Украинская православная церковь (M_RELIG)

Посмотреть архив целиком






КОНТРОЛЬНАЯ РАБОТА


по дисциплине "Религиеведение"




Украинская православная церковь вчера и сегодня.






по специальности : Менеджмент в производственной сфере

по розделу учебного плана : Религиеведение


План


1. Новая религия - путь к объединению

2. Проблемы независимости (Берестейская уния 1596 года)

3. Объединение по-московски

4. Раскол

5. Государство и церковь

6. Филарет

7. Политизированная УПЦ сегодня

8. Эпилог. Что же дальше?





Новая религия - путь к объединению



Трудно писать об украинской православной церкви сухим штилем беспристрастного аналитика. Слишком большой удельный вес имела она в историческом развитии нашей нации. Весело встречали наши предки новую религию: легендой о выборе веры, о “Руси веселии - вина питии”. Но под весельем скрывался очень серьезный подтекст. Если пантеон языческих богов был первым этапом объединения под единым, киевским верховенством русской ойкумены, то введение христианства было призвано утвердить через идею единобожия (монотеизма по-научному) принцип единовластия на грешной земле. Этот процесс был тяжелым и болезненным, рецидивы язычества наблюдались в довольно больших масштабах до XVI века. Но стратегическая цель, поставленная еще княгиней Ольгой (объединение русских земель и выход новой державы на политическую арену мира), была реализована. Правда, сделать это смог уже ее правнук Ярослав Мудрый.




Проблемы независимости



С самого начала наша православная церковь стремилась к самостоятельности. Византия приходила в упадок и утрачивала контроль над киевской метрополией. Собор епископов Руси уже в 1051 году избрал митрополитом Киевским не грека, а священника церкви Спаса на Бересте Иллариона. Константинополю оставалось только признать его. С годами роль вселенского патриарха свелась к утверждению решений киевской церкви.

Очень рано наша церковь начала избавляться от своей зависимости от светской власти, государства. Если до XIII века митрополиты больше зависели от князей, то далее ситуация изменилась. Церковь начала опираться на более широкие социальные слои. XIV век - на боярство; XVI век - мещанство; XVII век - украинское рыцарство (казачество).

Сплоченная и авторитетная украинская православная церковь принимала участие во всех важных исторических событиях. Но не опускалась до политических свар.

А московская церковь реализовала концепцию Третьего Рима. Имперская идея подтолкнула ее к провозглашению отдельной епархии. В 1589 году великая империя официально приобрела собственную церковь, практически насильно вырвав патриархат у заключенного в кремлевскую темницу константинопольского патриарха.

В XVI - XVII вв. украинские земли обагрялись кровью, раздирались на куски польскими и турецко-татарскими завоевателями. Склонность к мирному решению вопросов, к компромиссам привели к заключению в 1596 году Берестейской унии. Некоторые деятели украинской церкви руководствовались идеями экуменизма (то есть, создания единой всемирной церкви Христа), а также стремились создать переходный буфер между православием и католицизмом. Но в действительности обозначилась первая линия раскола.




Объединение по-московски



В 1620 году под опекой казачества была возобновлена Киевская епархия, упраздненная унией. Через 12 лет после этого была основана Киевская академия, возглавленная выдающимся украинским церковным деятелем митрополитом Петром Могилой. После его смерти заведение назвали Киево-Могилянской академией. Уровень преподавания в академии был официально признан соответствующим “иноземческим академиям”.

Настал 1686 год. Украина уже была “намертво” присоединена к Российской империи, утратила политические права. Но полному покорению мешала духовная, религиозная независимость. Годом ранее Москва уже поставила митрополитом Киевским своего “симпатика” - епископа Луцкого Гедеона. Это противоречило 8-му правилу III Вселенского Собора. Оно касалось попытки патриарха Антиохийского присоединить к себе Кипрскую церковь. Итак, еще более тысячи лет назад каноны запретили присоединять к себе чужие канонические территории. А Украинская православная церковь признавалась канонической метрополией Константинопольского патриархата.

Но печально известный патриарх Дионисий в 1686 году официально (и неканонично) признал переход Киевской метрополии в ведение Московского патриархата. Это стало возможным благодаря большой взятке и политическому давлению со стороны Москвы. Через год Дионисия лишили патриаршего престола. Но поздно. За этим последовал целый ряд присоединений: следующей была Грузинская церковь, в нашем столетии - часть Польской православной церкви, Кишиневская епархия, Эстонская и Латвийская церкви (добавим: после второй мировой войны - Мукачевская епархия и православная церковь Чехословакии).

Упомянутое событие заложило под единство украинского православия мину замедленного действия. Эта вторая линия раскола стала более глубокой, чем униатская. Рано или поздно должен был встать вопрос о собственной церкви государства. Эта идея жила в казацких церквах, об этом шепотом говорили монахи в кельях Киево-Печерской лавры, студенты Киево-Могилянской академии. Но могучая империя превратила свою церковь в инструмент государственной политики. Этот процесс начал Петр I, упразднив Московскую патриархию и основав бюрократический Священный Синод. На такую же роль была обречена и украинская церковь. Она все более становилась органической составляющей церкви российской. Этому содействовала кадровая политика, русификация, запрещение печатания церковных книг на украинском языке. Возникла опасная тенденция. Бюрократическая машина российской церкви была сориентирована на воспитание чиновников. Священники утрачивали свою роль духовных поводырей. В церковь “вполз” дух наживы, терялись исконные традиции милосердия, помощи ближнему. Достаточно почитать повести и рассказы мученика украинской литературы А.Тесленко, очерки Льва Толстого, рассказы Короленко, Мельникова-Печерского...




Раскол



До 1917 года православная церковь Российской империи уже была воспитана в надлежащем духе - “чего изволите”. И это стало третьим основным фактором, определяющим события в течение всего XX века.

Вышеназванные факторы были причиной того, что ни Директория, ни УНР не уделяли надлежащего внимания религиозной жизни. Они не видели в церкви национально-объединительной силы.

А вместе с большевистской оккупацией в Украину пришел госатеизм, который успешно насаждался все семь советских десятилетий. Гонениям подвергся даже Московский патриархат, который охотно стал коллаборантом безбожной власти. В Украине церковь Московского патриархата постепенно становилась инструментом русификации. Нужно отдать должное УГКЦ и УАПЦ, которые смогли остаться оплотами национальной идеи в Западной Украине. Но после войны УГКЦ ушла в подполье, а УАПЦ действовала только за границей.

Три линии раскола перешли из латентного состояния в активное во времена горбачевского Союза. Церковь избавилась от идеологического пресса со стороны государства, и закостеневшая, “огосударствленная” структура РПЦ начала легко ломаться благодаря амбициям “духовных бюрократов”. Кроме того, был инициирован всплеск национального самосознания народов СССР. В Западной Украине сразу же начали выходить из подполья общины УГКЦ, которые сохранялись “в тени” на протяжении всего периода после официальной ликвидации данной структуры в 1946 году.

В отличие от УГКЦ, Украинская автокефальная православная церковь (УАПЦ) после второй мировой войны в Украине институционно не существовала. Инициаторами ее возрождения стали, главным образом, украинские интеллигенты национал-патриотической ориентации (как правило, западноукраинского, волынского, иногда полесского происхождения). Этот процесс развивался под действием двух движущих сил: реального стремления к национально-культурному и религиозному возрождению Украины, а также чисто политических векторов, направленных на отделение от “старшего брата”. Первым этапом данного процесса стало “Обращение инициативного комитета восстановления Украинской православной церкви” (15 февраля 1989 г), подписанное Б.Михайлечко, И.Антонюком, А.Битниченко, М.Будником и О.Лохвицкой. Вторым - провозглашение парафии Львовской церкви Петра и Павла (настоятель В.Ярема, ныне патриарх УАПЦ Димитрий I), принадлежащей к УАПЦ (19 августа 1989 г.). Третьим - присоединение к УАПЦ епископа Ивана Боднарчука (бывшего управляющего Житомирско-Овруцкой епархией РПЦ; погиб в автокатастрофе в 1995 г). Накоцец 5-6 июня 1990 г. Собор УАПЦ в Киеве завершает построение восстанавливаемой Церкви и выбирает патриархом митрополита УПЦ в США Мстислава (Скрипника) (1898-1993) - фигуру связанную с освободительной борьбой 1917-1920 гг., племянника С.Петлюры, рукоположенного в епископы в 1942 году в Киеве.

Главной базой УАПЦ 90-х годов стала Галичина. Волынь, где на протяжении 20-ЗО-х годов находился “центр тяжести” УАПЦ, утратила эту роль. Дело в том, что, присоединив с помощью режима около 4 тыс. греко-католических общин, РПЦ по многим причинам оказалась неспособной абсорбировать полностью этот анклав.

Парадокс: исконно униатская Галичина после хрущевской антирелигиозной кампании становится средоточием наивысшей концентрации православных общин во всем СССР. В борьбе с далеко не гипотетической “униатской угрозой” галицийским парафиям “милостиво” разрешается сохранять традиционные этноспецифические черты: удельный вес выходцев из Западной Украины в духовных учебных заведениях становится чрезвычайно высоким; священники-”захiдняки” занимают приходы по всей Украине и за ее пределами. Рядом с твердыми греко-католиками и так называемыми “крипто-униатами” в регионе сформировалась на протяжении послевоенного времени могучая православная община. Галичина стала поликонфессиональной.


Случайные файлы

Файл
115175.rtf
93171.rtf
132010.rtf
15449-1.rtf
14951.rtf




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.