Чехословацкая православная церковь: путь к автокефалии (23299-1)

Посмотреть архив целиком

ЧЕХОСЛОВАЦКАЯ ПРАВОСЛАВНАЯ ЦЕРКОВЬ: ПУТЬ К АВТОКЕФАЛИИ

Межвоенный период

В период между Первой и Второй мировыми войнами на территории Чехословацкой республики существовали православные приходы нескольких юрисдикций. Наиболее многочисленной была группа, подчинявшаяся Сербской Православной Церкви (СПЦ). В 1929 году СПЦ создала в Чехословакии две епархии — Чешскую с центром в Праге и Мукачевско-Прешевскую с центром в Мукачево. Во главе Чешской епархии до 1942 года стоял епископ-мученик Горазд (Павлик), а епархию Мукачевско-Прешевскую последовательно возглавляли епископы Серафим, Иосиф, Дамаскин и Владимир.

В 1923 году в Чехословакии была создана архиепископия Константинопольского Патриархата во главе с архиепископом Савватием (Врабецем). Однако после того, как в 1926 году Чехословацкое Министерство образования и народного просвещения признало законной на территории республики сербскую православную церковную юрисдикцию и передало право управления Чешской религиозной общиной православной в Праге епископу Горазду влияние архиепископа Савватия на церковную жизнь в Чешских землях было минимальным. Значительно большее число верующих подчинялось его юрисдикции в Восточной Словакии и Закарпатье.

Кроме того, в межвоенный период на территории Чехословакии существовали русские эмигрантские приходы, подчинявшиеся митрополиту Евлогию (Георгиевскому) и управлявшиеся епископом Пражским Сергием (Королевым). В Восточной Словакии (в Ладомирове) существовал мужской монастырь Преподобного Иова Почаевского, подчинявшийся Русской Православной Церкви Заграницей (Карловацкому Синоду).

По переписи населения 1930 в Чехословацкой республике проживало 145583 православных.

При этом важно отметить, что если у русских приходов сложились вполне нормальные дружественные отношения с чехословацкими приходами, то между епископом Гораздом и архиепископом Савватием еще в середине 1920-х годов сложилась конфликтная ситуация, которая так и не была преодолена.

Вторая мировая война внесла свои суровые коррективы в жизнь Церкви. Епископ Горазд, а также священники Пражского кафедрального собора Вацлав Чикл и Владимир Петршик и староста храма Ян Сонневенд приняли мученический венец. 4 сентября 1942 года они были расстреляны на военном стрельбище в Праге. 27 сентября того же года было запрещено существование Чешской Православной Церкви. Ее имущество было конфисковано, храмы закрыты, духовенство подвергнуто арестам и заключениям, миряне отправлялись на принудительные работы в Германию. Этот погром во многом перечеркнул те результаты, которых достигла Православная Церковь в Чехословакии в межвоенный период.

30 мая 1942 года был арестован и архиепископ Савватий. После месячного тюремного заключения его отправили в концентрационный лагерь Дахау. Ему вменялось в вину крещение пражских евреев. Поэтому вышеупомянутый запрет существования Чешской Православной Церкви распространялся на общины как сербской, так и константинопольской юрисдикций. Ликвидации избежали только русские приходы, управлявшиеся епископом Сергием.

Послевоенный период (1945-1951)

После освобождения Чехословакии от немецкой оккупации в мае 1945 года у Чешской Православной Церкви появилась долгожданная возможность возрождения. В течение почти трех лет ее храмы были закрыты, совершение богослужений было практически невозможным.

Епархиальное собрание Чешской епархии 2 июня 1945 года направило письмо в адрес Священного Синода СПЦ, в котором было описано тяжелое положение Чешской Церкви. Здесь также содержалась просьба прислать епископа, который бы смог возглавить епархию или стать делегатом СПЦ в Чехословакии. Ответ на это письмо был прислан лишь в августе (датирован 4 августа 1945 года). В нем выражена благодарность за братское обращение от 2 июня и соболезнования по поводу мученической кончины епископа Горазда и его сподвижников. Священный Синод СПЦ высказал надежду на то, что “из мученической чешской крови вырастет еще более крепкое древо Чешской Православной Церкви”. Далее Синод заверял, что сделает все возможное для выполнения нужд Чешской епархии. Однако в письме также отмечалось, что СПЦ и сама стоит перед серьезной задачей возрождения после военного погрома и потому может оказать только моральную поддержку, не будучи пока в состоянии помочь как-то иначе.

27 июля 1945 года делегация Чешской Православной Церкви была принята президентом Чехословацкой республики Эдвардом Бенешем. Во время этой встречи обсуждалось современное состояние Православной Церкви в Чехословакии, проблема ее юрисдикции и возможность получения ею в ближайшем будущем автокефалии. Глава делегации протоиерей Червин отметил, что в скором времени ожидается приход в республику волынских чехов, которые увеличат процент православного населения республики. Было также отмечено, что православные словаки после перехода Закарпатской области в состав Советского Союза остались без епископской кафедры, которая находится в Мукачево. Исходя из этого, протоиерей Червин считал необходимым открыть в ближайшее время на территории Чехословакии три епархии: Чешскую, Моравскую и Словацкую, и тем самым создать канонические основания для получения автокефалии. В ответ президент сказал, что вопрос церковной юрисдикции не является политическим, и Церковь может сама решить его как считает нужным, но в то же время он отметил, что была бы желательной “опора о великую Восточную Русскую Церковь”. При этом главной задачей Чешского Православия он все-таки считал скорейшее получение полной церковной самостоятельности. Таким образом, мы видим, что идея скорейшего получения автокефалии зародилась в самой Чехословакии. И в этом вопросе стремления духовенства совпадали с желаниями руководства республики.

С 10 по 23 октября 1945 года архиепископ Орловский и Брянский Фотий (Топиро) по благословения Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Алексия I совершил поездку в Австрию и Чехословакию. После посещения Вены он прибыл в Прагу утром 15 октября. Главной целью его визита было воссоединение с Московской Патриархией русских эмигрантских приходов. В аэропорту архиепископа Фотия встретил епископ Сергий, уполномоченные Чешкой Православной Церкви, представители чехословацкого военного командования и члены советского посольства. На следующий день владыка Фотий провел переговоры с представителями чешского духовенства о. Честмиром Крачмаром, о. Ростиславом Хофманом и о. Иржи Новаком. Главным вопросом обсуждения стала проблема юрисдикции. 21 октября в кафедральном соборе святых Кирилла и Мефодия состоялась Божественная литургия, которую совершили вместе архиепископ Фотий и епископ Сергий в сослужении чешского духовенства. Таким образом, епископ Сергий вместе с управлявшимися им приходами вернулся в юрисдикцию Московской Патриархии.

В тот же день 21 октября состоялась встреча владыки Фотия с делегацией Словацкой Православной Церкви во главе с архимандритом Саввой (Струве). Как сообщает Владимир Грузин в своей статье “Смена юрисдикции с точки зрения канонической и правовой”, словацкая делегация выказала желание войти в подчинение Патриарха Московского и всея Руси. Представители Чешской епархии не высказали сами такой инициативы, и потому архиепископ Фотий сам предложил чешскому духовенству подумать над возможностью смены юрисдикции.

Можно предположить, что во время переговоров с чешским и словацким духовенством был поднят вопрос о возможности скорого получения атокефалии. Явным отголоском обсуждения этой проблемы были слова, сказанные архиепископом Фотием 21 октября в храме святых Кирилла и Мефодия после Божественной литургии. Он произнес буквально следующее: “В связи с тем, что некоторые указывают на желательность автокефалии для Чешской Православной Церкви, в этом вопросе я считаю своим долгом пояснить, что принципиально каждая самостоятельная страна имеет потенциальное право на автокефалию своей Церкви. Однако для фактического введения автокефалии нужны некоторые условия и предпосылки. Главным условием является наличие своих национальных епископов. Если их нет и даже нет бесспорных и канонических кандидатов на епископство, то говорить об автокефалии, конечно, преждевременно. Автокефалия же, введенная при наличии епископов другой национальности, была бы автокефалией искусственной. И даже в том случае, если бы появились свои национальные епископы, нужно, чтобы они немало поработали и укрепили свою Поместную Церковь, прежде чем мог бы быть поднят вопрос об автокефалии. Русская Православная Церковь получила свое основание еще при св. князе Владимире, после крещения Руси, но долгое время находилась в каноническом ведении Константинопольского Патриарха, и только через несколько столетий получила автокефалию. Думается, что для пользы Церкви и верующих здесь тоже нужна не автокефалия, а объединение православных разных национальностей в ведении одного Патриарха, стоящего во главе наиболее обширной и мощной Православной Церкви. Об этом единении и духовном содружестве мы и должны все молиться”. Эти слова еще раз подтверждают предположение, что главной целью чешского духовенства было скорейшее получение автокефалии. Русская же Православная Церковь считала своей ближайшей задачей объединение всех православных приходов на территории Чехословакии в единую церковную структуру. “Журнал Московской Патриархии”, описывая визит владыки Фотия в Прагу, отмечает, что “епископ Сергий и представители Чешской Православной Церкви проявляли взаимное недоверие друг к другу”. К их примирению и стремилась прежде всего Московская Патриархия в 1945 году.






Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.