Единение: страницы героической обороны Ленинграда (76022-1)

Посмотреть архив целиком

Единение: страницы героической обороны Ленинграда

Васильева О.Ю., Кнышевский П. (г. Москва)

Накануне Великой Отечественной войны 1941-1945гг. верующие составляли около половины населения нашей страны. Отношения между Русской православной церковью и государством в то время характеризовались сложностью и противоречивостью. Прежде всего это было связано с трагическими событиями культа личности И. В. Сталина. Религиозные организации тоже были затронуты волной неоправданных репрессий. Духовенство крайне ограничивали в правах, возросли налоги, закрывались храмы. Казалось бы, начавшаяся война могла только обострить существовавшие противоречия между церковью и государством. Однако этого не произошло.

И. В. Сталин обратился к народу 3 июля 1941 года. Патриарший местоблюститель митрополит Сергий сделал это 22 июня 1941 года. Его обращение к верующим и духовенству страны послужило началом широкой патриотической деятельности всей Русской православной церкви.

Тысячи верующих, в их числе представители различных слоев духовенства, вступили в ряды действующей армии, приняли участие в партизанском движении и борьбе подполья на оккупированных территориях. Многие храмы в тылу врага, возглавляемые патриотически настроенными священнослужителями, становились подлинными центрами национального самосознания, так как они были подчас единственным местом, где мог собраться народ, не вызывая при этом подозрения у оккупационных властей.

Не секрет, были у церкви и свои Власовы, встречавшие захватчиков с хлебом-солью. Изменники Родины были осуждены православными верующими и отлучены от церкви, как запятнавшие честь и совесть своего народа. Во все времена претил духу веры облик Иуды.

30 декабря 1942 года митрополит Сергий обратился к верующим с призывом о сборе средств на постройку танковой колонны имени Дмитрия Донского. Почин был поддержан всей церковью. Предполагаемая сумма взносов от прихожан требовала централизации в управлении мероприятием и участия в банковской системе государства, а следовательно, помощи и поддержки правительства в организационных началах.

К этому времени Сталин уже не мог не считаться с возросшим влиянием патриотического движения русского православия в деле борьбы с общим врагом. Он понимал, что посредством церкви можно и необходимо было еще теснее сплотить людей в то тяжелое для страны время, а также умиротворить общественное мнение союзнических стран, видевших в нашем государстве ярого противника религии.

5 января 1943 года впервые состоялся обмен телеграммами между митрополитом Сергием и Сталиным, который передал благодарность русскому духовенству и верующим за заботу о бронетанковых силах Красной Армии, после чего последовало его указание об открытии специального счета в Государственном банке СССР для Русской православной церкви.

Несколько позже, ночью 4 сентября 1943 года, И. В. Сталин в присутствии заместителя Председателя СНК СССР В. М. Молотова принял в Кремле патриаршего местоблюстителя митрополита Сергия, митрополита Ленинградского Алексия и экзарха Украины митрополита Киевского и Галицкого Николая. К намерениям высшего духовенства избрать патриарха Московского и всея Руси с образованием при патриархе Священного Синода, а также к нуждам церкви Сталин отнесся сочувственно и заявил, что со стороны правительства не будет к этому препятствий.

8 сентября 1943 года на состоявшемся в Москве Соборе епископов православной церкви избранный патриархом Московским и всея Руси Сергий скажет: «…оказывая нам это внимание, он (Сталин.- Авт.) может быть уверен, что мы и впредь с еще большим усердием будем продолжать вместе со всем русским народом служить общему делу освобождения нашей Родины от фашистского нашествия».

В 1944 году каждая епархия пришлет в Синод отчеты о своей деятельности и о сборах средств на военные нужды. По предварительным подсчетам, взносы общин Русской православной церкви составят около 200 млн. рублей. Среди этих документов будут особо выделяться отчеты религиозных организаций блокадного Ленинграда.

Ленинградская епархия откликнулась на призыв главы Русской православной церкви в числе первых. Начиная с 22 июня 1941 года повседневной деятельностью священнослужителей стала забота о мобилизации верующих города на всемерное участие в общем деле защиты Родины. В первую очередь, церковь призывала с оружием в руках отстоять независимость страны. Обращаясь к верующим Ленинграда и области, митрополит Алексий сказал: «Война — священное дело для тех, кто предпринимает ее по необходимости, в защиту правды, Отечества. Берущие оружие в таком случае совершают подвиг правды и, приемля раны и страдания и полагая жизнь свою за однокровных своих, за Родину, идут вслед мученикам. Потому-то церковь и благословляет эти подвиги и все, что творит каждый русский человек для защиты своего Отечества».

Тысячи верующих ушли в те грозные дни на фронт. Священнослужители в своих выступлениях громили морально-политические основы фашизма и разоблачали пагубность фашистской идеологии. Но не одними молитвами и проповедями о победе русского оружия жила церковь в первые месяцы войны.

Раненые стали заполнять городские больницы, а затем и переоборудованные под госпитали школы и государственные учреждения. Свои тепло и заботу раненым вместе со всеми жителями города несли верующие. В городской совет Красного Креста поступали десятки заявлений от религиозной общественности. Вот одно из них:

«В минуту трудно переживаемых обстоятельств военного времени долг каждого гражданина идти навстречу Отечества, к облегчению разного рода затруднений… Двадцатка (выборный орган правления церкви.- Авт.) Князь-Владимирского собора выражает свое желание открыть в тылу лазарет для раненых и больных воинов. На оборудование и содержание лазарета двадцатка могла бы представить все имеющиеся у нас средства — свыше 700 000 рублей. В дальнейшем, если материальные условия доходности собора не изменятся, двадцатка принимает на себя решение, отказавшись решительно от всех расходов, кроме самых неотложных по содержанию собора, ежемесячно субсидировать лазарет в сумме тридцать тысяч рублей».

Следует заметить, что к этому времени сбор средств на нужды войны уже получил широкое распространение среди приходских общин. Всецерковный призыв «пожертвованиями содействовать нашим доблестным защитникам» глава Русской православной церкви митрополит Сергий огласил 14 октября 1941 года. На него откликнулись десять религиозных организаций Ленинграда. Лидерами негласно развернувшегося соревнования стали Князь-Владимирский и Николо-Морской соборы. Так, например, к августу 1941 года взносы только последнего составляли уже 300 тыс. рублей, не считая пожертвований ценными вещами.

Тревогами и лишениями наполнилась жизнь Ленинграда с сентября 1941 года. Но нет, пожалуй, необходимости писать о суровых испытаниях, постигших жителей города в самый трагический для его истории период — первый год блокады. Это известно каждому. «Город-морг»- так охарактеризовала Ленинград тех дней Лидия Чуковская. Да, угасали жизни — не угасал патриотический огонь в сердцах ленинградцев. Но не только в чертах города они противостояли фашизму.

С октября 1941 года по апрель 1942 года в тылу противника действовала 2-я Ленинградская особая партизанская бригада разведотдела штаба Северо-Западного фронта. Ее глубокий и дерзкий рейд по тылам врага признан первым на советско-германском фронте. Вряд ли кто из нас задумывался о том, были ли в этом соединении вместе с коммунистами и комсомольцами города и оккупированных областей верующие. А они были.

Понимая исключительно важное значение народного сопротивления в тылу немецких войск, митрополит Алексий обратился к верующим партизанам и жителям оккупированных районов с призывом: «Продолжайте же, братие, подвизаться за веру, за свободу, за честь Родины; всеми мерами, и мужчины, и женщины, помогайте партизанам бороться против врагов, сами вступайте в ряды партизан, проявляйте себя как подлинно божий, преданный своей Родине и своей вере народ…» Через штаб партизанского движения, руководимого секретарем обкома ВКП(б) М. Н. Никитиным, обращение митрополита в листовках было переправлено за линию фронта и распространено среди партизан и населения.

Голос церкви из блокадного города услышали. О силе его воздействия свидетельствует письмо верующего бойца 2-й Ленинградской бригады А. Г. Голицына митрополиту Алексию: «…Ваш агитлисток сыграл немалую роль среди оккупированного населения в деле оказания помощи партизанам, а вместе с этим и борьбе против фашизма. Этот листок среди населения, как Божье письмо, и за него немецкие коменданты в своих приказах грозили смертной казнью, у кого он будет обнаружен. Быть может, Вас уже ставили в известность об этом. Но я, так как его хранил и им агитировал, довожу Вам, что он оказал немалую роль. Его Вам и шлю… Желаю Вам дальнейших успехов в Вашей жизни и плодотворной работе во имя нашей Родины, во имя победы над фашизмом».

Непоколебимая стойкость и активизация патриотического движения церковных общин осажденного города приводили захватчиков в неистовую ярость. Иначе нельзя объяснить жестокую бомбардировку Ленинграда в пасхальную ночь 1942 года. Били прицельно, стараясь поразить действующие храмы. В результате варварского обстрела серьезно пострадал Князь-Владимирский собор. Всего в годы блокады было разрушено 15 церквей.

Но в израненном и изголодавшемся городе неуклонно продолжались сборы пожертвований. Немедленно включились приходские общины Ленинградской епархии в сбор средств на строительство танковой колонны имени Дмитрия Донского. В конце февраля 1943 года митрополит Алексий телеграфировал Сталину:


Случайные файлы

Файл
185533.rtf
8772.rtf
34520.rtf
62578.rtf
27255.rtf




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.