Святой Франциск и Рождество (71460-1)

Посмотреть архив целиком

Святой Франциск и Рождество

о. Вальдемар Мацкевич

В 1223 г. в Греччо св.Франциск устроил рождественскую мистерию, желая «отпраздновать рождение того младенца, который родился в Вифлееме, … вспомнить тяготы его первых дней, когда Он положен был в ясли, и плотскими очами увидеть, как это Он лежал на сене, а рядом стояли вол и осел» (Фома Челанский. Первое житие св.Франциска). Несомненно, что св.Франциск сильно повлиял на традицию празднования Рождества Христова, особенно на Западе – во многих странах сегодня христиане сооружают вертепы, ведущие свое начало от Рождества 1223 года в Греччо, когда св.Франциск решил устроить своего рода наглядную проповедь о Рождественской тайне – для жителей Греччо, братьев и самого себя.

Он собрал животных, людей и как бы повторил то, что происходило в Вифлееме в ту чудесную ночь, сам наслаждаясь рождественским представлением: нищетой, в которой родился Иисус, атмосферой любви, царившей в Вифлееме, людьми, окружавшими Его и верившими, что Он Бог.

Св.Франциск называл Рождество «Праздником праздников». В Рождество Сам Господь нисходит к людям, становится человеком, бездомным ребенком, которого они не принимают. Конечно, Рождество не было для св.Франциска выше праздника Пасхи. Праздник Рождества Христова для него - тоже праздник жертвы. Как на кресте Христос жертвует Себя за людей и воскресает, так и воплощается Он тоже ради нас, ради любви к людям, что есть своего рода жертва. Франциск глубоко чувствовал, что Сын Божий ради любви к нам становится человеком – и поэтому праздник Рождества был ему так дорог.

Празднование Рождества, устроенное св.Франциском, имело особую значимость в исторических условиях начала 13 века, когда Европу сотрясали непрекращающиеся войны, ереси, всякого рода болезни, уничтожавшие порой целые города. И вот в мире, полном ненависти, Франциск своей рождественской мистерией произносит проповедь о любви Бога к человеку, ради которой Всемогущий Творец принимает на себя все немощи мира, становясь подобным нам.

Во времена св.Франциска была сильно распространена ересь катаров (или альбигойцев – так их называли по имени города во Франции, где зародилось это движение). Катары однозначно связывали все материальное со злом, противопоставляя дух и материю. Они провозглашали идею бедности, понимая ее абсолютно иначе, нежели Франциск. По мнению катаров, через материю действовал сатана, и поэтому чем меньше человек пользовался материальным, тем менее был зависим от его влияния. Катары полагали, что Христос не имел настоящего тела, не признавали святых, крестов, реликвий, были противниками Евхаристии. Даже Евхаристический хлеб они считали уловкой сатаны, предназначенной для того, чтобы оторвать людей от духовного.

Св.Франциск своим вертепом в Греччо определенным образом вступает в полемику с катарами. Материя не зла, словно бы утверждает он, это творение Божие. Этой простой сценкой Рождества Франциск защищает Церковь, таинство Евхаристии. Если Бог воплотился в человека, сам захотел стать материальным, то значит Он не считает материю чем-то плохим.

Это очень важный момент в празднике Рождества Христова, который мы сегодня особо не замечаем. В то время, когда одни считали материю злом, от которого надо освободиться, а другие видели смысл жизни лишь в материальном, Франциск утверждает, что материя добра, раз Сам Господь, воплотившись, тем самым не отвергает ее; однако Он рождается в нищете, показывая этим, что материя в то же время – не цель человеческой жизни. Материя - и не зло, и не цель, а лишь своего рода средство, среда, в которой мы живем, развиваемся, и мы должны пользоваться ею правильно.

Отвергая материю, катары стремились пробудить у людей ненависть к ней. Однако ненависть к материальному способна породить и ненависть к самому себе. Св.Франциск Гимном Солнцу и вертепом в Греччо хочет показать, что материя добра, и к ней нужно относиться с уважением. А если с уважением, то не только не уничтожать, но и не злоупотреблять ею, знать ее место. Это означает иногда воздерживаться от использования земных благ, дабы не они над нами господствовали, а мы над ними. Господство выражается в том, чтобы пользоваться материальным в рамках необходимого – для нормального существования, здоровья и т.д. Господь рождается в бедных условиях, где есть лишь необходимое для жизни. Главное же условие для жизни человеческой – это любовь.

Катары считали огонь орудием сатаны, а Франциск говорит: «брат Огонь». Гимн Солнцу, написанный св.Франциском, призван обратить внимание людей на красоту мира, дабы они прославляли доброго Творца, подарившего нам все это. В иудаизме понятия «брат» и «сестра» относились лишь к иудеям, христианство распространяет их на всех людей. Св.Франциск идет дальше – он называет братьями и сестрами все творения Божии, тем самым как бы уговаривая нас уважать их. Мистерия в Греччо была также и своего рода проповедью о мире и гармонии между творениями, ибо Бог – Бог добра и мира.

Рождество, Пасха, таинство Евхаристии связаны для св.Франциска уничижением Бога, отдающего себя в руки людей. В Рождество Всемогущий и Всесильный Бог стал маленьким, слабым и смиренным младенцем ради любви к нам. Страсти Господни – это тоже уничижение и жертва ради любви к нам. На каждой Святой Мессе Иисус становится хлебом – становится материальным ради нас, вновь вверяя себя в наши руки. Он воплощается в каждой Святой Мессе, которая есть воспоминание и Рождества, и Пасхи…

С 1223 года францисканцы несут безмолвную проповедь рождественских яслей по всему миру. Благодаря этому люди замечают доброту Бога, осознают, что Он любит не только человеческий дух, но и тело – нашу материальность. Мы любимы Богом, сотворившим нас и мир, во всей полноте.

Список литературы

Для подготовки данной работы были использованы материалы с сайта http://www.baznica.info



Случайные файлы

Файл
117053.doc
50454.rtf
100798.rtf
42403.rtf
169686.rtf




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.