Вознесенская Давидова пустынь (138580)

Посмотреть архив целиком

Вознесенская Давидова пустынь


Есть ряд обителей, появившихся в эпоху создания централизованного Русского государства и сохранивших более чем скудные сведения о первых десятилетиях своего прошлого. Среди них — и Давидова в честь Вознесения Господня мужская пустынь под Москвой.

Во второй половине XV — первой трети XVI вв. в жизни нашего Отечества произошли разительные перемены. После нескольких столетий феодальной раздробленности, длительной изнуряющей подвластности Золотой Орде было создано централизованное Русское государство. Оно стало крупнейшей в Европе державой, единственным независимым православным государством мира. Эти грандиозные и безумно интересные события, произошедшие пятьсот лет назад, давно заволокла дымка времен. Они едва различимы, и мы, пытаясь вглядеться в них, вынуждены признать, что из глубины веков выступают лишь смутные контуры, в которых изредка можно распознать отдельные детали.

В полной мере эта особенная черта прошлого характерна и для русской церковной истории. Развитие Церкви полтысячелетия назад мы представляем довольно неплохо в целом, а вот многие частности от нас сокрыты.

Среди таких частностей — прошлое монастырей. Лишь история единичных обителей может быть воссоздана в достаточно полной мере. Не так уж много и таких, о которых можно составить хотя бы цельное представление. Историю же основной массы монастырей приходится собирать по крупицам, довольствуясь отдельными и зачастую оторванными друг от друга на многие годы фактами. Давидова пустынь относится к их числу.

Согласно записи в монастырском синодике 1602 года, пустынь основана преподобным Давидом Серпуховским 31 мая (по старому стилю) 1515 года. В 1515 году этот день выпал на четверг и пришелся на первую (Троицкую) неделю по празднику Пятидесятницы. 31 мая Православная Церковь издревле вспоминает апостола от семидесяти Ерма, а также мучеников Ермия и Философа. Помимо того, сам день четверга в церковной традиции посвящен прославлению апостолов и святителя

Николая Чудотворца, архиепископа Мирликийского. Запись синодика Давидовой пустыни свидетельствует: «В лета 7023 (от сотворения мира, а от P. X. — 1515) при державе царства Росийскаго государя и великаго князя Василия Иоанновича Московскаго и всея Руси при священном архиепископе Иасафе, митрополите Московском и всея Руси, прииде в сию пустынь старец преподобный отец наш игумен Давид со двема старцама и с двема простыма мужи майя в 31 день...»

Кроме этой записи синодика, иных свидетельств об основании Давидовой пустыни до нашего времени не дошло. Между тем, сама запись, составленная через восемьдесят с лишним лет после упоминаемого в ней события, грешит неточностями. Так, митрополит Иоасаф на самом деле возглавлял Русскую

Церковь с 1539 по 1542 год (в 1515 году у ее кормила стоял митрополит Варлаам), а великие князья Московские в лице Василия III Ивановича еще не носили царского титула. Однако ставить под сомнение собственно свидетельство об основании пустыни нет особых причин — братия свято хранила память о том, когда и с кем преподобный Давид пришел на место будущей обители.

Та же запись синодика свидетельствует, что монастырь был заложен в волости Хатунь. Она являлась самой южной частью Московского уезда по реке Лопасне и граничила с Серпуховским и Коломенским уездами. В начале XVI века Хатунская волость в церковном отношении составляла округ (десятину) особой митрополичьей области (Владимиро-Московской епархии). Владельцем Хатуни являлся князь Василий Стародубский: «А Хатунь была всеми волостми и со уездами за князем Василием Семеновичем Стародубским». По нормам того времени обладатель волости должен был дать разрешение на строительство монастыря в пределах своих владений. И хотя синодик ничего об этом не сообщает, наверняка такое разрешение преподобным Давидом было получено.

О деятельности преподобного Давида в качестве настоятеля основанного им монастыря известно крайне мало. Запись синодика 1602 года лаконично сообщает лишь самое важное: «И яко-же пришед и вселився на святое место се и постави церковь во имя боголеп-наго Вознесения Господа Бога и Спаса нашего Иисуса Христа, в пределе поставив церковь Пресвятые Владычицы нашее Богородицы и Приснодевы Мариям честного и славнаго Ея Успение, а с трапезой постави церковь во имя иже во святых отца нашего Николы

Чюдотворца и сьзда обитель, и постави келий, и созва братию». Помимо этого, сохранились предания о том, что преподобный Давид посадил рядом с монастырем липовую рощу, остатки которой до сих пор показывают паломникам. Присутствует и общее для жизнеописания любого подвижника упоминание, что он был кормильцем — отцом всего окрестного населения.

Можно только догадываться, почему основатель монастыря посвятил закладываемые в нем храмы Вознесению Господню, Успению Пресвятой Богородицы и святителю Николаю Мирли-кийскому. Вознесение Господне — один из важнейших православных праздников, Божия Матерь издревле воспринималась как покровительница Руси, почитание Николая Чудотворца было также очень распространено в русских землях. Однако стоит обратить внимание на то, что основание монастыря произошло в четверг, посвященный святителю Николаю. В эпоху Средневековья было принято искать во всем происходящем глубокий внутренний смысл. Многочисленные символы и знамения определяли поведение людей. С особенно пристальным вниманием относились к дням календаря. Святые, на день памяти которых приходилось рождение человека, часто становились его покровителями; успехи и неудачи, случившиеся в тот или иной церковный праздник, непосредственно сопоставлялись с этим праздником. Возникает вопрос: не было ли связано строительство одного из монастырских храмов в честь святителя Николая с воспоминанием о том, что именно в день, посвященный святителю, и заложили обитель?

Согласно еще одному монастырскому преданию, вскоре после основания Давидовой пустыни, 15 августа 1515 года, обитель посетил преподобный Иосиф Волоцкий, близкий друг преподобного Давида со времен их иноческого служения в Пафнутиево-Боровском монастыре. Примечательно, что этот визит состоялся за несколько месяцев до преставления Иосифа Волоцкого. Преподобный Давид пережил своего духовного друга на четырнадцать лет. Он отошел в лучший мир 19 сентября 1529 года, как об этом свидетельствует все та же запись монастырского синодика.

После кончины основателя монастыря обитель не бедствовала и даже получила определенные привилегии со стороны государственной власти. Известно, что царь Иван Грозный выдал Давидовой пустыни грамоту «на вотчины и на рыбные ловли и на всякие угодья». Грамотой также предусматривалось право суда игумена над братией и монастырскими крестьянами, помимо случаев убийства, разбоя и воровства. А боярам, воеводам, дьякам и всем прочим государевым людям в случае притеснения братии грозила царская опала. В дальнейшем благосостояние обители росло, хотя монастырь никогда не был богатым. В XVII веке Давидова пустынь владела несколькими деревнями в разных уездах под Москвой, десятком пустошей, несколькими десятками крестьянских дворов, причем их количество постоянно увеличивалось. В 1664 году у монастыря появилось подворье в Москве, при одной из приходских церквей на улице Ордынке, а с 1689 года существовала и монастырская часовня возле Арбатских ворот.

Но не только благоденствие знала обитель в неспокойные времена бун-ташного XVII века. Как и вся страна, пережила Давидова пустынь лихолетье Смутного времени, а потом примерила на себя его последствия. В 1619 году литовцы и удалые люди гетмана Петра Сагайдачного в числе многих храмов и монастырей Подмосковья разорили и обитель преподобного Давида. Несколько лет находилась пустынь в запустении, пока первый царь из династии Романовых, Михаил Федорович, не обратил на нее внимание и не возобновил 1 апреля 1625 года грамоту, даровавшую монастырю льготы.

Считается, что преподобный Давид, как и его ближайший духовный друг Иосиф Волоцкий, горячий сторонник общежительных монастырей, ввел в основанной им пустыни общежительный устав. Но в документах первой половины XVII века Давидова пустынь упоминается как «обитель-особняк», то есть келиотский или особножительный монастырь. По всей видимости, попытка преподобного Давида утвердить редкие для того времени и строгие правила, подразумевавшиеся общежительными принципами, сошли на нет после его смерти. Такое явление было характерным для монастырской практики тогдашней Руси. Выдающийся историк Русской Церкви митрополит Макарий (Булгаков) писал об этом: «Общежитие как-то мало прививалось в наших монастырях. Когда преподобный Иосиф Волоколамский (в 1478 году) обходил эти монастыри, то заметил, что даже лучшие из них, основанные преподобным Сергием Радонежским и его учениками на правилах общежительных, уже клонились „к лаврскому обычаю", т. е. обычаю, по которому каждый инок живет особо, сам собою».

Заметные подвижки в жизни Давидовой пустыни произошли в середине XVII столетия. 1650-е годы ознаменовались грандиозной деятельностью Патриарха Никона. Помимо глубокой церковной реформы, затронувшей весь церковный организм, Патриархом была развернута эпохальная строительная программа. С 1653 по 1656 год Никон основал три монастыри, которые по вторяли «в меру и подобие» главнейшие христианские святыни Палестины и Афона. Важнейшая роль среди этих обителей отводилась Воскресенскому Ново-Иерусалимскому монастырю на реке Истре под Москвой, задуманному в качестве центра Святых мест. Такой монастырь нуждался в особом монастырском хозяйстве. Чтобы обеспечить его, многие рядовые обители стали приписываться к Ново-Иерусалимской. Среди них в 1657 году мы находим и Давидову пустынь. Тогда в ней проживали казначей, два иеромонаха, пять рядовых старцев, четверо слуг, конюх, хлебник и белец — церковный дьячок.


Случайные файлы

Файл
141343.rtf
72254-1.rtf
125568.rtf
108155.rtf
9466-1.rtf




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.