Боги и демоны богатства (5154-1)

Посмотреть архив целиком

Боги и демоны богатства

Николай Гладких

Не только в славянских языках слова "богатство" и "бог" связаны общим корнем. В латыни так же - "dives" ('богатый') и "divus" ('бог'). Много веков человек верил в бухгалтерию высших существ, справедливо или нет выделяющих материальные блага, и далеко не сразу главным творцом своего благосостояния осмелился считать себя. Но и сейчас некоторые предприниматели заинтересованно спрашивают: подскажите, кого бы можно было избрать в покровители?

В обширном пантеоне древнегреческих божеств нашлось место и для бога богатства. Звали его Плутос (отсюда "плутократия" - "власть богатства"). Вероятно, вначале он не отделялся от бога подземного царства Плутона, что указывает на источник его богатства - изобилие земных недр. В более позднем варианте Плутос был сыном богини плодородия Деметры. Статуя скульптора Кефисодота изображала его младенцем на руках у богини мира Эйрены, приносящей процветание и изобилие мирным труженикам. Росписи на вазах показывают нам Плутоса-старца. Таким он выведен и в комедии Аристофана "Плутос" - слепым стариком, несправедливо и случайно распределяющим богатства в обществе, где никто не хочет работать. Обнищавшие олимпийские боги вынуждены наниматься поденщиками к разбогатевшему бедняку. Кстати, богиня бедности - Пения - у греков тоже имелась.

Ироничное отношение греческих богов к неуемному стяжанию богатств выражено в известной истории фригийского царя Мидаса. В благодарность за услугу бог Дионис пообещал выполнить его желание. Мидас захотел, чтобы все, к чему он прикоснется, превращалось в золото. Увы, даже пища в его руках становилась золотой. Чтобы не умереть с голоду, Мидас вынужден был молить бога взять свой дар обратно.

У древних римлян Меркурий, имя которого происходит от слова "товар", "торговать" (отсюда современное - "меркантильный") , был богом торговли, прибыли и обогащения. Под защитой его храма в Риме находилась коллегия торговцев. Одним из атрибутов Мекурия был кошель. Бог мог обеспечить не только торговую прибыль, но и указать на зарытый клад.

Упомянем еще римскую богиню брака и материнства Юнону Монету ("советницу"), в храме которой чеканились деньги. Ее имя растворилось во всех европейских языках.

Многобожию греков и римлян еврейская Библия противопоставила единого Бога. В Ветхом Завете Он наделяет богатством своих избранников - Авраама, Исаака, Иакова; колена израильские хвалятся своим благосостоянием. Богатство, идущее от Бога, есть благо, в котором материализована благодать духовная. Наряду с долголетием, здоровьем и всеобщим уважением это знак Божией щедрости и заботы.

Но не всякое богатство - дар Божий. Неправедно нажитое богатство - тщетно и опасно. "Горе вам, прибавляющие дом к дому, присоединяющие поле к полю, так что другим не остается места, как будто вы одни поселены на земле" (Исайя 5:8), "Дома их полны обмана; чрез это они возвысились и разбогатели" (Иеремия 5:27). "Надеющийся на богатство свое упадет" (Притчи 11:28).

Иисус Христос подхватывает обличительный пафос ветхозаветных книг Библии. Его слова "Горе вам, богатые, ибо вы получили утешение ваше" (Лука 6:24) звучат как безусловное осуждение. Христос требует полного отречения от бремени материальных благ во имя освобождения духа. "Всякий из вас, если не откажется от всего, что имеет, не может быть Моим учеником" (Лука 14:33). Через евангелия в языки вошло сирийское слово "маммона", означающее "богатство": "Не можете служить Богу и маммоне" (Матфей 6:24; Лука 16:13). И знаменитое: "легче канату пройти через игольные уши, чем богатому в Царство Божие", из-за сходства двух греческих слов превратившееся в "легче верблюду пройти" (Матфей 19:23-24).

Вместе с тем богатство получает смысл, если оно раздается нуждающимся (Матфей 19:21, Лука 12:33, 19:8). Подлинное богатство - не то, которое копят, а то, которое отдают (2-е послание апостола Павла коринфянам), ибо "Блаженнее давать, чем принимать" (Деяния апостолов 20:35).

Поздние христиане выискивали в Новом Завете образы, как бы смягчающее суровое отношение Христа к материальному достатку. К таким образам относится Иосиф из Аримафеи, богатый человек из окружения Христа, после Его распятия принявший в принадлежавшую ему гробницу тело Господа. Чаша, в которую Иосиф Аримафейский собрал кровь Христа, стала высоким символом позднесредневекового рыцарства - Святым Граалем.

В эпоху Возрождения одним из популярнейших сюжетов живописи становится "Поклонение волхвов". В изображении роскошных даров, принесенных тремя восточными царями младенцу Иисусу, нарождающаяся буржуазия увидела принятие своих достоинств и заслуг.

А святым покровителем банкиров и бухгалтеров был объявлен апостол Матфей, автор первого евангелия Нового Завета, поскольку до встречи с Христом он был мытарем - сборщиком налогов для римлян. На картинах он изображается с мешочком для денег.

По другой причине с мешочком или ящичком для денег изображается и апостол-предатель - Иуда Искариот. Когда Мария Магдалина помазала драгоценным миром ноги Христа, Иуда предложил: "для чего бы не продать это миро за триста динариев и не раздать нищим? Сказал же он это не потому, чтобы заботился о нищих, а потому, что был вор. Он имел при себе денежный ящик и носил, что туда опускали" (Иоанн 12:5-6).

Непостижимая - творящая и разрушительная - сила денег и богатств по-своему олицетворялась в причудливых образах народного сознания. Средневековый эпос, а вслед за ним сказки, легенды, романы населяются великанами, карликами, троллями, драконами и прочими персонажами "низшей мифологии" - хранителями, дарителями и похитителями сокровищ. Добавьте к этому волшебные кольца, неисчерпаемые кошельки, возвращающиеся монеты и т. п.

Неправедное, возникающее ниоткуда и исчезающее никуда золото осознавалось как бесовское, демоническое. И не только бедным, неграмотным людом. Первые естествоиспытатели, чернокнижники и алхимики призывали на помощь духов тьмы, чтобы превратить олово, свинец, медь в благородные металлы. О быстром золоте мечтали разоренные войнами короли и феодалы. Демон по имени Баррон обещал обогатить маршала Жиля де Реца, прототипа Синей Бороды, героя самого громкого процесса, связанного с черной магией, в XV в. Мефистофель показывал доктору Фаусту клады, зарытые в земле. На этом же специализировался герцог демонов Барбатос. В книге Роберта Мазелло "Падшие ангелы и духи тьмы" мы находим Маммона, превратившегося в демона скупости и алчности, и Мельхольма, хранителя сокровищ принцев Ада, и князя черных архангелов Оливера, вселявшего в сердца людей жестокость и равнодушие к беднякам, и Ойеллета, подбивавшего людей нарушать обет бедности.

В заключение мы хотим привести небольшой рассказ о бесе, сделавшем подарок доброму человеку, из немецкого сборника дидактических историй XVI в.:

Один добрый, но простоватый человек, зайдя в церковь, увидел в углу изображение очень некрасивого беса. Пожалел его человек и поставил ему свечку. Через некоторое время идет он по лесу. Навстречу ему этот самый бес. "Ах, - говорит, - добрый человек, никто мне никогда не ставил свечек! Я тебя отблагодарю. Вот под этим деревом зарыт богатый клад. Иди домой, возьми лопату и возвращайся, вырой его!" - "А как же я снова узнаю это дерево?" - А ты навороти под ним кучу, по этой примете и разыщешь". Человек так и поступил, и казалось ему, что он сидит под деревом. А на самом деле это ему приснилось. Когда он проснулся, вся постель была замарана, а жена его сильно сетовала. "Вот она, благодарность беса", - сказал добрый человек, и выражение это вошло в пословицу.

Список литературы

Для подготовки данной работы были использованы материалы с сайта http://mify.org/




Случайные файлы

Файл
69940.rtf
ref-17087.doc
electro.doc
181346.rtf
11255-1.rtf




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.