Борьба за автокефалию православной церкви на Украине в 1917 - 1919 гг. (75595-1)

Посмотреть архив целиком

Борьба за автокефалию православной церкви на Украине в 1917 - 1919 гг.

А.В.Марчуков

Для современного российского наблюдателя многие общественно-политические процессы, протекающие сегодня на Украине, остаются загадкой. В немалой степени это относится к проблемам церковным, к той религиозной ситуации, которая вот уже более десяти лет не даёт установиться на Украине церковному миру. Если проблемы, вызванные возрождением ранее ликвидированной Украинской Греко-Католической Церкви (униатской) и её активной экспансией в западноукраинских землях, более или менее ясны, то конфликты в православии нередко вызывают непонимание. Основная причина этого кроется в весьма слабом знакомстве российского общества с историей Украины.

Особенностью большинства современных национальных процессов, протекающих на Украине, является то, что они не только уходят корнями в первые десятилетия ХХ века, но и зачастую не имеют принципиальных отличий от аналогичных процессов того периода. Такое положение сложилась из-за особенностей развития Украины и украинского национального движения. Для наглядности деятельность последнего можно охарактеризовать словом "попытки": попытки построить независимое государство (в 1917 - 1920, 1941 годах), попытки выдвинуть украинскую культуру на мировой уровень, попытки создать "национально-сознательную" нацию (в те же переломные эпохи) и т.д. Это проявилось и в настойчивых попытках организовать автокефальную (самостоятельную, независимую от Московской Патриархии) Украинскую Православную Церковь.

Под знаменем автокефалии протекали церковные расколы в 1917 - 1921 годах, во время Великой Отечественной войны, в годы крушения Советского Союза и обретения Украиной независимости. Все эти расколы объединяют общие цели и идеология, которые, несмотря на присущие каждому из них отличия, позволяют рассматривать их как этапы одного движения за автокефалию Церкви на Украине, красной нитью проходящего через весь ХХ век.

Важнейшей чертой движения за автокефалию является его теснейшая связь с украинским национальным движением на идейном, программном, и личностном уровнях. Обострение борьбы за самостийную Украину порождало аналогичные настроения в Церкви и их материальное воплощение - расколы. С момента своего возникновения борьба за автокефалию становится неотъемлемой частью украинского национального движения, его церковным крылом и повторяет взлёты и падения самого движения.

Поэтому изучение борьбы за автокефалию является важным не только с точки зрения изучения истории церкви, но и с точки зрения изучения национального украинского движения, под которым мы в данном случае понимаем совокупность культурных, политических, психологических процессов, направленных на достижение национальных прав украинского народа. Это также позволит лучше разобраться в ситуации, сложившейся на Украине в настоящее время.

Первый этап автокефалистского движения охватывает период с 1917 по 1930 гг. и подразделяется на два весьма различных между собой периода. Первый (1917 - 1920 гг.) - период возникновения и развития движения - приходится на годы Гражданской войны, пребывания у власти на Украине буржуазных правительств (Центральной Рады, Гетманата, Директории). Второй период (1920 - 1930 гг.) - время консолидации сил автокефалистов, создание Украинской Автокефальной Православной Церкви (УАПЦ) и её деятельность - проходил в мирное время в условиях победившей советской власти и господства коммунистической партии. Развитие украинского церковного и национального движения в разные периоды имело свои черты и развивалось по разным законам. В настоящее время готовится к выходу ряд статей, посвящённый непосредственно УАПЦ, данное же исследование посвящено автокефалистскому движению в 1917 - 1920 гг., его характеру и связям с движением национальным.

Необходимо заметить, что посвящённая автокефалистскому движению историография очень незначительна, что обусловлено его связью с национальным вопросом. Первые работы по нашей теме появились в 1920-х.- начале 1930-х. гг. 1 Изданные в виде брошюр или журнальных статей, они являлись скорее пропагандистско-публицистическими сочинениями, призванными дискредитировать церковь вообще и УАПЦ в частности, подчеркнуть её контрреволюционный, кулацко-петлюровский характер. События, происходившие в 1917 - 1920 гг. рассматривались там лишь как предыстория к событиям последующим.

Таким же образом подходили к указанному периоду и авторы работ, появившихся в 1970-е гг. Основное внимание в них уделялось развитию автокефалистского движения в эмиграции и его связям с немецкими фашистами и американскими империалистами 2.

В то время как советская наука ограничилась небольшим количеством работ по рассматриваемой проблематике, украинская эмиграция придавала изучению вопроса большее значение. Начало этому положили участники автокефалистского движения, покинувшие территорию Советской Украины вместе с остатками войск Директории - В.Биднов, А.Лотоцкий, В.Приходько, И.Огиенко и др. 3 Их труды не были просто мемуарами: в них делалась попытка анализа успехов и неудач движения, давалась историческая оценка тех или иных событий. Появлялись в среде эмиграции и исторические труды. Среди наиболее фундаментальных следует назвать работы И.Власовского, Б.Боцюркива 4. Из представителей русской эмиграции, занимавшихся проблемой автокефалии, можно назвать К.Фотиева 5. Правда, нужно заметить, что большинство работ эмигрантских авторов опирается на достаточно узкий круг источников и излишне политизировано.

В последнее десятилетие, в связи с обретением Украиной независимости и последовавшими за этим церковными расколами, вновь появился интерес к истории движения за автокефалию. Помимо статей, рассказывающих об истории УАПЦ, судьбах её иерархов и т.л. 6, появился и ряд монографий: А.Зинченко, В.Ульяновского и Б.Андрусишина 7. Кроме указанных выше работ, имеется также диссертация Н.Бевзюк, затрагивающая вопросы образования УАПЦ. Впрочем, эта диссертация во многом следует в русле старой советской историографии и содержит ряд фактических ошибок.

В целом можно сказать, что, несмотря на возросший интерес к проблеме, история движения за автокефалию в годы Гражданской войны остаётся ещё недостаточно освещённым даже на Украине, не говоря уже о России.

В данной работе автор опирался на хранящиеся в Центральном Государственном Архиве Высших Органов Власти и Управления Украины (ЦГАВОВУ, сокращённо ЦГАВО) материалы УАПЦ (документы Всеукраинского Церковного Собора, постановления церковных съездов), опубликованные источники по истории этой церкви 8. Были использованы документы Всероссийского Церковного Собора, касающиеся положения на Украине, как содержащиеся в Государственном Архиве Российской Федерации (ГАРФ), так и опубликованные 9. Следует упомянуть сочинения виднейших автокефалистов и деятелей РПЦ 10. Были также использованы программы украинских политических партий рассматриваемого периода 11. Сделав обзор использованных источников и имеющейся литературы, можно перейти непосредственно к рассмотрению поставленной проблемы.

В дореволюционной России всё яснее проступал украинский вопрос, до поры до времени почти не проявлявшийся, а потому всерьёз большинством российского общества не воспринимавшийся. Суть его заключалась в отсутствии у украинского народа ряда национальных прав, необходимых для его развития как особой национальной единицы. Всё острее звучали требования расширения сферы применения украинского языка, введения как минимум начального образования на нём. Раздавались призывы оградить молодую и слабую украинскую культуру от воздействия русской, а Украину - от политики русификации, проводимой властями.

Выразителем такого рода требований стало украинское национальное движение. Оно зародилось в середине ХIХ века и со временем эволюционировало от романтического увлечения прошлым, от народничества и просветительства, к осознанию необходимости борьбы за сохранение национальных прав украинцев (национальной школы, языка, культуры) политическими средствами - с помощью создания политических партий и требований автономии для Украины (в первую очередь, культурной). Накануне революции украинское движение получило довольно широкое распространение, особенно среди интеллигенции. Имелось оно, хотя и в зачаточном состоянии, и в Православной Церкви.

Проявлялось это, прежде всего, в основном вопросе всего движения - в вопросе о языке. Впрочем, попытки некоторой украинизации церковной жизни (совершения ряда Богослужений по-украински или и по-церковнославянски, но с украинским произношением, использования местных обычаев и т.п.), предпринимавшиеся немногими приходскими священниками, были достаточно редки. Весьма робко в то время поднимался и вопрос о языке преподавания в духовных учебных заведениях. Некоторое обострение проблемы произошло во время первой русской революции, но по мере того, как последняя шла на спад, на второй план отходил и этот вопрос.

Другим аспектом борьбы за более широкое применения украинского языка стала проблема перевода на него Священного Писания. Подробно на этом вопросе останавливаться не имеет смысла, стоит лишь сказать - он выходил за чисто церковные рамки. Сторонники перевода полагали, что это "убеждает воочию всех и каждого в степени развития и богатства языка данной нации, по тем или иным причинам лишённого государственности" 12. Главным аргументом противников было то, что "существование отдельной малорусской литературы, разрешение на которую вытекает из разрешения Святого Писания на малороссийском языке, приведёт к ослаблению связи Малороссии с Россией" 13, т.е. здесь, прежде всего, усматривался сепаратизм, в котором обвинялось всё украинское движение. В конце концов, в 1906 г. Евангелие на украинском языке всё же увидело свет в России. Тем самым, была доказана не только его "развитость", но и возможность употребления в церкви, что вскоре получило неожиданное продолжение.


Случайные файлы

Файл
159096.rtf
3030-1.rtf
63550.rtf
36578.rtf
29714-1.rtf




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.