Атеизм: антитеизм и внетеизм (138168)

Посмотреть архив целиком

Атеизм: антитеизм и внетеизм

Термин «атеизм» имеет как минимум два значения: атеизм – это антитеизм и атеизм – это внетеизм. Чаще всего этот термин используется в первом толковании. Видимо, потому, что в истории духовной культуры атеизм представлен преимущественно как антитеизм. Вместе с тем я убеждён, что в наши дни более значим и актуален атеизм именно как внетеизм.

Поскольку слова «атеизм», «антитеизм» и «внетеизм» однокоренные, то необходимо хотя бы в общих чертах раскрыть содержание понятия «теизм». Теизм понимается мной как форма религиозного мировоззрения, имеющего в качестве своего основополагающего постулата признание сотворённости мира и человека Богом и их зависимости от него как сверхличности. Эта формулировка может быть принята в качестве рабочего определения, поскольку она фиксирует основные, на мой взгляд, черты теистического мировоззрения: (1) признание бытия (сверхбытия) Бога; (2) признание сотворённости мира и человека Богом и их зависимости от Него; (3) признание наличия у Бога качеств сверхличности; (4) признание взаимоотношений человека и Бога.

Наиболее известными теистическими системами являются генетически связанные между собой так называемые авраамические религии: иудаизм, христианство, ислам.

Теперь кратко об атеизме как антитеизме. Сама конструкция термина «антитеизм» указывает на то, что как понятие антитеизм вторичен. Он возникает как некий отклик, как некая реакция на определённую уже существующую форму теизма, как критика и отрицание той или иной формы теизма. Поэтому он несёт в себе особенности, предопределённые отрицаемой им формы теизма. Можно предположить, что каждая форма теизма потенциально предполагает соответствующую форму антитеизма уже в силу того, что в ареале первого всегда найдётся неверующий человек или группа таковых. Возникновение атеизма как антитеизма вполне естественно, так как любая форма теизма уязвима для критики. История культуры подтверждает это многообразными примерами, в том числе и парадоксальными, когда вступающие в конфликт различные школы теистов могут обвинять друг друга в атеизме. Вместе с тем антитеизм как критика и отрицание определённой формы теизма не является достаточной базой для построения целостного мировоззрения. Иными словами, антитеизм склонен ограничиваться «разрушительной работой»: он демонстрирует противоречия той или иной формы теизма, показывает негативную роль, которую играли или могут в определённых условиях сыграть те или иные вариации теизма и т. п. Так, например, антитеисты могут указывать на реакционную роль библейского утверждения «нет власти не от Бога», так или иначе оправдывающего самые жестокие политические режимы. Они могут указывать на антигуманность распространённых религиозных представлений об осуждении грешников на вечные муки. Они могут подчёркивать неправомерность, необоснованность претензий, по сути, всех теистических мировоззрений на обладание Истиной именно их конфессией, или необоснованность теистических представлений о том, что Истина дана в соответствующих священных книгах…

Однако очевидно, что такая критика и отрицание тех или иных форм и идей теизма недостаточны для построения позитивного, убедительного и привлекательного для человека мировоззрения. Это – чрезвычайно сложная задача, и, формально говоря, антитеизм с ней не справляется. Можно сказать, что сама по себе рационалистическая критика теизма – дело несложное, но малоэффективное для преодоления теизма. Дело в том, что для теизма рациональная обоснованность его мировоззренческой компоненты не является приоритетным требованием. Чаще всего теизм претендует на некую сверхрациональность. Теизм, как правило, утверждает недоступность Бога, взаимоотношений Бога и мира, Бога и человека разуму.

Вообще надо признать, что в каждом жизнеспособном мировоззрении есть гениальные находки в деле «оправдания» жизни; каждое таковое является своего рода аттрактором, к нему ведёт много путей. Несомненно, что теизм имеет свои сильные стороны в плане решения мировоззренческих проблем, как и в социально-психологическом плане. Так, теизм предлагает простое и, на первый взгляд, понятное решение проблемы смысла жизни: если мир и человек созданы по замыслу всесовершенного Бога, то их бытие не может быть бессмысленным и бесцельным. Приверженец теизма ищет и находит в Боге всемогущего и всеблагого защитника и утешителя, гаранта справедливости, он видит в Боге предел всех высших ценностей: любви, истины, свободы, красоты, милосердия… Может быть, поэтому нередко антитеизм, отрицая определённые теистические представления, эволюционирует в направлении другой формы теизма. В своём развитии антитеизм может также породить весьма примитивные и агрессивные формы квазирелигиозного мировоззрения, творя собственных кумиров (из вождей, партий, классов, наций, государства…). Впрочем, не следует думать, что всякий антитеизм – это скрытая форма теизма или что всякий антитеизм неизбежно перерастает в теизм. Это не так, хотя бы потому, что антитеизм может эволюционировать к внетеизму.

Внетеизм (нетеизм, или нон-теизм, как его называют в западной религиоведческой литературе) отличается от антитеизма в первую очередь тем, что в нём главное место принадлежит не критике тех или иных форм теизма и даже не критике теизма как такового, а позитивной разработке целостного мировоззрения; осуществляемой без обращения к идее Бога.

Путь от антитеизма к внетеизму лежит через переход от критики и отрицания конкретных форм теизма, тех или иных его идей и практик к конструктивному преодолению основополагающих принципов теизма как такового.

В рамках небольшой статьи невозможно дать систематическую критику основных принципов теизма. Ограничусь лишь указанием на одну фундаментальную апорию теистического мировоззрения. Так, провалом завершились все бесчисленные попытки теологии и религиозной философии преодолеть внутренние противоречия теизма между монизмом и дуализмом. Действительно, с одной стороны, теизм фундаментально монистичен: это единобожие (монотеизм); теизм утверждает, что Бог – это сверхличность, а личность – это всегда центрированность, целостность, самобытие; Бог – творец мира и человека, мир творится Богом «из ничто», мир ничтожен, мир находится в полной зависимости от Бога («Бог-вседержитель»); Бог в теизме – это Провидение (то есть, всё в мире происходит в соответствии с его замыслом)… С другой стороны, теизм принципиально дуалистичен: теизм настойчиво подчёркивает, что Бог иноприроден, трансцендентен миру; Бог несоизмерим с миром; Бог бесконечно превосходит мир (Бог вечен, мир временен; Бог всеблаг и всемилостив, «мир во зле лежит», человек греховен; Бог всесовершенен и всесилен, мир несовершенен, человек слаб…). Последовательное проведение монизма ведёт к перерождению теизма в имманентизм, в пантеизм. Последовательное проведение дуализма через теистическую систему ведёт к разрыву связей между Богом и миром, человеком и Богом, ведёт к разрушению теизма. Теизм не может, не разрушая своей собственной основы, пожертвовать ни своим монизмом, ни своим дуализмом. Но он не может и примирить эти две идеи. Эта неразрешимая в рамках теизма антиномия «монизм–дуализм» пронизывает все «клеточки» теистического мировоззрения, она скрывается в глубине всех основных для теистического мировоззрения проблем.

Неразрешимость этой антиномии ставит под вопрос, по сути, все те стороны теистического мировоззрения, которые обычно оцениваются как его достижения и преимущества. Например, считается, что теизм преодолевает аксиологический (этический, прежде всего) релятивизм, поскольку теизм якобы подводит под систему духовных ценностей, под нравственные правила и нормы абсолютно надежный фундамент: гарантом системы духовных ценностей, гарантом нравственности является в теизме Абсолют (Бог). И это кажется представителям теизма очевидным. Многим «колеблющимся» религиозное обоснование духовных ценностей представляется очень убедительным. Вспомним: «Если Бога нет, то всё позволено». И это выглядит как всесильный, всепобеждающий аргумект. Правда, вспоминаются также Освенцим, ГУЛАГ… и возникает искушение «обернуть» этот аргумент: «всё позволено, значит, Бога нет».

Антиномичность теистического мировоззрения не следует интерпретировать как смертельную болезнь этого мировоззрения. Мировоззрение – это не научная теория, тем более – не строго выстроенная логическая система. Присутствие противоречий в мировоззрении даже придаёт ему некоторую гибкость, адаптивность. Наличие в основаниях мировоззрения противоречащих друг другу принципов позволяет давать требуемые социокультурным контекстом решения тех или иных мировоззренческих проблем. Жизнеспособность мировоззрения определяется, как показывает история культуры, не его логической стройностью и когерентностью, а существенно иными характеристиками: его способностью дать привлекательное для многих людей решение смысложизненной проблемы, его способностью вдохновлять, возвышать человека, его возможностями сдерживать проявления индивидуальной и социальной агрессивности, деструктивности… Если мировоззрение обладает указанными способностями, то наличие логических противоречий в его основах может не замечаться творцами и сторонниками этого мировоззрения. Если же наличие таких противоречий ими фиксируется, они (как это и наблюдается в теизме) могут развивать подход, согласно которому их мировоззрение выше требований рациональности.


Случайные файлы

Файл
145430.rtf
166383.rtf
24763-1.rtf
referat.doc
TO2_LiAZ677.doc




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.