Армия Спасения в Российской империи. 1908–1916 гг. (76019-1)

Посмотреть архив целиком

Армия Спасения в Российской империи. 1908–1916 гг.

М.И. Катин (г. Москва)

В августе 1908 г. в купе поезда, следовавшего в Стокгольм и далее — в Санкт-Петербург, неожиданно встретились два человека — Брамвель Бут, начальник штаба Армии Спасения и английский журналист У.Т. Стэд. Узнав, что журналист следует в российскую столицу, где он намеревался интервьюировать российского премьер-министра П.А. Столыпина, Б. Бут предложил ему в ходе разговора поднять вопрос о допущении Армии Спасения в Россию.

У.Т. Стэду повезло, ему удалось встретиться с премьер-министром и взять у него интервью. Написанный на его основе материал был опубликован в газете «Таймс». Из него следовало, что на просьбу журналиста разрешить легальную деятельность Армии Спасения в России, Столыпин задал три вопроса: «Не вмешивается ли Армия Спасения в политику? Не рассчитывает ли она разжечь враждебные чувства в отношении христианского населения империи? Как быть, если собрания под открытым небом противоречат российским законам?»

Стэд разъяснил, что в Англии и в других странах члены Армии Спасения никогда не вмешивались в политику и не вели какой-либо враждебной деятельности против других христианских церквей или иных вероисповеданий. Он подчеркнул, что Армия готова учесть точку зрения правительства России в отношении проведения собраний под открытым небом, и что ее филантропическая активность, «превращающая плохих граждан в достойных», принесет большую пользу государству.

Итог беседы был ободряющим. Столыпин заявил, что не видит причин, препятствующих появлению Армии в России, но до принятия окончательного решения просил представить для изучения устав данной организации. Чуть позже комиссар Армии Спасения Мапп , бывший в то время одним из ближайших сотрудников генерала Уильяма Бута, направил письмо Столыпину. В нем он заверил его еще раз, что «если Армия Спасения придет в Россию, то ничего не попросит у российского правительства, кроме разрешения на проведение любого вида социальной деятельности за свой счет». При этом комиссар подчеркнул, что годовой доход Армии только от добровольных пожертвований в виде денежных переводов составляет более 1 миллиона рублей .

Со стороны могло казаться, что после встречи с премьером и его заверений сложились как никогда ранее благоприятные условия для появления Армии Спасения в России, и нужно сделать только еще одно усилие. Очевидно, именно так оценивал обстановку генерал Уильям Бут , которому к тому моменту уже было 79 лет, принимая решение лично посетить Россию.

Вопрос о возможности визита генерала в Россию стал предметом острых споров в правительстве, в аристократических салонах и в церковных (православных) кругах. Если высший свет появление Бута не воспринимал как «вызов» союзу монархии и Русской церкви, то Святейший правительствующий Синод и Департамент духовных дел МВД заняли резко негативную позицию.

Думается, что императорское правительство, давая согласие на приезд Бута, исходило из чисто прагматических политико-дипломатических соображений. Положительный ответ на просьбу посла Великобритании Артура Никольсона был демонстрацией намерений России укреплять союзнические отношения с Великобританией, что было немаловажно в условиях усложняющихся военно-политических отношений в Европе. Вместе с тем, правительство России сделало все, чтобы предполагавшийся визит не выглядел как официальный, а воспринимался как частный. Именно поэтому не предполагалось никаких публичных мероприятий, встреч с представителями государственной власти и аудиенции Бута с Николаем II, как об этом просили представители посольства Великобритании. Максимум разрешенного — посещение и встречи в Государственной думе, выступления в частных домах по приглашению отдельных лиц.

26 марта 1909 г., посетив предварительно Швецию и Финляндию, генерал Бут вместе с сопровождавшими его ближайшими помощниками прибыл в Санкт-Петербург с двухдневным визитом.

В первый день пребывания в России У. Бут посетил Государственную думу, где, находясь в ложе для дипломатов, некоторое время наблюдал за ходом парламентских дискуссий. Затем он встретился с заместителем председателя Думы бароном А.Ф. Мейендорфом. В частной беседе генерал подымал вопрос о возможности для Армии Спасения действовать в России, и ему была обещана поддержка.

Вечером в доме генерала Сабурова генерал Бут выступил с докладом перед значительной аудиторией. Вот как об этом пишет секретарь генерала Э.Д. Хиггинс: «После того как все заняли свои места, генерал поднимается, чтобы произнести свою первую речь в России. Генерал очаровывает своих слушателей. Рассказ о его собственном обращении, о скромном начале Армии в восточном Лондоне, о расширении работы по всему миру и ее современном состоянии на примере событий на различных полях битв Армии, удерживал слушателей в напряженном внимании. Однако наибольший интерес пробудили слова генерала о планах, которые он имел для России. С большими надеждами он ожидал наступления того дня, когда Армия сможет начать работу в этой стране, и поэтому видел теперь, что это время наступило. Генерал говорил около часа с четвертью, и в это время внимание его слушателей ни на миг не ослабевало. Когда он, наконец, сел, по комнате пронесся гул восхищения. Одна из присутствующих дам выразила, очевидно, чувства всех слушателей, сказав: »Россия не может больше обойтись без Армии Спасения« .

На следующий день состоялись свидания Бута с министром финансов В.Н. Коковцовым, заменявшим отсутствующего в тот момент Столыпина. В беседе Коковцов выразил заинтересованность планами Бута распространить деятельность Армии Спасения из Финляндии на всю территорию России. Вечером второго дня пребывания в российской столице состоялось еще несколько встреч У. Бута с общественными деятелями России. Как пишет в своих воспоминаниях офицер Армии Спасения К. Ларссон , «после приема, которого удостоился тогда генерал Бут, обещаний и заверений, которые давали влиятельные лица, казалось, будто двери России были распахнуты настежь, и нам остается лишь войти под музыку, барабанный бой и радостные возгласы »Аллилуйя!«

Несмотря на проявленное в аристократических кругах внимание к деятельности Армии Спасения, реальных результатов поездка Бута в Россию не дала. Разочаровывающей была и его встреча в Букингемском дворце, уже по возвращении из России, 6 апреля 1909 г., с вдовствующей русской императрицей Марией Федоровной, бывшей в гостях у своей сестры английской королевы Александры . По мнению императрицы, Армия Спасения в России могла бы в скором времени трансформироваться в христианскую секту, неизбежно конфликтовавшую с государственной Российской православной церковью. Попытка Бута указать, что большая часть населения не посещает храмы и далека от понимания православного вероучения, а постоянные прихожане «рабски привязаны к церкви с ее пышной обрядностью», встретила отпор со стороны Марии Федоровны. Единство проявилось лишь в том, что Армия Спасения могла бы быть полезной в России в деле борьбы с пьянством, которое особенно заметно в дни церковных праздников.

Некоторое время спустя журналист У.Т. Стэд повторно приезжал в Петербург. Его интересовало, что конкретно должна была предпринять Армия для легализации своей деятельности в России. Правительственные чиновники при встречах в довольно доброжелательном тоне разъясняли, что согласно российским законам необходимо подать официальное заявление в Министерство внутренних дел. Тотчас же в Россию были направлены супруги Поульсен с поручением представлять Армию Спасения пред российскими властями. В короткое время было подготовлено заявление. В прилагаемом Уставе цель Армии Спасения сформулирована была следующим образом: «Армия Спасения, уповая всецело на благословение Божие, при содействии Духа Святого, имеет целью привлечение к Богу, к благочестивой трудовой жизни людей, отпавших от веры и предающихся пьянству, разврату и разным порокам, и направляет свои усилия преимущественно на тех, которые никаких церквей не посещают и погибают в безбожии и грехе» .

Однако, вопреки надеждам, скорого решения вопроса не состоялось. В ожидании ответа У. Бут обратился к министру иностранных дел Великобритании с просьбой о содействии регистрации Армии Спасения в России. Одновременно российского посла в Англии графа А.К. Бенкендорфа посетил специальный представитель Армии Спасения. Он заверил, что Армия заранее принимает все условия, которые были бы поставлены Российским правительством для начала ее деятельности в России, и что, вообще, Армия намеревается действовать исключительно в рамках российского законодательства и с ведома правительства.

Граф Бенкендорф информировал о состоявшихся переговорах российского министра иностранных дел С.Д. Сазонова, уверяя последнего, что «Армия Спасения состоит из лиц порядочных и добросовестных». 21 января 1911 г. Сазонов обратился к председателю Совета министров П.А. Столыпину, извещая его о позиции Бенкендорфа и одновременно высказывая свою точку зрения. Примечательно, что Сазонов в письме Столыпину специально отмечал, что и он в годы работы в Российском посольстве в Лондоне «имел возможность ознакомиться с деятельностью Армии Спасения и констатировать ее поразительные результаты. Обществом отвращено от порока и всякого рода искушений громадное количество лиц. Армия Спасения стремится к достижению лишь нравственных целей и не носит какого-либо вероисповедного оттенка. Интересно отметить, что духовенство всех исповеданий горячо приветствует ее успехи. Равным образом, Армия не преследует политических целей. Однако по характеру своей деятельности она является противницей учений социалистического и анархистского».


Случайные файлы

Файл
34220.rtf
92588.rtf
23710-1.rtf
94164.rtf
124706.rtf




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.