Орден Иисуса и Игнатий Лойола (17383-1)

Посмотреть архив целиком

Орден Иисуса и Игнатий Лойола

Реферат по истории средних веков студентов факультета иностранных языков английского отделения группы 206 Петрушиных В.Н. и Н.Н.

Орловский государственный университет

г. Орел

1997 год

В первой половине XVI века католицизму в ряде западноевропейских государств был нанесен тяжелый удар. Централизованная и подчиненная римскому папе католическая церковь, притязавшая на верховную власть над всем миром, оказалась бессильной перед процессами, которые в истории получили название «реформационные». Никакие попытки внутрицерковных преобразований не могли предотвратить взрыва реформационного движения, - не могли потому, что в нем отражался кризис основ феодализма.

Запутанность и напряженность классовых отношений в феодальном обществе той эпохи выражались в том, что в рядах противников католической церкви находились многие светские феодалы - крупные и мелкие князья; они были «добрыми католиками» - и это неудивительно, так как католическая религия освящала их классовое господство; но с развитием национальных государств они переставали видеть в одном только папстве верховную гарантию своего положения - и тем легче давала себя знать их давнишняя обозленность: ведь папская церковь владела огромными богатствами, землями, пастбищами, лесами. Отсюда - стремление князей ограничить светскую власть пап и отнять у церкви хоть часть ее богатств. К чему объективно вела эта политика, ясно показали события, связанные с реформацией в Германии. Тогда многие князья, напуганные движением масс, поспешили вернуться в число преданных слуг римского папы; все же своими прежними далеко не заходившими конфликтами с церковью князья успели сильно подорвать ее авторитет, экономическое могущество и значение духовного жандарма феодального мира.

Однако самыми страшными - и для церкви, и для всех светских властителей феодального мира - была народная реформация: движение низов - части городского плебейства и крестьян. Эти массы, выступая против духовных и светских угнетателей, стирали с лица земли оплоты крепостничества - монастыри и замки светских феодалов.

События, разыгравшиеся в Западной Европе в первой четверти XVI века, ясно показали, насколько успела ослабеть к тому времени католическая церковь. Ее позиции были подорваны или вовсе уничтожены не только в Германии, но и в Англии, Швейцарии, Шотландии. Реформация имела своих сторонников в Скандинавии, Польше, Венгрии, Франции, Италии.

И все же феодальный мир сохранял еще достаточно сил, чтобы перейти в контрнаступление. Антифеодальные еретически-сектанские движения народных масс были остановлены. Благодаря этому католическая церковь в середине XVI века сумела вернуть себе утраченные позиции в некоторых районах Западной Европы. Начинался тот период истории, который получил название контрреформации.

В центре феодальной реакции находились папы. Главным условием их победы они считали всемерное укрепление своей власти. Однако церковь понесла слишком большие экономические и политические потери. Католицизму так и не удалось восстановить свое влияние в большинстве тех стран Европы, где в годы подъема реформации господствующее положение приобрели новые, протестантские церкви. Антикатолические и антифеодальные массовые движения все еще вспыхивали. Распространение протестантских и еретических учений оставило неизгладимый след в сознании народных масс.

Эпоха реформации показала массам верующих не только то, что феодальная собственность без всякой божьей кары может быть отнята у церкви, но что и «священное писание» не безупречно - об изложенных там правилах жизни, оказалось, можно и должно спорить. Это был тяжкий удар по авторитету Библии и католической церкви, которая исключает самую мысль о свободном толковании «писания». Отсюда - характерные черты контрреформации. В политике она означала феодально-католическую контрреформацию, в области идеологической - попытку подавления и истребления передовой науки и свободной мысли, попытку восстановления «святости» Библии в ее католическом истолковании, а вместе с тем, попытку полной реабилитации феодализма и папской церкви.

Чтобы решить такие обширные политические и идеологические задачи, требовались новые силы, специально подобранные и обученные. В этом отношении папство не могло уверенно опереться на прежние монашеские ордена. Они, во-первых, были плохо приспособлены к столь «высокой» политике, а во-вторых, своим невежеством, алчностью и прочими неблаговидными качествами давно успели осрамить себя в народе. Не было полной опоры также в инквизиции. Хоть она уже зарекомендовала себя как сильнейшее орудие против религиозной и политической травли - теперь уже было недостаточно одного террора; требовалось опорочить и опровергнуть реформацию, найти средство укрепить крепостническое ярмо, вернуть в лоно католической церкви миллионы порвавших с нею людей, склонить королей отпавших от католицизма стран к возвращению под иго Ватикана и окружить папство еще более ослепительным, чем во времена его расцвета, ореолом святости и силы.

В XVI веке для решения этих задач стали создаваться новые ордены. Среди них особое место занял иезуитский орден, названный «Обществом Иисуса». Он отличался от всех орденов католической церкви. Иезуиты с самого начала поставили себе целью укрепление власти папы путем проникновения в среду богатых и правящих кругов разных государств. Тесно связаться с влиятельными политическими деятелями, с земледельческой и финансовой аристократией, воздействовать через них на политическую и общественную жизнь в духе папских требований и в целях усиления позиций самой оголтелой реакции - таковы цели, которые поставили иезуиты.

Основателем ордена иезуитов был испанский дворянин Игнатий Лойола. Об этой исторической личности известны во многом противоречивые сведения. Почти исключительно его биографами являются иезуиты, и многие из них, рассказывая жизнь основателя их ордена, наполнили ее мистическими сведениями. Еще его мать по их словам, предчувствовала, что произведет на свет божьего любимца, и потому родила будто бы не дома, а в хлеву, как Богородица - Христа. Встречаются у католических биографов и указания, что с момента появления Лойолы на свете стали совершаться чудеса, выходящие из ряда обыкновенного, а затем каждый шаг малютки выказывал его гениальные способности, свойственные лишь божественному избраннику, и явное желание быть служителем единого Бога.

С другой стороны, то есть со стороны врагов иезуитского ордена, фигура Игнатия Лойолы описана как воплощение самых отвратительных черт идеологии и политики средневековых феодалов. Благодаря этому более или менее правдивая биография основателя ордена иезуитов, очевидно, должна быть с пробелами, по причине которых само жизнеописание является неполным, а потому личность Лойолы не вполне выяснена.

Лойола родился в 1491 году. Он был из родовитых, но небогатых дворян. Явившись тринадцатым ребенком в семье, он стал обузою для родителей, и те отдали его отставному королевскому казначею Хуану Веласко, который, по-видимому, был крестным отцом маленького Игнатия. Благодаря сохранившимся связям при дворе, Веласко имел возможность поместить мальчика пажем в свиту Фердинанда III. Праздная жизнь среди спесивых и богатых придворных, множество красавиц, окружавших величественную Изабеллу Кастильскую, чтение рыцарских романов сформировали молодого Игнатия по общей мерке. Это был молодой человек, находчивый болтун, поклонник женщин, вина и особенно военной славы, для который впечатлительный и самолюбивый юноша был готов пожертвовать всем. Утомясь бездействием при дворе, он поступил в военную службу. В царствование Фердинанда III военные действия почти не прекращались, а потому Игнатий был доволен, попав в свою среду. Подробных сведений о его службе не имеется. Известно только, что безумной храбростью Игнатий обратил на себя внимание покровителя - герцога и пользовался славою блестящего офицера. В январе 1516 года скончался Фердинанд III и на престол вступил его внук Карлос I, впоследствии объявленный императором Карлом V. В 1520 году Карл V решился начать войну против Франции. Испанские войска двинулись из Кастилии в Капитонии, быстро покорили южную Наварру. Крепость важнейшего города Наварры, Памплун, защищал от французов тридцатилетний Лойола. В бою его тяжело ранило в обе ноги. Пощаженный противником, он был с переломами отправлен на излечение домой, и вскоре с ужасом узнал, что одна кость срастается криво. Это несчастье оказалось невыносимым, потому что не оставляло надежд на возвращение к военной жизни. Призванные хирурги нашли необходимым сломать кость, чтобы срастание шло успешнее. Легко вообразить, как мучительна была операция при тогдашнем уровне хирургии; однако Лойола выдержал все. Кость сломали, и она срослась опять, но когда лубки сняли вторично, возле колена обнаружили выдававшийся кусок кости, который мешал ходить. Больной настоял, чтобы этот кусок отпилили. Когда оказалось, что, благодаря ранам, одна нога стала короче другой, то Лойола, надеясь их сравнять, согласился, чтобы ему вытягивали ноги особенным воротом. Новая пытка стоила предыдущих, но изуродованная нога осталась короткой на всю жизнь.

Эту любопытную историю приводят все церковные биографы Лойолы, чтобы показать силу его выдержки, воли и попытаться тем самым найти истоки фанатического упорства, с каким он впоследствии преодолевал препятствия, возникшие с самого начала перед иезуитским орденом. Отказать Лойоле в признании таких качеств, действительно, нельзя - это была волевая натура. Однако эта история вряд ли повествует о приверженности Лойолы мрачному аскетизму или другим католическим «добродетелям», образцом которых он тогда ничуть не старался прослыть.


Случайные файлы

Файл
110335.rtf
92058.rtf
referat_Canada.doc
177681.rtf
18131.rtf




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.