Структурный функционализм в социологии религии (5365-1)

Посмотреть архив целиком

Структурный функционализм в социологии религии

Яблоков И.Н., доктор философских наук

Существенный вклад в разработку структурно-функционального подхода внес Э. Дюркгейм; подобные идеи развивали А. Раклифф-Браун, Б. Малиновский и особенно Т. Парсонс и P.Мертон. Общество рассматривалось как иерархическая система, состоящая из некоторого множества подсистем (элементов) центре внимания находились проблемы интеграции, единства, дифференциации, функционирования, равновесия, стабильности, изменения статусов, ролей, норм, образцов, ожиданий и т. д.

Функционализм в этнологической и социально-антропологической традиции

А. Радклифф-Браун — английский этнолог, один из основателей социальной антропологии. В своих работах “Жители Андаманских островов”, “Естественная наука об обществе”, “Метод социальной антропологии”, “Структура и функции в примитивном обществе” он истолковывал социальную антропологию как сравнительную социологию: “естественная наука об обществе” должна исследовать структуру, организации, функции и эволюцию общества. Большое внимание этнолог уделил анализу верований и ритуалов дописьменных народов. Он считал социальные системы суперорганизмами, имеющими интересы, потребности, цели и создающими некоторые институты, которые обеспечивали бы выживание и эффективность деятельности. В числе институтов до-письменных обществ этнолог анализировал институты родства, наследования, возрастных групп, рода и т. д. Исходя из понимания общества как целого, Радклифф-Браун стремился выделить в институтах, разделенных временем и пространством, повторяющиеся образцы и связи. С точки зрения Радклифф-Брауна, функцией отдельного социального обычая является его вклад в совокупную социальную жизнь, которая представляет собой функционирование социальной системы в целом. Социальная система (социальная структура общества в целом вместе со всеми социальными обычаями, в которых эта структура проявляется и от которых зависит ее существование) имеет определенный тип единства — “функциональное единство”. Это состояние, когда все части социальной системы работают совместно с достаточной гармоничностью или внутренней согласованностью, т. е. не порождая устойчивых конфликтов, которые не могут быть ни разрешены, ни урегулированы.

Под углом зрения постулата функционального единства Радклифф-Браун анализировал и религию. В ней находит выражение чувство зависимости от сверхиндивидуальной моральной системы общества. Главным в религии является ритуальное ствие, а ее функция состоит в том, чтобы заставлять членов груп-пы переживать общие страхи и надежды и тем самым укреплять социальные связи. Религия вносит вклад в воспроизводство целого и определенной его структуры. “Мы исходим из гипотез,- писал этнолог, — что социальные функции религии не зависят от ее истинности или ложности, что религии, которые мы считаем ошибочными или даже абсурдными... могут быть частями coциального механизма и что без этих “ложных” религий социальная эволюция и развитие современной цивилизации невозможны”. Радклифф-Браун считал, что религия удовлетворяет важные жизненные потребности человека и общества и поэтому является обходимой.

Английский этнолог и социолог Б. Малиновский известен как “полевой” исследователь и как систематизатор теоретико-социологических подходов к религии, основанных на этнолог Его основные сочинения: “Коралловые сады и их магия”, “Научная теория культуры”, “Динамика культурного изменения”, “Магия, наука, религия”. Малиновский не принимал эволюционистских и диффузионистских теорий культуры, разрабатывал идеи социальной антропологии в функциональном аспекте, стержнем анализа сделал изучение той роли, которую социальные или культурные явления играют в обществе. Этот тип теории, пояснял он, стремится к объяснению антропологических фактов на всех уровнях развития их функций ролью, которую они играют внутри интегрированной системы культуры, способом их взаимосвязи внутри системы. Малиновский считал стандартизированные деятельности и верования функциональными “для культуры в целом”, так и для каждого члена общества. Рассматривая примитивные верования, Малиновский стремился показать, каким, образом они способствуют социальной интеграции, технической и экономической эффективности, какое оказывают влияние на культуру вобще — и косвенно, на биологическое и духовное благосостояние каждого индивидуального члена этой культуры.

Малиновский сформулировал постулаты универсального функционализма и необходимости, согласно которым каждое социальное и культурное явление вобщественной системе функционально и необходимо. Он писал: “...в любом типе цивилизации любой обычай, материальный объект, идея и верования выполняют некоторую жизненную функцию, решают некоторую задачу, представляют собой необходимую часть внутри действующего целого. Причина, по которой религия является необходимой, по-видимому; заключается в том, что человеческое общество приобретает свое единство прежде всего благодаря тому, что некоторые высшие ценности и цели оказываются общими у членов этого общества. Хотя эти цели и ценности являются субъективными, они влияют на поведение, и их интегрированность делает возможным функционирование данного общества как единой системы”. В очень развитых обществах, построенных на базе научной технологии, священники постепенно теряют свой статус, так как священная традиция отодвигается на задний план. Но ни одно общество не оказалось секуляризованным до такой степени, чтобы полностью утратить веру в трансцендентные цели и сверхъестественные функции. Даже в секуляризованном обществе должна существовать некоторая система, интегрирующая высшие ценности, для их ритуалистического выражения и эмоционального приспособления индивида, которое связано с разочарованием, несчастьем, смертью.

Малиновский рассматривал религию в контексте культуры. Последняя, с одной стороны, есть продолжение природы, биологически обусловленный продукт человека, заменитель природы, но, с другой, — причина изменения оформления инстинктов. “Природные импульсы” человека регулируются культурой, они частью допускаются, а частью вытесняются. Культура представляет собой сложную органическую совокупность институтов, “инструментальный аппарат”, посредством которого человек осваивает окружающий мир и удовлетворяет свои потребности - первичные (самосохранения и охранения вида) и вторичные (формируемые и развиваемые самой культурой). Социальный опыт образуют вторичные потребности, и культура обеспечивает их формирование, приобретение, закрепление и передачу.

Каждый из образующих культуру институтов выполняет определенную функцию. Понятие “функция” необходимо имплици-рует удовлетворение потребностей. “Витальные задачи” удовлетворения побуждений решаются в формах, приспособленных к окружающему миру, не изолированно, а в культурной общности. Элементы культуры взаимосвязаны и взаимозависимы, образуют систему предметов, действий, установок, каждая часть которой выступает как средство достижения какой-то цели, вносит вклад в удовлетворение вторичных, а в конечном счете также и первичных потребностей. С другой стороны, всякая технология реализации потребностей порождает новые потребности; например, удовлетворение первичной потребности в самосохранении требует создания системы снабжения продуктами питания, а последняя продуцирует новые технические, законодательные, магические, религиозные и нравственные потребности.

Малиновский, рассматривая религию в качестве всеобщего феномена культуры, анализировал ее соотношение с наукой и магией (с точки зрения культурной функции каждой из них) на материалах бесписьменной культуры, главным образом жителей Тробриандовых островов. Вслед за Э. Дюркгеймом он разделял области сакрального и профанного. По его мнению, не существует народов, на каких бы стадиях развития они ни находились, без религии и магии, так же как нет ни одного дикого народа, у которого бы полностью отсутствовали научные воззрения. В каждом первобытном коллективе были обнаружены сферы сакрального (магии и религии) и профанного (науки).

Наука представляет собой “рациональное обращение” с окружающим миром; магия — это вера в успех, достигаемый с помощью “волшебных формул и ритуалов”. Малиновский обнаружил связь магии с теми видами трудовой деятельности, где “присутствуют элементы случая”, нет уверенности в благоприятном результате действий. Магия применяется в таких фазах деятельности, когда не хватает рациональных способов достижения цели или они перестают действовать. Это порождает в психологии человека остро аффективные состояния (и в примитивных, и в цивилизованных обществах). В результате магических акций происходит снижение эмоционального напряжения, до некоторой степени преодолеваются фрустрации. Хотя эти акции не приводят к достижению внешних целей, они результативны для восстановления внутреннего равновесия. Малиновский отмечал сходство магии и науки и в то же время отличал их друг от друга. Магию сближает с наукой то, что она всегда имеет определенную цель, тесно связанную с человеческими инстинктами, потребностями и устремлениями; магическое искусство направлено на достижение практических целей. Но магия все же “псевдонаука”: наука является рациональным освоением действительности, основывается на разуме и корректируется наблюдением — магия неподвластна им; наука рождается из опыта — магия создается традицией; наука образует сферу профанного — магия составляет половину области сакрального, вторая половина последней занята религией.


Случайные файлы

Файл
36564.rtf
22943-1.rtf
163043.rtf
22270-1.rtf
kursovik.doc




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.