГАОР). В церкви Иоанна Богослова был секретный архив. Через год после закрытия Богоявленского монастыря по инициативе братских монахов игумена Митрофана (Турова), иеромонахов Тимофея (Савченко) и Арсения (Томашева) в Могилеве образовался подпольный монастырь. Иноки построили на окраине города дом, где стали молиться. Со временем к ним присоединились: архимандрит Белыничского монастыря Марк (Сидляр), иеромонахи Илларион (Подопригорье) и Иринарх (Жабыко) из Киева. В октябре 1936 г. их обвинили в тайном совершении крещения и панихид и приговорили к различным срокам заключения. Их же дальнейшую судьбу, Господи, Ты «Сам веси».

В первые дни войны 1941 г. оба здания храмов монастыря с их содержимым сгорели, остались только стены, уцелела лишь четырехъярусная колокольня. В 1945 г. комиссия Управления по делам архитектуры при Совете Министров БССР признала останки обеих церквей годными для сохранения и реставрации, однако после 1952 г. они были разрушены. На их месте построили сараи для жильцов дома № 3 по ул. Первомайской. В настоящее время здесь располагается жилой массив, а непосредственно на месте Богоявленского храма - детский сад.

Чудотворная Могилево-Братская икона Богоматери прошла через все испытания XX в. невредимой. Сегодня она находится в Трехсвятительском кафедральном соборе города и благоговейно почитается прихожанами.


Могилевский Свято-Никольский женский монастырь


Свято-Никольский монастырь располагается в живописной пойме Днепра. Река разделяет Могилев на две части, и монастырь находится практически в самом центре большого города. Однако он удален от городских кварталов и укрыт густой зеленью деревьев от шумных проспектов, являя собой тихую пристань, к которой стремятся люди, уставшие от бесконечной мирской суеты. Весной, когда полноводный Днепр выходит из своих берегов, обитель подобна белоснежному острову посреди воды, который окружают красивейшие озера, окаймленные старинными вековыми тополями и ивами. Летом озера превращаются в благоухающие луга, а монастырь утопает в разнообразных цветах, выращенных заботливыми руками монахинь и прихожан. Осень украшает монастырские окрестности багрянцем листвы и золотом нив, а зима с ее покоем и затишьем в работах наряжает все окружающее в тот цвет, который более всего отвечает духовной сути обители, - белоснежный, символизирующий чистоту души пред вечной благородной голубизною неба.

История возникновения монастыря уходит своими корнями в глубокую древность и связана с сооружением в Могилеве церкви святителя Николая. Около пятисот лет тому назад на незатопляемой части заливных днепровских лугов, так называемой гриве, сформировалась Гривлянская сотня, а затем и Покровский посад. В инвентаре городов Витебска и Могилева за 1522 г. в числе могилевских церквей впервые указана и Никольская. В1577 г. в записи о введении в Могилеве магдебургского права отмечается, что «пляц войтовский лежит в паркане подле улицы Нехведовской, недалеко от церкви Св. Николая и церкви Св. Козмы и Дамиана».

В актовых книгах городского магистрата 9 октября 1579 г. зарегистрирована жалоба плотника Степана Апанасовича на могилевского купца Антона Азаровича в связи с постройкой новой деревянной Николаевской церкви высотою в 40 локтей (20 метров) и плохим обеспечением мастеров необходимыми строительными материалами. Имеются записи об освящении храма 25 апреля 1580 г., а также о его ограблении в 1598 г. Известно, что в 1607 г. у священника Никольской церкви Федора Сасина учил детей Дмитрий Нагой, будущий Лжедмитрий второй, который проживал некоторое время при церкви и отсюда отправился в Москву. Хроника Могилева за 1626 г. сохранила свидетельство о большом пожаре, во время которого выгорела центральная часть города, в том числе сгорели церкви Св. Николая и Козмо-Дамиановская.

Учреждение Свято-Никольского монастыря в Могилеве связано с деятельностью исторических лиц, имевших непосредственное отношение к церковной жизни храма. В апреле 1636 г. Киевский митрополит Петр Могила получил согласие от польского короля Владислава IV на постройку в Могилеве в Гривлянской сотне Свято-Никольского храма с помещениями «для особ духовных, чернцрв, попов и дьяков». В 1637 г., когда Могилевской епархией управлял епископ Сильвестр Косов, гривлянские прихожане построили временную деревянную Никольскую церковь и кельи для устроения монастырской жизни при храме.

В 1646 г. православные жители Могилева получили привилей от Владислава IV «на збудование мурованной (каменной) Николаевской церкви на фунтах, купленных гривлянскими мещанами, не униатами». Королевская грамота обеспечивала православным относительно спокойное существование церкви и монастыря, охраняя от насилия униатов и замкового правительства. Мещанам дозволялось также иметь в году два канона (совершения памяти святителя Николая по чину престольного праздника) и две ярмарки при церкви «на зимнего и весеннего Николу», традиция совершать которые сохранялась в Могилеве вплоть до советского времени. Копия этой грамоты, заверенная войтом Могилевского магистрата Дегтяревичем и регентом Юрием Трубницким, скрепленная печатью города, еще в 1848 г. хранилась в Никольском храме.

Никольский летний (неотапливаемый) собор в кирпичном исполнении начал строиться в Гривлянской сотне Покровского посада (в те времена в восточной части города) только в 1669 г. Храм возвели на северном высоком конце гривы, и в 1672 г. он был торжественно освящен. В нем было устроено два придела: правый - во имя св. Иоанна Предтечи (усекновения его главы), левый - во имя св. великомученика Дмитрия Солунского.

В 1697 г. царский стольник П.А. Толстой, посетивший Могилев, в путевых заметках отмечал: «За городом монастырь Николаевский, в нем живут инокини благочестивой греческой веры. В том монастыре церковь каменная, изрядного строения иконостас великий, золоченый».

Никольский собор - выдающийся памятник белорусской архитектуры XVII в, внесенный ЮНЕСКО в реестр наиболее ценных сооружений Европы в стиле барокко. Расположенный в пойме Днепра, он вот уже более трех столетий выразительно воспринимается с высокой части города. В плановом решении и объемнопространственной композиции храма использованы формы и приемы Богоявленской церкви, которые нашли здесь большую композиционную завершенность. Никольский собор также представляет собой двухбашенную крестово-купольную базилику. Внутреннее пространство храма шестью столбами разделено на три нефа; композиция помещения достаточно компактна и логична благодаря небольшому количеству столбов; средний неф более высокий, чем боковые. Над серединой создаваемого куполами креста на низком массивном световом барабане располагается большой лукообразный купол, венчаемый главою без окон, который объединяет обе части храма (основную и алтарную) в единое целое.

Главный фасад, подобно фасаду Богоявленского храма, выполнен в виде плоской стены, которая прикрывает только центральный неф. В декоративном оформлении фасада использованы местные художественные приемы: отдельные части декорированы лепным растительным орнаментом, который прежде не встречался в храмовом зодчестве Беларуси. Профильными карнизными поясками плоскость фасада разделена на три яруса. Первый, самый массивный, не имеет никакого украшения, кроме трех плоских полуциркульных ниш на всю его высоту. Он является своеобразным пьедесталом для последующих. Второй, значительно меньший по высоте, декорирован глухой аркатурой, пилястры которой покрыты лепным орнаментом. Композицию второго яруса завершают соединенные ниши с гирьками. Третий ярус значительно уже предыдущих. В нем данный арочный мотив прорисован более детально, а вместо пилястров возведены полуколонки. С двух сторон этот ярус обрамлялся четвериками, которые выполняли роль оснований для башен. (В настоящее время главный фасад предстает в несколько измененном виде, поскольку две его башни были разрушены в советское время.) Такой же декоративный мотив повторяется на боковых фронтонах и фронтоне алтарной части. Каждый ярус со своеобразным оформлением является композиционно завершенным и самостоятельным. Мотив плоской арочной ниши (воплощающий идею «входа») в разных вариантах встречается в каждом ярусе. Соединение всех мотивов вызывает впечатление простоты, разнообразия и богатства оформления и придает храму необыкновенную красоту.

Принципы постройки и оформления фасада отражают структуру деревянного резного иконостаса храма. Монументальный трехъярусный золоченый иконостас с колоннами, выполненный в технике сквозной резьбы, является выдающимся творением могилевских мастеров, иконописцев и позолотчиков XVII в. По композиции и технике резьбы он напоминает иконостас Смоленского собора Новодевичьего монастыря в Москве, выполненный белорусскими мастерами-резчиками в 1683-1685 гг.

Свято-Никольский женский монастырь действовал с 1637 по 1719 г., т.е. 82 года. Затем он был преобразован в мужской монастырь, который в 1754 г. был закрыт. В общей сложности монастыри действовали 117 лет. По закрытии же мужского монастыря Никольский храм стал приходским, однако при нем сохранялись двухклассное церковно-приходское училище и богадельня.

В первой половине XIX в. настоятель Никольского собора протоиерей Евфимий Бекаревич произвел в нем капитальный ремонт, и по смерти был погребен в храме. Могила его, к сожалению, разграблена и разорена в скорбном XX веке. Однако труд его, исполненный с величайшей ответственностью, и поныне вызывает в душах могилевчан искреннюю благодарность, поскольку ремонт собора был произведен столь тщательно, что помог храму стойко перенести долгие годы лихолетий и выстоять, несмотря на разрушительное забвение властей. Имя Евфимия Бекаревича в Могилеве не забыто: сохранилась металлическая плита его надгробия, которая по благословению архиепископа Могилевского и Мстиславского Максима в 1995 г. установлена в соборе на месте захоронения священника.

На монастырской территории рядом с Никольским собором в 1793-1796 гг. был построен зимний (теплый) храм, освященный во имя прел. Онуфрия Великого. Небольшое уютное и светлое строение в плане представляет собой прямоугольник без сводов и столбов; церковь имеет одну алтарную апсиду и притвор. Законченность общей композиции сооружения придает большой полусферический купол с выраженными геометрическими ребрами. С1901 г. в Никольском соборе служил священник Михаил Тимофеевич Плещинский, после смерти которого в 1934 г. храм был закрыт. Упадок церковной жизни в Могилеве выражался не только в закрытии монастырей и храмов, но и самой Могилевской епархии в 1937 г.

С 1946 г. в Никольском соборе была расположена книжная база. В 1954-1955 гг. стены и своды храма, украшенные многочисленными высокохудожественными росписями, были варварски перетерты цементным раствором. В конце 70-х гг. реставраторами частично были вскрыты росписи XVII в. на своде купола и в алтарной части. Это были фрески, выполненные по сухой штукатурке в свете малиновых, золотистых и изумрудно-зеленых тонов. С 1956 по 1990 г. различными организациями «велись реставрационные работы», в результате которых здание Никольского храма пришло в еще больший упадок, и к началу 90-х гг. воистину бесценный памятник храмового зодчества Беларуси представлял собой плачевное зрелище разрушающегося строения.

Начало новейшей истории Могилевского Свято-Никольского женского монастыря было положено в 1989 г, когда по благословению блаженной памяти святейшего патриарха Пимена и постановлению Св. Синода Русской Православной Церкви 6 июля 1989 г. Могилевская епархия была восстановлена. Управляющим епархией был назначен Высокопреосвященный Максим, архиепископ Тульский и Бепевский (1928-2002).

5 ноября 1990 г. решением Могилевского горсовета религиозному обществу православной церкви был передан комплекс зданий бывшего Никольского женского монастыря. Для организации там церковной жизни 1 декабря 1990 г. настоятелем назначили протоиерея Бориса Пташинского. Его заботами и трудами верующих при помощи владыки архиепископа и приходского совета кафедрального Трехсвятительского собора за два месяца был восстановлен зимний храм и 28 марта 1991 г. освящен архиерейским чином во имя преп. Онуфрия Великого. С этого времени в храме начали совершаться богослужения 18 октября 1991 г. Св. Синод Белорусской Православной Церкви официально постановил благословить открытие Свято-Никольского женского монастыря в г. Могилеве и назначил настоятельницей его монахиню Евгению (Волощук) с возведением ее в сан игуменьи.

В 1992 г. владыка Максим принял решение укрепить фундамент Никольского собора с северной стороны, чтобы предотвратить возможную усадку стен. Во время рытья траншеи землекопами были обнаружены многочисленные останки убитых людей (большинство найденных черепов были пробиты либо пулей, либо острым трехгранным металлическим предметом). Официальные обращения в компетентные государственные органы не пролили света на принадлежность захоронения, а обещания местных властей оказать помощь в приличествующем погребении человеческих останков остались обещаниями. Тогда на скудные церковные средства на территории монастыря, с южной стороны, за алтарными апсидами Никольского собора, в земле был сооружен склеп, в котором прах неизвестных и похоронили по христианскому обряду, а позднее над склепом соорудили часовню с высокой шатровой крышей.

Но Божественному провидению было угодно не оставить безвестным человеческий прах. В 1995 г. в монастырь приехал весьма пожилой человек - житель д. Сухари Мартин Федорович Малиновский, который попросил аудиенцию у владыки архиепископа, чтобы поведать ему печальную историю своей жизни. Так стало известно, что в тяжелое время сталинских репрессий Никольский собор был осквернен и превращен в пересыльную тюрьму для заключенных, подобно храмам Соловецкого, Валаамского и многих других православных монастырей. В соборе тесными рядами стояли двухъярусные нары, на которых страдали в большинстве своем безвинно осужденные люди. В числе узников был и он - деревенский парень, который по собственному желанию пошел служить в Красную Армию и был репрессирован только лишь потому, что карательным органам недоставало осужденных для выполнения «плана», хотя сам молодой солдат тогда даже не понимал вполне, что такое «антисоветская пропаганда», в которой его обвинили.

Поскольку собор был неотапливаемым, зимой, в холода, многие заключенные замерзали во сне. По воспоминаниям Мартина Федоровича, мертвых собирали, а слабых и тяжелобольных добивали штыком и закапывали здесь же, в соборе, в алтарной его части, рядом с живыми. Молчаливым свидетелем тех страшных событий оставалась только старинная кованая дверь в храм, на которой металлической пластиной было заварено смотровое окошко надзирателя. Позже Мартин Федорович был отправлен по этапу в Сибирь; многое он пережил и только через полстолетия, перед смертью, решился еще раз посетить Могилев, чтобы увидеть место своего безвинного страдания.

После разговора с М.Ф. Малиновским был вскрыт грунт в алтарной части Никольского собора, где в то время еще не успели постелить новый пол. Все пространство в земле было заполнено однородным речным песком, принесенным в собор, вероятно, во время перезахоронения останков из храма наружу. В раскопе были найдены фрагменты человеческих скелетов, а прямо под тем местом, где находится жертвенник, у самого основания стены, - останки женщины с маленьким ребенком на руках. Были ли они мертвы, когда их засыпали землей, или же мать не захотела оставить свое мертвое дитя - теперь узнать невозможно, но зримый образ жертвенной материнской любви навсегда останется в памяти сестер обители и прихожан. Теперь сестры Никольского монастыря регулярно совершают в часовне панихиды, усердно молясь об упокоении душ осужденных и безвинно замученных людей.

В 1992 г. в Свято-Никольском монастыре появилась особенная святыня - чтимый образ Богоматери Борколабовской (список с чудотворной иконы XVII в., находящейся в Свято-Троицком храме г. Быхова). Икона была встречена сестрами обители с радостью и умилением и поставлена в Свято-Онуфриевском храме с правой стороны за клиросом. Чудотворная икона Богоматери источает благодать, исцеляя больных, утешая печальных, с верою к Ней прибегающих. Пред иконой теплятся три лампады, которые монастырь получил в дар от общества «Панагия Сумела» из Греции, г. Фессалоники. Ежедневно после Божественной литургии перед образом Божией Матери при пении «Высшую небес» совершается молебен.

5 августа 1993 г. в Могилев прибыли иерархи Белорусской Православной Церкви во главе с Патриаршим Экзархом всея Беларуси Митрополитом Филаретом. В Свято-Онуфриевском храме монастыря состоялось заседание Св. Синода, на котором было определено причислить к лику местночтимых святых святителя Георгия Конисского, архиепископа Могилевского и Белорусского (1717-1795). В этот же день вечером в Трехсвятительском кафедральном соборе при большом стечении молящихся после малой вечерни состоялся чин канонизации святителя Георгия.

На следующий день после Божественной литургии в кафедральном соборе состоялся торжественный крестный ход по главной улице города к дому архиепископа Георгия, где был установлен крест и мемориальная доска в ознаменование канонизации могилевского святого. После окончания молебна монашествующие и паломники из многих городов Беларуси, Украины и России с иконой святителя Георгия пришли в Никольский монастырь при пении тропаря и величания святителю. Так в историю нашей церкви была вписана еше одна страница благодатной культурной жизни белорусского народа, а в могилевском монастыре появилась новая святыня - глубоко почитаемый православными христианами образ святителя Георгия Могилевского, покровителя богоспасаемого града на Днепре, небесного молитвенника за всех людей, живущих в нем.

К середине 90-х годов Свято-Никольский монастырь приобрел современный благоустроенный вид. В 1995 г. после первичной реставрации торжественно был освящен Никольский собор, в котором теперь службы совершаются круглый год, потому что некогда летний храм отапливается. Через год сестры с радостью начали обживать новый двухэтажный корпус: в просторном здании разместились монашеские кельи, трапезная, помещения резиденции правящего архиепископа, ризница, библиотека, зал торжественных заседаний и приемов, воскресная школа для детей, гостиница для духовенства и паломников, в которой одновременно могут разместиться сорок человек.

Медленно, по крупицам начало собираться имущество монастыря. Многое приносили прихожане и даже посторонние люди. В течение семи лет, с 1991 по 1998 г, сестрами монастыря и руководством Могилевской епархии предпринимались попытки вернуть в обитель сохранившиеся в запасниках республиканских музеев и реставрационных мастерских фрагменты иконостаса Никольского собора, однако эти попытки оказались безрезультатными. В середине XVIII в. иконостас был реставрирован, а во второй половине XX в. под предлогом обновления разобран. Только специальное распоряжение президента Республики Беларусь А.Г. Лукашенко от 21 мая 1998 года помогло верующим вернуть то, что прежде было отнято у них варварским образом. К сожалению, иконостас не сохранился полностью, его оригинальные фрагменты были доведены до катастрофически ветхого состояния. Но даже здесь не обошлось без особого божественного промысла, подобного чуду. Так, сотрудник государственных реставрационных мастерских, резчик-позолотчик Николай Кузьмич Леля более двух десятков лет тому назад, в период разрушения иконостаса, по собственной инициативе создал точную копию царских врат, пораженный их красотой и изяществом, и все эти годы хранил их у себя дома. Сегодня выполненные им царские врата во всем великолепии своей золоченой резьбы снова распахиваются в храме перед верующими, подобно вратам Небесного Царства Божия.

Постепенно, по крупицам красивейший иконостас Никольского собора восстанавливается. Недостающие части выполняются современными мастерами на добровольные пожертвования прихожан. Некоторые фрагменты иконостаса и иконы из него были обнаружены в областном музее и переданы монастырю по распоряжению горисполкома, как и необыкновенная по красоте живописи плащаница XIX в., обнаруженная в запасниках этнографического музея на бороне, острые зубья которой в нескольких местах проткнули изображенное тело снятого с голгофского креста Спасителя.

В монастыре вместе со святителем Николаем и преподобным Онуфрием Великим особенно почитаются святитель Георгий Могилевский и святитель Петр (Могила), митрополит Киевский; священномученик Павлин, архиепископ Могилевский и Мстиславский; святитель Гавриил, архиепископ Могилевский и Витебский, Рязанский (1785-1862), прославленный в 1999 г. в Рязанской епархии, а также святой благоверный царь-мученик Николай II, крестный путь которого начался в Могилеве.

Сегодня древний и одновременно новый Свято-Никольский женский монастырь, как сказочная птица Феникс, зримо восстал из пепла, превращаясь в мощный духовный центр Могилевщины. Сестры обители ежедневно ощущают и явную, и незримую помощь их небесных заступников и молитвенников, трудясь на ниве духовного возрождения белорусского народа, на пути предначертанного нам Промыслом Божиим полноценного возвращения к православной вере.


Могилевский Спасо-Преображенский мужской монастырь


Первый документ, упоминающий о Могилевском Спасском монастыре, относится ко второй половине XVI в. В нем говорится, что монастырь был основан могилевскими мещанами при Спасской церкви. Церковь эта - древнейшая в Могилеве, истоки ее теряются в XIII в. Город в то время, по утверждению археолога И. Марзалюка, представлял собой центр феодальной усадьбы-вотчины. Спасская церковь имела особое значение в религиозной и общественной жизни горожан, поскольку Спас считался покровителем (патроном) Могилева. Спасский храм уже в середине XV в. был соборным. При нем находилось братство. Исследователи предполагают, что еще в XV в. (а возможно, и в XIV) при Спасской церкви «приютилось» несколько монашеских келий, число которых постоянно росло благодаря материальной поддержке жителей города.

И Спасская церковь, и монастырь находились в ведении горожан. Они выделяли содержание братии, распоряжались монастырским имуществом. До второй половины XVI в. никаких препятствий в этом отношении могилевские мещане не встречали, но затем им пришлось вести борьбу с полоцкими архиепископами. Около 1576-1577 гг. церковь и монастырь были переданы архиепископу Феофану (Рыпинскому), что вызвало сильное недовольство горожан, которые жаловались королю, что сам архиепископ никогда в Могилеве не бывает, а его представитель церкви «не оправует, только пожитков своих, а не хвалы Божой стережет». В итоге 14 июня 1588 г. мещане получили королевскую подтвердительную грамоту на монастырь и храм.

Но и эта грамота не принесла монастырю спокойствия. Борьба ожесточилась после заключения унии (1596). Желая добиться права патроната над монастырем, архиепископ Герман (Загорский), вступив на полоцкую кафедру, посетил Могилев. Но, как свидетельствуют документы, он «не только ничего не достиг, а еще и претерпел немало от мещан, которые заперли его в монастыре, били и окровавили», называя «отщепенцом, слугою антихристовым и папежцем проклятым, уже купно с папою на соборе Берестенском». Не были удачными и попьп-ки завладеть монастырем преемника Германа Гедеона (Брольницкого). Даже известный своими фанатическими жестокостями при насаждении унии Полоцкий архиепископ Иосафат (Кун-цевич), имевший королевский привилей на подчинение себе всех православных церквей в пределах епархии, не сразу сумел овладеть могилевским монастырем и храмами.

Согласно «Запискам» игумена Ореста, «..в 1618 году, при посещении своих униатских церквей, поехал (Иосафат) в Могилев и когда, того же года октября 9 дня, начал под Могилев подъезжать, то Могилевские граждане, узнав о приезде Иосафатовом, зазвонили в вечевой на ратуше колокол тревогу и учинили бунт, позамыкали городские ворота и на валах вокруг города и вежах расставили народ с оружием. Магистратские чиновники, бургомистры, ратманы, лавники и все мещане в великом множестве с разными орудиями и с цеховыми хоругвями, как бы против неприятеля вооружась, толпами вышли из города против Иосафата и с великим криком ругали его бесчестными словами и проклинали, угрожая убийством, возбранили ему въезд в Могилев, называя его отступником Православной Веры и архизлодеем, намерены были стрелять в него и убить».

В конце 1618 г. Иосафату Кунцевичу все же удалось завладеть Спасским монастырем. На протяжении всех последующих лет не прекращались попытки горожан вернуть обитель в православие. Иногда это принимало довольно острые формы. Так, в 1633 г. игумен Гервасий (Гостиловский) жаловался магистрату на мещанина Федора Кононовича, что под его влиянием взбунтовались жители Луполова (часть города, расположенная на другом берегу Днепра, напротив административного центра - Замковой горы) и «побили чернецов Спасских и всю прислугу монастырскую, посланную в церковь Св. Василия (за Днепром) за колоколами, перенесенными сюда из Спаса во время войны с Москвой». По этому делу было привлечено к суду около 100 человек.

В исторической литературе нет единого мнения о том, когда же Могилевский Спасский мужской монастырь вновь стал православным. В XIX в. господствовала точка зрения, что монастырь находился в руках униатов с 1618 по 1674 г. Игумен Орест писал: «1674 года униатские монахи Базилиане, жившие 56 лет в Могилевском Спасском монастыре, при настоятеле униатском игумене Никодиме по указу королевскому удалены из онаго». Иной позиции придерживались митрополит Макарий в «Истории Русской Церкви» и автор брошюры «Спасский монастырь в Могилеве» Ф. Жудро. Опираясь на документы, они убедительно доказали, что возвращение Спасского монастыря в православие произошло значительно раньше. В1654 г., когда Могилев был взят русским царем Алексеем Михайловичем, при монастыре уже был православный епископский наместник «черный поп Иеремия», который советовал жителям города сдаться Москве. Сохранились челобитные Иеремии царю, которые свидетельствуют, что еще раньше монастырем владел православный епископ Иосиф Горбацкий (ум. в 1653 г.).

Вероятнее всего, возвращение монастыря в православие произошло в 1650 г. По диплому, изданному королем в названном году, согласно Зборовскому договору с казаками (1649), Могилевская православная епархия должна была получить половину имений Полоцкой униатской архиепископии, и среди них «Спасский монастырь со своими принадлежностями». Положения этого документа вызвали тогда недовольство высших чинов и полностью реализованы не были. Что же касается Спасского монастыря, то, судя по другим документам, он был передан православным. Это прежде всего записка униатского митрополита Антония Селявы (1651). В ней, ссылаясь на привилеи короля Сигизмунда III (1623) и Владислава ГУ (1633; 1635), которыми определялись права униатов, Селява пишет:«...Но почему же он (король) поступает (в дипломе 1650 г.) вопреки оным Владиславовым пунктам, привилегиям и самой конституции, отнимая у нас церковныя имения и бенефиции, принадлежащия нам по тем пунктам и привилегиям? И почему дело это, уже конченное и конституциею с привиллегиею утвержденное, должно подвергнуться еще пересмотру? На каком, наконец, основании и по какому праву должна принадлежать схизматику (т.е. православному епископу) половина имений полоцкого владычества, с такого давняго уже времени составляющих владение униатов».

По возвращении в православие Спасский монастырь сделался местом пребывания могилевских архиереев, что было определено еще в 1632 г. при Владиславе IV. В «Статьях примирения обывателям коронным и Великого княжества Литовского из русского народа в Греческой вере находящегося» говорилось следующее: «В Великом княжестве Литовском должен быть епископ Мстиславский... который имеет именоваться епископ Мстиславский, неуниат, Оршанский и Могилевский, и жить ему в Могилевском Спасском монастыре».

Архитектурный комплекс монастыря формировался на протяжении нескольких веков. В 1478 г. была построена деревянная Спасская церковь. С конца XV в. при ней существовали также деревянные сооружения, где располагались монашеские кельи. В 1740-1742 гг. на месте сгоревшей в 1708 г. церкви строится каменная Спасо-Преображенская церковь, которая также сгорела в 1748 г. С 1756 г. святитель Георгий (Конисский; возглавлял Могилевскую кафедру 40 лет - с 1755 по 1795 г.) снова печется о ее возрождении. По благословению архиепископа известный архитектор Ян Крыштоф Глаубиц разрабатывает проект, в соответствии с которым в 1762 г. на высоком берегу Днепра возводится величественный собор, до 1802 г. являвшийся кафедральным. Это был крестово-купольный храм с традиционным для культуры барокко двухбашенным главным фасадом. Интерьер храма был богато украшен росписями, в выполнении которых принимали участие известные мастера Мирон Пигаревич и Петр Отижик.

Святитель Георгий (Конисский) распорядился установить на куполе колокольни Спасского монастыря вместо креста образ архангела Гавриила с мечом в правой руке, сделанный из меди и покрытый золотом, который, по свидетельству игумена Ореста, «стоя на шпале, обращался во все стороны от ветра». Данный образ стоял на Спасской колокольне более полувека, пока в 1826 г. не был заменен на крест Могилевским архиепископом Павлом (Моревым). Особенно же возвысил Спасский монастырь епископ Могилевс-кий и Полоцкий Афанасий (Волховский). Он повелел, чтобы ни в каких приходских храмах города не было колокольного благовеста ни к вечерне, ни к утрене, ни к литургии ранее Спасского благовеста под страхом телесного наказания розгами.

В начале XIX в. все постройки Спасского, или Архиерейского, монастыря были каменными: главный храм во имя Преображения Господня с двумя приделами (справа от алтаря находилась чудотворная икона Божией Матери Могилево-Братской, которая, как свидетельствует предание, появилась некогда на стене королевской крепости); церковь во имя 40 Севастийских мучеников, соединенная с кельями; архиерейский дом с церковью во имя Вознесения Господня (при нем располагался сад); кельи, часть из которых была занята помещениями консистории; колокольня. Монастырь был окружен каменной оградой (с двух сторон часть этой ограды составляли каменные купеческие лавки).

После октября 1917 г. монастырь был закрыт. В1918 г. в здании архиерейского дома разместилась Чрезвычайная комиссия. Позднее здесь располагалась воинская часть. Спасский собор монастыря, в котором почивали останки архиепископа Георгия был уничтожен. В настоящее время старинное здание архиерейского дома принадлежит Музею истории города Могилева, на нем установлена мемориальная доска с портретным барельефом Георгия Конисского, именем которого назван и сам городской вал. Здесь же в 1993 г. установлен памятный крест, к которому ежегодно 6 августа, в день прославления святителя Георгия Могилевского в лике святых за его колоссальную созидательную и просветительскую деятельность, из Свято-Никольского женского монастыря совершается торжественный крестный ход с праздничным молебным пением.

3




Случайные файлы

Файл
138869.rtf
123340.rtf
19349.rtf
163341.rtf
pril.doc