Мифологические сюжеты эпоса "Манас" (138759)

Посмотреть архив целиком

Содержание:


Введение

О мифологических сюжетах эпоса «Манас»

Мифы о священном дереве

Мифологические мотивы с участием Кошоя

Заключение

Литература


Введение


Кыргызы, древнейший народ Центральной Азии. Как и у любого другого народа мира, на протяжении многих веков у них появились памятники духовной культуры, составляющие неотъемлемую часть традиционной этнической культуры. Как показывает история развития человечества. Никакому классу не давалось создавать свою культуру на пустом месте, не опираясь на прошлое наследие.

Одним из таких памятников духовной культуры, по которому можно и в определенной мере реконструктировать историю и культуру Кыргызского народа является всемирно известный героический эпос «Манас». Обращение к эпосу «Манас» является актуальным для исследователей самого широкого профиля: языководам, фольклористам, философам, этнографам, археологам и др.

Этнографы, как и историки фольклористы или литературоведы, должны принимать во внимание, любое событие, явление или этнографический факт изображается в эпосе в творчески переработанный эпоэтизированной, иногда переосмысленной форме. Но с учетом этого важного момента данные эпоса представляют выдающийся интерес, поскольку они смогут раскрыть не только новые страницы для познания истории культуры кыргызского народа, но и предоставить в распоряжение этнографов благодарный материал для понимания и раскрытия древнейших элементов общечеловеческой культуры.

Мифология присуща всем народом мира. Однако, являясь духовным отражением исторического развития человеческого общества, она потерпела глубокие изменения неодинаковые у разных народов мира. Мифологическое мышление, являясь частью человеческого восприятия мира могло стихийно возникнуть. Также претерпеть сильные изменения в результате перехода общества к следующей степени своего развития.

Мифы составляют часть духовной культуры человечества и дошли до наших дней как древнейшая основа мировой культуры не сдаваясь в подробности о происхождении и понятийного аппарата мифов, отметим, что мифы, как и у многих народов мира, существовали и у кыргызов. Однако у кыргызоведении очень незначительно число исследований по мифам. Что же касается мифологии эпоса «Манас», а также кыргызского фольклора в целом, то они до сих пор не изучались. Исключение составляют лишь те единичные исследования филологов, в которых той или иной мере привлекались мифологические материалы отраженные в устном творчестве, в том числе в «Манасе».

Структура моего реферата состоит из трех небольших глав, введения, заключения и использованной литературы.

В первой главе о мифологических сюжетах эпоса «Манас» рассматривается о мифах с участием различных животных. Во второй главе подобраны сообщения эпоса в священном дереве бай терек, которое можно рассмотреть в философском взгляде других народов мира как мировое дерево. В третьей главе рассматриваются мифологические мотивы с участием Кошоя. В заключении подводятся итоги проделанной работы.


О мифологических сюжетах эпоса «Манас»


Значительную часть мифологических сюжетов эпоса «Манас» составляют повествования о животных, названия которых во многих случаях употребляется в качестве сравнений. Например, только в эпосе «Эр тоштюк», который с некоторой оговоркой можно отнести к циклу эпопеи «Манас», в качестве образа сравнений выступают 57 названий представителей животного мира. Общее число их сравнений в тексте около 140.

Одним их мифологических животных, описанных в эпосе «Манас», является Алп кара куш, огромная, сказочная птица, которая часто приходит на помощь богатырям критические моменты. В «Манасе» образ Алпкаракуш в большинстве случаев сравнивается с другими птицами или богатырь уподобляется этой огромной птице, чтобы показать тем самым его мощь, силу, грозный вид.

Относя птицу Алпкаракуш к мифическим образом, И.Мамыров отмечает, что подобный образ мифической птицы имеется у монголов – Гаруд, у алтайцев – Кашкереде, в Иранском эпосе «Шах наме» – симруг.

Далее он отмечает, что открытое в Забайкалье А.П.Окладниковым наскольное изображение хищной птицы является изображением беркута, которому поклянались буряты. Изображение это, по мнению Мамырова, якобы совпадает с описанием Алпкаракуша в «Манасе». Следы начетания хищных птиц сохранились до начало ХХ века в этнонимии кыргызов. Так, например, известны этионим Жагалмай и Тамга целого ряда кыргызских племен правого крыла. В большинстве вариантов «жагалмай тамга» представляла собой изображение летящей птицы. В 1953 году С.М.Абрамзон зафиксировал такую тамгу и Приисыккуле на стремени.

В родо племенной структуре кыргызов зарегистрированы еще такие генионимы, как жору, кара куш, кара кунас и др. Эти названия, вероятно, остались в этнонимии как отголосок мифических времен. Это неплохо показано в книге Д.С. Дугарова «Об исторических корнях белого шаманства».

Как отмечено выше, в «Манасе» содержится немало сведений о мифических животных некоторые из них очень красично живописуется. Обычно сведения о мифических животных даются при описании правдоподобных явлений и событий.

Для наглядности сравним эпические сады с их фауной и флорой. И реально созданные в свое время сады Бабура и его потомков, а также других монголов. Бабур изучил множество животных и птиц. Заманчиво, например, сопоставить описанное им животное сийрас с эпическим саяс. Очень возможно, что в текст кыргызского эпоса могли попасть и измененном виде увиденные сказителями разных времен в реальной жизни животные и растения.

Кыргызские сказители могли быть знакомы и с литературными источниками своего времени. В том числе и с работой Бабура. Еще больше нарастает сходство планировки эпического сада с садами великих Монголов, которые считаются шедеврами мирового садового искусства. При сравнении монгольского сада и сада Алооке из «Манаса» нетрудно увидеть сходство в бассейнах и планировке вообще. Такой метод сравнения позволяет говорить, что реальность, сказительский вымысел и миф соединились в единое целое в грандиозном кыргызском эпосе. С позиции историка и этнографа его вправе констатировать, что мифологических сюжетах, которыми столь обильно насыщен «Манас», в той или иной мере можно разглядеть исторические события и этнографические реали.

Вообще, если рассматривать эпос в целом, то почти все герои его наделены сказочными чертами. Прежде всего, мифологическими покровами окутан образ самого Манаса – главного героя кыргызского героического эпоса. Классическим примером того является эпизод «Как Манас видел сны»; а затем устроен той, чтобы истолковать их. Трудно найти сюжет, где образ Манаса был бы подан без сказочной отрасли. Не лишены мифологических черт и образы сподвижников Манаса.

В эпосе «Манас» встречаются сведения и о мифических животных, перечисленных в одном поэтическом ряду с чудовищами Модьми. Следует заметить, что при всей сказочности и невероятности подобных названий, они заслуживают пристального внимания лингвистов, ибо некоторые из них могут быть расшифрованы с помощью языковых построений. Возьмем, например, название чудовища «алаткак». Издатели «Манаса» истолковывают это слово как «Сказочное животное». Однако высказали и любопытное предположение, что слово алаткак, возможно уходит своими корнями к древне-тюркскому адих-аюу, т.е. медведь. Думается, что можно этимологизировать и отдельные другие наименование животных. По крайней мере, можно объяснить появление названия реальных животных в эпосе, но наделенных мифическими качествами. Например, упоминаемое в эпосе животное борсо переводится как кенгуру. Некоторые названия животных из эпоса иноязычны. Например керик переводилось как «носорог». Если учесть, что лексический пласт «Манас» еще далеко не полностью изучен, то становиться вполне очевидным, сколь актуально исследование мифологической терминологии эпоса.

У кыргызов немало легенд, преданий и сказок, в которых персонажами являются собаки. Один из популярных персонажей в легендах и преданиях, вообще в фольклоре, в том числе в «Манасе» – Кумайык. По толкованию К.К. Юдахина, эта сказочная собака (от которой никакой зверь не может укрыться; рождена она хищной птицы грифа); куш торосу – буудайык, ит торосу кумайык(поговорка). Кумайык – кличка собаки богатыря Манаса. Как видим, в приведенной в словаре поговорке упоминается буудайык – название сказочной хищней птицы, что также является предметом рассмотрения мифологии. Согласно эпосу, Кумайыка, ставщего в будущем верной собакой-другом, находит сам Манас на перевале Куш-Булак, возвращаясь с охоты.

Это соответствует этнографическим материалам, согласно которым, по понятию кыргызов, покровитель собак называется Кумайык. Рождается он якобы от мифологической хищной птицы, голова которой похожа на голову беркута, туловища его как у льва. Своего детеныша-щенка оставляет она обычно на пустынном горном перевале или на безлюдном дороге. Родившийся щенок в начале очень слаб и невелик – примерно с человеческий кулак. Если в течение трех дней после рождения его найдет человек, щенок станет Кумайыком и для своего хозяина на охоте будет брать любого зверя – от архара до барса и тигра. Если же в течение трех дней щенка не увидит человек, он становится якобы плешивым грифом или орлом. Человек, нашедший Кумайыка, в течение семи дней не должен спать, ухаживать за щенком, иначе Кумайык бесследно исчезает.

Находка щенка была такой радостью, что в честь этого события было решено зарезать белую кобылицу, которая жеребилась семь лет подряд. В описании этих событий имеется ряд этнографических деталей.






Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.