Законодательство Республики Беларусь о свободе совести и религиозных организациях: анализ новаций (6276-1)

Посмотреть архив целиком

Законодательство Республики Беларусь о свободе совести и религиозных организациях: анализ новаций

Татьяна Титова

16 ноября прошлого года в Беларуси вступил в силу новый Закон "О свободе совести и религиозных организациях", принятие которого белорусским парламентом сопровождалось бурными дебатами как в самой республике, так и за ее пределами.

Госдепартамент США в своем ежегодном отчете о положении в области свободы вероисповедания в различных странах мира назвал принятый закон «одним из самых репрессивных законов о религии во всей Евразии». По словам представителя Хельсинкской комиссии США (федеральное агентство, ведущее мониторинг соблюдения Хельсинкских соглашений) Кристофера Смита, подписанный Лукашенко закон, «несомненно, нарушает международно признанные нормы прав человека». Смит считает, что режим Лукашенко полон решимости искоренить в стране религиозные меньшинства (См. Н.Константинов Конфессии Non Grata.- Независимая газета.- 1 (109), 15 января 2003 г.).

В самой Беларуси принятие закона вызвало резкие протесты со стороны представителей различных протестантских деноминаций (главным образом пятидесятников) и некоторых восточных культов (прежде всего кришнаитов). Они также считают, что закон закрепляет преимущественное положение в стране Православной Церкви и ущемляет права других конфессий.

Наибольшей критике подверглись следующие законодательные новации. Во-первых, преамбула закона выделяет ведущие белорусские религии и конфессии. В ней говорится о признании «определяющей роли Православной Церкви в историческом становлении и развитии духовных, культурных и государственных традиций белорусского народа; духовной, культурной и исторической роли Католической Церкви на территории Беларуси; неотделимости от общей истории народа Беларуси Евангелическо-Лютеранской Церкви, иудаизма и ислама». При этом провозглашается принцип равенства религий перед законом.

Следующим объектом критики послужила норма закона, предусматривающая обязательную государственную регистрацию религиозных организаций. По мнению противников законопроекта, это означает запрет на любую неформальную религиозную деятельность. Поскольку, согласно закону, религиозное объединение может быть зарегистрировано только при наличии не менее десяти религиозных общин единого вероисповедания, из которых хотя бы одна осуществляет свою деятельность на территории Республики Беларусь не менее двадцати лет, пройти регистрацию не смогут все те религиозные организации, которые появились в республике позже 1982 г., в первую очередь различные протестантские деноминации и восточные религии.

Противники белорусского закона также указывают на то, что он фактически вводит цензуру на литературу религиозного содержания. Согласно одной из его статей, «ввозить в Республику Беларусь религиозную литературу, иные печатные, аудио- и видеоматериалы религиозные организации могут только после проведения государственной религиоведческой экспертизы. При распространении религиозной литературы, иных печатных, аудио- и видеоматериалов может проводиться государственная религиоведческая экспертиза по решению республиканского органа государственного управления по делам религий».

Нужно отметить, что разработчики закона не скрывали своего дифференцированного отношения к существующим на территории Беларуси конфессиям. «Проект закона учитывает традиции Белоруссии и предусматривает защиту от неокультов и деструктивных сект», - заявил председатель Комитета по делам религий и национальностей при Совете министров Беларуси Станислав Буко. Он считает, что реализация на практике положений новой редакции белорусского закона «О свободе совести и религиозных организациях» не нарушит конфессиональный мир в стране. По словам чиновника, новый закон разработан на основе конституционных принципов свободы совести и вероисповеданий. Основная его суть состоит в том, что он может создать барьер на пути религиозной экспансии в Беларусь, препятствовать развитию деструктивных сект и оккультизма, ограничивать действия иностранных миссионеров и, вместе с тем, предусматривает все необходимые условия для деятельности зарегистрированных религиозных организаций.

«Мы уверены, что устойчивая этноконфессиональная обстановка в Беларуси сохранится и ничего экстраординарного в обществе не произойдет», - отметил Станислав Буко. Комментируя внесение в преамбулу закона положения об определяющей роли Православной Церкви в становлении и развитии традиций белорусского народа, а также духовной, культурной и исторической роли Католической Церкви, неотъемлемости от общей истории Белоруссии Евангелическо-Лютеранской Церкви, ислама и иудаизма, председатель Комитета по делам религий и национальностей заявил, что эта норма полностью соответствует Конституции белорусского государства.

Кроме того, по его словам, новая редакция закона была поддержана ведущими религиозными объединениями Беларуси - Русской Православной и Римско-Католической Церквами, мусульманским и иудейским республиканскими объединениями, а также объединением Евангелическо-Лютеранской Церкви.

По информации Станислава Буко, на 1 августа 2002 года в Беларуси насчитывалось 2830 религиозных общин 26 конфессий, в том числе 1224 православных, 491 - христиан веры евангельской, 432 - римско-католических, 270 - евангельских христиан-баптистов. При этом, по словам председателя Комитета по делам религий и национальностей, Институт социологии Национальной академии наук Беларуси установил, что около 80 процентов от общего числа верующих относят себя к православным, 14 процентов - к католикам, 2 процента - к протестантам. Религиозные общины страны располагают 1864 культовыми зданиями, из которых 1120 возвращены государством верующим, в том числе 790 - православной, 292 - Римско-Католической, 19 - старообрядческой, 1 - Греко-Католической, 7 - Протестантской Церквам, 8 - иудейской и 3 - мусульманской общинам. В настоящее время в Беларуси строится 215 культовых зданий, среди которых 135 православных церквей, 38 римско-католических храмов и 32 протестантских молитвенных дома (http://www.Lenty.ru).

Православная Церковь исключительно положительно оценила проект нового закона. «Ничего недемократического в преамбуле закона, за которую идет борьба, нет», - заявил митрополит Минский и Слуцкий, Патриарший экзарх всея Беларуси Филарет (Вахромеев), добавив, что со стороны некоторых депутатов Палаты представителей Национального собрания Белоруссии «интерпретация законопроекта была чрезвычайно однобокой».

Признание определяющей роли Православной Церкви в историческом становлении и развитии духовных, культурных и государственных традиций белорусского народа, содержащееся в преамбуле нового закона, а также духовной, культурной и исторической роли Католической Церкви и неотделимости от общей истории Белоруссии Евангелическо-Лютеранской Церкви, иудаизма и ислама, по мнению митрополита Филарета, «не противоречит основным нормам права стран Европейского содружества». Комментируя негативную реакцию на законопроект со стороны протестантских конфессий страны, он отметил, что «вся эта возня обусловлена опасениями за то, что Белоруссия соединится с Россией и этот пример будет заразителен для других бывших союзных республик» (ПРАВОСЛАВИЕ.RU).

Анализ ситуации, складывающейся в отношениях церкви и государства в Беларуси, невозможен без обращения к практике правового регулирования свободы совести и положения религиозных организаций, существовавшей на момент принятия нового закона.

К истории вопроса

Основы современного белорусского законодательства о свободе вероисповеданий и религиозных организациях были заложены Верховным Советом Республики Беларусь, принявшим 17 декабря 1992 г. Закон «О свободе вероисповеданий и религиозных организациях». С некоторыми изменениями и дополнениями он действовал до недавнего времени. Закон 1992 г. закреплял принцип равенства религий и вероисповеданий. «Все религии и вероисповедания равны перед законом. Ни одна религия, вероисповедание не пользуются никакими преимуществами и не имеют никаких ограничений по сравнению с другими» (статья 6). Статьей 3 было предусмотрено, что в «соответствии с правом на свободу вероисповеданий каждый гражданин самостоятельно определяет свое отношение к религии, вправе единолично или совместно с другими исповедовать любую религию или не исповедовать никакой, выражать и распространять убеждения, связанные с отношением к религии».

Демократичность акта во многом объяснялась тем, что его принципиальные положения воспроизводили нормы международных конвенций. Так, пункт 4 статьи 3 Закона почти дословно воспроизводит положение Европейской Конвенции о защите прав человека и основных свобод (1950 г.) относительно пределов ограничения свободы вероисповедания. «Осуществление свободы исповедовать религию или выражать убеждения подлежит лишь тем ограничениям, которые необходимы для охраны общественной безопасности и порядка, жизни, здоровья, морали, а также прав и свобод других граждан, установлены законом и совместимы с международными обязательствами Республики Беларусь».

Принятая в 1994 году Конституция Республики Беларусь сформулировала правовые основы законодательства о свободе вероисповеданий и религиозных организациях, заявив, что демократия в стране осуществляется на основе многообразия политических институтов, идеологий и мнений, а идеология политических партий, религиозных или иных общественных объединений, социальных групп не может устанавливаться в качестве обязательной для граждан (статья 4). При этом предусматривалось, что «каждый имеет право самостоятельно определять свое отношение к религии, единолично или совместно с другими исповедовать любую религию или не исповедовать никакой, выражать и распространять убеждения, связанные с отношением к религии, участвовать в отправлении религиозных культов, ритуалов, обрядов» (статья 31).


Случайные файлы

Файл
79712.rtf
14503.rtf
15856.doc
29752.rtf
8507.rtf




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.