Католики восточного обряда в Санкт-Петербурге (25163-1)

Посмотреть архив целиком

Католики восточного обряда
в Санкт-Петербурге


На протяжении веков после событий XI века, приведших к разделению Единой Вселенской Церкви, на фоне все большего обособления, предпринимались все новые и новые попытки восстановления утраченного единства. К сожалению, все они не увенчались успехом. В начале ХХ века в России появились общины, являющие собой образ будущего единства, находящиеся в общении с Римским Престолом и живущие в восточной литургической традиции. Их судьба была сложной и даже трагичной.

Их было немного - католиков восточного обряда, живших в самом начале ХХ века в Российской столице, всего несколько десятков. Но зато, что это были за люди! В первую очередь стоит назвать Наталью Ушакову, именно она была сердцем общины и во многом благодаря ей и ее дяде - Петру Аркадиевичу Столыпину, благоволившему своей племяннице, стало возможным создание общины русских католиков, продление ее существования в условиях войны и революционных преобразований. Так же костяк общины составляли: князь Белосельский, княжна Елена Долгорукая, госпожа Гончарова, госпожа Яновская, госпожа Потемкина и госпожа Федорова, мать будущего экзарха русских католиков о.Леонида. Были и симпатизирующие: такие, как граф Бобринский, граф Оболенский, который наследовал Победоносцеву (ушедшему в октябре 1905 года в отставку с поста обер-прокурора Синода), наконец, Хомяков, брат председателя Думы.

После Указа о веротерпимости от 17 апреля 1905 года появилась надежда на открытие храма. Благодаря стараниям Натальи Сергеевны Ушаковой из ссылки за переход в католичество был выписан 57-летний священник Алексей Зерчанинов, бывший благочинный нижегородской епархии. Первым делом было направлено прошение об утверждении общины и разрешении на открытие церкви. В ожидании ответа, Литургии служились в комнате о.Алексея.

В мае 1908 года Кардинал Гаспари именем Папы назначил о.Алексея главой миссии русских католиков восточного обряда.


o. Алексей Зерчанинов

В документе, датированном 22 мая 1908 года и написанном на латинском языке, среди прочего Папа Пий X предписывает общине "со всякой строгостью соблюдать греко-славянский обряд в его чистоте, не допуская ни малейшего смешения с латинским или любым другим обрядом".

"Молитесь за наше общее дело, особенно за меня, старого дурака", - писал о. Алексей Зерчанинов во Львов митрополиту Андрею Шептицкому, опекавшему русских католиков по поручению Папы. В самой общине в то время назревал конфликт из-за пристрастия Зерчанинова к латинским нововведениям, так как все латинское казалось ему "более католическим". Особенно был недоволен Иван Дейбнер, так же священник восточного обряда, о чем знали лишь двое - о.Андрей и Ушакова, для остальных же он оставался юристом, чиновником одного из имперских учреждений.

В сентябре в общине появился человек, представившийся старообрядческим священником Евстафием Сусалевым и заявивший о желании воссоединиться со Вселенской Церковью. После консультации с Римом о белокриницкой иерархии он был принят в лоно Католической Церкви в сущем сане. Отец Евстафий был строг в соблюдении обряда, чем снискал уважение в общине. Вскоре, будучи неподчиненным Синоду старообрядцем, он предложил свою помощь в открытии церкви. Идея понравилась, и все с воодушевлением принялись за дело. Под церковь было решено отдать мансарду по адресу ул.Полозова, дом 12, принадлежавшую одной из прихожанок. Средств было не слишком много, как и времени, ведь близилась Пасха. Работа кипела всю Страстную Неделю. К началу Пасхальной Службы все было закончено. "Свет множества свечей, аромат фимиама, пение радостных молитв так щедро обогатили эту маленькую церковь, что все великолепие храмов столицы казалось уже ненужным и лишним", - писала Л.Д.Федорова. Церковь была полна людей, хотя о Службе не было никакого объявления. После Литургии о.Евстафий отправил телеграмму следующего содержания: "В Светлый Праздник Христова Воскресения русские старообрядцы, приемлющие общение со Святейшим Римским Престолом, возносят молитвы о здравии Вашего Императорского Величества и Государя Наследника Цесаревича". Ответ с благодарением пришел через три недели, став призрачной надеждой на официальное разрешение открытия церкви. Вскоре стал служить и о.Иоанн Дейбнер, по доносу уволенный со службы, что позволило ему полностью отдаться делам общины.

Через некоторое время брат Столыпина публикует в газете "Новое время" две статьи в защиту русских католиков. Ушакова пишет Столыпину и просит зарегистрировать их общину как "староверов". В итоге отец Алексей Зеряанинов и отец Жан Буа, французский ассумпционист с самого начала помогающий русским католикам, встречаются с премьер-министром П.А.Столыпиным, спрашивая его совета для регистрации церкви. Результат от всех действий отрицательный. Столыпин отвечает, что это невозможно и лишь отправляет их к начальнику Отдела по иностранным вероисповеданиям Харузину. Тот, как и сам премьер-министр советует общине перейти под юрисдикцию латинского епископа.

В это время свою помощь русским католикам предлагает графиня Юлия (Урсула) Ледуховская, монахиня приехавшая в Санкт-Петербург в 1907 году и работающая в интернате при соборе св.Екатерины Александрийской. Она предложила основать для русских католиков латинского и восточного обрядов часовню на Петербургской стороне. На этот раз разрешение от государства было получено. Но, как бы поразительно это не было, католический митрополит Аполинарий Внуковский не дал разрешения на строительство часовни, не смотря на то, что в этом районе не было ни одной католической церкви.

В итоге, 27 июля 1909 года миссия русских католиков доверяется о.Жану Буа. А в марте 1911 года русские католики переводятся под юрисдикцию Могилевского архиепископа Ключинского.


c. Урсула Ледуховская

Вследствие этого Отдел по иностранным вероисповеданиям в июле 1912 года через архиепископа Ключинского передал отцу Иоанну Дейбнеру бумагу, допускающую существование Русской Католической Церкви и назначающую отца Дейбнера ее настоятелем. Ему разрешалось заводить метрические книги для записи рождений, крещений, венчаний, отпеваний.

"На нас обратили внимание: Стали заходить на Полозова, чтобы посмотреть на новоявленных католиков в православных облачениях", - писал один из членов общины. Было решено искать новое помещение, так как в старом становилось тесно, да к тому же стала протекать крыша. Сначала хотели, по предложению французских священников Буа и Борена, использовать нижний зал храма Французской Божией Матери на Ковенском переулке, но митрополит Ключинский не согласился. Он, как и большинство латинского клира, отрицательно относился к "восточникам". В сентябре нашли несколько комнат с отдельным входом на втором этаже дома 48/2 по Бармалеевой улице. Деньги на переезд и обустройство собрали в складчину. "Церковь обставили тщательно, в восточном духе, насколько хватало сил и умения. Ничего не резало глаз православных, которые сюда приходили. Собственно и богослужения совершались строго по православному",- писал о.Дейбнер. Церковь Святого Духа открыли 30 сентября, поместив на ней табличку, где она была названа "православно-кафолической". В проповедях и беседах о.Иоанн Дейбнер разъяснял людям католические истины веры, пользуясь при этом образами и цитатами из книг популярных у восточных христиан. Сюда потянулись православные и, видя искреннее и исполненное любви начинание, становились апостолами воссоединения Церквей. В 1913 году о.Иоанн начал издавать журнал "Слово Истины", где публиковались статьи и католиков, и православных - издание стало местом где встречались две традиции. Первый номер появился в январе 1913 года. Название "Слово Истины" уточнялось подзаголовком "православно-католический журнал". Православный крест на фронтисписе находился между двух девизов: слева - "Да приидет Царствие Твое", справа - "И будет едино стадо и един пастырь". Этот ежемесячник на 16 страницах выходил в течение всей войны до августа 1918 года. Всего было издано 68 номеров.

Популярность общины не понравилась Синоду. 23 (10 февраля ст.с.) произошло чрезвычайное событие, в церковь вместе с нарядом полиции вошел викарный епископ Санкт-Петербургской православной епархии Никандр. Он прервал службу и сказал собравшимся, что их обманывают и это вовсе не православный храм. Он провозгласил анафему тем, кто не выйдет вместе с ним. Никто не вышел, и о.Иоанн Дейбнер спокойно продолжил службу. Несколькими днями позже 6 марта (21 февраля ст. с.) 1913 года церковь Святого Духа закрывают. Отец Алексей, после закрытия храма, перебрался служить в часовню при соборе св.Екатерины на Невском проспекте.

Тем не менее, службы в церкви на Бармалеевой совершались, но только "для своих". Дело в том, что кроме опечатанного входа имелся другой, из соседней квартиры, где жил о.Иоанн. Обычно дверь была заставлена шкафом, поэтому полиция ее не заметила. В Пасху 1914 года в опечатанной квартире с завешенными коврами окнами и дверьми были совершены богослужения Страстной Пятницы и Светлого Христова Воскресения.

В 1914 году в Петроград приехал отец Леонид Федоров. Петербуржец, воспитанник митрополита Шептицкого, после основательной учебы за границей и работы под крылом владыки он приехал служить в родной город. Но, увы, всего через две недели он был арестован и сослан в Тобольск. Правительство было убеждено, что митрополит Андрей - заклятый враг России, о.Леонид же - его агент, соглядатай, иезуит, шпион - место которому в ссылке в Сибири.


o. Леонид Федоров


Случайные файлы

Файл
32437.rtf
79759.rtf
131979.rtf
178656.rtf
96993.rtf




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.